Юлиус фон Клапрот: ОПИСАНИЕ ПОЕЗДОК ПО КАВКАЗУ И ГРУЗИИ. Донская

Юлиус фон Клапрот: ОПИСАНИЕ ПОЕЗДОК ПО КАВКАЗУ И ГРУЗИИ. Донская

Юлиус фон Клапрот: ОПИСАНИЕ ПОЕЗДОК ПО КАВКАЗУ И ГРУЗИИ. ДонскаяДонская. - Первые горы Кавказа. - Московская. - Ставрополь. - Татарские орды, остатки ногайских татар. - Присущая им болезнь. - Общее представление о ногайцах. - Их образ жизни и религия. - Окрестности Ставропольского округа. - Надежда. - Покровское. - Бешпагир. - Ново-Георгиевская. - Северная.- Ряд песчаных холмов, отрог Эльбруса. - Александров. - Сабля. - Александрия. - Прибытие в Георгиевск. Донская - крепость на небольшой реке Taшла - более значительна из всех предыдущих и населена казаками и крестьянами. Здесь мы провели ночь; и в следующее утро, когда прояснилась погода, мы различили первые горные кряжи Кавказа; но они располагались столь близко к нам, что укрывали главные горы, которые в ясную погоду могут быть видны на большом расстоянии, а именно от Черкасска на Дону, на расстоянии в 60 немецких миль по прямой, и от Сарепты на Волге, расположенной не менее чем в 70 милях от них. От Донской до Московской 18 верст; дорога пролегает вдоль левого берега Ташлы, на правой стороне которой находится высокий скалистый берег, давший реке ее название, так как «таш» на татарском означает «камень». Здесь начинаются выступающие возвышенности покрытого густыми лесами первого правого горного кряжа, известного названием Темный Лес (на татарском языке - Шеб Каргач, искаженный черкесами в Шет Карагач), простирающегося с запада на восток между западным изгибом Кубани у редута Недреманка и верховьем Калауса. Московская превосходит обычный редут и носит более горделивое название Крепость; но для такого рода казацкой крепости требуется немного больше, чем ров трехфутовой глубины, и приблизительно такой же высоты крепостной вал, подступы к которому защищены заграждениями, рогатками и маленькими железными или латунными пушками, установленными по четырем углам. Крепость, что мы описали, расположена на возвышенности, а недалеко от нее, немного ниже, на речушке, впадающей в Ташлу, находится большая казацкая станица. Местность здесь начинает возвышаться, и, в частности, к западу видны несколько каменистых холмов, постепенно наклоняющихся в сторону большой дороги, что пролегает слева от Ташлы. На этой реке недалеко от Московской, к востоку, находятся большие села Палагиада и Михайловское, жители которых заняты земледелием и активной торговлей с соседними татарами. Преодолев еще 31 с половиной версты, мы прибыли где-то в полдень 22 ноября в город Ставрополь, большой населенный пункт Кавказского губернаторства, находящийся на возвышенности, в верховье речушки Ачиль (с татарского - прозрачный, чистый), бегущей на северо-восток и через 55 верст упирающейся в левый берег Калауса. Некогда Ставрополь был крепостью с крупным гарнизоном, принадлежащей Кавказской линии, но в 1785 г. он был возвеличен до статуса города. Он многолюден, имеет широкие улицы и большой базар, где можно приобрести практически все. Торговля здесь проводится дважды в неделю и привлекает к себе крестьян со всех окрестностей. Земля очень плодородна, а соседние леса и заросли изобилуют дичью, часто отстреливаемой местными жителями и поступающей в продажу. Мы купили мясо дикого кабана по цене три медные копейки за фунт и куропаток по пятнадцать копеек за пару. Провизия в целом здесь весьма недорога, а в соседней речушке Ачиль возможен великолепного вкуса улов окуня (на татарском - алабугах) и карпа (на русском и татарском - сазан). Помимо казаков в этом городе и его окрестностях располагается полк драгунов, тогда находившийся под командованием генерала Пушкина, штаб-квартира которого размещается в Ставрополе. Город управляется бургомистром (городничий), который обязан также набирать в соседних краях рекрутов. Несмотря на близкое окончание ноября, у нас не было особого повода жаловаться на холод, коим мы были в меньшей степени стеснены в ровной степи, чем пронизывающим северным и восточным ветром. На территории между Ставрополем, Кубанью и Верхней Кумой, а также близ истоков речушек Донгузл и Буйвола, впадающих в Верхнюю Куму, бродят орды касбулатов, кипчаков, мангутов, едиссанов, джамбулатов, едикулей и наурусов, вместе доходящие числом своим до 5849 кибиток или войлочных шатров. Здесь находятся небольшие остатки некогда знаменитых ногайцев, или кубанских татар, переселенных крымскими ханами в степь между Днепром и Днестром, но затем возвращенных русскими на прежние их пастбища, что на Верхней Кубани. Почти непрекращающиеся волнения, ими возбуждаемые, и набеги, ими совершаемые, вынудили власти в 1788 г. принудить их к послушанию; по этой причине большая часть их бежала на Верхнюю Кубань и почти полностью народ этот был истреблен. Восточная часть кавказской степи между Кумой и Каспийским морем частично населена родами ногайских орд едисанов и джамбулатов, частично целыми ордами караногаев, или «черных ногайцев», и недишкулов, а чуть севернее и ближе к морю туркменскими татарами, общее число кибиток достигает 4286. Все здесь обитающие ногайцы кочуют, следуя обычаю номадических народов, вместе со своими стадами овец, рогатого скота, лошадей и верблюдов; но каждая орда имеет почти постоянные места как для летнего, так и зимнего своего проживания. Ныне они ведут себя как смиренные подданные и отказались от своего грабительского образа жизни. Они гостеприимны и дружелюбны и все исповедуют магометанскую веру. Примечательно, что мы еще обнаруживаем среди них физический недостаток, который Геродот, описывая скифов, упоминает такими словами: «Когда скифы являлись владыками Азии, они отправились в Египет; но когда они достигли Сирии и Палестины, псамитский царь Египта выступил им навстречу и с помощью даров и просьб уговорил их не продолжать наступление; они возвратились дорогой Асколона в Сирию и покинули страну, не совершив больше никакого вреда, исключая того, что те, кто шел позади, ограбили храм Урании. Этот храм по всем описаниям, что я смог собрать, был самым древним из когда-либо посвященных этой богине, родом с Кипра, по утверждению самих кипритов; таким же образом был воздвигнут феникийцами, уроженцами Сирии, храм Киферы. Богиня после этого наслала женскую болезнь на скифов, ограбивших ее храм в Аскалоне, и это наказание навсегда сохранилось среди их последующих поколений. Скифы говорят, что эта болезнь была наказанием за ограбление храма; а чужестранцы, посещающие край скифов, убеждаются в том по состоянию тех, кого эти люди именуют энареанцами». Гиппократ в своем «Трактате о воздухе и тумане», в котором приводит многочисленные подробности касательно скифов, рассказывает также и об энареанцах. «Как и среди скифов, - говорит он, - есть люди, рождающиеся евнухами и исполняющие весь женский труд; их именуют энареанцами, или «женоподобными». Их соотечественники считают этот порок наказанием богов и почитают этих энареанцев, дабы отвести от себя схожее несчастье. Что касается меня, я думаю, что данное несчастье, как и все нами обозреваемое, ниспослано отнюдь не богом; ибо я думаю, что каждое следствие имеет свою причину и ничто не может происходить без их сочетания». Рейнеггс является первым современным автором, обнаружившим такого рода физический недостаток среди ногайцев, с тем лишь отличием, что они не рождались с ним, а приобретали его после неизлечимой болезни или старения. Кожа после того покрывалась морщинами, скудная борода отпадала, и мужчина принимал абсолютно женскую внешность. Он становился неспособным совокупляться, а его чувства и поступки теряли мужской характер. В таком положении он вынужден избегать компании мужчин и общаться с женщинами, на которых весьма походил. Рейнеггс, однако, ошибается, когда заявляет, что эти люди также носят женскую одежду, ибо, оказавшись в таком положении, вынуждены наряжаться в красное платье и вуали. Действительно, как правило, пожилые ногайские женщины ходят лишь в недубленой овчине, наброшенной на их морщинистую кожу, а на головах носят схожие головные уборы; и таким вот образом одетые едва ли различаются от женоподобных представителей иного пола. Граф Потоцкий, посетивший степь Куму и Кавказ зимой 1797-1798 гг., навел справки относительно этой болезни ногайцев, живущих на Бештау, коим, однако, она выглядела абсолютно неизвестной. Когда впоследствии он путешествовал вдоль Кумы и возвращался через пески Анкетери, где встретил значительную часть этого, собравшегося там народа, он впервые увидел у источника под названием Красный одного из данных трансформированных мужчин, или «чос», коего принял за пожилую женщину, но затем убедился, осведомившись, что в действительности то был мужчина и что болезнь эта все еще, хотя и редко, случается. Известна она и в Турции, где имя «чос» дано всем тем мужчинам, кто не имеет бород. В то же время граф весьма справедливо замечает, что Рейнеггс не прав, называя весь народ ногайцев «мангутаями»; что калмыки действительно именуют всех татар «мангутами», но это имя, собственно говоря, связано лишь с одним племенем, его принявшим и даже не принадлежащим ногайцам. Граф Потоцкий самолично побывал в их орде, но они абсолютно не знали о вышеупомянутой болезни (Histoire primitive des Peurples de la Russe, par le Comte Jean Potocki. St. Peterbourg, 1802, p. 175.). Ногайцы, обитающие на Верхней Кубани, коих именуют манзуровцами и науруз-аульцами, о коих я скажу в другой раз, частично отреклись от кочевой жизни и ныне пребывают в постоянных селах, дома которых, напоминающие черкесские, сделаны из плетня, покрытые глиной или штукатуркой. Из всех виденных мною татарских племен ногайцы имеют самое сильное сходство в чертах лица и телосложении с монголами, что является обстоятельством, предполагающим смешение с этим народом, вероятно происшедшее во время их проживания к северу и северо-западу от Каспийского моря. Однако утверждение некоторых писателей, что они сохранили монгольский язык, является ошибочным; с другой стороны, вы еще обнаруживаете среди них некоторые остатки древнего татарского диалекта, коим они пользуются в письме и коий называется джагатай или, следуя более распространенному произношению, шагатай. Он почти полностью свободен от чужеземных слов, подобно уйгурскому, все еще остающемуся разговорным в Шамиле и Турфане и являющемуся, по утверждению Руисброка, источником турецкого и куманского языков. Ногайцы, как правило, живут в общинах из нескольких семей, вместе образующих аул и ради пастбищ устраивающих стоянку сперва в одном месте, потом в другом. Обычным способом определения крепости и многолюдности такого аула является выяснение количества котлов (казан), полагая, что одной семье принадлежит один котел; но русские определяют количество семей по числу войлочных юрт или кибиток, которые на татарском и персидском языках называются алдшик. Привычка жить на повозках, некогда распространенная среди этого народа, сегодня почти полностью забыта; но ногайцы все еще сохраняют многочисленные широкие двухколесные повозки с запряженными в них быками и именуемые арбами, которые со своими несмазанными колесами издают невыносимо резкие и скрипучие звуки, вызывающие у ногайцев чрезмерную гордость и как бы говорящие, что они не крадутся, подобно ворам, а едут как честные люди, невзирая на тех, кто слышит их. Их обычной едой является молоко, частью свежее, частью кислое, и сыр, по-разному ими изготавливаемый. Так как они очень любят кобылье молоко, они содержат большое количество этих животных и подобно калмыкам гонят из него известный алкогольный напиток под названием кумыс, коим они легко и часто пьяны. Ногайские женщины далеко не безобразны, а представительницы высшего класса, в частности, имеют очень нежную кожу и весьма любимы соседними народами по причине пылкости своего характера. Ногайцы являются магометанцами суннитского направления и имеют священнослужителей или мулл своей собственной национальности, которые частью учатся среди турок и через пять или шесть лет возвращаются на Кубань. Большинство их, однако, невежественно и редко когда способно на большее, чем чтение Корана и исполнение немногих молитв. Ставрополь является столицей области, носящей его название. Восточная граница ее пролегает с юга на север, от места слияния Ачила и Калауса до самой северной точки большого озера Ильмень, образованного Манычем. К северу она отделена Егорлыком от территории донских казаков; к западу она граничит с землями черноморцев и рекой Кубань, а к югу с областью Александров и лесистыми горами Шеб Карагач. Большая и северная часть области, исключая казацкие посты и редуты, почти необитаема, будучи ровной степью; но непосредственные окрестности Ставрополя, составляющие около 30 верст в окружности, весьма людны и хорошо возделаны. Вдоль Кубани расположены редуты Недреманный, Державный, Западный, Прочный Окоп, Заринский, Григориполис, Терновский, Темишбек, крепость Кавказская, редуты Казанский, Тифлисский и Ладожский, последние трое получили свои названия от русских полков; и под конец самая важная крепость, Усть-Лабинская, напротив места, где Лаба впадает слева в Кубань. В 40 верстах к северу от этой крепости несколько семей малороссийских крестьян поселились на границах черноморцев и построили на Малом Бейсу село, которое, поэтому, получило название Ново-Малороссийское и стало крупным населенным пунктом. Ранним утром 23 ноября мы оставили Ставрополь сопровождаемые сильным морозом и весьма неприятным пронизывающим северным ветром, от которого ранее мы были защищены холмами. Наш путь, до сих пор лежавший в направлении с севера на юг, теперь внезапно резко повернул на восток и все еще проходит по достаточно ровной поверхности в 8 верстах от села Надежда, расположенного на речушке под названием Мамай, впадающей в Ачил. Выше этого села мы должны были идти по крутому пологому подъему, где почва состояла из достаточно пористого серого известняка, содержавшего в себе многочисленные следы моллюсков. От Надежды пролегают еще 8 верст до села Покровское, расположенного на равнине. Еще через 5 верст к востоку находится маленький ручей, впадающий в Ачил, а над ним — большая возвышенность, на которую мы взошли и по которой продолжали идти верст 10. Затем мы достигли долины, где течет Бешпагир (Пять Душ); эта речка тоже соединяется с Ачилом, а на ней расположен редут и казацкий пост того же названия, удаленные от Ставрополя на 31 версту. Здесь мы лишь сменили коней, и затем наш путь лежал через крутой склон холма, граничившего с продолговатой долиной, в которой на 9-й версте мы увидели на правой ее стороне маленькое озеро с горькой водой, а недалеко от него маленькую речку Горькую, бегущую через эту долину в северо-восточном направлении и впадающую в Ачил. За этой долиной местность становится ровной и остается таковой аж до Калауса, на левой стороне которого расположено село Ново-Георгиевское. Калаус является одной из самых больших рек в степи на Куме и образуется из нескольких ручейков, начинающихся на южной стороне лесистой горной цепи Шеб Карагач и сливающихся в местечке между этим пунктом и селом Круглый Лес, расположенным в горах на расстоянии в 25 верст. Исключая Ачил, впадающий в нее слева, эта река не имеет никаких значительных притоков вплоть до слияния с Манычем, а все его извивающееся течение может измеряться приблизительно 30 немецкими милями. Среди ногайцев верхняя часть реки по случаю многочисленных ив называется Жункул, а на черкесском - Банока. Разного рода рыбы, главным образом карп, линь и окунь, приплывают в эту реку из Дона и Маныча и добираются аж до Георгиевска. Выше Ново-Георгиевска мы перешли по мосту через Калаус и продолжили путь через узкую долину, сопровождаемые всю дорогу по нашу левую сторону маленькой речушкой Джикинли, или Чечору, впадающей в упомянутую последней реку близ села Сергеевское. По окончании 15 верст мы прибыли в крепость Северная, достаточно крупный населенный пункт на ровном склоне долины. От этого населенного пункта лишь 19 верст до города Александров, расположенного на западном берегу Донгусла, или Кабаньей реки. По пути мы должны были преодолеть высокий песчаный кряж, окаймляющий омываемую этой рекой долину. Паллас, имевший возможность изучить его более подробно, дает следующее описание: «Этот горный кряж, простирающийся под разными названиями от подножья Эльбруса, здесь, перед тем как он вновь идет вниз к степи, образует высокий гребень, будучи в сущности песчаным отложением на известняковой горной породе; его желтоватая и серая масса разделяется на толстые и почти горизонтальные пласты, снабжая жерновыми камнями все прилегающие окрестности. Когда вы поднимаетесь на этот крутой и высокий горный кряж, вы обнаруживаете на вершине его ровную землю, окруженную возвышенностями, откуда начинает свое течение маленькая река, впадающая в Донгусл и в конце концов вновь внезапно устремляющаяся в обширную долину, в которой на плоской вершине возвышенности стоит крепость Северная. Этот горный кряж в качестве отрога Эльбруса лежит к северу между истоком Кумы и излучиной реки Кубань, несущейся от более высоких и более удаленных гор, и включает в себя вершины Кара-Джаелла (Воровской Лес), а также Круглого Леса, превышающие в высоту большую часть окрестных возвышенностей; и, перед тем как достичь Северной, этот кряж взмывает в форме остроконечной вершины, названной из-за открытого ветрам места Свистуном, далее представляя собой второстепенный отрог, через который пролегает дорога, между истоками Донгузла и Калауса. Продвигаясь от степи на Куме к цепи холмов, равнина близ Привольной начинает постепенно подниматься. Близ Карамыкла отчетливо выступает более высокий горный кряж, простирающийся над Донгузлом, который, постепенно уменьшаясь, соединяется с самыми высокими песчаными горами. От той же горной цепи происходят средней высоты холмы, теряющиеся ближе к степи и сопровождающие правый берег Кубани до Протечного Окопа; к ним принадлежат суровые вершины, находящиеся напротив устьев Малого Зеленчука и Шеб Карагача (Темного Леса), близ крепости Преградный Стан; и здесь совсем близко к Кубани начинают течь воды Егорлыка. У Прочного Окопа эти вершины превращаются в небольшую возвышенность, где на расстоянии от 5 до 8 верст от берега Кубани находятся истоки текущих прямо к Азовскому морю рек Челебаш и Бейсу. Этот отрог горной цепи Эльбруса особенно примечателен влиянием, что он имеет на погоду, температуру и растительность территорий, лежащих от него к северо-западу и юго-востоку. Вся равнина до Кумы и особенно окрестности Георгиевска и Александрова в такой степени всецело отгорожены этим очень высоким горным хребтом от всех северных и северо-западных ветров, что зимы здесь чрезвычайно мягкие, и по этой причине жители почти не имеют возможности использовать санки и часто могут, как в горных районах Таврии, в январе ходить без теплого пальто. Весна здесь наступает очень рано; летом стоит сильная жара, а погода почти неизменно безоблачная. Холодные ветры дуют лишь со снежных гор, из долин Подкумка, Малки и Баксана, откуда приходят густые туманы и дожди; другие ветры теплы и сухи. С другой стороны, у Северной, на расстоянии лишь в 19 верст, зима часто значительно длиннее и более суровая, а весна наступает заметно позднее. Снег часто выпадает глубиной в ярд и лежит дольше; очень часто бушуют западные и северо-западные ветры и случаются низкие температуры. Округ Александров лежит к востоку от Ставрополя и простирается от Преградного Стана, редута на Кубани, близ рек Калаус, Донгузл, Буйвала и Сухого Буйвала, до Маныча, отделяющего его от территории донских казаков и Астраханской губернии; но его границы не соприкасаются с Кумой и расположенными на ней селами. В 10 верстах от двух редутов - Преградный Стан и Невыномысский, что на Кубани, на лесистом горном хребте Шеб Карагач, находится вновь отстроенная крепость Темнолесская, а в 5 верстах к северу от нее - казацкая станица под тем же названием. Сам Александров являлся первоначально редутом на созданной в 1777 г. Кубанской линии; но в 1783 г. вырос до статуса окружного города Кавказской губернии; с того времени он значительно увеличился, хотя все еще не такой большой, как Ставрополь. Населенный пункт Сабля, или Солдатская, первое местечко в Георгиевском округе, лежит в 27 верстах к юго-западу от Александрова, на речушке по тем же названием, спускающейся с горного кряжа песчаных холмов, близ которых она сама вливается с левой стороны в реку Мокрый Карамыкл. Здесь, сменив коней, мы преодолели эту реку, а через 9 верст пересекли и Сухой Карамыкл, в действительности безводный. Территория здесь стала ровной, и лишь слева, на расстоянии в несколько верст, располагалась вершина холмов, через которые мы перешли незадолго до того, как прибыли в Александрию, село в 31 версте от Сабли. Кума, которую мы увидели здесь впервые, протекала по глинистой долине, остающейся таковой до притока Барсуклы. Эта река очень глубоководна весной, когда тает снег на ближайших горах, откуда она начинается где-то в 10 верстах от редута Танлуцкий. Вдоль нее пролегает удобная дорога к Кубани, где есть и другая, ко второй реке под названием Барсуклы, напротив первой, на западной стороне, и впадающей в Кубань. Ради различия первая из этих речушек названа татарами Суруклы из-за скалистой остроконечной вершины, расположенной близ ее устья на северо-восточной стороне; так как «сурук» означает «остроконечный», холм получил название Сурук-таш, но на черкесском языке оно звучит как Очек Куй, что переводится как «Лысый Очек». Русские называют его Кум. Холм достигает высоты приблизительно в 30 саженей выше уровня Барсуклы, а его вершина является голой скалой в несколько футов диаметром. В его северо-восточной части основания расположен солоноватый прудок, а на расстоянии в 2 версты, в том же направлении,- холодный сернистый источник, бьющий из гористых пластов среди прекрасного серого песчаника и текущий в Куму. От Александрии до Георгиевска где-то 13 верст; дорога пролегает главным образом через низменность к Куме, которую мы перешли через мост незадолго перед тем, как, двигаясь по довольно крутой дороге, высокому пологому подъему степи, достигли казацкой станицы к северу от Георгиевска, граничащей с Подкумком, на котором и расположены как станица, так и крепость. Последнюю мы достигли утром 24 ноября.скачать dle 12.1
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu