БАШЕННЫЕ МАМЛЮКИ

БАШЕННЫЕ МАМЛЮКИ

БАШЕННЫЕ МАМЛЮКИПозднемамлюкский хронист ал — Айни писал в своем труде «Связки жемчужин» о нашествии татар: «Вторгнувшись в эти земли, они покорили жившие в них Тюркские народы и племена Кипчацкия, Алланския, Асския, Авлакские, Черкесския и Русския, да (прочих) обитателей этих стран; они одолели их разбоем, грабежом, пленом и опустошением. Взятые в плен из этих народов были отвезены в земли Сирийския и Египетския. От них то (и произошли) мамлюки Адилийские, Камилийские, Ашрефийские, Муазземийские, Насырийские да Азизийские, оставившие прекрасные следы в государствах мусульманских».
Тем не менее, несмотря на столь пестрый этнический состав мамлюков, мы можем со всей определенностью выделить для второй половины XIII в. два основных этноса, представители которых доминировали в мамлюкском султанате: это кипчаки и черкесы.
Этноним черкес (черкас, джеркас), как пишет Волкова Н. Г., начинает употребляться в источниках для обозначения адыгов примерно с 40–х гг. XIII века. Вполне вероятно, что в реальной жизни это слово стало употребляться в еще более ранний период (как минимум с XII века) и уже позднее перекочевало в письменные источники. Тот же автор пишет: «Имя черкес, сменив предшествующие ему этнические названия зихи и касаги, прочно вошло в литературу всех времен и народов». Появление единого этнонима черкес отражало определенную и достаточно высокую степень консолидации адыгского этноса с одной стороны, и, с другой, фиксировало роль адыгов в военно — политической истории Руси, Золотой Орды, Кавказа и Ближнего Востока. Адыги вели непрестанную борьбу за свою независимость и успешно отражали атаки монголов на протяжении более чем полувека: с 1223–го по 1277 г. Крупную победу над косогами удалось одержать монгольскому военачальнику Ногаю в 1277 году. «Таким образом, — писал С. Броневский, — монголы сделались владетелями Азова и Тамана, равно как и многих областей внутри Кавказа, однако покорность черкесов всегда была сомнительна, или на крепких уговорах. Они сохранили независимость свою даже в разсуждении гор и лесов в их землях находящихся; а живущие по открытым местам признавали над собою Татарскую власть не иначе, как будучи к тому принуждены силою. Они удержали за собою восточный берег Азовскаго моря до Дона, овладели Керчею в Крыму, делали частые набеги, как в сем полуострове, так и в других странах Европы. От них произошли сии шайки Козаков, в то время появившихся; …».
Такую же трактовку событий мы находим и у Иоганна Бларамберга и у Клапрота.
Численность адыгов в этот период была, по всей видимости, довольно высока: наши предки занимали половину Кавказа, а численности феодальной конницы хватало не только на оборону этих обширных земель, но и на дальние походы. Кроме того, черкесское феодальное общество к XIII веку начало выдавать излишек воинов — дворянских детей, которым не находилось применения на родной земле. Ватаги этих всадников, этих странствующих рыцарей рыскали по всему Кавказу и Восточной Европе в поисках славы и добычи. Костяк этих отрядов составляли уорки — младшие дворяне и, можно предположить, что знаменитое малороссийское слово «урка» произошло от адыгского «уоркъ». Бгажноков Б. X. в своей работе «Образ жизни адыгской феодальной знати» пишет следующее: «Дальние походы рыцарей — наездников с целью грабежа, известные под названием «зекIуэ» по своей значимости в экономической и духовной жизни Черкесии — одна из самых важных страниц ее истории. Не случайно в пантеоне адыгских языческих богов числится покровитель наездничества и наездников ЗекIуэтхьэ (зекIуэ — поход, тхьэ — бог)».
Черкесская принадлежность первых казаков также не вызывает сомнения. А. Л. Станиславский приводит любопытный для нас отрывок из Московского летописного свода конца XV века, относящийся к 1492 году: «Того же лета июня в 10–й день приходили татаровя ординские казаки, в головах приходил Томешок зовут, а с ним вместе двесте и дватцать человек — во Алексин на волость на Вошан и, пограбив, поидоша назад».
Адыгом был и легендарный атаман Михаил Черкашенин, воспетый в русском фольклоре.
Свобода и жажда славы — вот два идола средневековых черкесских рыцарей. Герой одноименной повести Хан — Гирея Бесльний Абат говорит: «Наши черкесы, ей — богу, храбрее всех народов на свете и безрассуднее; никто их не посылает на войну против их воли, а сами они спешат навстречу опасности, сражаются, умирают добровольно. Ранят ли их — нет награды; убьют — их семейство никто не призрит; за все если скажут «храбрый» — вот и награда для них! За это одно слово они идут навстречу верной гибели!»
Знаменитый Айдемиркан говорил:
«Зы сэбэп къыхэмыкIынуми, Мэжджыт хужьыжьым сафIэкIуэлIэнщ», имея в виду белую мечеть Бахчисарая.
Чтобы резюмировать это необходимое отступление снова обратимся к работе Бгажнокова: «Желание заслужить славу удачливого наездника, храброго воина, человека неутомимого во всех делах и к тому же гостеприимного и на черкесский манер галантного превращалось в господствующую тенденцию жизненных устремлений военно — феодальной знати, подчас остро, болезненно переживаемую». Черкесские всадники сражались в XIII‑XVI вв. одновременно в Азии, Европе и Африке, покрыв свое имя неувядаемой славой бесстрашных и искусных воинов.
Но вернемся в Каир 1277 года. После смерти Бибарса ал — Бундукдари эмиры провозгласили султаном его сына Саида. Ему было девятнадцать лет и он был глуп и жесток. От отца он не унаследовал ни одного из его положительных качеств и выдающихся способностей в нем также никто не заметил. Юный султан находился всецело под влиянием своей матери и первым его шагом на посту султана было отравление визиря и арест чиновников двора, назначенных отцом. Он потакал притязаниям своих личных мамлюков, аппетиты которых были безмерны, а заслуги перед троном еще очень незначительны. В среде эмиров и мамлюков росло недовольство его правлением. Чтобы отвлечь внимание недовольных, Саид предпринял поход против Армении, но по дороге оставил армию и расположился в Дамаске. Пробыв там некоторое время, он возвратился в Каир. Мамлюки, не дойдя до Армении, взбунтовались и во главе с Калауном вернулись скорым маршем в Каир и после недельной осады заняли цитадель. Саида отправили в ссылку. Его двухлетнее правление завершилось бесславно и без сожаления с чьей бы то ни было стороны.
Затем султаном объявили младшего сына Бибарса Саламиша, еще совсем ребенка, а регентом при нем стал Калаун. Вскоре, в ноябре 1279 года, Калаун провозглашает себя султаном. Это был высокий стройный человек, с бычьей шеей и чрезвычайно развитыми руками. По своей энергии и отваге он не уступал своему предшественнику и другу Бибарсу, но при этом не был столь властолюбив и был чужд коварства. Как и Бибарс, по ал — Айни, Калаун происходил из племени бурдж. Кстати, с черкесского имя Калаун переводится как «городской дом» или башня, т. е. тот же бурдж. Таким образом, черкесский перевод имени этого султана совпадает с арабским названием племени его происхождения. На наш взгляд совпадение это неслучайно: оно фиксирует адыгское происхождение Калауна. Его родиной также, как и Бибарса, был Солхат в Крыму, где в 1288 году на его деньги была воздвигнута мечеть.
Первоначально Калаун был мамлюком ас — Салиха, о чем свидетельствует его прозвище ас — Салихи. Куплен он был за огромную сумму в тысячу золотых монет, отсюда еще одно его прозвище ал — Алфи («Тысячный»). Ал — Мансур Сайф ад — дин Калаун ал — Алфи (1279–1290 гг.) стал основателем настоящей династии внутри «династии» Мамлюков. Он стал «единственным мамлюкским султаном, в чьем роду наследование продолжалось до четвертого поколения». Последний бахритский султан ас — Салих Салах ад — дин Хаджжи II был его правнуком.
Черкесское происхождение Калауна тем не менее не влечет к отрицанию кипчакского характера династии Калаунидов — его потомков, которые совершенно были ассимилированы кипчакским (тюркским) окружением. Примеров таких династий в истории более чем достаточно: Рюрик был варягом, а его потомки обрусели несмотря на присутствие варяжских дружин; Вильгельм Завоеватель — норманн, а его потомки слились с саксонской средой; в самом Египте династия Мохаммеда Али, албанца по происхождению, стала первой арабской династией в этой стране. Отуречиванию наследников Калауна не помешало присутствие значительного контингента башенных черкесов, выдвижению которых на руководящие посты в армии и государственном управ лении всячески препятствовали бахритские эмиры. Калауниды сдерживали бахритов при помощи бурждитов и, наоборот, когда последние возвели на престол черкеса Бибарса Джашангира в 1309 г., сын Калауна ан — Насир Мухаммад вернул себе власть, опираясь на отряды бахритов.
Мы уже упоминали о крупном поражении, нанесенном черкесам в 1277 г. Ногаем и Менгу — Тимуром. В результате этого поражения большое число черкесов оказалось в плену у монголов. Вероятно именно их и продали монголы генуэзцам и мамлюкским агентам. В течение 1277–1279 гг. Калаун приобрел 12000 черкесов, из числа которых сформировал свою гвардию. Численность черкесской гвардии Калауна к моменту его восхождения на трон не превышала 4–5 тыс. человек. Остальные черкесы влились в ряды бахритов. Гвардейцы Калауна получили прозвание башенных мамлюков, поскольку размещались в круглых башнях каирской цитадели — бурджах. Предшественниками бурджитов были черкесские гвардейцы Салах ад — Дина и мамлюки из полка Салихийя. В связи с этим можно утверждать, что корпорация Бурджи была намного древнее, чем корпорация Бахри, тогда как в мамлюковедческой литературе утверждается обратное. Черкесы Калауна реанимировали древнюю мощную корпорацию, прямым назначением которой стало охранение трона от покушений со стороны бахритских эмиров.
В 1265 году на престол Ильханов в Персии вступил сын Хулагу Абака. Он долгое время вынашивал планы захвата Сирии, но пока в Каире правил Бибарс ал — Бундукдари, он не решался на вторжение. Второе крупное вторжение иранских монголов выпало на долю султана Калауна. Армия монголов как минимум в три раза по численности превосходила армию мамлюков. Макризи указывает, что их было в два раза больше. Но сведения этого автора чересчур предвзяты во всем, что касается доблести мамлюков и его можно назвать родоначальником негативистского направления в арабской историографии мамлюков вообще и черкесских мамлюков в частности. Известно, что Абака, симпатизировавший христианству, заключил союз с франками и ему на помощь пришел большой отряд крестоносцев — цвет европейского рыцарства. Десятки тысяч армянских и грузинских воинов во главе со своими предводителями также были приведены монголами. Целые орды тюрок и персов и других азиатских племен жаждали ворваться в богатую Сирию. Все это 150–200–тысячное воинство под предводительством Менгу — Тимура и лучших монгольских полководцев подошло к городу Химсу, где их уже ожидала египетская армия во главе с Калауном (31 октября 1281 г.).
Правый фланг египетской армии занимал Малик Мухаммад — аййубидский правитель Хамы и некоторое число мамлюкских эмиров. Впереди них стояли арабы из племени Мурра во главе с Исой ибн Маханной. Левый фланг занимал эмир сотни Сункур ал — Ашкар, а впереди его отрядов были поставлены туркменские всадники. В центре стояли 4000 башенных черкесов и другие отборные мамлюкские части. Сам Калаун с двумястами мамлюками занял позицию на небольшом холме, с которого он мог наблюдать за битвой. Вскоре начали появляться монгольские отряды. Перед мамлюками и их немногочисленными союзниками выстроилась армия, воины которой родились на пространстве от Темзы до Амура и у многих из них были свои счеты с Мамлюками. Монголы атаковали с диким бешенством правый фланг египтян. Сирийцы и мамлюки сражались с большим упорством и выдержали эту атаку. Затем они сами ринулись на врага и оттеснили его левый фланг к центру. Но тем временем левый фланг мамлюков во главе с Сункуром был разгромлен и побежал к стенам Химса. Монголы, атаковавшие кипчаков Сункура, увлеклись и преследовали их до города, где и устроили ужасную резню. А мамлюки Сункура, не останавливаясь, бежали до Дамаска, разнося весть о полном поражении мусульман. В тылу армии Калауна поднялась страшная паника, распространившаяся по всей стране. Вслед за поражением Сункура последовал разгром правого фланга: сирийцы и мамлюки сражались отчаянно, но силы были слишком неравны. Твердо стоял только центр мамлюкской армии и Калаун приказал бить в барабаны, что было сигналом к сбору. К центру стали подтягиваться остатки с правого фланга. Ожидали атаки свежих монгольских частей и всем было ясно, что битва проиграна.
В этот тяжелый для мамлюков миг эмир сотни Оздемир ал — Хадж, один из предводителей башенных мамлюков, ускакал с несколькими воинами к монголам, выкрикивая, что они сдаются на милость Менгу — Тимура. Подъехав к монголам, он сказал, что хочет сообщить нечто важное их вождю. Оздемира и его воинов проводили к ханскому шатру. Увидев Менгу — Тимура, черкесский эмир набросился на него и сшиб с коня ударом копья. От ранения и падения на землю Менгу потерял сознание и его приближенные подумали, что он мертв. Поднялась страшная суматоха. Мамлюки Оздемира устроили настоящее побоище, защищая своего господина. Все они погибли под ударами телохранителей Менгу. Падение хана вызвало панику в рядах монголов. А башенные мамлюки словно ожидали этого: они яростно атаковали противника и тот, не выдержав, дрогнул и побежал. Часть монгольской армии бежала в направлении Алеппо, а часть в Саламийю.
Тем временем татары, прогнавшие Сункура и насытившиеся грабежом в предместьях Химса, повернули обратно, беспечные и уверенные в разгроме мамлюков. На поле битвы они не нашли никого, вся равнина была усеяна трупами их собратьев. Это зрелище шокировало их. В это время за холмом, на котором во время битвы располагалась султанская ставка, стояли, затаившись и зажав лошадям рты, черкесские гвардейцы Калауна. Их было там не более тысячи, все остальные были заняты преследованием бежавших монголов. Когда последний монгольский всадник показал коварному холму свою спину, Калаун подал знак и черкесы внезапно обрушились на врага, и, после яростной сечи, обратили его в дикое бегство. Это происходило уже на закате солнца, который стал в этот день действительно багряным. Победа мамлюков была полная, но сами они были крайне истощены. Своей победой мамлюки во многом были обязаны героическому поступку эмира Оздемира. Монголы понесли страшные потери; причем значительно большая их часть погибла во время бегства, чем во время самой битвы. Достигнув берега Евфрата, остатки их укрылись в зарослях тростника. Заросли эти мамлюки подожгли и множество беглецов погибло от огня и дыма.
День битвы при Химсе стал днем славы черкесских мамлюков и их предводителя Оздемира. Султан Калаун оправдал почетное прозвище ал — Малик ал — Мансур («Победоносный король»). На примере этой битвы мы видим, как по — разному вели себя мамлюки: одни шли на сговор с врагом, как Сункур, а другие без тени колебания жертвовали своей жизнью ради общей победы, как Оздемир и его воины. Кипчаки дважды предали кавказцев в войне с монголами: первый раз на Кавказе в битве с передовыми туменами Чингиз — хана и второй раз — в битве у Химса.
Менгу — Тимур скончался вскоре после этой битвы от полученной раны. На следующий год умер сам Абака. На протяжении своего правления он дважды (1267 г., 1276 г.) направлял посольства к папе римскому и ко дворам европейских государей с целью склонить их к новому крестовому походу против Египта. Абака был тверд в христианстве до самой смерти. Но поражение у Химса оказало столь огромное влияние на монгольскую верхушку, что его брат Ахмед (1282–1284) сразу по вступлении на престол принял мусульманство. Это привело к нормализации отношений между государством Ильханов и мамлюкским султанатом.
Интересный эпизод произошел в 1282 году. Царь Грузии вознамерился в своем религиозном рвении совершить паломничество в Иерусалим. Но он не мог рассчитывать на свободный проезд по территории Сирии, поскольку его войска лишь год назад участвовали в битве у Химса на стороне монголов. Поэтому он тайно, в сопровождении только одного человека, выехал в Иерусалим. Но, как оказалось, шпионы Калауна действовали даже в Грузии и он заранее знал о намерениях грузинского царя и имел детальное описание внешности обоих паломников. Они были опознаны сразу после того, как пересекли северную границу султаната и Калауна информировали о ходе их путешествия. Они были арестованы лишь после посещения ими святых мест Иерусалима, привезены в Каир и заключены в цитадель. Дальнейшая их судьба, к сожалению, неизвестна.
Калаун поддерживал оживленные отношения со многими мусульманскими и христианскими государями. Продолжилась, начатая Бибарсом, переписка с Золотой Ордой. В Каир из Йемена прибыло посольство с богатыми дарами: слонами, евнухами, специями и пр. Правитель Цейлона прислал в Каир письмо, которое, как пишет Хитти, никто не смог прочитать. Был заключен договор с Генуей, регулировавший торговые дела между ней и сУлтаном. Такие же соглашения были заключены с Кастилией и Сицилией.
Калаун продолжил священную войну с остатками кРестоносцев в Сирии. В мае 1285 года пала цитадель госпитальеров Маркаб, а в апреле 1289 года мамлюки Штурмом завладели Триполи. Это был огромный город с превосходными укреплениями и сильным гарнизоном. С моря он поддерживался киприотами. Но грозные мамлюки не знали преград и крепость пала. Мужское население было вырезано, а женщины и дети обращены в рабство. Король Боэмунд, этот неутомимый враг мусульман, не дожил до дня крушения всех надежд франков остаться в Сирии. С падением Триполи осталось сокрушить только Акку. Вскоре представился хороший повод к объявлению войны: несколько мусульманских купцов было избито в Акке и подвергнуто издевательствам франкскими солдатами. Калаун хотел объявить мобилизацию мамлюков, но идея похода против Акки, цитадель которой обладала самыми мощными укреплениями среди крепостей Ближнего Востока, была непопулярна среди эмиров. Несмотря на их инертность султан приказал готовиться к осаде. В самый разгар этих приготовлений, 10 ноября 1290 г., султан Калаун умирает от приступа лихорадки в возрасте 70 лет.
Этот мамлюкский султан прославился не только военными успехами и полнейшим разгромом всех врагов султаната. Он уделял много внимания строительству: при нем были расширены и укреплены цитадели Алеппо, Дамаска и Баальбека. В Каире он построил великолепный госпиталь (1284 г.), который имел просторные палаты для различных больных, аптеку, ванные, лаборатории, кухню и множество кладовых. Имелся и специальный лекторский зал, где обучался персонал госпиталя. Лечили лихорадку, дизентерию, глазные болезни. Госпиталь имел свои земли, которые приносили ему доход в миллион дирхемов ежегодно. Калаун покровительствовал искусствам и наукам. Один из его мамлюков Бибарс ал — Мансури увлекся историей и оставил нам описание правления своего патрона и событий конца XIII — нач. XIV века. Это пожалуй единственный мамлюкский хронист, который сам участвовал в походах и битвах.
12 ноября 1290 года престол мамлюкского султаната занял сын Калауна ал — Малик ал — Ашраф Халил. Это был коварный и жестокий юноша. О нем говорили, что он отравил своего старшего брата Али, чтобы наследовать отцу. Сразу же по вступлении в султанство он принялся преследовать сподвижников отца. И первой жертвой стал наместник (вице — султан) Египта эмир сотни Турунтай. Во время одной из прогулок по Каиру Халил внезапно повернул на полдороге и вернулся в цитадель, так как ему сказали, что Турунтай со своими мамлюками устроил засаду и ждет его, чтобы убить. Турунтай был вызван в цитадель, немедленно схвачен и обезглавлен. Его огромное состояние было разграблено султанскими мамлюками, а наместником Египта стал эмир Байдара. Следующей жертвой стал уже упоминавшийся Сункур ал — Ашкар, который был помилован Калауном. Халил же посадил изменника в тюрьму. Одновременно был освобожден эмир Китбуга — монгольский перебежчик, обвиненный вместе с Турунтаем. Дабы отвлечь внимание мамлюков от перестановок, которые он совершал, Халил предпринял поход против Акки. Он отправил гонцов сирийским наместникам, чтобы те выступили со своими дружинами. Сам же с египетскими мамлюками расположился лагерем у стен этой твердыни 5 апреля 1291 года. Гарнизон Акки (Акры) состоял из тамплиеров и госпитальеров, рыцарей с Кипра, тевтонцев, французских, английских, пизанских, венецианских и генуэзских наемников. Всего было 8 тысяч рыцарей и сорок тысяч пехотинцев. Осада велась более месяца с применением всех новейших средств. 15 мая рухнула стена у форта Святого Антония. На следующий день была штурмом взята Новая Башня во внешней стене города, оборонявшаяся тевтонскими рыцарями.
18 мая, после захода солнца, султан приказал бить что есть силы во все барабаны, размещенные на спинах трехсот верблюдов. Вслед за тем все мамлюки ринулись на стены Акры и, когда первые солнечные блики осветили горизонт, знамена мамлюков развевались на стенах форта Святого Антония. Далее мамлюки ворвались в город и к полудню, после ожесточенных схваток на улицах с равным себе по численности противником, овладели Акрой. Остатки тамплиеров, запершись в форте Святого Лазаря, защищались еще 10 дней. В конце концов стены этого замка не выдержали ударов осадных машин и, рухнув, похоронили под собой своих защитников.
Еще перед осадой Акры султан арестовал и отправил в Каир наместника Дамаска эмира Ладжина — выходца из корпорации башенных мамлюков, а на его место назначил своего ставленника. В августе 1291 г. Халил с триумфом возвратился в Каир. Но политика преследования мамлюков отца в конце концов погубила молодого султана. В декабре 1293 года Ладжин, бежавший к тому времени из тюрьмы при помощи своих собратьев — бурджитов, составил против него заговор. В числе заговорщиков был и эмир Байдара — вице — султан Египта. Халил в это время находился за городом, охотясь и развлекаясь. В то утро он вместе с главным егерем черкесом Шауко выехал пострелять дичь на озеро. Там его и ожидали мамлюки Байдары. Когда дело было сделано, Байдара вошел в султанскую палатку и уселся на трон, а его сподвижники принесли ему присягу верности. Тут нагрянул Китбуга с двумястами всадниками и перебил всех заговорщиков. Лишь одному Ладжину удалось убежать и спрятаться в Каире. Голову Байдары возили по всему городу на острие копья. Убийство Халила повлекло за собой долгие семнадцать лет заговоров, интриг, убийств и междоусобных побоищ. Особенно насыщен в этом отношении период с 1293–го по 1299 г.
Когда стало известно о гибели Халила, лидер башенных мамлюков Шужей [3], в руках которого была «цитадель на горе», убрал все лодки на правый берег Нила. Китбуга, оставшись отрезанным на левом берегу реки, понял, в насколько опасное положение он попал. Начались переговоры и было достигнуто соглашение о том, что трон займет младший сын Калауна Мухаммад. Китбуга стал регентом, а Шужей главным визирем. Они казнили всех, кого подозревали в участии в заговоре против Халила. Тем не менее, долгий мир между ними был невозможен. Предводитель бурджитов решил покончить с Китбугой, влияние которого быстро возрастало благодаря постоянно увеличивающейся монгольской партии. Вся ставка была сделана на один точный удар, поскольку сил черкесов было явно недостаточно для открытого противостояния всем остальным мамлюкам: кипчаки находились всецело под влиянием монгольских эмиров.
23 января 1294 года должно было состояться заседание мамлюкского совета и, когда Китбуга въезжал в цитадель, один из мамлюков предупредил, что Шужей хочет убить его в дворцовой зале. Видя, что Китбуга поворачивает коня, один из бурджитов выхватил саблю и бросился к нему, но был тотчас же убит телохранителями монгольского эмира. Китбуга поспешно удалился и, собрав своих сторонников, осадил цитадель. После семи дней осады люди вдовы Калауна открыли ворота, через которые немедленно ворвались осаждающие и убили Шужея.
Так завершилась борьба между Китбугой и Шужеем. Китбуга некоторое время правил как диктатор, а затем, в декабре 1294 г., провозгласил себя султаном. За время своего правления он привлек в Египет большое число монголов. Так, в январе 1296 г. он принял целое племя Увайрат, бежавшее от Газан — хана. К этому времени, вероятно, относится и появление в Каире целого татарского квартала, который так и назывался — Татарийя. Возникла опасность татаризации Египта, засилья татар в мамлюкской армии и государстве. Кипчаки попали под влияние татар и в этот период не проводили самостоятельной политики. Лидер кипчакских мамлюков Сункур ал — Ашкар изменил делу мамлюков и предался Менгу — Тимуру. Его примеру последовал и эмир Кипчак, уйдя со своими мамлюками к Газан — хану и помогая ему в сирийской кампании. Татарам противостояли, фактически, одни только черкесы, которые выдвинули из своей среды в бахритский период таких влиятельных эмиров — диктаторов и султанов как Шужей, Бибарс Джашангир, Баштак, Ладжин, Таза и, конечно же, Баркук, начинавший свое правление в султанате в качестве диктатора.
Ладжин имеет неясное этническое происхождение. Описание его внешности вполне соотносится с черкесским типом, а тот факт, что он имел безоговорочную поддержку со стороны бурджитов, склоняет нас к мысли о его кавказской принадлежности. Он был помилован Китбугой и вышел из подполья еще до султанства своего противника. Убийца Халила, получив пост наместника Египта, не успокоился и стал плести нить нового заговора. 26–го августа 1296 года заговорщики атаковали загородный лагерь Китбуги, но ему удалось ускакать с четырьмя телохранителями в направлении Дамаска.
Ал — Малик ал — Мансур Ладжин ал — Мансури, по прозвищу «красноголовый», правил два года и главным событием этих лет стала экспедиция против Армении (1298 г.). Мамлюки опустошили страну от Сиса до Аданы и возвратились с богатой добычей. Но в руках армян оставалось еще несколько крепостей и Ладжин вновь послал мамлюков в дальний поход. Крепости были взяты в том же году.
В 1299 году посланный в Сирию для отражения ожидавшегося монгольского вторжения главнокомандующий мамлюкской армией эмир Кипчак бежал в Персию к Газан — хану вместе с 500–ми своими всадниками. Он был благосклонно принят монгольским ханом, которому пришлись по душе слова изменника о слабости мамлюков и их внутренних распрях. Кипчак хотел стать правителем Сирии и ему было безразлично, под чьим суверенитетом она будет находиться.
В один из декабрьских вечеров 1298 года султан Ладжин сидел в своих покоях и коротал время игрой в шахматы с главным кадием. Внезапно во внутренние покои дворца ворвался большой отряд мамлюков во главе с эмиром Курджи [4]. Начальник караула эмир Ногай также был на стороне заговорщиков. Ладжин боролся до последнего, но его клинок был бессилен против копий нападавших.
Вскоре после убийства Ладжина в Каир вернулась экспедиционная армия из Киликии во главе с эмиром Бекташем ал — Фахри. Он расправился с лидерами заговорщиков, но сам отказался от участия в дворцовых делах. Старый воин был чужд политики и в результате власть поделили между собой два эмира: Салар, лидер бахритов, и Бибарс Джашангир, предводитель бурджитов. А на престол уже во второй раз был возведен малолетний ан — Насир Мухаммад. Он «правил» на этот раз десять лет (1299–1309 г.). Будучи еще очень юн, Мухаммад являлся простой марионеткой в руках всесильных временщиков Салара и Бибарса. Каждый из них, если бы не противодействие другого, не задумываясь ни на секунду, свергнул бы мальчишку — султана и сам занял его трон.
Весной 1299 года стало известно о готовящемся вторжении иранских монголов. Часть мамлюков во главе с черкесским эмиром Акушем, по прозвищу «лев-убийца», выступила из Каира в Дамаск. Вслед за тем была объявлена всеобщая мобилизация и в сентябре мамлюкская армия во главе с эмирами Саларом и Бибарсом, и 15–летним султаном ан — Насиром двинулась в Сирию. Тем временем в среде монгольских воинов из племени Увайрат созрел заговор с целью реставрации на египетском престоле Китбуги. Главным препятствием на пути заговорщиков была фигура Бибарса, за спиной которого стояли башенные мамлюки.
Во время привала близ Газы один из этих монголов внезапно напал на Бибарса и ранил его. От второго смертельного удара эмира спас вставший на дыбы конь. Бурджиты кинулись на монгола и тут же изрубили его на куски. Весь лагерь пришел в замешательство. Увайраты напали на султанские палатки, но его мамлюки отразили атаку и подняли боевое знамя. Никто не понимал, что происходит. Башенные мамлюки, подозревавшие во всем Салара, кинулись на его розыски, но нигде не нашли его. Часть эмиров, думая, что переполох возник в результате покушения на Салара и Бибарса со стороны султана, отправились за его приказаниями, но он был в страхе и тоже не знал в чем дело. В конечном счете схваченные татары под пыткой показали, что хотели восстановить Китбугу. Пятьдесят из них были немедленно казнены. Неразбериха продолжалась четыре дня и в результате этих событий резко упал боевой дух армии. Бедуинские, туркменские и курдские всадники с подозрением косились на мамлюков и не верили в их победу, а сами мамлюки враждовали друг с другом.
Битва произошла 22 декабря 1299 года возле Саламийи, что близ Химса. Бибарс, раненый накануне, не принимал участия в сражении, а башенных мамлюков, занявших как всегда центр боевого порядка, возглавил сам Салар. Он же осуществлял и общее руководство всеми силами. Таким образом, Салар командовал воинами, которые незадолго до того охотились за ним и хотели убить его. Мамлюки потерпели поражение от противника, как минимум, в три раза превышавшего их по численности. Газан занял Дамаск и назначил его наместником эмира Кипчака. Приведенные Газаном на войну с мамлюками грузинские отряды во главе с Вахтангом III продвинулись на юг дальше других и вступили в Иерусалим.
К февралю 1300 г., в то время как в Каире снаряжалась новая армия, Газан эвакуировал Сирию. 31 марта 1300 г. мамлюки во главе с султаном, Саларом и Бибарсом выступили в Сирию. Кипчак получил прощение и сдал Дамаск без боя. Наведя порядок в стране, Салар и Бибарс возвратились в Каир.
Ко времени правления этих двух эмиров относится и первый открыто дискриминационный указ против христиан и евреев в мамлюкском султанате. И татарин, и черкес не отличались фанатизмом в исламе, и не несли в себе заряда неприязни к неверным. Указ этот они издали с подачи некоего заезжего магрибина: «Как вы можете разбить татар в то время, как ваши христиане живут в роскоши и даже имеют мусульманских слуг?» В результате евреев обязали носить желтые тюрбаны, а христиан — голубые. И тем, и другим запрещалось ездить на лошадях, иметь мусульман в услужении и занимать высокие должности в государстве. Евреи, впрочем, их и не занимали. В большей степени указ этот был направлен против коптов.
Поражение у Саламийи отрезвило многие головы среди мамлюков и приглушило на время междоусобную борьбу. На протяжении 1302 г. Салар и Бибарс вместе выступили против мощного восстания бедуинов и армян Киликии. Был послан флот против тамплиеров острова Арадус (напротив Тартуса). Остров был захвачен мамлюкским десантом и все его население вырезано за исключением 280 воинов, запершихся в башне. После сдачи они были уведены в плен.
Эмир Акуш прислал в Каир гонцов с известием о новом монгольском вторжении. Была спешно объявлена мобилизация и в короткий срок Салар с Бибарсом поставили на ноги мощную 25 тыс. армию. Она выступила из Каира 24 марта. 50 тыс. армия иранских монголов подошла к Хаме 3 апреля. Командовал ею опытный полководец и опекун Газан — хана Кутлуг — шах. Видя, что мамлюков еще нет в Сирии, татары дошли до Дамаска и осадили его. Мамлюкский гарнизон и все горожане встали на стены города. В самый разгар штурма Кутлуг-шах получил известие о приближении египетского войска. Он снял осаду и двинулся ему навстречу. Противники встретились у местечка Шакаб к югу от Дамаска 19–го апреля 1303 года.
Монголы занимали более выгодную позицию на возвышенности, а напротив них в низине стало мамлюкское войско. В центре его были башенные мамлюки во главе с Бибарсом Джашангиром. Здесь же находились Салар и султан ан — Насир. Левый фланг занимал Кипчак, а правый — Бекташ.
В полдень, 20–го апреля, татары огромной темной массой двинулись на правый фланг мамлюков. Началась жестокая сеча, но воины Бекташа сражались стойко и отбили этот натиск, потеряв тысячу человек, среди которых было шесть эмиров сотни. Новая атака татар была направлена против центра египтян, где Салар, Бибарс и башенные мамлюки защищались отчаянно и переби‑ли большую часть нападавших. Татары атаковали вновь и вновь, и стали теснить мамлюков. Часть татар зашла с тыла и разграбила обоз, перебив находившихся там охранников. Битва не стихала до темноты и с заходом солнца Кутлуг — шах приказал своим военачальникам отойти на прежние позиции на возвышенности. Немногочисленное египетское войско за день битвы понесло большие потери и Кутлуг — шах. уже считал себя победителем, но, поднявшись на холм, увидел, что мамлюки уходить не собираются. В стане египтян всю ночь били барабаны, как сигнал для заблудившихся присоединиться к своим отрядам. Бибарс, Салар, Кипчак и другие высшие эмиры объезжали отряды и ободряли воинов. Взамен павших эмиров тут же были назначены новые и к утру мамлюкская армия вышла на битву, готовая или победить, или умереть. Во главе каждого отряда стоял эмир, а впереди всей армии стояли Салар и Бибарс. С восходом солнца татарская конница всем фронтом ринулась на мамлюкские дружины. Оба фланга удержали свои позиции, а мощная контратака центра вынудила татар отступить и к вечеру они оказались загнанными обратно на возвышенность. Перекрыв доступ к ручью в долине, мамлюки, тем самым, оставили своих врагов без воды. Те изнемогали всю ночь — после жаркого дня их мучила жажда. Кони их ослабели. Единственным желанием татар было добраться до воды. Кутлуг — шах решил начать наступление еще до восхода солнца и отдал соответствующие распоряжения своим эмирам. Сообщение об этом принес бежавший из‑под стражи мамлюк, попавший в плен во время второго сражения.
В четыре часа утра татары ринулись вниз к спасительной влаге. Они прямо на лошадях вошли в ручей и забыв обо всем на свете, принялись утолять жажду. Кутлуг-шах предусмотрительно выставил заслоны, но все новые толпы его воинов стекались к потоку и, как только войско собралось в одном месте, показались мамлюки. Они с дикой яростью набросились на врага и «накосили целый урожай голов». Татары обратились в бегство на своих измученных лошадях, став легкой добычей преследовавших их по пятам мамлюков.
Итак, иранские монголы потерпели уже третье по счету крупное поражение от немногочисленных в сравнении с ними мамлюкских дружин. Победа на Софарском поле принесла мамлюкам долгий мир на восточных рубежах их султаната. Более Ильханы Персии не отваживались на вторжение в Сирию.
Башенные мамлюки, столь ярко проявившие себя в битвах с крестоносцами и монголами, рвались к власти. Центр мамлюкской империи, «цитадель Саладина», находилась в их руках и это давало им возможность активно вмешиваться в дворцовые дела. Корпорация Бурджи, как мы уже указывали, была создана для противодействия властным устремлениям бахритских эмиров. В данный период (1299–1309) лидером бахритов был Салар. Он отличался большим коварством, тогда как его противник Бибарс был известен как очень бесхитростный человек. В течение последовавших нескольких лет продолжалось негласное соперничество и было ясно, что согласие внутри дуумвирата далее невозможно.
Малик ан — Насир, которому было в это время уже 22 года, решил сыграть на противоречиях между диктаторами. Он изъявил желание совершить паломничество в Мекку и Салар с Бибарсом отпустили его. Но молодой султан вместо Мекки отправился в Керак и объявил сопровождавшим его эмирам об отречении от трона. Он направил письмо со своим отречением в Каир своим «опекунам». Они уловили подвох и в сердитых выражениях ответили султану, чтобы тот немедленно возвращался и не вел себя как ребенок. Большая часть мамлюков и каирцев сочувствовала ан — Насиру. С его уходом стало ясно, что открытой борьбы за трон не избежать.
Башенные мамлюки спешно готовились к битве. А Салар, не располагавший достаточными силами, приказал своим мамлюкам сохранять спокойствие. В начале апреля 1309 г. состоялось собрание мамлюкской верхушки. Этот, своего рода, парламент должен был избрать нового султана. Салар явился в цитадель в свой дворец вице — султана (наместника Египта), окруженный толпой сподвижников и телохранителей. Сюда же пришел Бибарс и все высшие эмиры. Несколько эмиров высказались за то, чтобы султаном стал Салар. Тот поднялся и дипломатично заявил: «Эмиры! Я сомневаюсь, смогу ли я быть султаном. Здесь находится мой друг Бибарс и он более достойный кандидат». Бурджиты, заполнившие залу, тут же закричали: «Эмир прав!». Подхватив Бибарса, они посадили его на коня, накинули поверх его плеч черную султанскую мантию и повели коня по улицам Каира. Впереди ехали глашатаи, возвещавшие об избрании султаном Бибарса.
Салар вместе с другими эмирами вынужден был присягнуть на верность новому султану. К наместникам провинций были отправлены послы с известием от отречении ал — Малик ан — Насир Мухаммада и об избрании ал — Малик ал — Музаффар Бибарса.
Бибарс не был политиком. Видя сочувственное отношение большинства мамлюков и населения к сыну Калауна, он должен был оставить его в покое и, по возможности, изолировать в Кераке. Сделал же он как раз обратное: послал коменданту Керака письма с приказом отобрать то немногое, что имелось у ан — Насира. Тот понял, что Бибарс не успокоится, пока не уничтожит его и написал письма своим сторонникам с призывом собираться. На его сторону встали все сирийские наместники за исключением Тинкиза — наместника Дамаска [5]. Из самого Каира все новые группы мамлюков уходили в Сирию и вливались в войско опального султана. Ан-Насир подошел к Дамаску и занял его без боя. Горожане с ликованием встречали его на улицах. Тинкиз сдался и был помилован султаном. Началось триумфальное шествие ан — Насира в Каир. Салар громогласно объявил о своей преданности Калауниду и стал готовить торжественную встречу.
Сознавая всю безвыходность своего положения, Бибарс в сопровождении личных мамлюков покинул Каир и скрылся в одном из удаленных поместий. Этот его шаг предотвратил войну между бахритами и бурджитами.
Ан — Насир Мухаммад, заняв в третий раз египетский престол, опасался восстания башенных мамлюков и потому издал указ о помиловании Бибарса Джашангира и назначении его вице — султаном (наиб ас — салтана) Сирии. Узнав об этом, Бибарс прибыл в Газу, но был схвачен и через некоторое время казнен. Та же участь, только несколько позднее, постигла и его «друга» Салара.
Башенные мамлюки в период с 1310 г. (гибель Джашангира) и по 1375 г. (Баркук становится регентом) выдвинули из своей среды несколько крупных политиков и военачальников, добивавшихся, хотя и на непродолжительное время, высшей власти в султанате. К концу правления ан — Насира наиболее влиятельными эмирами были татарин Кусун, собрвший у себя, по словам аль — Холи, третью часть мамлюкcого войска, и черкес Баштак — лидер бурджитов и протеже уже упоминавшегося нами Тинкиза.
Уильям Мьюр сообщает о черкесском регенте пятнадцатилетнего Хаджжи (136 г.), который активно продвигал своих соплеменниковна высшие придворные должности. Он был обвинен противной группировкой в заговоре, сослан по приказу султана в Газу и там тайно умерщвлен. Его личные мамлюки — черкесы и вообще все бурджиты были распредлены по бахритским отрядам [6].
В 1347 году, после свержения Хаджжи, черкесские мамлюки добивались избрания на трон Хусейна, но эмирское собрание предпочли кандидатуру Хасана (1347–1351).
Три года единолично управлп империей мамлюков черкесский эмир Таза. На троне тогда находился малолетний сын ан — Насира Салих (1351–1354). Его мать была дочерью эмира Тинкиза и неслучайно именно в его пользу Таз ал — Мансури в августе 1351 г. поднял мятеж. Став регентом, а фактически диктаором, Таз натолкнулся на сопротивление высших бахритских эмиров во главе с татарином Байбугой Арусом, наместником Алеппо. Эмиры эти захватили и разграбили Дамаск. Таз выступил в Сирию. Костяк его армии составили башенные мамлюки. Сирийские эмиры были разбиты, а Байбуга бежал на север к туркменам. Его приютил правитель туркменского княжества Альбистан в Малой Азии Караджа ибн Дулгадир. Таз разбил объединенное войско своих противников, разорил Альбистан и возвратился в Каир. В октябре 1354 г. в его отсутствие, произошел очередной переворот, инициатором которого выступил один из лидеров бахритов эмир Шику. На трон был возведен другой малолетний сын ан — Насир. Хасан (уже во второй раз). Таз и его мамлюки, возвратившись с охоты, в течение двух суток рубились с людьми Шику на улицах Каира, но не смогли одолеть В результате было достигнуто компромиссное решение: Таз получил пост наместника Алеппо, а Хасан остался на троне.
Словом, медленно, но неуклонно гегемония в мамлюкском султанате переходила из рук бахритов в руки башенных черкесов и их ставленников. Со смертью ан — Насира династия Калаунидов сразу пришла в упадок. В 1365 году киприоты безнаказанно разорили Александрию, учинив там грандиозный погром. Король Кипра Пьер I де Лузиньян долго готовил вторжение в Египет. Он вербовал любителей легкой наживы и религиозных фанатиков по всей Европе, но новый крестовый поход против мамлюков, получивший благословение папы, вылился в самую заурядную пиратскую акцию. Разорение крупного города, подвластного мамлюкам, было воспринято при европейских дворах как крупная победа христианского воинства. Эхо этих событий докатилось даже до Московии. Троицкая и Никоновская летописи сообщают под 1366 год: «В лето 6874 (1366). Бысть убо тогда въ та лъта Кипръ князь Андрей, нарицаемый Пигоръ, имъя силу многу кипрьскаго воиньства и плъни многихъ окрестъ себя сущихъ, также осилевъ наипаче и поиде ратью на Александрию Египетьскую, и изби и пожже и плъни всъхъ тамо живущихъ Сарацынъ, Татаръ, Аравитъ и Армены, и Торки, и Фрязъ, и Дикаты, и Формасы, и Черкасы, и Бармены и Жиды».
В это время на египетском троне находился симпатизировавший черкесам султан ал — Ашраф Насир ад — дин Шабан II (1363–1376). Он был внуком ан — Насир Мухаммада и сыном Хусейна, которого черкесские мамлюки пытались возвести на престол в 1347 г. Время его правления стало периодом окончательного упадка бахритской корпорации и восхождения к вершинам власти Баркука ал — Джеркаси, будущего султана и основателя черкесского государства.шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu