Русский Вестник: апрель. № 4. 1842.

"ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ КРЫМА В ЧЕРКЕСИЮ, ЧЕРЕЗ ЗЕМЛИ НОГАЙСКИХ ТATAP, В 1709 Г. *
В 1702 году, Гакки Селим-Гирей, хан, глава ныне владетельнаго дома ханов, послал султана калгу в Черкесию воевать против одного из своих сыновей, который ушел туда после трех-летняго господства над Татарами, узнав, что вместо него вновь определен от Султана отец его Селим. Хан Селим весьма прославился в последнюю войну. В одну кaмпанию победил он Москвитян, Поляков и Немцов, успевших было захватить большую часть Албании. Бывши уже два раза ханом, он, по возвращении из путешествия в Мекку, добровольно отказался от власти, намереваясь удалиться в Церес в Македонии и провести там спокойно остаток дней своих. Но Султан назначил его ханом в третий раз, за что и взбунтовался сын его, отрешенный от ханства. Не стану описывать здесь сей войны, и скажу только, что султан калга победил и взял в плен своего брата, но благородно пользуясь своею победою, удовольствовался.



*Сочинитель сего краткаго, но любопытнаго для нас известия, Ферран. Француз, был медиком у Крымскаго хана, в начале XVIII века. Записка о путешествии его в Чсркесию помещена была в Lettres еditiontеs et euricuses, недавно перепечатанных в Pantheon litteraire. Прим.Пер.

42

тем, что представил, его пред отца, который принял строптиваго сына с распростертыми объятиями. *

Из любопытства и я сопровождал Калгу в его походе, на что получил дозволение от хана , его отца. Мы выступили с 40,000 человек, и после двадцати-дневнаго пути чрез Ногайския страны достигли Черкесии. Когда мы были в средине Ногайских владений, султан Калга приказал мне посетить одного больнаго мирзу, кочевавшего в двух верстах от нашей армии. Меня сопровождал отряд из 30-ти человек сейманов, гвардейской кавалерии хана, вооруженных ружьями, саблями и стрелами. Путеводителем нашим был слуга больнаго мирзы. Ехавши с час времени увидели мы на равнине, человек около 300 Ногайцов с обнаженными саблями, разделенных на два отряда, и казалось, сражавшихся между собою. Подле Ногайцов стояли две закрытыя кибитки. Я опасался ехать да-



* Селим Гирей, прозванный после путешествия своего в Мекку Эль Гадж (паломник), или Гакки, как называет его автор, сын Бегадира Гирея, возведен был в ханы в 1670 г., находился под Чигириным против Руских, сменен за неудачу, сослан в Родос, возведен снова в ханы в 1683 г., сражался с Голицыным, сложил, звание хана, путешествовал в Мекку, возведен в третий раз в ханы в 1692 г., еще раз сложил свое звание в 1698 г., опять был возведен в ханское достоинство и умер в 1703 году. Бунтовавший против него сын был Девлет Гирей, ханствовавший с 1698 года, а Калга, посыланный против Девлет Гирея, также сын Селима, Газы Гирей, который и наследовал после смерти отцовской. Девлет Гирей сменил его в 1709 г. и предводил Татарами под Прутом в 1711 году. Селим Гирей славился храбростью, умом и изуверством. Прим. Пер.

43

лее но отряд мой уверил меня, что то свадьба, и невеста должна находиться в одной из кибиток, которую обыкновенно перевозят из одного кочевья в другое. Когда мы были недалеко от сих двух отрядов, спутник мой известил меня о причине их сражения: то был примерный бой, на котором в таких случаях стараются нанести друг другу только легкия раны, из коих вытекло бы несколько капель крови, что служит предзнаменованием, что сыиовья от новобрачных некогда будут славные воины. У Ногайцов есть еще следующий обычай при рождении дитяти: родственники и друзья становятся у ворот отцовскаго дома и начинают ужасный шум и бряцанье молотками в пустые котлы, чтобы тем, как говорят они, устрашить и прогнать дьявола от дитяти. Татары Ногайские платят хану ежегодную дань, 2,000 баранов, представляя их в три различные срока в году. В великий байрам обязаны они присылать четырех главных мирз, для поздравления хана с праздником и представления ему в подарок нескольких лошадей и двух хищных птиц, обученных для охоты; каждаго из сих мирз хан награждает полным нарядом платья.



Правосудие в стране cей бывает без проволочек и коротко.* Когда Ногаец ранит по неосторожности своего товарища, тотчас сходятся соседи, родственники и друзья с той и другой стороны, принимают в плети виноватаго и секут его, часто до полусмерти. Убийцу предают казни без всякаго ми-



* Точно такой же суд и расправа у нынешних Черкес, в горных ущелиях своих живущих в дикой свободе. Пр. Пер.

44

лосердия на могиле убиеннаго, а если кто убит на формальной дуэли, происходившей без всяких ухищрений, то за убитаго не взыскивается. Ногайцы живуг в палатках, или кибитках, и не имеют ни деревень, ни городов. Во всей стране их только в одном месте видны развалины какого-то древняго города, со многими мраморными надгробными памятникамя, на коих заметны еще полуизгладившияся надписи Греческия и Латинския. * Близ ручья, текущаго со стороны Азова (Azaz), находится небольшое Ногайское укрепление с стражею, для наблюдения за действиями Донских казаков и предупреждения их внезапных вторжений в страну Ногайскую. Кибитки Ногайцов, похожия на ветряныя мельницы, делаются полукругом и покрываются полстями. Палатку мирзы можно отличить от палатки простолюдина по сабле, выставляемой снаружи над отверзтием для трубы. Обыкновенную пищу Ногайцов составляет просо, вареное в воде, что называется у них чорба (tsorba). На случай торжественнаго праздника, или свадьбы, убивают лошадь; из мяса ея делают род окрошки, а голову приготовляют особо, как у нас кабанью. Мясо лошадиное предпочитают они всякому другому. Почетнейшему из гостей предлагают жирныя кишки из лошади, кушанье, по их вкусу, превосходнейшее. В походах возят с собою лошадиное мясо копченое и сухое, и награждают им отличившихся храбростью, или приобретших знатную добычу, разделяемую обыкновенно равно между всеми. Татары Ногайские могут выдерживать голод до ,6-ти дней без всякой пищи; лошади их не менее к тому привычны. Часто на трех-месячные походы Ногайцы ни-



* Кажется, автор говорит о развалинах Маджар. Пр. Пер.

45

чем не запасаются, и довольствуются только тем, что представит им случай. Однажды Ногайскому Татарину надобно было переправиться из Крымскаго порта Гюльца в Константинополь. Садясь в лодку, Татарии спросил у капитана : в сколько дней достигнут они до места ? Капитан отвечал, что при попутном ветре можно туда прибыть дней в пять. Получив такой ответ, Ногаец тотчас съел всю порцию, разчисленную для пяти дней. Между тем в пути ветер переменился и пять дней прошло безполезно. Татарин явился к Капитану. «Ты обещал мне, и сказал он, «что в пять дней будем мы в Констаитинополе, a от него мы еше очень далеко. В Гюльце съел я на целые пять дней запасов, и теперь у меня желудок пуст — ты обязан меня кормить.» В Ногайских странах нет гор, но есть большия равнины, орошаемыя несколькими речками, берега коих отчасти обработываются Ногайцами и засеваются пшеном. Ногайцы не долго живут на одном месте. Несколько долее остаются они только там, где засеяли поля, но по окончании жатвы всегда перекочевывают в другия места. Они говорят, что приближаясь к деревне, более нежели за две версты слышать они совсем другой запах, совершенно отличный от того, которым свободно дышат в полях.*

В военное время они обязаны поставлять хану 40,000 человек, но почти всегда дают ему 60,000, не в состоянии будучи жить другим средством, кроме добычи от войны с своими .соседями, или неприятелями.



* Из обитающих в нынешней Кавказской области Ногайских Татар большая часть обратилась в рачительных эемледельцов. Пр. Пер.

46

Дворянян Ногайский всегда носит на руке охотничью птицу. Ничто не может принудить его заняться работою, знакомою ему только по слуху. Вот правила, которых они придерживаются в войнах: каждый тринадцатый год у них считается несчастным.* Ни один Ногаец не пойдет в сражение прежде 14-ти летняго возраста; двадцать шестой a тридцать девятый год, и т.д., также считаются несчастными. В такие годы не носят они даже оружия, полагая, что оно может тогда обратиться на погибель носящаго и причинить ему смерть. Они уверяют, что завет сей передан им одним из их пророков, и что никто не возвращался, отправясь на войну в сей опасный год. Все время проводят они тогда в посте и молитве; им запрещается тогда вступать в брак, или носить при себе тяжесть в один фунт, но когда пройдет роковой опасный год, делают для друзей и родственников большой пир, и напиваются до нельзя напитком, который называют буза (приготовляемым из заквашеннаго пшена и по крепости равняющимся водке). Один из Ногайцов при мне выпил этого напитка до тридцати кружек в продолжение часа. Какой-то бей пригласил меня к обеду, при котором находилось более трех сот Татар. Для угощения нас он зарезал семь штук лучших своих лошадей. Никогда не было выпито столько бузы; напившееся до пьяна опрокидывались на спину и лежали с открытою головою. Проспавшись немного в таком положении, они вставали, жалуясь на боль головы. Желая полечиться, снова начали пить, и так проведена была целая ночь.



* Не от Татар ли перешло и к нам поверие, что тринадцатое число несчастливо ? Пр. Пер.

47

У Ногайцов нет ни хлеба, ни вина, ни соли, ни масла, ни пряностей. Просо и молоко составляют их обыкновенную пищу. Они не держат быков, баранов и дворовой птицы. Молоко кипятят, пока оно не делается твердым, как камень; тогда сбивают его в круглые комы и сушат на солнце. Если понадобится употреблять, распускают комок в воде и составляют из него напиток, для них весьма приятный в большие жары.

Переехав Ногайския земли, вступили мы в Черкесию, которую Татары называют Адда *.

Земля Черкесская граничит с севера с Ногайцами, с юга с Черным морем, с востока с Грузиею, а с запада с Киммерийским Босфором, и с заливом, отделяющим ее от Крыма. В сем заливе есть пристань, или морской порт, Таман,** ведущий довольно значительную торговлю кожами, икрою, медью, воском, медом, и пр. Половина пошлины идет Султану, а половина хану. Город сей защищается ветхою башнею и окружен полуразвалившеюся стеною, остатками укреплений Генуэзцов, некогда владевших всем сим берегом. К северу, в десяти лье от Тамани, находится другой маленький городок, Темрюк, *** где проживают Г реки, Армяне и Жиды, пдатящие карач хану. Недалеко от Темрюка виден древний замок, называе-



* Вероятно, испорченное от Адиге, но сие название совершенно изгладилось из языка Татар Кавказской области. Пр. Пер.

** Местечко Таман, ведомства войска Черноморскаго, и ныне существует на восточн. берегу Чернаго моря против Керчи. Пр. Пер.

*** Темрюк и ныне местечко, или станица, войска Черноморскаго. Пр. Пер.

48

мый по имени страны Адда; здесь есть шесть артиллерийских орудий, и здесь же платят другую пошлину, назначенную на содержание коменданта и гарнизона укрепления. Замок сей, или укрепление, построен для предохранения от Казацких набегов и Московских вторжений. Чрез него проходят все невольники, идущие из Черкесии. Здесь живет кади, у котораго должно брать билет, называемый пендик, в коем объясняются лета и приметы невольников, законно купленных, или пленных, для удобнейшей поимки в случае бегства их. Без такого пендика владелец невольника может быть во всяком месте признан за вора, а при перепродаже невольника пендик передастся новому покупщику. Область Адда простирается до речки Кара-Кубани , служащей ей границею ; она населена Ногайскими Татарами, чрезмерно безобразными , которых потому Ногайцы и называют Черными. У сих Татар есть свой особенный начальник, в качестве бея; он с своими подданными признает власть хана, но когда соскучится долгим миром, то не спрашиваясь хана делает набег на Цapския земли и всегда выводит оттуда множество невольников. Не более двух лет тому, десять тысяч сих Черных Нагайцов вторгнулись в Казакию и увели восемь сот невольников. Осведомясь о том, Царь отправил к хану своего боярина, требуя удовлетворения. Хан посылал боярина, вместе с главнейшим своим агою, к Ногайскому бею, приказывая возвратить пленных, подданных Царя. Бей собрал диван, на коем единодушно решено сказать ханскому аге, что Черные Ногайцы весьма уважают хана, но не зная другаго ремесла, кроме войны, они не могут возвратить требуемых пленников; в вознагражде-

49

ние же Московскаго Царя позволяют они Москвитянам везде захватывать столько Ногайцов, сколько им угодно. Услышав такой ответ , хан приказал, чтобы во всех его владениях никто не смел покупать у них Mocковских пленников, под опасением большаго штрафа и наказания 500 ударами палок. Ногайцы не испугались. Они отправили невольников в Персию, лье за 300 отсюда, где продали их в двое дороже того, что могли бы выручить за них в Турции. Можно судить, приятны ли такие соседи Черкесам. Сторона Чеpкесии, которую мы проходили, заключает в себе высокия горы и глубокия долины, осеняемыя множеством огромных деревьев. Главное место (capitale) сего округа (canton) Кабарда. * Отсюда Крымский хан приобретает великое количество иевольников. Жители здешние необыкновенной красоты. Ни на ком здесь не заметно лица обезображеннаго оспою, по причине особенной осторожности при воспитании детей.

Всею областью заведывает бей, зависящий от хана и имеющий под своею властию многих владельцов ; они обязаны ежегодно платить хану дань, состоящую из трех сот невольников, 200 молодых девиц и 100 юношей, не старее 20 лет . Часто беи, для примернаго поощрения отцов и матерей, отдают хану своих собственных детей. Когда между Черкесскими беями возникает вражда, они просят хана прислать какого либо агу, а часто и принца, для разбирательства ссоры. Такие комиссары никогда не



* Под именем Кабарды известен целый народ, или племя Кабардинское, но не место какое нибудь, а тем менее capitale. Здесь автор писал очевидао по наслышке . Пр. Пер.





50

возвращаются с пустыми руками; их дарят всегда лучшими подарками. Вообще в Черкесии торгуют мужчинами и женщинами, как будто обыкновенным товаром.

У Черкесских Татар пища гораздо лучше, нежели у Ногайцов. Они всегда едят говядину, баранину, птиц, и почти никогда не употребляют конины. Впрочем, хлеб у них ни чем не лучше Ногайскаго: он состоит из лепешек пшенной муки, замешанных на воде и полуиспеченных в золе, которыя они едят почти горячия. * Страна Черкесская прекрасна, изобилует плодоносными деревьями, орошается прекрасными водами, но нисколько не возделана. Воздух здесъ благорастворенный и чрезвычайно здоровый. Полагаю, что от того происходит цветущая красота Черкесов, которой незаметно у других Татар.

Народы Черкесские весьма уважают христиан, почитая себя потомками Генуэзцов, которые некогда владели важнейшими частями здешней страны. И ныне еще здесь видно много остатков городов, Генуэзцами построенных.

По приказанию хана я всегда носил .французское платье и парик. Когда явился я в Кабарде в таком наряде, все сбегались смотреть на меня, как на человека необыкновеннаго. Почтение ко мне усилилось, когда узнали что я первый медик при хане; но, чтобы еще более возвыситься в глазах жителей, я назвался природным Генуэзцом.. Черкесы приходили толпами смотреть на меня. ** Расположение их



* Такия лепешки и ныне в употреблении у Черкесов и называются чуреки. Пр. Пер.

** И на Руских нынешние Черкесы смотрят с неменьшим любопытством, также ощупывают голову нос

51

старался я поддержать важного и суровою осанокою, хотя мне было тогда не более 30-ти лет. Довольный моим благоразумием и происхождением, хан Черкесский предложил мне в супруги свою племянницу, за которою в приданое назначал тридцать невольников, только с условием далее Крыма ни куда не уезжать, в чем я должен я был поклясться в присутствии хана. Нелегко было мне уклониться от таких, настойчивых и усердных предложений. Бей и семейство его были из лучших людей. Чрезвычайно хотелось мне окрестить их, но как надобно было объяснить им догматы христианской веры, а языка Татарскаго я не знал, чрез Магометанскаго же переводчика объясняться не хотел, то и отложил свое намерение до другаго случая, надеясь прибыть сюда с каким либо миссионером из Бахчисарая. Кроме природных жителей в Черкесии живут еще четыре народа: Татары, почитающиеся народом господствующим, Греки а Армяне, заезжие по делам торговым, и Евреи, здесь поселившиеся. По неимению у Черкесов книг и жрецов нельзя решить, какая у них вера. Они большое оказывают уважение к телам умерших отцов и других родственников, которых ставят в деревянных гробах на высокия деревья ; обнаруживают также некоторое почтение к изображениям, которыя им показывают, не справляясь о значении представляемаго ими предмета. Невольники исповедуют веру своих господ, и если господин веры Магометанской, невольники делаются Магометанами. По требованию хана, беи выставляют до 5000 воинов, но Черкесы мало способны к войне,



и руки, чтобы удостовериться такое ли у нас тело и кости, как у них. Пр. Пер.

52

хотя весьма искусны в стреляньи из лука. Можно скаэать, что Черкесы наименее воинственны из всех Татарских народов.*

Столь прекрасный народ, как Черкесы, имеют, как я сказал, соседями страшных Черных Ногайцов. С другой стороны соседями у них Татарские Калмыки, которых можно назвать чудовищами природы. Если посмотреть на лицо Калмыка, то не отгадаешь: какого цвета у него лицо и где у него глаза и нос? Одна часть сих Калмыков данники хана, а другая Царя. Ежегодно, в великий байрам, они обязаны отправлять посольство к Крымскому хану, для поздравления с праздником и отдачи податей, которыя состоят .в двух покрытых кибитках; одна бывает запряжена четырьмя лошадьми, а .другая двумя верблюдами, и во второй находятся две собольи шубы для хана, ханши валиде, его матери, и для его первой жены. Подносят они также в подарок куньи шубы султану калге, султану нуредину я орбею, первым трем принцам, сыновьям и братьям хана, а также первому визирю и муфтию ханскому. Подносимая муфтию шуба по доброте бывает лучшая после ханской. Главное лицо посольства Калмыцкаго всегда бывает один из первейших князей. По прибытии к Златым Вратам, на перешейке Крымском, немедленно извещают о том хана. «Златыми Вратами,» но Французски Porte d'or, по Турецки Оркапы, называется небольшой городок, соединяющий полуостров Крымский с твердою зем-



* Вот замечание, кажется , совершенно неверное. Черкесы, как почти все ropcкие народы, отличные воины, отважные наездники, удивительные храбрецы и отчаянные головорезы. Не может быть, чтобы в течение одного столетия Черкесы так переменились. Пр. Пер.

53

лею. Здесь самое удобное место для взимания пошлин с выезжающих и въезжающих в Крым;

оно защищаемо особеннаго рода укреплением и своим природным местоположением. Несколько лет тому, Оркапы удачно защищался против князя Голицына, который нападал на него со 100,000 Москвитян и Казаков, и производил, по нем пальбу, в продолжение многих дней, из тридцати пушек. Султан калга, старший сын султана Селима, бывший тогда ханом и главнокомандующим, * с сильным корпусом Татар поспешил на помощь к осажденным и при отступлении отбил у Голицына двадцать семь пушек. Оне и теперь хранятся в Гюльце, Крымском порте. Когда хан узнает о прибытии Калмыцкаго посольства в Оркапы, то посылает своего киаию (chiaoux,) с приказанием сопровождать посольство и давать содержание до самой столицы. На второй день по прибытии бывает аудиенция. Kиаия визиря провожает Калмыков от самой квартиры их до ханскаго дворца. Тут одевают их в кафтаны; два капиджи-паши берут их под руки, и таким образом ведут к ханскому жилищу. Когда послы предстанут пред хана, то падают до земли и целуют полу его платья. Хан приветствует их с благополучным приходом. Первый посол свидетельствует перед ханом о преданности к нему всего Калмыцкаго народа и подносит подарки. Потом ведут послов в покой визиря, где угощают кофе, шербетом и обливают благоуханиями, по обычаю Турецкому. Во все время пребывания их в Бахчисарае, хан отпускает им



* Ошибка явная. Селим сам предводил тогда войско, а Калгою был у него действительно Девлет Гирей. Пр. Пер.

54

ежедневное содержание, называемое тайм (taym): хлеб, мясо, живность, масло, и пр., а также овес и сено для лошадей. На прощальной аудиенции дарят им суконныя платья.

Царь обязан ежегодно посылать хану в подарок двух охотничьих птиц, сонгуров (соколов?), из коих каждая оценивается в тысячу экю. До Карловичскаго трактата, Царь ежегодно платил хану до ста тысяч экю, мехами или деньгами, для удержания Татар от набегов на Московския области, но по упомянутому трактату уничтожена такая подать, При Дворе ханском обыкновенно пребывает царский резидент, от лица своего государя представляющий подарки хану в большой и малой байрам. Недавно Царь сказал одному мирзе, бывшему у него по каким то делам от хана, что он желает в первой войне померяться своими силами с ханом, и для того назначает десять тысяч войска под личным своим предводительством, и что со своей стороны хан может назначить столько же войска, и также сам предводительствовать, и что если победит Царь, то более не станет посылать в дань сонгуров хану, а в противном случае обязывается возстановить старинную подать, без всяких отношений к Карловичскому договору. На сей вызов хан, не ожидая возобновления войны, охотно согласился. Условились свидеться и разделаться на степях между Крымом и Украиною. В назначенный день хан вышел на поле битвы с десятью тысячами человек, но Царь к срочному времени не явился, потому ли что занят был другими делами, или потому что считал неприличным для своего достоинства сражаться с 10-тью тысячами человек, или что войска его еще не были готовы к походу. Прож-

55

давши безполезно пять дней, хан возвратился в Бахчисарай без хвастовства, и не позволил Татарам захватить ни одного пленника для вознаграждения своих потерь. Хан, о котором я говорю, был султан Гакки-Селим-Гирей, отец султана Казы-Гирея, ныне (в 1707 году) царствующаго.*

Окончив письмо, в коем изложил я разныя дела, как знал и как мог припомнить, за удовольствие поставляю объяснить, по какой причине Крымские ханы присвоили себе, титло Гиреев. Следующий анекдот передан мне за достоверное султаном Гакки-Селимом, человеком великаго ума и весьма сведущим в древностях до его рода относящихся.

Около двух веков тому, в Малой Татарии господствовали большия замешательства и безпорядки от междоусобий, в коих погибли все тамошние принцы, за исключением одного десяти-летняго мальчика, котораго из жалости спас и воспитал какой-то земледелец, по имени Гирей. Татары разделились на многия партии и война была продолжительная и кровопролитная. Потом, когда война ослабела и Татары несколько успокоились, в выборе князя никак не могли они согласиться, и все наконец решились покориться тому, кто происходит из прежняго рода ханскаго. Тогда Гирей представил молодаго принца, бывшаго еще 18-ти лет, и несомненно доказал его происхождение. Татары покорились ему и спокойствие возстановилось. Юный хан, желая вознаградить своего воспитателя за оказанное ему благодеяние, спросил: Какой он хочет от него ми-



* Забавная сказочка, как равно все, что говорит автор об Руских, сущая басня. Пр. Пер.

56

лости? Добродушный и престарелый земледелец отвечал, что в его лета отличия и богатство уже непривлекательны, по чувствуя еще в себе наклонность к почестям, он просит хана принять его имя, носить до своей смерти и обязать потомков своих не оставлять его некогда. С того времени все Татарские принцы прибавляли титло Гирея к собственному имени, получаемому при обрезании. *



С Франц. П. ХЦНВ.
Загрузка...
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031