Статьи / История / 16 февраль 2016

Абадзехи, их быт, нравы и обычаи

На Кавказе, поступил к нам в подданство новый народ, абадзехи. Подданство абадзехов тем для нас важнее, что теперь на всем Кавказе остался непокоренным небольшой лишь уголок, у самого Черного моря. Уголок этот населен тоже горскими племенами, а именно шапсугами и убыхами. Страна, занимаемая абадзехами, с одной стороны прилегает к рекам Белой и Кубани, с другой касается земель, населенных убыхами и шапсугами. Высокие горы, покрытые сплошным дремучим лесом, перерезанные множеством потоков, бесчисленными ущельями, оврагами и пропастями - вот их отечество. Нигде нет ни следа никакой дороги. Местами виднеется только узкая тропинка, которая, извиваясь над пропастями, теряется в чаще. Непривычный всадник на подобной тропинке легко может сломить себе шею, но горская лошадь легко несет своего всадника - абадзеха, смело перепрыгивая через овраги и пропасти, даром что некованная. У абадзехов нет обыкновения ковать лошадей. Не видно в земле абадзехов ни городов, ни сел потому что абадзехи живут по деревням, которые строятся вразброску, хижин по сто в каждой, и каждая из таких деревень занимает собою не меньше семи квадратных верст. Жилище у абадзехов устроено следующим образом: высокий крепкий плетень с терновыми ветвями на верху окружает большой двор. С одной стороны двора полукругом расположены хижины, с другой хлевы для коров, овец и коз. Среди хижин, стоит «юнех-шуха», что значит «большой дом», в котором живет глава рода с своею женою и детьми, не достигшими 12-летнего возраста. В этой хижине хранится также самая важная движимость целого рода, а именно: постели, число которых доходит у некоторых до 50, железная посуда, медные кружки для воды, сундуки с платьем, бельем, сафьяном, а также запас оружия и пороха. Все хижины выстроены из дерева или сплетены из ивовых прутьев. Стены обмазаны глиною и выбелены снаружи и изнутри; пол делается из хорошо утоптанной глины; крыша из досок, сверх которых кладется еще по большей части солома, придерживаемая поперечными балками. Потолок в хижине так низок, что можно легко достать его головою, и состоит из балок, отчего крыша видна изнутри хижины. Посредине избы находится большой очаг из досок или плетня, обмазанного глиною; по обе его стороны, а иногда и по одну, сделаны возвышения, которые заменяют собой кровати. Двери делаются из толстых дубовых досок и запираются изнутри деревянною задвижкою. Вместо окна, в стене сделано небольшое отверстие, через которое и освещается комната. Когда же зимою и ставень и дверь закрыты, то комната освещается огнем очага. Под одною кровлей с хижиною, отделенная только тонкой стеною, устраивается конюшня на 4 или на 6 лошадей. Дверь в конюшню запирается бревном изнутри хижины. Подобная хижина состоит из одной комнаты; иногда легкая перегородка делит ее надвое: в одной половине живут хозяева, другая служит кладовою. Внутреннее убранство очень просто: оно состоит из циновок, на которые положены подушки; нет в доме ни столов, ни стульев; в редких бывают скамьи. Постели убираются на день и расстилаются только, когда приходит время ложиться спать. В хижинах этих зимою очень холодно. Ветер наносит хлопья снега в дымовое отверстие очага, и хотя дрова абадзехам ничего не стоят и огонь горит целый день, однако в комнате оттого не теплее: ветер свободно проникает в хижину. Все хижины абадзехов сходны между собою и внутреннее их убранство одинаково. На том же дворе, где живут родители, для детей тоже выстроены отдельные хижины. У каждого женатого сына своя хижина, а также у каждой взрослой дочери. Если семья многочисленна, то на дворе стоит иногда до 15 подобных хижин, обращенных лицом к середине двора. Шагах в 20 от большой хижины стоят амбары, построенные каждый на четырех высоких толстых столбах. Эти амбары невелики, но их строится несколько: у людей зажиточных бывает до 10, а иногда и более. За хижинами стоят плетенные сараи для сена и соломы, а также помещения для овец, коз, буйволов; птичники для домашней птицы и загороди для коров, которые и зиму и лето стоят под открытым небом. Плодовые сады и огороды, обнесенные плетнем, примыкают ко двору. Если хозяин дома владеет рабами, то дворы последних находятся вблизи от двора владельца, и расположены совершенно также, как и дворы его владельца, так что жилище раба ничем не отличается от жилища господина. Те рабы, у которых есть семьи, живут на дворе владельца в особых хижинах. Вне ограды, на расстоянии от нее от 50 до 100 шагов, построен так называемый «хаджи-юнех», т. е. хижина для гостей, в котором никто не живет и который назначается исключительно для гостей. Даже беднейший из абадзехов непременно выстроит подобную хижину. Одеваются абадзехи очень просто, покойно и вместе с тем щеголевато. Мужчины носят длинный, до колен достигающий кафтан из беловато-серого или коричневого сукна. Богатые стараются достать иностранные сукна светлых цветов. Сюртук шьется без подкладки, с длинными широкими рукавами, без воротника; в поясе он застегивается несколькими маленькими пуговками и перетягивается ременным поясом; на груди делается место для 40 патронов, которые точатся из дерева или кости. У богатых это место на груди вышивается серебром. Под кафтан надевается архалук, кафтан, более короткий, который шьется из тонкого сукна, шелковой или бумажной материи светлых цветов. Кафтан делается на подкладке, с высоким воротником, длинными рукавами и застегивается от шеи до половины тела. Под ним надевается еще второй, из белой бумажной материи, сшитый также как и тот, но короче. Узкие, внизу суконные, большей частью красные, панталоны составляют остальное одеяние. Голову прикрывает высокая, на толстой подкладке, баранья папаха, которая выдерживает сабельный удар. Обувь состоит из полусапожек цветного сафьяна, на которые надевают еще башмаки (чевяки) в виде калош. И одежда и обувь у богатых украшается серебряным шитьем; против холода они употребляют бараньи тулупы, которые надевают под верхнее платье; против дождя - бурку и башлык. Отправляясь из дому, надевают камаши (наголенники), которые доходят почти до колен. Одежда женщин состоит из длинного верхнего платья, которое доходит почти до лодыжек, открытого спереди, без воротника и с длинными рукавами. Под ним кафтан, идущий гораздо ниже колен, застегивающийся сверху донизу и перевязанный посредине поясом, который богато украшается серебром и золотом. Затем шаравары, широкие и длинные, и наконец обувь, такая же как и у мужчин. Головной их убор очень красив: он состоит из высокого чепца, в форме сахарной головы. Эти чепцы вышиваются очень богато; с верхушки его идет очень длинное, почти до земли достигающее покрывало. Замужние носят низкие чепцы. Материи для платья берутся большей частью пестрые. Богатые носят платья из шелка и атласа. Женщины и девушки ходят всегда с открытым лицом. И все это, да и вообще все, что нужно абадзеху, приготовляется у него же дома. Из овечьей шерсти жена приготовит ему некрасивое, но прочное сукно, серого и грязно-белого цвета. Из льна, собранного на собственном поле, она выткет грубое полотно, которое и выбелит, хотя довольно плохо. Воловью шкуру, хотя и грубо, отделает мужчина; из овечьей и козьей шкуры он приготовит порядочный сафьян. Все платья и обувь шьют у него в доме женщины и девушки, они же разукрасят все это золотом и серебром с большим искусством и вкусом, и шитьем, до которого такой охотник абадзех. Даже телегу и земледельческие орудия сделает он сам. Вне дома делается только циновка и бурка. Циновка, которая кладется на пол в каждом доме, там, где растет хороший тростник, приготовляется с большим искусством; многие семейства только тем и занимаются, что деланием циновок, и торгуют ими по всей стране. То же и бурка. У абадзехов покупают бурки и прочие горцы, потому что нигде на всем Кавказе не умеют сделать ее так хорошо как абадзехи. Да еще оружие делается вне дома. Для этого есть особые оружейники и серебряники, которые, с помощью немногих инструментов, делают отличное оружие и отлично украшают его серебряною и золотою насечкой, которой мы часто удивляемся, так она красива. В семье отец - неограниченный властитель, которому все должны повиноваться. Пока он жив, сыновья обязаны жить с ним вместе. Они могут разделиться только после его смерти и то не иначе как с тем, чтобы двор и большая часть движимости досталась старшему. Мать имеет в доме такое же влияние, как и отец, и свято чтится всею семьею. Она ведет все домашнее хозяйство: и женщины и девушки у нее в распоряжении; они не имеют права завести особое хозяйство, особую кухню. Мать раздает всем одежду, надзирает за ее приготовлением. Кушанье готовится для всех вместе, под ее же надзором, и раздается два раза в день: за час до полудня и немедленно после солнечного заката. Когда наступает время обеда, приходит в «юнех-шуху» молодой парень с лоханью и кувшином тепловатой воды, за ним другой несет мыло и полотенце. Так как там употребляют только ножи и ложки, то твердую пищу приходится брать руками, для чего необходимо вымыть руки. Затем приносят кушанья все вместе, каждое в деревянной посуде, и ставят их на небольшие столики. На каждый столик особое кушанье. Столики вышиною бывают не более фута. У богатых на обед подают: индейку с соусом из красного перца, лапшу с сыром, маленькие пшеничные булки с свежим, только что вынутым из улья медом, лапшу с мясом, мелко нарезанную баранину в соусе с перцем; другого рода (маисовые например) булки с медом, ломти сыра, перепревшие с маслом и хлебом, и кислые сливки с пшенною кашею. На ужин - суп, сильно приправленный перцем, баранина (баран подается на стол всегда целый), красную репу, кислую капусту и, наконец, пирожное с медом. При всяком кушанье, нуждающемся в хлебе, вместо него подают корку с каши, потому что хлеб пекут чрезвычайно редко и заменяют его кашей. Столы убираются не все вдруг, а один за другим; после знатных гостей едят их слуги; после старших - младшие; потом, случайно присутствовавшие соседи; наконец рабы: есть обычай, чтобы из кушаний, поданных гостям, ничего не приносилось обратно в кухню. После обеда опять моют руки. Иногда подают 20 и даже до 30 кушаний, но, в сущности, все это одно и тоже, только в разных видах. Правда, что такое количество кушаний подается только у богатого абадзеха, но и бедные там едят весьма хорошо. Барана и кашу вы найдете на столе у самого бедного из беднейших абадзехов, потому что абадзехи содержат многочисленные стада овец и коз, которые на Кавказе имеют бесподобный вкус. Однако случается, и даже нередко, что абадзехи принуждены бывают и голодать. Причиной их голода бывали или падеж скота, или налет саранчи. Пьют абадзехи чистую воду. Вина не пьют и не делают, несмотря на то, что по лесам и горам растет бесчисленное множество дикого винограда. Мед и довольно крепкое питье, называемое «шветт» и приготавливаемое из проса и меда, абадзехи готовят на праздники. Общественный праздник у абадзехов есть всего один в году, в начале июля, в честь успения пресвятой богородицы. По нашему этот праздник бывает в августе. Вряд ли найдется на целом свете народ, верования которого представляли бы такое смешение различных по существу религиозных понятий, как абадзехи. Вера их представляет смесь христианства, магометанства и язычества. В последнее время у абадзехов, также как и у других горцев, сильно распространилось магометанское учение, вследствие постоянных сношений горцев с турками. Но магометанское учение не могло изгладить из памяти горцев ни христианского учения, ни языческих преданий и поверий. Христианская вера была введена между абадзехами несколько сот лет тому назад итальянскими купцами, и именно генуэзцами, которые торговали не только с кавказскими горцами, но, через их посредство, вели обширную торговлю и с другими азиатскими странами, а именно с Персиею, Туркестаном и даже Китаем. Доказательством этого служат развалины христианских храмов, находящиеся в разных местах, и многочисленные могилы, разбросанные во всей стране, с крестами, то каменными, то деревянными. Некоторые из этих могил разрыты, и в них находят орудие с латинскою надписью и гербом генуэзской республики, а также монеты тогдашнего времени, золотые, серебряные и медные. В настоящее же время из всех христианских обрядов у абадзехов только всего и осталось, что поклонение животворящему кресту, и этот знак христианства замечается здесь до того преобладающим, что нет хижины, в которой бы его не было. Даже те из абадзехов, которые приняли магометанскую веру, до того уважают крест, что нашивают, или же вшивают его в намазник, т.е. ковер, на котором они стоят на коленях во время молитвы. И вшивают его именно на том месте, где молящемуся приходится касаться челом во время поклона. «Крест свят потому», говорят абадзехи, «что Еша, сын великого Та носит его на себе». «Еша» на их языке значит Иисус, а «Та» - Бог. О страданиях же Спасителя нашего и о его смерти, абадзехи ровно ничего не знают - до того забыли они христианское учение. Да и как не забыть им, когда очутились они окруженными со всех сторон или язычниками или магометанами, и из всех соседей их одни мы - христиане, но до подданства нам абадзехов, могли ли они иметь с нами какие-нибудь дружелюбные сношения? Очевидно, нет. Да к тому же, к несчастию, у абадзехов нет письменности, жрецы их не умеют ни читать, ни писать. Абадзехи не знают и не совершают никаких таинств: не знают и не чтут памяти ни святых, ни мучеников. Но Матерь Божия почитается у них, как в христианских землях. Богородицу называют они на своем языке «То-Нас», что значит Матерь Божия; или «Мора», т.е. Мария, или «Та-Мора», т.е. Мария Божия, и, как уже мы сказали, торжественно празднуют Успение Ее. Празднуют абадзехи этот праздник и совершают богослужение где-нибудь в лесу, под открытым небом, у какого-нибудь в древности еще сложенного из грубых камней алтаря, в который водружен, прапрадедами еще, может быть, старый деревянный крест, предмет их почитания, святыни абадзехов. Ни храмов, ни часовен у них нет. В день праздника, к полудню, со всех сторон стекаются абадзехи к назначенному месту. Старые и малые, мужчины и женщины, кто верхом, кто пешком, в праздничных нарядах. У алтаря, между тем, их дожидается уже жрец, седой, как лунь старец, с длинною бородой. Платье его ничем не отличается от платья прочих горцев. Церковного одеяния абадзехи не знают. Стоит старик у алтаря, а молодые парни подводят к нему назначенных в жертву животных, - четыре молодых быка, восемь баранов и восемь козлов. По сторонам жреца становятся пять мальчиков, двое по правую, трое по левую руку. У первых в руках три деревянные, одна в другую вложенные чаши, у последних деревянный кружок с тремя ножами различной величины. На каменный помост у алтаря ставят корзины с хлебом, с лепешками из маиса и пшеницы, с медом и маслом, и сосуды с молоком и шветтом. Поодаль алтаря, полукругом становятся мужчины, а за ними толпятся женщины и девицы. Шагах во ста от алтаря раскладываются полукругом же костры до 30 числом, а иногда и более, а над ним вешаются котлы с водою. Когда все это готово, старик снимает шапку, то же делают присутствующие, и водворяется мертвая тишина. Старик начинает молитву, которой слова повторяет за ним все собрание, мужчины с глубокими вздохами, а женщины плачевно-певучим голосом: «Та даге! Та шуга! Та иттики! Еша, Та-ок Маара! Та-нан! Та, Та! То есть: Прекрасный боже! Великий Боже! Мы бедные!.. Иисусе, Сыне Божий! Мария, Мати Божия! Боже! Боже!.. Во время молитвы, старик то поднимает руки к небу, то складывает их крестообразно на груди, а собрание повторяет все его движения. С четверть часа молится так старик, замолкает, надевает на голову шапку, что делают присутствующие, и, взяв один из ножей с кружка, передает его близ стоящему абадзеху. Тот передает другому, другой третьему, третий четвертому, пока таким образом, переходя из рук в руки, нож не возвратится опять в руки старика. Получив нож обратно, старик берет из рук мальчиков одну из чаш и подает знак, чтоб подвели к нему одно из предназначенных в жертву животных. Несколько сильных парней мигом повергают на каменную площадку у алтаря ревущего быка, и старик, молясь про себя, перерезывает ему горло, и кровь его сливает в чашу. Вслед за тем подводят к нему другого быка, а потом и третьего и четвертого. Когда быки зарезаны, старец опять обращается к алтарю и, подымая к небу руки, вместе с окровавленным ножом, снова повторяет известную уже нам молитву, которую, также как и прежде, повторяет за ним все собрание. Затем старик берет с кружка другой нож, этот опять обходит все собрание, и когда возвратится в руки старика, тот из рук мальчиков берет другую чашу и режет таким же образом баранов, как прежде зарезал быков, и кровь их сливает в другую чашу. После этого опять молится, берет третий нож, и этот, также как и первые два, обходит все собрание. Старик берет последнюю чашу, ему подводят козлов и он режет их с тихою молитвой и кровь их сливает в третью чашу; когда таким образом зарежутся все назначенные в жертву животные, и чаши с кровью поставятся на каменную плиту, вправо от алтаря, то каждый из абадзехов спешит обмочить в одной из этих чаш, кто кусок сукна, кто кусок полотна, а кто просто пальцы; некоторые из них тут же кровью этой капают на свое оружие: так как жертвенная кровь считается у абадзехов самым действительным средством не только против болезней, но и против всяких чар. Когда каждый обмакнет таким образом в жертвенной крови или кусок сукна, или свои пальцы, то молодые парни и девицы уходят к кострам, где с зарезанных животных начинают снимать кожи, рубить мясо и готовить пир, а у алтаря остаются одни женатые да замужние, старик же жрец становится в нескольких шагах от алтаря. Тогда каждый, у кого есть какая-нибудь особенная просьба, подходит к старцу и передает ее, а тот сейчас же идет к алтарю и молится там. Помолившись, он возвращается на прежнее место, выслушивает просьбу другого, опять идет к алтарю, опять возвращается, выслушивает третьего, и так далее, пока не выслушает всех. Таким образом, по мнению абадзехов, всякая просьба их должна достигнуть до великого Та не иначе, как через посредство жреца, который, заметим мимоходом, не получает за это от абадзехов ровно никакой платы. Когда кушанье готово, то старики и женщины садятся на землю кучками по шести, по восьми человек за маленькие низенькие столики. Юноши же и девицы не садятся, а должны прислуживать старикам. И вот мясо всех жертвенных животных, приготовленное обыкновенно с просяною крупою, быстро исчезает, потому что обыкновенно больше тысячи человек собирается в одно место на праздник. Кушанья же, поставленные у подножия алтаря, т.е. корзины с хлебом, медом и маслом, а также и сосуды с молоком и шветтом, остаются нетронутыми. Они предназначаются в подкрепленье усталому путнику. Жертвенные ножи, чаши, а равно и кожи убитых животных составляют неотъемлемую собственность жреца. Абадзехи уверены, что сама Маара сходит в этот день, с небес на землю, принимает участие в празднике, и, оставаясь невидимою, благословляет и награждает тех, кто участвует в этом празднике. Успение Пресвятой Богородицы - одно из самых важных, глубоко укоренившихся в народе воспоминаний о господствовавшем когда-то здесь христианстве. Это - единственный день в году, когда во всей земле прекращается всякая тяжкая работа, все одеваются в лучшие свои платья и вся страна оглашается радостными песнями и ружейными выстрелами, в честь Пресвятой Девы Марии. Других праздников общественных абадзехи не знают. Там только, где введена впоследствии вера магометанская, там введены и магометанские праздники, но и там память Успения Богородицы чтится также высоко и свято как и в земле абадзехов-христиан. Абадзехи до крайности суеверны. Они думают, что у каждой реки, у каждого леса, у каждой горы есть свой особый дух - покровитель. Нередко они считают нужным делать им приношения, и для этого носят пищу и питье, которое и оставляют в лесу или на горе. Весьма часто можно встретить у абадзехов маленькие деревянные изображения этих духов-покровителей. Огромное значение придают абадзехи снам. Снотолкователи пользуются у них большим уважением. Лишь только соберется несколько человек, сейчас же начинают рассказывать они друг другу свои сны, которые тут же и объясняются, и слова подобного снотолкователя имеют огромный вес, потому что абадзех никогда или очень редко предпримет такое дело, за которое не советует ему взяться гадатель. Кроме того, у них есть множество различных преданий о заколдованных горах, где злые духи стерегут клады, о крылатых змеях. Сильно укоренено предание, что если русские проникнут в такое-то или в такое место, то страна будет покорена. Особенно пользуется подобной славою одна каменная громада, где, по словам горцев, погребен древний владетель гор вместе со своими сокровищами; дух его охраняет гробницу и как только русское войско станет на могиле этого богатыря, то весь Кавказ будет покорен безвозвратно. Каменная громада эта возвышается между реками Мезибом и Пшатом. Одно из самых распространенных преданий, не только между абадзехами, но и другими горцами есть следующее: На высокой горе, где лежит вечный снег, на самой ее вершине, есть громадный, круглый, тяжелый камень. На этом камне сидит древний старик. Белоснежные его волоса, покрывая голову, ниспадают до самого пояса; длинная борода его достает до ног; все тело старика густо обросло седыми волосами; на руках и ногах его чрезвычайно длинные когти загнулись словно орлиные; его глаза горят, словно два раскаленных угля. На шее, посредине тела, на руках и на ногах у него тяжелая цепь, которою он прикован к скале. Так сидит он страдает несколько тысяч лет. Старик этот, по словам горцев, прежде был одним из лучших слуг великого Та, но он возгордился и хотел свергнуть Та, а сам занять его место, но за свою дерзость был низвержен и прикован к скале. Горцы рассказывают, что хотя доступ к этому старику сопряжен с тысячью опасностей, однако есть люди, которые видели старика; но никому не дано, говорят они, видеть его два раза. Кто хотел достигнуть этого, тот погибал безвозвратно. По словам горцев, старик очень рад и становится весел, когда увидит живого человека. Он каждому, по обыкновению задаст три вопроса: первый - оставили ли туземцы страну? Второй: все ли юноши воспитаны в школах? И наконец: приносят ли все дикорастущие плодовые деревья много плодов? Жадно задает он эти вопросы и, получив на них, по обыкновению, отрицательный ответ, смущается. Семейный праздник у абадзехов составляет или свадьба, или похороны, других праздников нет. Девушку здесь против воли не выдают замуж; но она также не может выходить без согласия родителей. Жених старается как можно более узнать девушку, на которой хочет жениться. Как везде, так и здесь, обращается внимание на достаток и значение родителей, на нравственность и способность к женским рукоделиям невесты, на взаимную склонность и красоту. Ежели жениху позволяется навещать невесту в доме родителей, то это означает молчаливое согласие; и жениху остается приобрести согласие невесты. Если девушка согласна выйти замуж за своего искателя, то она назначает ночь, когда ее увезет жених. Увоз невесты - старинный обычай. Когда наступает назначенная ночь, жених, сопровождаемый своими друзьями, садиться на лошадь и тихо, осторожно подъезжает к хижине, где живет невеста. Кроме невесты, которая заготовила уже узелок с лучшими своими платьями, в тайну посвящены и родители, которые, однако, показывают вид, будто бы ничего не знают. Невеста прислушивается. У забора раздается легкий свист. Невеста незаметно ускользает со двора, жених схватывает ее, вскакивает с нею вместе на лошадь, возвещает о своем торжестве пистолетным выстрелом и мчится быстрым галопом. Друзья прикрывают его с тылу. Они тоже стреляют из ружей и слышится громкий крик, обозначающий похищение. На эту тревогу, вооруженные люди выскакивают со двора, садятся на лошадей, соседи следуют их примеру и все мчатся в погоню за похитителями. Между тем похититель успел уже ускакать и достиг своего места, где надеется сохранить в безопасности свою невесту; а его провожатые кричат, стреляют и рассыпаются по нескольку и по одиночке в разные стороны, затем чтобы обмануть преследователей. Горе тому жениху, который был бы пойман! С ним поступят как с вором: отнимут невесту, коня, оружие, снимут платье; потом изобьют и станут в добавок преследовать насмешками; вещи он должен выкупить приличными подарками и во второй раз попробовать счастья. Случается однако же, что девушка более о нем и слышать не хочет, стыдится его. Если же дело удалось, то он привозит невесту во двор хорошего своего приятеля, где уже приготовлены для них и помещение и стол. В продолжение целого месяца молодые ни о чем не думают, кроме своей любви. Каждый день, с восходом солнца, муж оставляет хижину и день проводит у приятеля, вечером же возвращается опять к жене. Во все это время он не должен попадаться на глаза не только своих родителей, но и какого бы то ни было старого или почтенного человека. По истечении месяца, молодую навещают ее мать и незамужние ее сестры. Теперь молодая оставляет тот дом, где прожила все это время и с большою свитою, с песнями и ружейными выстрелами переселяется в дом, который ближе ко двору ее мужа, обыкновенно не далее как на четверть часа расстояния. Здесь проводит она еще неделю, но мужу не дозволено теперь посещать ее. Все общество молодой состоит из ее матери, сестер и некоторых знакомых. А муж, в тот день, когда уехала его жена в другую хижину, собирает своих друзей, родных и знакомых, заготовляет для своих родителей подарки, и весь поезд, предводительствуемый двумя из друзей, с пением и ружейными выстрелами медленно подвигается к дому родителей молодых. Приехав на место, поезд останавливается. Двое вожаков входят в дом, сам же молодой должен оставаться далеко позади и ждать, чем кончатся переговоры. Предводители поезда входят в хижину, где их ожидают уже родители. Вошедшие кланяются и передают поклон от сына; потом в красных словах рассказывают о сыне, о невестке, которую хвалят и превозносят до небес, ярко расписывают счастье, которое ожидает молодых и в заключение просят дозволить молодым вход во двор и очистить для них жилище. А.О.Махвич-Мацкевич
Загрузка...
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031