СВИРЕЛЬ АШАМЕЗА

СВИРЕЛЬ АШАМЕЗА

СВИРЕЛЬ АШАМЕЗА

"Жила на земле нартов дивная красавица по имени Ахумида. Одевалась она в шелка и парчу, вышитые серебром, и затмевала луну своей красотой. Многие нарты мечтали назвать её своей невестой и наперебой предлагали ей руку и сердце.
Но ни на ком не хотела она остановить свой выбор. Не раз отец укорял её, что отвергает она одного за лругим всех женихов, в каждом находит изъяны, но ничего поделать не мог.
Редко стали заглядывать к ним во двор молодые нарты - чересчур переборчива Ахумида.
Вот однажды поутру явился неведомый чёрный витязь и стал просить у старого Емзага, отца Ахумиды, руки его дочери. Емзаг позвал её к гостю. Скромно приветствовала она нового жениха, но показался он ей ещё хуже всех прежних: суров с виду, наверно, и душою тёмен. Отказала Ахумида пришельцу.
С обидой сказал он красавице:
-Нет в мире для меня препятствий, что ни пожелаю, всё сделаю. Ты же красива, как весенний цвет, и, видно, хочешь просидеть весь свой век в девах. Многих джигитов ты огорчила отказом и меня прогоняешь ни с чем. Быть по-твоему, но запомни: никто ещё не наносил мне обиды, и без отмщенья я этого не оставлю. Сейчас считаться мы с тобою не станем, но я твой гость и прошу: причеши гребнем своим мои волосы, таков старинный нартский обычай и, как гостю, ты мне не откажешь!
Расчесала ему Ахумида чёрные кудри. Всадник простился, сел на коня и пропал за оградой. Красавица затворила дверь и в испуге увидела, что у ног её сидит бог Амыш. Как он попал в саклю? Взяла Ахумида Амыша и упрятала в кованый сундук.
Прошло время. Не заглядывала она в сундук. Но однажды случайно открыла крышку. Бог Амыш лежал лежал в сундуке мёртвым. Поторопилась Ахумида капнуть крови Амыша в воду и обрызгала ею скот, чтобы уберечь его от болезней, чтобы росло и тучнело отцовское стадо.
Так и случилось. Множатся с каждым днём стада старого Емзага. Уж и пасти стало негде- зелёных лугов не хватает, девять пастухов еле справляются со скотиной.
Снова открыла однажды Ахумида кованый сундук и нашла в нём стрелу Амыша. Подумала и решила: кто из юношей отгадает, кому принадлежала стрела, за того она и пойдёт замуж. Сказала девушка об этом отцу.
-Позови Сосруко, или Бадыноко, или Батараза,- ответил Емзаг,- а, может, юного сына Аши Ашамеза- молоды они и прозорливы. Узнают, чью стрелу ты хранишь у себя.
Отовсюду съехались джигиты отгадывать загадку красавицы Ахумиды. Прискакал Бадыноко, прилетел на Тхожее Сосруко. Здесь и Батараз- сильнорукий и добрый наездник, здесь и сын Канжа, только нет одного Ашамеза. Гадали, гадали нарты,- никто не открыл тайну стрелы. По-прежнему осталась Ахумида без жениха.
Летят дни. Одинока Ахумида. Коротает время за вышиваньем. Строчит серебром по бархату и глядит в окошко. Вдруг что-то заблестело на солнце. Ахумида вгляделась попристальнее- видит всадника на горячем коне с белой гривой. Красивы и статны оба- и конь, и седок. Огнём сверкает взор прекрасного юноши. Узнала красавица юного Ашамеза: возвращается он из далёких странствий. Объездил витязь полсвета, не расставаясь со сладкоголосой свирелью, и слава о песнях его обгоняла ветер.
Вспомнила Ахумида, что не простою свирелью одарила его Сатаней.
Принадлежала свирель когда-то самому богу плодородия Тхаголеджу. Один конец свирели- белый, другой- чёрный. И песни разные лились из разных концов свирели. Возьмёт Ашамез свирель белым концом- и расцветают вокруг нивы, богатство и изобилие приходят в край нартов. Но стоит повернуть дудку чёрным концом- погибнет на земле всё живое: и травы, и звери, и люди.
Ашамез прискакал прямо во двор к старику Емзагу, сошёл с коня и приветливо поздоровался с Ахумидой. Стройный юноша приглянулся ей с первого взгляда. Но и он не отгадал хитрой загадки. Ахумида рассмеялась, потешаясь над незадачливым витязем.
Сын Аши вышел вон, позабыв с досады свою чудесную свирель. Сел на коня и умчался- только пыль под копытами заклубилась.
Сколько ни вглядывалась Ахумида, не увидела всадника за облаками. Но вот показался откуда-то чёрный джигит на рыжем коне. Тот самый, что сватался к ней однажды.
Отвергнутый жених страшен и чёрен, издали похож на дракона, что грабит и разоряет жилища нартов. Ему давно мешает свирель Ашамеза, приносящая людям счастье. Узнал он, что осталась заветная свирель у красавицы Ахумиды, и спешит за нею, пока Ашамез не вспомнил и не вернулся. Ахумида не успела опомниться, как налетел чёрный джигит бурей, схватил дудку и мелькнул точкой за облаками.
-Помогите! Помогите, нарты!- крикнула Ахумида, но никто не отозвался. Тогда сама она вскочила на отцовского скакуна и полетела вдогонку.
А похитителю только того и надо. Скрытый облаками, повернул он рыжего обратно и, натянув тетиву лука, подбил стрелой коня Ахумиды. Упала девушка на руки чёрному всаднику. Вместе с долгожданной добычей взмыл он над тучами, оставляя позади искры огня, и заиграл в чёрный конец свирели.
Ночь сменялась днём, день ночью- пропала свирель, исчезла красавица Ахумида. Растрескалась иссохшая земля нартов, поникли травы и деревья, иссякли потоки и озёра. В тревоге нарты собрали Хасу. Как спасти родную землю, как отыскать Ахумиду и вернуть свирель Ашамеза? Кто совершит этот подвиг?
Посоветовавшись, разделили нарты мир на семь равных частей и стали собираться на розыски. Сосруко роздал всем железные башмаки и посохи, чтобы легче было в пути. Через год должны все, возвратившись, встретиться у старого кургана. Кто в живых останется, кто уцелеет,- должен прийти к кургану.
Шло время. Истрепалась железная обувь, посбились, короче стали и железные палки. А пропажи нет и следа.
…Ашамез ищет вместе со всеми. Много дорог исходил он, много пересёк рек и долин,- обувь стёрлась, согнулся поломанный посох, поубавились силы. Потерял он счёт времени.
Индыл-река пересохла, сгорели на берегах от засухи кусты и деревья, вокруг пустынно- ни людей, ни зверей не видно.
Присел усталый Ашамез на голую землю и запел печальную заунывную песню. Может быть, тоска, которая звучит в песне, разбудит иссушенную землю, возвратит радость? Но песня не помогла, и Ашамез замолчал. Только птицы да полуживые звери явились на голос и сгрудились вокруг джигита, лишь глазами прося о помощи. Журавли показались в небе, едва взмахивая усталыми крыльями, два голубя сели рядом.
Ашамез встал в смятении, не зная, как помочь птицам и людям, случайно наступил голубю на лапку и сломал. Жалко ему стало голубя. А вторая птица вдруг заговорила человеческим голосом:
-Знаю я, что печалит славного нарта! Не по злобе сделал он тебе больно. Он добр и прямодушен, и песни его несли счастье! А теперь лишил его чудесной свирели и красавицы Ахумиды чёрный всадник, подобный дракону. Пока не получит Ашамез свирель обратно, не будет нам жизни. А чёрный дракон укрылся в глубоком подземелье. Один ведёт к нему путь: на краю земли стоит высокий курган, на нём- вековая чинара, не обхватить её ствола руками, не сосчитать перевитых корявых корней. Но в дереве есть дупло. Найти его можно, раздвинув ветви. Через это дупло пройдёшь, Ашамез, в подземелье дракона. Но берегись! В глубине сыро и холодно, не за что там держаться и легко сбиться с дороги. До кургана того три месяца и ещё семь дней пути нужно, чтобы проникнуть во владенья дракона. За семью дверями, за семью замками, под тяжёлыми сводами заперто нартское счастье. Помни: кто побывал в чёрной бездне, не возвращался назад. Собери своё мужество, заостри волю и разум! Есть силы, способные усмирить дракона. И помни: любит чудовище принимать человеческий облик и скакать на рыжем коне, сея повсюду гибель и смерть. Силой не пробуй справиться с ним- надейся на разум и хитрость!
Улетели голуби прочь. Воспрянул Ашамез духом, услыхав правдивый рассказ, и поспешил к кургану, где условились собраться нарты. Когда пришёл, все были в сборе. Ашамез сказал им, что знает, где искать свирель, как выручить Ахумиду, но нужна ему помощь.
Вызвался Бадыноко первым. Сосруко дал слово кормить нартов в дороге; выступили вперёд Батараз и сын Канжа- доблестный Шауей.
Поклялись они друг другу в верности, дали слово делить по-братски все невзгоды и лишения.
Много ли, мало ли дней пролетело, никто не помнит, но вот однажды преградил нартам дорогу высокий курган. На нём росла вековая чинара, о которой говорил Ашамезу голубь. Ствол её необхватный могуч и кряжист, тесно переплелись узловатые корни. Бадыноко раздвинул густые ветви вход в дупло-пещеру.
Медленно, по-одному стали спускаться нарты в чёрную глубину. Непроглядная тьма царила под сводами подземелья.
Чуть не сбились с дороги, но Батараз вырвал из своей груди горящее сердце и осветил нартам дорогу.
Семь долгих дней и ночей яркой звездой горело светлое Батаразово сердце, семь дней и ночей шли нарты по узкой тропинке. Стали мучить их голод и жажда. Тут вспомнил Сосруко своё обещание и разделил между всеми еду и питьё, что наготовила ему Сатаней, собирая сына в поход.
Незаметно пролетели в пути три долгих месяца. Подошли путники к царству дракона. За семью дверями спал чёрный злодей. Сосруко без шума сорвал все двери с петель и, не разбудив чудовища, вместе с Ахумидой и заветной свирелью вернулся к нартам.
Радостен и светел был их обратный путь. Но вот, видно, проснулся страшный дракон и заметил пропажу. Поднялась буря, какой давно никому не доводилось видеть. Ветром вздымало тучи земли и песка, гремели скалы, сверкало и раскалывалось чёрное небо.
-Погоня за нами!- закричала Ахумида.
В один миг Сосруко обернулся стальной крепостью, и в ней укрылись все нарты.
Налетел дракон вихрем, осыпл крепость ударами, но только высек голубые искры- не дрогнула крепость Сосруко.
Громовым голосом заорало страшилище:
-Если бы имела крепость стальную рукоять, дёрнул бы я за неё и разрушил преграду! Была бы в ней хоть одна щелка, чтобы к ней приникнуть глазом!
Засмеялся Бадыноко:
-Хочет он щелку! Чего нам страшиться!- И пробуравил дырочку в стенке.
Рванулся дракон в отверстие и раздвинул-разломал крепость в щепы. Схватил Ахумиду и исчез за тучами.
Растерялись нарты. Только один Ашамез сохранил ясную голову. Выпустил девять стрел вслед чудовищу и сбил его с неба вместе с Ахумидой.
Быстрее всех конь Шауея. Доскакал нарт до упавших и увидел, как корчится на земле сражённый дракон. Метнулось чёрное тело и замерло, испустив дух. А Ахумиду, целую и невредимую, посадил Шауей в седло и привёз к Ашамезу.
Вновь вернулась радость на древнюю землю нартов, снова зацвела в отчем доме красавица Ахумида.
Собрались нарты на большой пир в честь Ашамеза, вестника радости. А юный герой приложил к губам белый конец свирели и заиграл долгожданную песню свободы и изобилия.
Зацвели травы на возрождённой земле, зашумели воды, возвратилось к людям пропавшее счастье. На другой день рано утром снова пришёл Ашамез к Ахумиде. Слуги доложили Емзагу о госте:
-Явился к нам славный витязь. Обликом он краше солнца, а мужеством равен горным орлам. Пришёл Ашамез к твоему порогу.
Хотел Емзаг пригласить гостя в дом, но Ахумида обернулась вдруг знойным суховеем, опалила землю, обожгла травы своим дыханием.
Улыбнулся Ашамез и заиграл на свирели. Опять земля ожила, прохлада прогнала горячий ветер пустыни. Но не унимается Ахумида. Послала она витязю клочок овечьей шерсти и сухую лозу. Ашамез принял дары и, подумав, сказал:
-Никогда не ухаживал я за скотом, свирель моя не пастушья. И сады никогда не сажал. Если хочет красавица иметь стадо, пусть оглянется: разве мало скота на лугу пасётся? Если хочет сады,- то вся земля наша сделалась садом- пусть поглядит.
Вышла Ахумида во двор. На склонах горных пасутся отары, звенят пастушьи песни. Висят на деревьях сочные плоды- выбирай любые! Тогда принесла дочь Емзага треногий столик с угощеньем и, поставив перед Ашамезом, загадала загадку:
-Ответь мне, джигит, сейчас на небе полная луна, на затянута она тучами, а почему же под землёю светлее, чем днём?
Ответил Ашамез:
-Плохую плётку прислала ты мне- одна лоза, а где же ремешок? В преисподней и вправду светлей. А половину луны острым мечом отсекло.
Передал слуга ответ Ашамеза красавице Ахумиде. Вышла она, опять оглядела столик. А на нём половины еды не хватает. Рассердилась красавица:
-Не хвастай плёткой своей! Если рукоятка у неё не из самшита, разве это плётка? Да и кто ты такой, что не даёшь мне покоя? Шея у твоего коня гусиная, а сам ты похож на сову, которая и в темноте видит!
Спокойно и ласково отвечает ей Ашамез:
-Плётка моя хорошо мне служит. И я не сова, а витязь из нартского рода. Последним не был я ни на пиру, ни в походе. Почему же не могу я тебя выбрать в подруги?
Задумалась Ахумида и задала нарту новую задачу: слетать на коне к Индылу-реке и принести ей наряд голубки.
Едва дослушал юноша просьбу своенравной девушки и, вскочив в седло, поскакал к Индылу. Скакал через бури, через вьюги и метели. Поиграет на свирели- тишина настаёт и покой.
Подъезжая к берегам Индыла, увидел Ашамез огромную чинару. На чинаре- гнездо, а в гнезде- высокая башня. Там жила с голубкой неведомая красавица. Каждое утро отпускала девушка голубку через окно искупаться в волнах Индыла-реки.
На рассвете другого дня юноша выследил птицу. Подсмотрел, как сбросила она расшитое серебром парчовое платье и погрузилась в волны. Схватил Ашамез одежду и привёз невесте.
Отвернулась она в смущеньи. Не приняла подарка. А потом сказала:
-Не надо мне дорогого платья. Не с платьем мне жить, а с мужем. А ты, Ашамез, всюду почётный гость, ходит по пятам твоим добрая песня и слава! Готов ты положить голову за свой народ, за свою землю! Такой мне муж мне и нужен. Готова я стать твоей невестой!
Долго и счастливо жили Ашамез и Ахумида.



©Адыги.RUскачать dle 12.1
Загрузка...

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu