Основатель Хаттского государства Тудхалии II

Основатель Хаттского государства Тудхалии II

Основатель Хаттского государства Тудхалии IIОбраз Тудхалии II (Есть основания полагать, что династия, основанная Тудхалией II, была хурритского происхождения. Дело в том, что хеттские имена, которые носили эти цари, оказались в действительности их тронными именами; их личные имена, насколько последние известны, были хурритскими, так же как и имена их цариц и братьев. Два таких хурритских имени — это Урхи-Тешуб и Шарри-Кушух; Урхи-Тешуб принял, вступив на хеттский престол, тронное имя Мурсили III, а Шарри-Кушух, брат Мурсили II,— это, несомненно, сын Суппилулиумы, принявший имя Пияссили при назначении царем Каркемиша. Это свидетельствует о сильном хурритском влиянии на хеттскую цивилизацию в период империи, выразившемся, в частности, во введении хурритского пантеона, который может быть прослежен задолго до времен царицы Пудхепы. — Примеч. авт. к исправленному изд.), основателя той династии, которая позднее создала хеттскую империю, остается смутным. О нем известно только то, что он вторгся в Алеппо и разрушил его, но это — свидетельство восстановления хеттским царством внутренней стабильности: оно снова получило возможность диктовать свою волю мятежным вассалам. Время и обстоятельства вторжения в Алеппо точно неизвестны, и это событие приходится соотносить с уже известной историей Сирии XV в. до н. э. В тот довольно длительный период, последовавший за убийством Мурсили I, когда хетты были слабы, Северная Сирия попала, по-видимому, под власть Ханигальбата, одного из политических объединений хурритов, возникшего около 1500 г. до н. э. О слабости Хатти свидетельствует то, что сирийский вассал хурритского царства мог безнаказанно совершать набеги на пограничные территории хеттов. В 1457 г. до н. э. победы Тутмоса III во время восьмого похода положили конец господству хурритов. После этого египтяне владычествовали в Сирии около тридцати лет. Однако после смерти энергичного Тутмоса они уже не сумели удержать Северную Серию. Вскоре после восшествия на престол Аменхотепа II египтяне вынуждены были, в свою очередь, отступить перед другой хурритской силой — Митанни. Царство Митанни под эгидой арийской династии стало на некоторое время господствующей силой в Западной Азии. Подробная история этих событий нам неизвестна, ибо письменные свидетельства о царях Митанни еще не найдены. Но в следующем столетии, когда могущество Митанни было сломлено, распространение хурритского языка и влияние хурритской культуры делается очень заметным во всех землях — от хеттской Анатолии до ханаанской Палестины, о чем свидетельствуют многочисленные памятники письменности. Считается, что хетты вторглись в Алеппо в наказание за сговор с Ханигальбатом. Вряд ли это могло произойти позже победы Тутмоса над Ханигальбатом в 1457 г. до н. э. Отнюдь не исключено, что хетты совершили нападение во время египетского похода как союзники египетского царя; в самом деле, мы знаем, что Тутмос получал в то время подарки от «Великой Хеты». Это объяснило бы, почему в сообщениях о египетском походе отсутствуют какие-либо упоминания о захвате Алеппо. Рост могущества Митанни снова поверг царство хеттов в состояние кризиса. Ряд царств, которые ранее входили в сферу влияния хеттов, либо перешли на сторону соперника, либо добились независимости, и при Хаттусили II и Тудхалии III царство хеттов оказалось на грани катастрофы. Один из поздних царей дает следующее описание кризиса, которое, по-видимому, относится именно к этому периоду. В давние времена страны Хатти были разорены нашествием из-за границы (?). Враг из Каски пришел и разорил страны Хатти и сделал Ненассу своей границей. Через границу Нижней страны пришел враг из Арцавы, и он тоже грабил страны Хатти и сделал Тувануву и Уду своими границами. Извне, из Араунны, пришел враг и разорил всю Гассию. Снова извне, из Ацци, явился враг и разорил все Верхние страны и сделал Самуху своей границей. И из Исувы явился враг и разорил страну Тегараму. Также извне пришел враг из Арматаны, и он тоже разорил страны Хатти и сделал город Киццуватну своей границей. И Хаттуса, этот город, был сожжен и... но мавзолей в честь... уцелел. Маловероятно, что все эти нашествия происходили одновременно, иначе царство хеттов к югу от Галиса превратилось бы в пустыню. Но исторически это описание согласуется с известными фактами, касающимися ситуации, сложившейся в ту пору: нападение восточных соседей Хатти можно объяснить поддержкой их со стороны Митанни; а независимость и вторжение Арцавы подтверждается письмами фараона к царю Арцавы, найденными в архивах Телль-эль-Амарны. Конец этого периода бессилия и начало нового времени отмечены приходом к власти царя Суппилулиумы. Обстоятельства его прихода к власти в 1380 г. до н. э. были необычными, хотя он и был сыном Тудхалии III и сопровождал своего отца в некоторых военных походах. Мы мало знаем о борьбе за консолидацию в самой Хатти. По-видимому, этой проблеме были посвящены первые годы царствования Суппнлулиумы. По всей вероятности, именно он наметил Контур большой защитной стены, построенной в южной части города Хаттусы, и других укреплений столицы, описанных ниже. После этого он смог заняться осуществлением своего главного замысла, а именно свести счеты с Митанни — врагом, повинным в бедственном положении его царства в недавнем прошлом. Первый поход на Сирию через горные перевалы Тавра был отражен с большими потерями; царь Митанни, Тушратта, смог отправить часть добычи своему союзнику, царю Египта. Следующее нападение было поэтому подготовлено более тщательно. Наверное, было обнаружено, что главные защитные сооружения Митанни расположены в Северной Сирии. Во всяком случае, по новому плану предстояло пересечь Евфрат у Малатьи и захватить царство Митанни с тыла. Путь был опасным из-за диких племен, обитавших в северных горах, и пришлось совершить предварительный поход, чтобы заставить их покориться; был заключен договор с несколько загадочным царством, которое называли то Ацци, то Хайаса; договор закрепили женитьбой вождя Хитасы на сестре царя. Таким образом обезопасили левый фланг. Перейдя Евфрат, Суппияулиума без труда вернул себе утерянную ранее область Исува и неожиданно напал на столицу Митанни — Вашшукканни, захватил ее и разграбил. Царь Митанни, по-видимому, не оказал сопроивления и избежал сражения. Затем Суппилулиума снова переправился через Евфрат, вошел в Сирию, где местные властители, лишенные поддержки Митанни, поспешили покориться. В планы царя не входили военные действия с Египтом, и он, вероятно, согласился бы провести границу по реке Оронт; но царь Кадеша (аванпоста, входившего в сферу египетского влияния) вступил в бой и был сокрушен хеттскими боевыми колесницами. Хеттская армия.проникла к югу вплоть до Абина (библ. Хобах — Бытие XIV. 15), что вблизи Дамаска, и Суппилулиума утверждает, что расширил свои границы вплоть до Ливана. К счастью для него, египетские цари, занятые в это время государственным переустройством, перестали заботиться об обороне империи. В результате этого блестящего похода, относящегося примерно к 1370 г. до н. э., Хальпа (Алеппо) и Алалах (Телль-Атчана) перешли к хеттам. Дошедшие до нас договоры с царями Нухашше (Центральная Сирия) и Амурру, куда входили район Ливана и большая часть приморской полосы, были, возможно, заключены как раз в это время. Однако Каркемиш, контролировавший главную переправу через Евфрат, и область, известная хеттам как Астата, простиравшаяся вниз по течению Евфрата от Каркемиша до устья Хабура, оставались враждебными и все еще могли рассчитывать на поддержку со стороны непобеждемных, хотя и бесславных войск царя Тушратты. В это время срочные государственные дела заставили Суппилулиуму вернуться обратно в столицу. Своему сыну Телепину, «жрецу», он наказал держать в повиновении Сирию, что было явно нелегко. Сирийские княжества были разделены на прохеттские и промитаниийские, и каждая из этих фракций жадно следила за исходом борьбы между великими державами. К счастью для хеттов, государство Митанни само было раздираемо междоусобицами. Царь Тушратта и его предшественники вступили в союз с царями Египта, и обе династии были тесно связаны дипломатическими браками. Но теперь Египет оказался шаткой опорой, и одна из соперничавших ветвей митаннийской царской семьи усмотрела в затруднениях, которые испытывал Тушратта, шансы на захват власти. Эта партия обратилась за помощью и поддержкой к Ашшурубаллиту, честолюбивому царю Ассирии, чьи предшественники платили дань царям Митанни. В результате Тушратта был убит, и новый царь, Артатама, а за ним и его сын Шутарна признали независимость Ассирии и осыпали ее царя пышными дарами из дворца Тушратты. Какую бы опасность для будущего ии таило это внезапное возвышение (Нового могущественного государства на Тигре, падение Митанни, несомненно, облегчило хеттам завоевание Сирии. Когда Суппилулиума вернулся туда около 1340 г. до н. э. для завершения своих замыслов, ему хватило восьмидневной осады, чтобы захватить мощную крепость Каркемиш, и Сирия — от Евфрата до моря — оказалась подвластна хеттам. Телепину стал царем Алеппо, а другой из царских сыновей, Пияссили, — царем Каркемиша. Накоиец, царство Киццуватна, оказавшееся теперь в изоляции, заключило мир и было признано дружественной, почти равноправной державой (см. ниже). О славе, которую приобрел Суппилулиума, можно судить по событию, которое произошло, когда царь стоял лагерем под Каркемишам. Из Египта прибыл посланец с письмом от царицы, гласившим «Мой муж умер, а сына у меня нет. О тебе же говорят, что у тебя много сыновей. Если бы ты прислал мне одного из своих сыновей, он мог бы стать моим мужем. Я ни за что не возьму в мужья ни одного из своих подданных. Это меня очень страшит». Суппилулиума был так поражен этой просьбой, что отправил к египетскому двору посла, дабы убедиться, что его не обманывают. Тот вернулся и привез второе послание от царицы: «Почему ты говоришь: 'Они меня-де обманывают'? Если бы у меня был сын, разве я бы обратилась к чужеземцу и тем предала огласке свое горе и горе моей страны? Ты оскорбил меня, так говоря. Тот, кто был моим мужем, умер, и у меня нет сына. Я никогда не возьму кого-нибудь из моих подданных в мужья. Я писала только тебе. Все говорят, что у тебя много сыновей; дай мне одного из твоих сыновей, чтобы он мог стать моим мужем». Египетская царица, пославшая эти письма, была, почти наверное, царицей Анхесенамун, третьей дочерью «царя-еретика» Эхнатона. Еще совсем юная, она уже была вдовой юноши-царя Тутанхамона, умершего, когда ему было едва восемнадцать лет. Поскольку у нее не было детей, она имела право, теоретически по крайней мере, выбрать себе второго супруга и тем самым решить вопрос о наследнике египетского престола. Не таков был Суппилулиума, чтобы упустить столь редкую возможность, один из его сыновей был должным образом снаряжен в путь. Но план сорвался. Мы узнаем, что по прибытии в Египет хеттский принц был убит, возможно агентами жреца и придворного Эйи, ставшего следующим царем Египта; Эйя, по-видимому, женился на царице Анхесенамун, узаконив тем самым узурпацию престола. Несомненно, что это был как раз тот брак, от которого Анхесенамун надеялась спастись, взывая к хеттскому царю. Вскоре после этого сын убитого Тушратты из Митанни, сам едва избежавший смерти, явился просителем к Суппилулиуме. Умный хеттский царь не замедлил воспользоваться возможностью образовать буферное государство для борьбы с растущей угрозой со стороны Ассирии. Он послал юношу к Пияссили, царю Каркемиша, и они вместе переправились через Евфрат во главе больших сил и вновь вступили в Вашшукканни, столицу Митанни. Возникло новое вассальное царство Митанни, но оно в конце концов оказалось слишком слабым, чтобы устоять против Ашшурубаллита, который вскоре после смерти Суппилулиумы сумел присоединить территорию Митанни к своим владениям; теперь только Евфрат отделял его от хеттов. Впрочем, с этих пор ничто не могло всерьез поколебать власть хеттов над Сирией. После того как Суттпилулиума и вскоре после него его старший сын Арнуванда II погибли от чумы, а престол перешел к юному и неопытному Мурсили II, правители Алеппо и Каркемиша все же сохраняли верность хеттам; угроза нависала главным образом со стороны западных провинций империи. Здесь еще много неясного, так как довольно трудно локализовать многие топонимы. Могущественное царство Арцава, которое, как мы видели, когда-то покорил сам Лабарна, в период упадка хеттского государства утвердило свою независимость, и его царь даже вступил в дружественную переписку с царем Египта. Суппилулиума вновь завоевал Арцаву, но теперь она снова восстала в союзе со своими сателлитами Мирой, Кувалией, Хапаллой и страной реки Сеха. Молодой Мурсили, однако, был истинным сыном своего отца. В результате большого двухлетнего похода, подробное описание которого дошло до нас, государство Арцава было полностью разгромлено, царь убит, а правителями назначены хеттские ставленники. По крайней мере один из этих ставленников был связан с хеттским престолом браком с хеттской принцессой. Такое положение дел существовало на протяжении всей жизни Мурсили, но хеттская империя никогда не была в безопасности на этом фланге, и каждый последующий царь вынужден был подавлять там мятежи. Северная граница также была вечным источником тревог, хотя и по другой причине. Здесь не было сильного соперника, подобного Арцаве на западе; трудность заключалась в отсутствии устойчивого, упорядоченного правительства, с которым можно было бы заключить договор. В главных центрах стояли хеттские гарнизоны, но они, по-видимому, не были достаточно сильны, чтобы держать в повиновении беспокойный народ страны Каска, населявший эти далекие долины. Нет никаких намеков на то, что эти племена получали помощь из-за пределов хеттского мира; и все же царь был вынужден каждые несколько лет вести свою армию в горы севера, чтобы усмирять эти области. Мурсили сообщает о таких походах (снова с большими подробностями) 1-й, 2-й, 5-й, 6-й, 7-й, 9-й, 19-й, 24-й, 25-й и 26-й годы своего правления. По-видимому, каждый поход был удачным, но все же победа не была окончательной; при малейшем признаке слабости племена всегда были готовы восстать. Трудно поэтому избежать подозрения, что причины беспорядков лежали глубже, чем это подозревали сами хетты. На седьмом году правления Мурсили царство Ацци-Хайаса, лежавшее дальше к востоку, доставило много беспокойства, и здесь пришлось снова начать военные действия. Этот поход поначалу был поручен одному из царских генералов, так как сам царь должен был исполнять свои религиозные обязанности в Кумманни (античная Комана). Тем временем взбунтовалась даже Сирия, по-видимому при подстрекательстве Египта, который снова начал проявлять активность во время правления Хоремхеба. Случилось так, что царь Каркемиша, брат царя Шарри-Кушух, успешно правивший в течение десятка лет подвластными ему территориями, отправился в Кумманни, чтобы участвовать вместе с братом в религиозных празднествах, но там заболел и умер. Во время отсутствия своего царя Каркемиш был, по-видимому, захвачен, хотя кем — неизвестно. Обстоятельства настоятельно требовали личного вмешательства царя, и таким образом в девятый год своего царствования он вступил в Сирию. Уже одного присутствия царской армии оказалось, по-видимому, достаточным, чтобы привести сирийцев в повиновение. Царем Каркемиша был посажен сын Шарри-Кушуха, и к концу года Мурсили смог двинуться на север, чтобы закончить военные действия против Ацци-Хайасы. Трудно точно установить географию других царских походов. Удивительно, что нигде не упоминается Киццуватна, хотя известно, что эта страна подняла мятеж еще в начале царствования Мурсили. Поскольку после Суппилулиумы нет упоминания ни об одном царе Киццуватны, а эта страна сделалась, по-видимому, провинцией Хатти в царствование Мурсили, то ее повторное завоевание, вероятно, было описано в той части текста, которая ныне утрачена. Мурсили оставил своему сыну и преемнику Муваталки прочную империю, окруженную сетью вассальных царств. По восшествии на престол новый царь не столкнулся с серьезными трудностями. На западе понадобилась лишь некоторая демонстрация силы; имя противника, впрочем, не сохранилось Были подтверждены права вассальных царей Арцавы и заключен новый договор с неким Алаксанду, царем Вилусы, страны, которая упоминается как одна из стран Арцавы, остававшаяся, однако, неизменно преданной стране Хатти со времен Лабарны. Чувствуя себя в безопасности на этом фланге, Муваталли мог теперь сосредоточить все свое внимание на новой опасности, грозившей с юга, ибо египетский колосс пришел наконец в движение. Цари XIX династии стремились вернуть себе территории в Сирии, ранее завоеванные Тутмосом III и утраченные из-за апатии религиозного реформатора Эхнатона. Около 1300 г. до н. э. Сети ввел свои армии в Хамаан, где восстановил закон и порядок, и продвинулся до Кадеша на Оронте. Реакция хеттов, по-видимому, была достаточно энергичной, так как до конца царствования Сети I мир более не нарушался. Однако, как только Рамсес II вступил на престол (в 1290 г до н. э.), стало ясно, что соперничавшим империям неизбежно придется помериться силами, и Муваталли призвал на помощь войска своих союзников. Египетские писцы приводят их список (хеттских письменных свидетельств об этом царствовании не найдено), и здесь мы впервые встречаем упоминание о дарданцах, известных из «Илиады» Гомера, о филистимлянах, а также шерданах, часто фигурирующих в египетских надписях. В дошедших до нас хеттских документах ни один из этих народов, однако, не упоминается, а поскольку хеттские записи, относящиеся к тому периоду, отсутствуют, то остается только гадать, почему эти племена сражались в рядах хеттской армии против египтян. Имперские армии встретились у Кадеша в 5-й год царствования Рамсеса, т. е. в 1286/5 г. до н. э., и, хотя фараон восхвалял свои доблести на стенах египетских храмов, тем не менее власть хеттов в Сирии сохранилась. Муваталли даже удалось продвинуться и завоевать район Аба или Абина около Дамаска. Таким образам, не подлежит сомнению, что битва при Кадеше окончилась решительной победой хеттов. Ниже приводятся некоторые подробности этой битвы. При Муваталли северо-восточные провинции государства представляли собой отдельное владение со столицей в Хакписсе под правлением способного и честолюбивого Хаттусили, брата царя, сам царь пребывал несколько южнее, в городе Даттассе, чтобы быть ближе к театру военных действий в Сирии. Хаттусили, таким образом, занимал очень сильную позицию, и неудивительно, что Урхи-Тешуб, юный сын царя Муваталли, ставший преемникам последнего около 1282 г. до н. э., пытался отнять у Хаттусили часть его территорий. Может быть, он подозревал, что у его дяди созрели намерения захватить престол. Но сам он не оставил никаких надписей, и подробности его недолгого царствования совершенно неизвестны, если не считать того, что мы знаем из тенденциозного изложения Хаттусили. Последний рассказывает о том, как семь лет терпел оскорбления Урхи-Тешуба и наконец открыто объявил войну своему племяннику и сверг его с престола. То, что ему так легко удался этот государственный переворот, свидетельствует о недостаточной популярности или мудрости правления Урхи-Тешуба. Сам Урхи-Тешуб был взят в плен в городе Самухе (около Малатьи), но с ним обошлись снисходительно: отправили в почетную ссылку в отдаленную сирийскую провинцию Нухашше. С вступлением на престол в 1275 г. до н. э. Хаттусили III, опытного военачальника, человека лет пятидесяти, для хеттской империи начался период относительного мира и процветания. В начале его царствования были некоторые трения с Египтом, причина которых неизвестна, и касситский царь Вавилона Кадашман-Тургу обещал Хаттусили военную помощь в случае войны. Но дело разрешилось мирным путем. Возможно, растущая мощь Ассирии способствовала сближению двух соперничавших империй — Хатти и Египта. Отношения между ними становились все более дружественными, и в 1269 г. до н. э. был заключен знаменитый договор, который гарантировал мир и безопасность всем странам Леванта. Не только цари, но и царицы обеих стран обменивались поздравительными посланиями, одно из которых сохранилось. Наконец через тринадцать лет этот договор был скреплен браком хеттской принцессы с фараоном Рамзесом. То, что у Хаттусили в возрасте шестидесяти девяти лет была дочь на выданье, объясняется тем, что он женился на будущей царице Пудухепе, дочери жреца из Хиццуватны, только за двадцать девять лет до этого, вернувшись из египетского похода, где воевал вместе с братом. Хаттусили снова перевел столицу в Хаттусу, которая была, по-видимому, полностью разорена племенами касков, когда его брат Муваталли находился на юге. Город был заново отстроен, архивы переписаны. Большое число религиозных и административных законов, изданных этим царем и его царицей Пудухепой, создают впечатление о достигнутых порядках и процветании. Небольшой фрагмент — все, что сохранилось от анналов Хаттусили, — говорит о том, что на западе страны положение было не таким благополучным. Вероятно, пришлось (Совершить некоторые военные операции против старого врага Арцавы, чтобы навести порядок, но подробности нам неизвестны. После смерти Кадашмана-Тургу около 1274 г. до н. з. отношения с Вавилоном ухудшились; имеется письмо Хаттусили молодому Кадашману-Энлилю, в котором он жалуется, что с момента его восшествия на престол тот перестал посылать своих послов в Хатти. Изгнанный Урхи-Гешуб, вероятно, приложил к этому руку, так как Хаттусили говорит, что Урхи-Тешуб во время своего пребывания в Нухашше завел интригу с Вавилоном и был поэтому удален из Нухашше и послан «в сторону моря» — темная по смыслу фраза, которая, может быть, иносказательно говорит об острове Кипр. Из другого документа известно, что в дальнейшем Урхи-Тешуб жил в чужой стране, и это вполне мог быть Кипр. Отсюда он, по-видимому, вступил в переговоры с царем Египта; но если все это делалось, чтобы заручиться помощью иностранной державы для возвращения престола, то успеха он, очевидно, не достиг. Царь Хаттусили — автор примечательного документа, подробно описанного в гл. VIII. Главной целью этого документа была, по-видимому, попытка оправдать свой захват престола и изгнание законного государя. Хаттусили оправдывается тем, что он действовал по побуждению, а также по прямому приказанию богини Иштар из Самухи. Ясно, что рассказ этот тенденциозен и ему нельзя слишком доверять; но как свидетельство высокоразвитой политической совести — это уникум в древнем мире. Принимая во внимание возраст Хаттусили, можно считать, что он умер вскоре после свадьбы своей дочери с царем Египта. Его сын и преемник Тудхалия IV проявлял, по-видимому, особый интерес к своим религиозным обязанностям и произвел ряд реформ, относящихся к празднествам и другим церемониям. Возможно, что именно он велел высечь рельефы в Язылыкая (см. ниже), так как в главной галерее мы видим, как некий царь Тудхалия несет свою «монограмму» (см. рис. в статье '3. Государственная религия', 64), а в боковой галерее он же пребывает в объятиях своего бога (см. фото 13 в галерее). Все это позволяет предположить, что по крайней мере ранний период его царствования был мирным и процветающим. Он совершил ряд военных походов на запад, и, по-видимому, с успехом, так как страна Ассува (позже — римская провинция Азия, название которой теперь распространилось на целую часть света) вошла в состав хеттских владений. Однако еще до конца царствования Тудхалии IV на западном горизонте появились тучи. Царь Аххиявы (возможно, ахейский правитель — см. ниже) и некто по имени Аттарсия из той же страны начали вторжение в подчиненные хеттам страны на крайнем западе. Некто Маддуватта, чье имя сравнивали с именами первых царей Лидии Алиатт и Садиатт, был изгнан из своей страны Аттарсией и явился ко двору хеттского царя, от которого получил небольшое вассальное царство где-то на западе Малой Азии. Тудхалия, по-видимому, был еще достаточно силен, чтобы отражать дальнейшие нападения. Однако дни хеттской империи были уже сочтены. При следующем царе, Арнуванде III, положение на западе стало быстро ухудшаться. Маддуватта объединился с Аттарсией, и, хотя хеттский царь в пространном прескрипте называет его не иначе, как вероломным вассалом, мы чувствуем, что в этом районе сложилась совсем новая ситуация. В частности, мы узнаем, что Маддуватта «занял всю страну Арцаву». В то же время другой авантюрист, по имени Мита, действовал в восточных горах, где некогда находилось царство Хайаса. Совпадение его имени с именем царя народа мушков (VII в. до н. э.), которого обычно отождествляют с фригийским Медасом греческой традиции, может быть, всего лишь случайность, но возможно, что мушки (мосхи и античных источников) уже находились в этой области и что имя Мита — династическое. Как бы то ни было, мы знаем, что великое переселение народов уже научалось, и хрупкая хеттская федерация была совершенно не в состоянии ему противостоять. Указы Арнуванды не содержат никакого намека на приближающуюся гибель. Его сменил его брат, Сушшлулиума II, но царствование последнего было, вероятно, недолгим; мы узнаем о нем лишь из клятв на верность, которые давали ему некоторые сановники и чиновники. Анналы Рамсеса III сообщают о том, как на островах произошли беспорядки и как хетты вместе с другими народами совершили великое нашествие на Сирию и, соединясь с «народами моря», стали угрожать Египту. Филистимляне же осели на побережье Палестины (которое таким образом и получило свое современное наименование). В Малой Азии, если судить по гомеровской легенде, фригийцы вскоре вытеснили хеттов и сами стали главенствующей силой.шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu