Первые сведения об основателях Исламово[1] и повседневной жизни сельского общества в 1832-1899 годах

Первые сведения об основателях Исламово[1] и повседневной жизни сельского общества в 1832-1899 годах

Первые сведения об основателях Исламово[1] и повседневной жизни сельского общества в 1832-1899 годахСуществует несколько версий основания малокабардинского селения Исламово (Верхний Курп). По одной из них, селение было основано Мусой Исламовым. Согласно сельским преданиям, за верную многолетнюю службу узденю 1-й степени Исламову царская администрация пожаловала участок земли между речками Курп и Курпуг для его заселения со своими подданными и строительства поста, с целью контроля подступов к стратегической Военно-Грузинской дороге.

К сожалению, в архивных фондах точную дату возникновения селения обнаружить не удалось. В книге В.С.Бесланеева указывается примерный период поселения. По мнению автора, – это первая четверть XIX века. Этому есть некоторые косвенные подтверждения. Во-первых, из докладной записки секретаря Временного кабардинского суда Якуба Шорданова в 1839 г. следует, что «от речки Асай, за речкой Кескем, до Сунжи вниз оной до Ашкель», степь принадлежала «узденям Ахловской фамилии Инарокову, Исламову, Бештокову и Мударовой фамилии – Астемирову, Танашеву, Хапцеву, Абаеву, Азапшеву, Индарову, Болатову…». Во-вторых, это переселенческая реформа царской администрации, направленная на укрупнение селений. В 1804-1815 годах с берегов рек Сунжа, Псидаха, Псигуабжа, Ардон были переселены 16 малокабардинских селений и расселены по рекам Курп, Заманкул, Дея, Терек[2]. Переселение аулов преследовало, как военные, так и политические цели. Одна из них заключалась в создании барьера на главном пути сообщения между Малой Кабардой и Чечней. Здесь, между Кабардинским и Сунженским хребтами, были размещены казачьи станицы и осетинские аулы. Эта мера должна была способствовать «обузданию малокабардинцев, затруднить их отношения с чеченцами и создать преграду для разбойничьих шаек из Чечни, прорывавшихся к Военно-Грузинской дороге»[3].

Памятник, датируемый 1815 годом и свидетельствующий, по мнению В.С.Бесланеева, о времени заселения близлежащего селения Ахлово, можно считать еще одним косвенным подтверждением правоты исследователя. Возможно, оба селения, и Ахлово и Исламово появились на берегу Курпа одновременно. Как бы то ни было, лучшие земли, расположенные по верхнему течению реки Курп, были заняты исламовцами. Если иметь в виду обстоятельство, что при выборе местожительства в те времена люди предпочитали верховья рек, то маловероятно, что ахловцы, если они поселились бы раньше, чем исламовцы на этих местах, выбрали бы себе заведомо невыгодные условия проживания. Тем более что Ахлово получило известность, как княжеская резиденция – место проживания князей Ахловых.

Этой же версии придерживается Х. Тимижев, который называет примерную дату основания селения Исламово – 1815-1820 гг. Автор связывает возникновение селения на этом месте с походами царских генералов Глазенапа и Булгакова в Малую Кабарду, результатом чего стало сокращение ее территории и одновременное выселение малокабардинских аулов с берегов рек Сунжа, Ардон, Аcса[4].

Отделение связи в селении Верхний Курп.

1967 год.



Достоверно выяснить происхождение и точное время поселения Исламовых в Малой Кабарде до сих пор не удалось. Изученные документы показывают, что во все времена эта фамилия была крайне немногочисленной и малораспространенной в Малой Кабарде. Можно предположить, что они по каким-то причинам (кровная месть, последующее изгнание и т.д.) были вынуждены оставить свою родину, и таким образом, оказались здесь. В Описании кабардинского народа, хранящегося в Коллегии иностранных дел за 1748 г. сообщается информация о том, что в Кизляре тогда находились владельцы, изгнанные за какие-то проступки из пределов Большой Кабарды, где, как известно, находился двор владельцев Исламовых. Среди них называлось имя Али Исламова с братьями и детьми численностью 12 человек. Здесь же передается и причина их пребывания в Кизляре: «Касаев родной брат Бактагирей Атажукин убил своего двоюродного брата Исмаила Исламова. И ныне Исмаиловы родные братья, хотя с Касаем в согласии…находятся при Кизляре»[5]. В реестре, взятого комендантом Кизляра Н. Потаповым скота у кабардинских князей и владельцев в декабре 1768 г., помещена информация о владельцах Муку-Али и Куртали Исламовых «и с ними, в том числе, три человека Малой Кабарды». В документе за 1778 г. упоминается Гиляхстан Исламов, уже как уздень Кейтуко Ахлова – владетельного князя Малой Кабарды[6]. В 1800 г. в числе заседателей родовой расправы Малой Кабарды значился Жамболат (Жамбот?) Исламов[7]. В списках кабардинских владельцев Большой Кабарды на 14 сентября 1793 г. значатся представители Мисостовой фамилии: Касым Исламов, Магуко Исламов; Джамбулатовой фамилии: Кайтуко Исламов, Татархан Исламов, Темирбулат Исламов, Батоло (вероятно Батоко – А.Д.) Исламов, Мурзабел (вероятно Мурзабек – А.Д.) Исламов, и Муса Исламов[8]. Имеет ли последний отношение к основателю малокабардинского селения Мусе Исламову, установить достоверно пока не удалось.

То же самое касается и точной даты основания селения. Как свидетельствует рапорт пристава Малой Кабарды поручика Дикова[9], с. Исламово в 1844 г. уже существовало, и здесь протекала бурная, повседневная, общественная жизнь, с присущими ей противоречиями и конфликтами, как раз в духе времени военно-народного управления. Он писал, что 11 октября, во время черкесского «байрама», черкес аула Ахлово Харис Загаштов[10] в нетрезвом виде, без всякой причины, ранил черкеса аула Исламово Джамбека (Джамбота) Дарахова в ногу кинжалом, от которой он через 5 дней умер. Когда казаки пришли в аул и окружили саклю Загаштова, с намерением его арестовать, он выбежал из неё, выстрелил в казаков, и скрылся в другой сакле. Однако, он был всё-таки захвачен и отправлен под конвоем в Нальчик, где его должны были предать военному суду[11].

В книге профессора А.И.Мусукаева сообщается, что время переселения князя Инарокова со своими людьми в Малую Кабарду стало временем основания Верхнего Курпа (Исламово). Это утверждение не результат специального исследования, а всего лишь гипотеза, которая была выдвинута ученым на основании сбора этнографического полевого материала во время работы над родословием фамилии Шоговых – жителей c. Инароково[12]. Во-первых, Инароков не имел княжеского происхождения, а был узденем 1-й степени, владельцем своего аула, да и образование селения Исламово произошло без его участия. Он прибыл со своими подданными на новое место во второй половине XIX века и на основании решения комиссии по личным и поземельным правам туземного населения Терской области, с разрешения владельцев, официально поселился на землях Исламовых.

В списках первостепенных узденей Малой Кабарды на 30 января 1825 года, опубликованных по материалам Х.М.Думанова в первом номере журнала «Эльбрус» за1999 г., значатся и основатели селения: Муса Исламов – 35 лет, его сыновья Асланбек – 12 лет и Каирбек – 7 лет. Возможно, они уже к этому времени жили на берегу Курпа.

Известно о том, что первоначально вместе с основателями селения Исламовыми на плато между двумя речками Курп и Курпуг поселилось 40 дворов. В 1851 году их число достигло 120. Очевидно, что трехкратное увеличение количества населения и численности дворов потребовало нескольких десятков лет. При сопоставлении всех этих косвенных подтверждений можно согласиться с выводами В.С. Бесланеева и Х.Т. Тимижева о времени заселения Исламово и считать период с 1810-го по 1820 год наиболее вероятным временем основания селения.

Первое обнаруженное нами упоминание в архивных документах об основателях Исламово относится к 1832 году. В этом году в лейб-гвардии Кавказско-Горском полуэскадроне собственного Его Императорского Величества конвоя начал свою офицерскую карьеру оруженосец Асланбек Мусович Исламов. Полуэскадрон был сформирован по повелению Николая I в 1828 году из представителей высших сословий кавказских горцев, как почетный конвой и находился при государе-императоре. Но его учреждение преследовало и иные цели. Считалось, что горцы после пребывания в Петербурге понесут русскую культуру на родину.[13]

В 1837 году юнкер Исламов, по Высочайшему приказу был произведен в корнеты кавалерии. Он состоял на службе при Отдельном Кавказском корпусе с жалованьем по чину 238 руб. 80 коп. Прикомандирован он был к Горскому казачьему полку в станице Екатериноградской. 30 сентября 1843 года Асланбек Исламов становится поручиком, а через пять лет ему присваивается очередной чин – штабс-капитана. Он был грамотен, умел читать и писать по-русски, владел разговорным татарским языком (очевидно речь идет о кабардинском языке).

3 августа 1848 года Исламов был награжден орденом св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»[14]. 14 мая 1851 г. Асланбеку Мусовичу Исламову за «отличие храбростью при разгроме Магомет-Амина, и отбитие захваченных им бесланеевцев, присвоен чин капитана. В 1850 году в списках узденей и старейшин горских народов, выделенных для встречи будущего императора России, числился и Асланбек Исламов. В числе других «почетных малокабардинцев» он получил право быть представленным наследнику престола – цесаревичу Александру. Среди узденей, которым выпала честь встретить наследника, в рапорте полковнику князю Эристову были названы: уздени второй степени Кейтуко Мирзоев и Жамбот Мирзоев, уздени первой степени Заурбек Инароков и отец штабс-капитана Исламова – Муса Исламов[15].

Следующие документы, в которых упоминается основатель селения Муса Исламов, относятся к 1841 году. Они связаны с жалобой владельца Малой Кабарды полковника Бековича-Черкасского командующему войсками Кавказской линии. В жалобе отмечалось, что жители малокабардинских аулов Мансур Абаев, Алимурза и Тенгезби Хапцевы, Мурзабек Мирзоев и другие всегда уклоняются от исполнения возлагаемых обязанностей, преданы разным противозаконным поступкам. В жалобе особо выделялись Кейтуко и Мурзабек Мирзоевы, которые, по мнению Бековича-Черкасского, подстрекали народ Малой Кабарды к неповиновению своему владельцу. Вследствие жалобы, группу жителей Малой Кабарды подвергли аресту. Мурзабек и Кейтуко Мирзоевы были оставлены на свободе, так как доверенным людям удалось убедить пристава Малой Кабарды в том, что Мирзоевы несправедливо помещены в число виновных.

24 сентября 1841 года командующий русскими войсками, удовлетворив просьбу малокабардинских узденей и почетных стариков, приезжавших к нему, разрешил содержать арестантов, как заложников и производить довольствие, которое получают аманаты, не препятствуя родственникам видеться с ними и привозить домашнюю пищу и одежду. 23 февраля 1843 года уздени Худаберд Астемиров, Муса Исламов, прапорщик Эльбаздуко Астемиров, Алихан Эндаров, Альмашик Азапшев, Шугана Безроков дали поручительство князю Голицыну в том, что в случае освобождения арестантов они обязуются иметь за поступками и поведением освобожденных «бдительный и неослабный надзор»[16].

30 января 1845 г. начальнику Центра Кавказской линии генерал-майору В. Голицыну было подано прошение от общества Малой Кабарды. Оно было связано с покупкой российской администрацией у князя Бековича-Черкасского земли, для наделения осетин. Малокабардинцы писали о том, что эта земля всегда принадлежала им. Князь же в 1838 или 1839 году лично под присягой уверял дворян в том, что земля, занимаемая ими, останется навсегда в их владении, как и было прежде, и при этом разговоре присутствовали Муса Исламов, Альмашик Азапшев, Магомет Булатов и другие. Они утверждали, что Бекович-Черкасский нарушил свою клятву, и, пользуясь знанием русских законов, присвоил себе их земли; уверяли в своей преданности и верности Российскому престолу. «Мы неоднократно бывали в делах против своих единоверцев, проливая кровь свою за отечество, защищая сторону русских» – отмечали почетные малокабардинцы. Прошение было подписано князем Бесланом Ахловым, Эльбаздуко Астемировым, Мусой Исламовым, Алимурзой Хапцевым, Заурбеком Инароковым, Кейтуко Мирзоевым и другими – всего 41 человек. Вместо них неграмотных, по их личной просьбе руку приложил кантонист Кавказского линейного №6 батальона Алексей Нестеренко[17]. Дело это довольно запутанное, но понятно одно, что Бековичи-Черкасские, действительно присвоили себе земли, которые, как писал в прошении подполковник Ефим Бекович-Черкасский в 1839 г. на имя командующего Кавказской линией, «принадлежали малокабардинским князям Мударовым (его родственникам – А.Д.)» и были в 1828 г. переданы Высочайшим повелением в совместное с братом владение. Он просил выделить ему из совместного владения земли, начиная от «впадения реки Курп в Терек, до горы Курпышхуэ и от онной перейдя хребет Кабардинских гор по равнине впрямую на 4 версты вглубь». Князь Бекович хотел заселить эти земли своими подвластными и разводить здесь скотоводство. 22 августа 1939 года генерал Головин согласился на закрепление за князем Ефимом Бековичем-Черкасским в вечное и потомственное владение этих земель, за исключением пространства, лежавшего на южной стороне Кабардинского хребта. На закрепленных землях были населены аулы Кизляр, Каздамир, Ахлово, Инароково, Астемирово, Булатово, Эндарово (Индарово) Верхнее и Нижнее, Пшедах, Ачемук, Хапцево, Абаево, Танашево, Азапшево, Хатановский и т.д. Ефим Бекович Черкасский после смерти матери и брата оставался единственным наследником почти 100 тысяч десятин земли[18].

4 октября 1845 года в копии докладной записки генерал-майора князя Голицына главнокомандующему Отдельным Кавказским корпусом генерал-адъютанту князю Воронцову отмечалось: «Примерная преданность нашему правительству жителей Большой и Малой Кабарды дает мне смелость покорнейше просить Ваше сиятельство удостоить некоторых из них наградами в пример». От жителей Большой Кабарды к награде были представлены четверо узденей: Муса Абуков – золотой медали, Кучмазук Кучмазукин, Мустафа Кармов, Хаджи Аис Шенибов – премии в 100 рублей серебром. От Малой Кабарды награды были пожалованы узденям аула Исламово. Уздень первой степени Муса Исламов был удостоен золотой медали, а уздень второй степени Кейтуко Мирзоев – серебряной. В представлении подчеркивалось, что награждаемые «всегда подают собой пример беспрекословного повиновения к распоряжениям начальника Кавказской линии, доводят до народа все меры к улучшению быта. Преданность российскому правительству неоднократно доказана. Заслуживают особого поощрения»[19].

О старшем сыне Мусы Исламова – Асланбеке известно также то, что он в 1847 году, будучи в чине поручика, получал жалование – 41 рубль серебром. Архивные документы хранят и другие материалы, имеющие непосредственное отношение к Асланбеку Исламову. Так, согласно предписанию командующего войсками Кавказской линии, начальник Малой Кабарды князь Эристов сформировал с 15 сентября 1847 года караульные отряды от каждого селения, вверенного ему участка. Караульные отряды малокабардинцев занимали посты от Ачалука, по хребту гор, до речки Асакая для охраны подступов к Владикавказу и Военно-Грузинской дороге. От селения Исламово было выставлено 10 всадников по дороге в Кескем. Наблюдать за «исправностью всех малокабардинских караулов» князь Эристов поручил поручику Асланбеку Абаеву (посты от Ачалука до Жероко) и поручику Асланбеку Исламову (посты от Жероко до Асакая)[20].

20 октября 1851 года штабс-капитан Асланбек Исламов подал ходатайство об отведении ему 300 десятин земли в потомственное пользование. В докладной записке, поданной генерал-майору Эристову, Исламов объяснял, что «для обеспечения Военно-Грузинской дороги на левый берег Курпа первоначально переселились 40 дворов. Впоследствии их собралось 120, и посему просил ходатайствовать его сиятельство о дозволении ему навсегда, потомственно оставаться на месте водворения». Просимая земля находилась между Большим Курпом и балкой, называемой Шипануко. Докладная записка была представлена князем Эристовым командующему войсками Кавказской линии генерал-лейтенанту Н. Завадовскому с просьбой о наделении Асланбека Исламова этими землями потомственно, «принимая во внимание отличную службу штабс-капитана и особенную преданность его правительству». Граница просимой земли находится от нынешнего поселения аула Исламово чуть вверх до хребта по берегу большого Курпа. «Земля совершенно свободна, и если будет отведена Исламову, то ни у кого претензий не будет», – докладывал князь Эристов.

Одной из причин, побудивших Асланбека Исламова просить в потомственное пользование землю в 300 десятин, была забота о родовом селении и его жителях. Он просил землю, находящуюся выше селения в верховьях большого Курпа. Дело в том, что кескемские ингуши стали поить скот в верховьях реки Курп, вследствие чего вода в реке в Исламово становилась непригодной для употребления жителями. Это приводило к частым конфликтам между ингушами и исламовцами, которые требовали, чтобы соседи поили скот на своей речке Кескем.

Главнокомандующий, на основании Высочайшего повеления «О приостановлении утверждения земель за владельцами на Кавказе до упрочения порядка в крае», последовавшего еще в 1845 году, не дал своего согласия на отвод Асланбеку Мусовичу Исламову дополнительной земли в 300 десятин. Однако ему было предоставлено право пользования этой землей впредь до общего распоряжения о наделении дворян участками. Решение главнокомандующего было объявлено родственникам штабс-капитана Исламова, который к этому времени был уже убит.

В 1852 году на учебу в Санкт-Петербург были отправлены сыновья князей и дворян Большой и Малой Кабарды, в том числе Мусабий Кургокович Атажукин и сын убитого капитана Асланбека Исламова – Хату. Хату Исламова приняли на воспитание за казённый счет в Санкт-Петербургский 1-й кадетский корпус[21].

В именном списке узденям 1-й степени Малокабардинского общества за 1860 год, составленном штабс-капитаном Ипполитовым есть информация о поручике Каирбеке Исламове и его сыне Наурузе. Здесь же содержатся имена Сосланбека, Бекмурзы[22], Эльмурзы Исламовых, и сыновей умершего штабс-капитана Асланбека Исламова – Магомета, Хакяши, Айтека, Ислама и Хату[23]. Имя Хату Исламова в дальнейшем встречается только в списках жителей селения, переселившихся в 1865 г. в Турцию[24].

Сведения об Асланбеке Исламове хранятся в списках жителей Малой Кабарды, отцы которых были убиты в делах против неприятеля. Списки составлены в 1867 году, но Асланбек погиб гораздо раньше «при тревоге в Заманкульских лесах». Вместе с ним были убиты уздени 1-й степени – прапорщик Иналуко Астемиров, корнет Абаев[25]. Информация о смерти Исламова содержится в исследованиях А. Гизетти, которые подготовлены на основании документов, хранящихся в кавказских военных архивах. Здесь сообщается о том, что во время стычки с «хищниками» (наездниками-абреками, которые угоняли скот – А.Д.) 30 марта 1852 г. погиб помощник пристава Малой Кабарды капитан [Асланбек] Исламов[26].

В 1875 году, как записано в переписи семей офицеров Малой Кабарды, вдова штабс-капитана Асланбека Исламова – Кенжехан (60 лет)[27] получала пенсию на покойного мужа. К этому времени у них было четыре сына: Хакяша – 30 лет[28], Айтек – 20 лет, Магомет – 28 лет, Ислам – 25 лет. У Хакяши Исламова был сын Цуца – 2 года, жену Ислама звали Хуса[29].

Сохранились сведения еще о двух сыновьях Мусы Исламова – Каирбеке и Огурли. Последний упоминается только в посемейной переписи населения 1886 года и в списках домохозяев Исламово за1893 г. Ему на то время исполнилось 30 лет. Вместе с ним в его доме жили две души женского пола. Он числился общинником, имел в собственности 4 вола и платил подымную подать и мирские сборы.

Куда большую известность получил его брат Каирбек. Он родился в 1818 г. 12 декабря 1838 года Исламов поступил оруженосцем в Кавказский конно-горский полк. Через четыре года он становится юнкером, а в сентябре 1842 года – корнетом, с оставлением по кавалерии при Отдельном Кавказском корпусе. 1846 год Каирбек Исламов встретил поручиком. Он был переведён «за предосудительное поведение во время вторжения Шамиля в Кабарду» в 1-й Сунженский казачий полк. В 1848 году его прикомандировали к Горскому казачьему полку, с жалованьем по чину 209 руб. 55 коп. В 1849 году проявил храбрость и усердие в походах против горцев-чеченцев и был награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». До конца 1850 года Исламов прикомандирован к Горскому казачьему полку и «был отчислен с оного» 6 октября того же года. 22 февраля 1851 года поручик Каирбек Исламов награжден орденом Святой Анны 3-й степени с бантом[30]. Образование он получил на русском языке и хорошо его знал, что отмечено в документах.

К. Исламов принимал активное участие в общественной жизни своего народа. В 1856 г. вместе с князьями и узденями Малой Кабарды подписывает прошение на имя командующего Военно-Грузинской линией подполковника В. Шостака, где встают на защиту братьев узденей Альбота и Иналуко Инароковых, обвиняемых в уголовном преступлении и подлежащих военному суду. Они заявили, что Инароковы «с самой природы есть поведения хорошего, и никаких противозаконных поступках никогда замечены не были» и просили начальство разрешить им судить братьев по народным обычаям. Прошение подписали: корнет князь Ахлов, капитан Эдык Астемиров, поручик Каирбек Исламов, его отец Муса Исламов, поручик Асланбек Абаев, подпоручик Алихан Эндаров, прапорщик Хаджи Абаев, Кази Боташев, Хаджи-Тембот Булатов, Кейтуко Желихажев, эфендий Жамирза Варитлов, корнет Эльмурза Азапшев, Кейтуко-хажи Мирзоев и Эльмурза Инароков[31].

В 1860 году в результате конфликта возникшего из-за спорного сенокосного участка тума Бота Ахлов убил вольноотпущенника Аслана Боготова. Весть о случившемся разнеслась по Малой Кабарде. Первостепенные уздени и почетные кабардинцы осуждали поступок Ахлова. Почетные лица Малой Кабарды: майор Эдык Астемиров, штабс-капитан Адальгери Анзоров, поручики Заурбек Астемиров и Каирбек Исламов, подпоручики Шабазгирей Тенов и Эльбаздуко Булатов, а также уздени 2-й степени Жанбор Мирзаев (Жамбот Мирзоев – А.Д.), Хатажуко Жилеготов и Мамсыр Сохов, выражая свою солидарность потерпевшему, выдали свидетельство его брату Умару. В нем было отмечено, что Ахлов «тумашний» князь и должен быть наказан по всей справедливости русского закона, как преступник и весьма дурного поведения человек[32].

В 1863 году Каирбек Исламов назначен словесным переводчиком к начальнику Малокабардинского участка. Через три года он ротмистр, а в 1875 году уже был в чине майора[33]. В чине ротмистра 29 октября 1866 г. Каирбек Исламов становится членом Кабардинского окружного Суда, где разбирались гражданские, и духовные дела, при рассмотрении которых использовались обычное право и шариат. В штат Суда входили: председатель, кадий, шесть депутатов, два переводчика и делопроизводитель. Деятельность Исламова на этом поприще также зафиксирована в документах. 5 июня 1870 г. братья Абуковы обратились в Комиссию поземельных прав с просьбой разъяснить их сословное положение и права собственности. Комиссия обратилась за пояснениями в народный Суд. Решение было заверено подписями председателя и членов Суда: майора [Владимира] Мазаракия, ромистра [Каирбека] Исламова, поручика Хатохшоко Анзорова[34].

В 1869 г. за отличную, усердную службу, преданность Российскому правительству и бескорыстное исполнение должности Каирбек Исламов награжден орденом св. Станислава 2-й степени для «мусульман». В отставку он вышел майором, а 1884 г. произведен в подполковники. Проживал в Малой Кабарде в собственном ауле Исламово[35].

В январе 1874 г. по распоряжению начальника Терской области была создана «Комиссия по рассмотрению просьб о неправильном назначении земель в собственность из кабардинской территории». В состав комиссии вошли от тлекотлешей, первостепенных узденей Каирбек Исламов, от уорк-шаотлухуса Эльмурза Мирзоев – жители селения Исламово[36].

В 1877 году специальной комиссией были разработаны правила пользования пастбищными угодьями в Кабарде. В состав комиссии входил майор Каирбек Исламов. Следующее упоминание о нем приходится на 1886 год – в посемейных списках жителей селения. Тогда подполковнику Каирбеку Исламову по документам исполнилось 76 лет, но выглядел он согласно документу, на 63 года. У него было два сына: Науруз – 28 лет и Заурбек – 25 лет. У Науруза был двухлетний сын Хатахшуко[37].

Последний обнаруженный нами документ, имеющий отношение к Каирбеку Исламову датирован 1892 годом[38]. В январе этого года из Исламовского сельского правления 1-го участка Сунженского отдела Терской области поступил рапорт за подписью старшего помощника старшины Кучука Бигаева о сопротивлении властям жителя селения – Науруза Исламова[39]. Помощник старшины жаловался, что Исламов не желает вносить в казну недоимки по разным финансовым сборам, которые скопились за счет неплатежей им подымной подати и воинского налога 18 рублей 75 коп., а также за пастбищные места на Зольских дачах, за пасущийся там скот и лошадей – 4 руб. 93 коп. При проверке обстоятельств, происшедшего, и опроса, участвовавших в деле жителей селения, выяснилось, что Науруз Исламов явился во двор Шес Шериева, вооруженный кинжалом и пистолетом, самовольно забрал своего быка, который был у него уведен со двора доверенными от общества, в счет погашения его долгов. Бык предназначался для продажи с аукциона и возмещения задолженностей Исламова. Ему пытались помешать Кучук Бигаев, Шес Шериев, Сет Шериев, Жамурза Герандоков, но Науруз Исламов объявил им, что если бы «они поставили отряд войск с орудием, то и тогда он возьмет своего быка, и недоимки платить не будет». Видя его возбужденное состояние и учитывая то, что он явился с оружием, доверенные от общества, во избежание «несчастного случая» вынужденно освободили быка. Доверенные показали, что Исламов до сих пор не заплатил долги обществу и даже не был допрошен, так как находится в данное время в Большой Кабарде. Доверенные заявили, что Исламов отказался платить обществу потому, что он никаким имуществом не обладает, а весь скот и лошади, находившиеся у него, принадлежат жене.

Дело попытался уладить старшина села Эльмурза Мирзоев, который отправил начальству рапорт, где сообщал о том, что сын отставного полковника Каирбека Исламова – Науруз раскаивается в своем поступке и уже внес в общественную сумму, числящиеся за ним недоимки. Однако, 21 февраля1892 г. из управления Сунженского отдела пришло предписание о немедленном аресте и отправке к ним под караулом Науруза Исламова.

10 марта1892 г. Атаману Сунженского отдела поступило прошение от отставного полковника Каирбека Исламова: «Около месяца тому назад в мой двор явились доверенные [от общества]. Мне 85 лет от роду (по нашим подсчетам Исламову тогда исполнилось 74 года – А.Д.). Кроме того, я лежу постели, сильно больной и можно сказать на смертном одре, и потому, не имея возможности выйти из комнаты лично к доверенным, я выслал к ним своего сына Науруза Исламова сказать им, что на днях я получу пенсию и тогда расплачусь с ними. Между тем, доверенные стали требовать деньги и обарантовали единственную пару быков. Они служили для домашнего обихода, возили воду, дрова и потому в зиму, холод и стужу, мы были лишены топливо и воды. Трудно представить себе положение, в которое поставили меня доверенные от общества. Я и без того убитый болезнью был сильно потрясен таким жестоким обращением, в возбужденном раздражении я плакал, как ребенок, боялся умереть со срамом в нетопленной комнате. Сына своего я послал к старшине просить его о содействии в возвращении быков. Старшина селения Мирзоев взял от моего сына честное слово, что при получении пенсии все долги будут уплачены мной немедленно, и разрешил сыну забрать быков обратно. Помощник старшины Бигаев, питая ко мне вражду, воспользовавшись отсутствием Мирзоева, приказал составить на сына протокол о сопротивлении сельским властям, и теперь он препровождается под караулом во Владикавказ.

Ваше Превосходительство! У меня в доме живет единственный сын Науруз и все хозяйство у него на руках, а я больной и дряхлый старик, нахожусь на его попечении, он моя отрада. Когда часы мои будут сочтены, только на нем я хочу остановить свой потухающий взор. Я надеюсь, что он будет освобожден из-под стражи. Я надеюсь, что мои заслуги, дряхлые лета и здоровье, утраченное на пользу службы [Российскому] Правительству, могут быть мне порукою. А Ваше Превосходительство в состоянии понять глухой стон дряхлого старца и старого воина». За болезнью Каирбека Исламова за него писал Хату Ахлов[40].

В 1866 году жители Инароково в количестве 40 семей были поселены рядом с Исламово, образовав один населенный пункт под общим наименованием Исламово. На карте Малой Кабарды, составленной в 1744 году геодезистом С. Чичаговым, Инароково обозначено в верховьях реки Сунжа[41]. В течение последующих лет селение несколько раз меняло местонахождение. До поселения на берегу Курп селение уорка 1-й степени Асланбека Инарокова находилось у речки Псидах. После смерти Асланбека его сын Эльмурза решил переселиться на другое место. Причиной послужило то, что от местного климата часто болели и умирали дети[42].

Продвигаясь в поисках свободных земель, Инароков со своим аулом остановился недалеко от селения Исламова. 21 января 1866 года состоялось заседание комиссии по личным и поземельным правам туземного населения Терской области, совместно с делегатами, выбранными от Малокабардинского общества. Обсудив вопрос равномерного расселения аулов между Тереком и Курпом, и водворения всех малокабардинцев с участка князей Бековичей на дарованную им землю определило: в аул Ахлово доселится аулы Инала Инарокова и Бештокова, в аул Исламово – аул Эльмурзы Инарокова с 70 дворами. Документ был подписан узденем 1-й степени Эльмурзой Инароковым, узденями Жамботом Мирзоевым, Хаути Белгароковым, Исмаилом Барагуновым, поручиком Заурбеком Астемировым и председателем комиссии по земельным правам туземного населения Д. Кодзоковым[43].

Инароковы, как владельцы Инарукины, упоминаются в документах конца XVIII века в списках кабардинских князей и узденей, отличившихся в походах в период русско-турецкой войны 1787-1791 гг., представленных кавказским губернатором Поповым командующему русскими войсками на Кавказе генерал-аншефу И.В. Гудовичу для награждения. Здесь Малой третьей Кабарды Таусултан Инарукин характеризуется таким образом: «Имея собственное владение и будучи в своем краю довольно силен, приехал добровольно с братом своим Мамадаром Инарукиным и узденями, для оказания услуг своих к генерал-майору Горичу. Оба были от него употреблены в разные нужные комиссии и исполняли оные с отличным усердием, при поражении толпы чеченцев поступали с неустрашимым мужеством и храбростью, после чего брат Мамадар Инарукин помер, оставив наследником своим сына Мадара»[44].

Таусултан Инарукин был удостоен чина капитана, а племянник Мадар «в уважение заслуг отцом его оказанных, в поручики с жалованьем по чину.

А.С.Дзагалов,

кандидат исторических наук


[1] Cеление Верхний Курп (Исламово) Терского района Кабардино-Балкарии состоит из двух поселений-кварталов: верхний – (Исламово) и нижний (Инароково) и расположено на плоскогорье Терского хребта. Расстояние от селения до райцентра г. Терека –21 км, а до столицы республики Нальчика –76 км. На 1 января 1999 года в селении в 695 дворах проживало 3250 человек. По национальному составу – кабардинцы.

[2] См. Бесланеев В.С. Малая Кабарда (XVIII – начало XX века). Нальчик: «Эльбрус», 1995, с. 90-93.

[3] См. Омельченко И. Л. Терское казачество. Владикавказ, 1991, с. 109.

[4] ТIымыжь Хьэмыщэ Ислъэмей къуаэжапщэм лыду дыгъэр къыщыкъуок1 // Адыгэ псалъэ. Налщык, 1998. №232, с. 2.

[5] В описании населенных мест Большой и Малой Кабарды, составленном Степаном Чичаговым упоминается двор князя Алия Исламова на Баксане 1744 и 1755 гг. См. Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. М.: Изд-во АН СССР, 1957, т. 2, с. 158-159, 194.

[6] См. Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. М.: Изд-во АН СССР, 1957, т. 2, с. 285, 334.

[7] См. Афаунова М.А. Выборы в родовые суды и расправы в 1800 и 1804 гг. // Архивы и общество. Нальчик, 2009, №9, с. 48.

[8] Документы, архивы. Список Большой Кабарды кабардинским владельцам с показанием их имен и фамилий на 14 сентября 1793 года // Генеалогия Северного Кавказа, Нальчик: «Эль-Фа», 2002, вып. 2, с. 1771-181.

[9] ЦГА КБР. Ф. 16, оп. 1, д. 387, л. 10-10 об.

[10] В 1886 году в Ахлово проживали сыновья Хариса Загаштова – Шамиль 48, Хатахшуко 34, Асхад 31 лет. В ауле Исламово проживал сын Джамбота Дарахова – Хакяша и его внук Камболат.

[11] Во время следования, З-в, воспользовавшись невнимательностью рядовых Екатериноградской инвалидной команды Панкратова и Буйницкого, совершил побег от конвойных, но ехавший случайно по дороге майор Гойтов начал его преследование, ранил ружейной пулей в левую сторону спины с раздроблением лопатки, а затем задержал и привез в Нальчик. 28 октября1844 г. Загаштов умер в лазарете литовского егерского полка. ЦГА КБР. Ф. 16, оп. 1, д. 387, л. 10-10 об

[12] См. Мусукаев А.И. Века родословий. Нальчик: Эль-фа, 1997, с. 111.

[13] См: Кудашев В. Н. Исторические сведения о кабардинском народе. Киев, 1913. С. 124–126.

[14] ЦГА КБР, Ф. 16, оп. 1, д. 13. Списки награжденных офицеров Асланбек Исламов, л. 10 об.

[15] ЦГА КБР, Ф. 16, оп. 2, д.124, л. 11.

[16] ЦГА КБР, Ф. 16, оп. 1, д.165, л. 1–17.

[17] См. Мамхегов А.К. Как малокабардинцы утратили земли Джиляхстановых // Архивы и общество. Нальчик, 2007, №3, с. 73.

[18] ЦГА КБР, Ф. 16, оп. 1, д. 101. Рапорт пристава Малой Кабарды о взыскании с Бековича-Черкасского денег, для отпечатки грамоты на пожалованную ему землю, л. 7–8.

[19] ЦГА КБР, Ф. 16, оп. 1, д.480, л. 28 об.

[20] ЦГА КБР, Ф. 8, оп. 1, д. 22. Сведения о числе жителей Малой Кабарды, находящихся в секрете для охраны Военно-Грузинской дороги в1847 г., л. 26.

[21] См. Бамбетов М.А. Представители народов Северного Кавказа на военной службе. XIX – начало XX в. // Архивы и общество. Нальчик, 2009, №10, с. 191-193

[22] Исламов Бекмурза год рождения неизвестно – умер 1886 г. прапорщик милиции, из малокабардинских узденей 1-й степени. Проживал в Малой Кабарде – ауле Исламово. См. Казаков А.В. Адыги (черкесы) на российской военной службе….с. 131.

[23] Мамхегов А.Б. Высшие сословия Кабарды: Извлечение из архивных фондов: 1858-1896 гг. / Составитель А.Б. Мамхегов. – Нальчик: Издательство М.и В. Котляровых (Полиграфсервис и Т), 2006, с. 15-16.

[24] ЦГА КБР, Ф. 2, оп. 1, д.743, л. 40–43.

[25] ЦГА КБР, Ф. 40, оп.1, д. 3, т.1, л. 233–234 об.

[26] См. Гизетти А. Л. Сборник сведений о потерях Кавказских войск во время войн Кавказско-горской, персидских, турецких и в Закаспийском крае в 1801-1885 гг., Тифлис: типогр. Я. И. Либермана, 1901. с. 101..

[27] Кенжехан Исламова была дочерью малокабардинского узденя Крымхана Бештокова 1812 г.р. См. Казаков А.В. Адыги (черкесы) на российской военной службе…., с. 131.

[28] Хакяша Исламов получил домашнее образование и хорошо знал арабский и русский языки.

[29] ЦГА КБР, Ф. 3, оп.1, л. 25–26. См. Казаков А.В. Адыги (черкесы) на российской военной службе…., с. 131

[30] ЦГА КБР, Ф. 2, оп. 1, д.38, л. 30.

[31] Бейтуганов С.Н. Кабарда: история и фамилии. Нальчик: «Эльбрус», 2007, с. 448.

[32] Бейтуганов С.Н. Кабарда: история и фамилии. Нальчик: «Эльбрус», 2007, с. 263.

[33] ЦГА КБР, Ф. 2, оп. 1, д.38, л. 30.

[34] Бейтуганов С.Н. Кабарда: история и фамилии. Нальчик: «Эльбрус», 2007, с. 374.

[35] См. Казаков А.В. Адыги (черкесы) на российской военной службе. Воеводы и офицеры. Середина XVI – начало XX в., Нальчик: Эль-Фа, 2006, с. 132.

[36] Бейтуганов С.Н. Кабарда: история и фамилии. Нальчик: «Эльбрус», 2007, с. 424.

[37] ЦГА КБР, Ф. 9, оп.1, д.40, л. 20 об.

[38] ЦГА РСО-А, Ф-20, оп. 1, д. 1339. Дело о сопротивлении Исламова, 2 янв.1892 г.,7 л.

[39] Науруз Исламов вместе с Нахо Инароковым летом1888 г. были назначены в числе всадников с. Исламово, которые должны были встречать императора Александра III в ходе его посещения Терской области.

[40] ЦГА РСО-А, Ф-20, оп. 1, д. 1339. Дело о сопротивлении Исламова, 2 янв.1892 г., л. 1-7.

[41] Кабардино-русские отношения в XVI–XVII вв. М.,1957. С. 114–115.

[42] Бесланеев В.С. Малая Кабарда (XIII – начало XX века), Нальчик: «Эльбрус», 1995, с. 96.

[43] ЦГА КБР, Ф. 40, оп. 1, д. 3, т.1, л. 107.

[44] Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1957, т. 2. с. 378.шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu