Саид Багов... "Другой человек"

Саид Багов... "Другой человек"

Саид Багов... "Другой человек"Режиссер Национального театра Республики Адыгея, Заслуженный артист РФ Саид Багов, приехав в Москву на съемки, вновь стал гостем нашего Хьак1эщ. Представляем вниманию читателей нашего сайта интервью с артистом: — Саид Муратович, расскажите о Вашем новом творческом этапе в Майкопе. — С театральными кругами Адыгеи о совместной работе мы думали давно. Всё сложилось, когда я решил уйти из московского театра. По преимуществу я режиссер. Поэтому в Национальный театр Адыгеи я пришел именно в качестве режиссера. Сейчас ставлю пьесу Петра Гладилина «Другой человек». Премьера намечена на осень. У спектакля два варианта – на адыгейском и русском языках. Некого клише, к которому пьеса подгонялась бы, нет. Я отталкиваюсь от индивидуальности актеров и ментальной составляющей. — О чем спектакль? — Спектакль «Другой человек» о двух искренних любящих людях, которые нашли друг друга в этом сложном мире. Они учатся жизни на глазах у зрителя. Пьеса небольшая, но в то же время колоссальная, как мир. Ведь два человека – это целый мир! В «Другом человеке» театр становится формой общения на тему смысла жизни. Многим кажется, что жизнь, как таковая рутинна. Но это стереотип. Пьеса даёт возможность прочувствовать это. — Актеры определены? — Роли были в открыты в течение месяца, я всем дал возможность попробовать. На сегодня утверждены оба состава. В адыгейском варианте играют Анзор Кабехов и Марджана Нехай, а в русскоязычном - я и Асиет Гонежук. Но мы работаем в открытом формате, на репетиции я приглашаю и других актеров. — Московская публика увидит этот спектакль? — Мы сделаем так, чтобы увидели здесь и в Петербурге. В спектакле задействовано два лица, достаточно подвижные декорации. — Где Вам больше нравится работать в Москве или в Майкопе? — В Майкопе, и не последнюю роль играет то, что это всё наши, адыги (черкесы). Среда мне ментально близка и понятна. К тому же в Адыгее театральная ситуация открытая. А в Москве она активная, но крайне непростая. То, что мне удаётся делать в Адыгее, я бы не сделал здесь. — По каким причинам? — В Адыгее я вижу молодых актеров с замечательными данными. Они «включены» в процесс, они искренни и не щадят себя. А в Москве ситуация дошла до того, что актер, обладая достаточно примитивной техникой, в принципе, закрыт и не принимает. Материал, где речь идет о любви, о добре и чистоте, он поднять не может. Тут необходим совершенно иной душевный настрой, у майкопчан он есть. То, как они пробуют - смело и красиво. В маленькой республике, где с финансовой точки зрения человеку творческому порой немыслимо существовать, он сохраняет в себе порыв и искренность. — В интервью прошлого года мы спрашивали, думаете ли Вы преподавать в театральном ВУЗе. Тогда для Вас это было решительно неинтересно. Сегодня Вы воодушевленно делитесь своим мастерством. С чем связана эта перемена? — С людьми. Я вижу, что они берут то, чем я с ними делюсь. Опять-таки, многое зависит от режиссера, лидера. К сожалению, не все могут работать самостоятельно. В какой-то момент артисты теряются и перегорают. Одна из моих задач - научить их выстраивать себя в переломные моменты судьбы, и оставаться в профессии вне зависимости от внешней востребованности. — В контексте Дней Национального театра Адыгеи в Москве что вы можете рассказать об эмоциях актеров? Как они отреагировали на столичного зрителя? — Это был обоюдный риск - со стороны Постпредства, как организатора, и с нашей стороны: как примут, будет ли успех. Но рисковать надо. И был сделан грандиозный шаг вперед, хотя бы только потому, что впервые за свою более чем 70-летнюю историю Национальный театр Адыгеи приехал в Москву с полноценными гастролями, это колоссальное событие. Безусловно, все очень волновались. Дорога была непростой. Люди не успели адаптироваться в новой ситуации, а уже нужно было играть. Постпредством была выбрана замечательная площадка - КТЗ «Дворец на Яузе», где, кстати, в свое время Рязанов снимал «Карнавальную ночь». Как бы жизнь нас не испытывала в этой профессии, в тот момент, когда ты выходишь на сцену и отдаешь своё мастерство, ты получаешь в ответ колоссальные эмоции – это наивысшее счастье. Публика почувствовала это и, разумеется, актёры, создавшие этот праздник, тоже счастливы. И потом, у таких встреч замечательное послевкусие: актеры и режиссеры долго обсуждают, делают выводы, и появляется что-то новое. — Обсуждает не только театр, неизгладимое впечатление гастроли произвели на зрителя Москвы. На репетиции ансамбля «Адыги» молодежь, дети и взрослые спрашивали: «Когда театр приедет в следующий раз?» Постановка вопроса именно такая, а не, например, «приедут ли ещё?» И ты понимаешь, что в этом есть смысл. — Большой смысл. Потому что адыги (черкесы) должны объединятся. Было полное отсутствие общения и культурных связей. Сейчас всё меняется в лучшую сторону, и могу сказать, что колоссальная заслуга в этом принадлежит именно Постпредству Адыгеи. Помню, когда мы познакомились с Муратом Хапсироковым, он сказал: «Может, начнём что-то делать в Представительстве?» Сколько Вашей работе в данном составе, года два, да? Срок небольшой, но работа ведётся активнейшая и результатов очень много. Я знаю, чего это стоит в нынешних условиях. Сегодня, когда центральные каналы забиты ерундой, такое салонное общение, к которому Постпредство привлекает адыгов Москвы, играет колоссальную объединяющую и обогащающую роль. Это форма общения, к которой люди возвращаются интуитивно. Потому что все устали проводить время у ящика. Благодаря вам люди встречаются, знакомятся, общаются, узнают своих деятелей культуры. Раньше я даже не знал где Представительство Адыгеи находится. Знал, что есть, а где не знал.Я считаю, то, что сделано и делается сейчас - колоссальная и необходимейшая работа. И Дни Национального театра Адыгеи в Москве – прекрасное тому подтверждение. — Вы ведь продолжаете работу в Москве. Насколько сложно совмещать работу в театре и кинематографе? — Сложно перестраиваться. Московская жизнь и майкопская - совершенно разные стихии. В Москве у меня всегда столько дел! Съемки – это непросто. К тому же здесь у меня не только съемки, но ещё и репетиции концертных программ. Недавно выступил в ЦДРИ с программой «Откровения и намёки, совершенства и пороки», это городские романсы поэтов 19 века, замечательная любовная лирика. Я подготовил эту программу совместно с композитором, пианистом, Заслуженным артистом РФ Виктором Фридманом. Это была первая проба, и с этой программой нас уже приглашают в Чехию, Германию и Англию. — Мы тоже наслышаны об этом замечательном Вечере. Журналист радиостанции «Голос России» Елена Зубец восторженно рассказала нам о нём, когда была у нас в Представительстве. Как она сказала, среди жизненной суеты у каждого зрителя ожила тонкая человеческая душа, способная принять красоту и отозваться на неё. Нам было очень приятно слышать такие слова о своём земляке. — Спасибо, поэтических проектов у меня не мало. Три месяца назад по приглашению Марины Арсеньевной Тарковской я ездил в Париж, где принял участие в Вечере памяти Андрея и Арсения Тарковских, «Отец и сын». Я читал стихи Тарковского под аккомпанемент Киевского симфонического оркестра. Мы выступили с большим успехом. Вместе с тем занимаюсь поэтическим проектом, который связан непосредственно с Адыгеей: диском с записью поэзии выдающегося адыгского поэта и писателя Нальбия Юнусовича Куёка. Работу ведём совместно с Бэлой Куёк, которая занимается наследием отца. — Вы говорили что в постановке «Другого человека», уже сложились музыкальные фрагменты. Откуда у Вас, как режиссера, это пристрастное отношение к музыке? — В театре музыка имеет колоссальное значение, это своего рода действующее лицо. А музыкальность дана мне от природы. У меня правило: если слышу красивую мелодию, узнаю композитора, покупаю диск. У меня огромная собственная фонотека. Музыкальные фрагменты в «Другом человеке» создают невероятно верный тон. Встретившись с переводчицей, художниками по декорациям и по костюмам, после прочтения пьесы первым делом я показывал им музыкальные отрывки. Они невероятно их вдохновили. Были спорные для меня композиции, и я уточнял их с актерами. Потому что если в лирический момент это не звучит, то душа человека не раскрывается… — Вы сейчас живете в Майкопе, ходите по улицам, как люди реагируют? Они реагируют иначе, нежели москвичи? — В Майкопе я предпочитаю ходить по маленьким улочкам, где мало людей. Получаю от этого колоссальное удовольствие: идешь, дышишь свежим воздухом. А когда узнают, подходят и говорят что-то по существу, это всегда приятно, и в Москве и в Майкопе. — А если говорить о корнях? Ведь некоторые приезжают на Родину и чувствуют себя оторванными, как вы воспринимаете Адыгею в этом смысле? — Все каникулы я проводил в Адыгее, поэтому для меня - это Родина. Около театра, где я сейчас работаю, я бегал пацаном. Через дорогу жила моя бабушка. Помню, в парке рисовал скрипку на асфальте, и получил за это контрамарку, по которой мы с братом изъездили всё, что можно. Может, это прозвучит несколько патетично, но у меня ощущение, будто я задолжал Адыгее. Мне хочется, чтобы у нас было хорошо, насколько я могу, я делаю это. — Наверное, настало Ваше время прийти в адыгейский театр. И для театра настало время, когда должен прийти не абстрактно «режиссер», а именно такой человек, как Вы. В одном из наших интервью известный театровед, наша землячка Лейла Курашинова сказала, что успех театра обусловлен наличием в нём лидера. Лидер по её словам - больше, чем талантливый профессионал. Это человек, который, безусловно, талантлив и, который, к тому же, чувствует свою миссию. В ходе нашей беседы у меня возникло ощущение, что на данном этапе именно вы – тот лидер, который привнесёт в жизнь нашего театра что-то новое. — Я чувствую эту ответственность и с Лейлой полностью согласен: лидер – это проводник нового измерения, он знает куда и как вести. Адыги - очень талантливый народ. Просто нам нужно наладить творческую жизнь. У нас, как и во всей стране, она была невероятно сложная. Нам нужно постоянно приобщать к искусству молодые поколения, передавать им своё мастерство. В этом смысле у нас есть великолепное наследие, благодаря которому мы можем двигаться вперёд. В данный момент от каждого из нас многое зависит. Человек определяется своим интуитивным посылом. Важно, какие задачи он перед собой ставит, - если они глубокие, творческие, то и жизнь получается такой. — Вырисовываются замечательные перспективы… Когда мы снова увидим Вас в Москве? — 21 октября в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина я задумал представить концертную программу совместно с нашими замечательными артистами - Народной артисткой Адыгеи Тамарой Нехай и Народным артистом РФ Муратом Куканом. Превосходные артисты, прекрасная тема Вечера – любовь, чем не повод для новой встречи? Буду рад видеть всех, кому это интересно. — Уверенна, таковых будет не мало. От души желаю Вам новых творческих успехов и благодарю за интересную беседу, до новых встреч! Источник: Отдел по вопросам культуры и связям с общественностью Постоянного представительства Республики Адыгея при Президенте РФ Фото: www.adyga-postpredstvo.ruскачать dle 12.1
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu