Куйцук и разбойники-иныжи

Куйцук и разбойники-иныжи

За рекой, у опушки леса поселились иныжи-разбойники. Вскоре пешеходные тропы вокруг разбойничьего жилья поросли бурьяном. Совершая набеги на селенье нартов, злобные иныжи уводили в рабство людей и угоняли скот.

Нарты знали, что иныжи хоть и не очень умны, зато так сильны, что ударом ладони сплющивают в лепешку всадника вместе с его конем.

Когда вовсе не стало житья от разбойников, конный отряд нартов вступил с ними в неравную борьбу. Но в скором времени конь предводителя прискакал обратно без своего седока. Его хозяин, чуть живой, ползком добрался до нартского селения. Одежда на нем повисла клочьями. Кроме него, не вернулся ни один всадник.

Снова нарты пошли на иныжей и снова были разбиты. Не более половины воинов возвратилось домой.

Оставшиеся в живых нарты собрали Хасу. Хромая и опираясь на палку, вышел на середину предводитель нартов, искалеченный иныжами.

— Вы сами видите, нарты, что я больше не в силах вести вас в бой, — тихо промолвил он.

Старые воины поникли головами. Что делать? Как одолеть иныжей-разбойников?

Словно онемели нарты, — никто не произнес ни слова.

Вдруг на середину Хасы вышел невзрачный пастух Куйцук. Одежда на нем была рваная, из дырявых чувяков торчало сено.

— Делать нечего! Придется, видно, мне самому взяться за иныжей. Не горюйте, нарты! — весело обра тился к воинам пастух. — Через месяц в наших местах ни одного разбойника не останется. Они от меня живо разбегутся!

— Поглядите на этого храбреца в грязных чувяках! Откуда он взялся? Эй ты, сумасброд, уходи прочь со своими глупыми шутками! — кричали со всех сто рон. Старые почтенные нарты рассердились: им было не до смеха!

Куйцук молча покинул Хасу и ушел домой.

— Матушка, завтра утром я отправлюсь в путь. Приготовь мне полный мешок муки и круг молодого сыра, — обратился он к своей матери.

К утру она приготовила муку и сыр.

— Будь здорова, матушка! Если жив останусь — увидимся! — сказал Куйцук и пустился в дорогу.

Долго ли, коротко ли он шел, — наконец приблизился к реке. Она была широка и глубока. Положив муку и сыр на прибрежный камень, Куйцук стал искать брод. В это время на другом берегу показался самый младший из иныжей-разбойников.

— Э-гей, иныж! — крикнул Куйцук.

— Чего тебе надо? — спросил разбойник.

— Перенеси меня на другой берег.

— Если ты окажешься сильнее меня — перенесу, а если я окажусь сильнее — ты перенесешь меня. Гляди, Куйцук!

С этими словами иныж взял прибрежный камень и ладонями растер его в порошок. Потом взял другой камень и, сдавив обеими руками, выжал из него воду.

Тогда Куйцук поднял над головой мешок и, развязав его, вытряхнул муку, которая облаком поднялась над головой. Потом взял сыр, выжал из него сыворотку и принялся есть, говоря иныжу:

— Можешь ли ты есть камень? Нет, не можешь! А я могу! Значит, я сильнее тебя! Поди сюда и перенеси меня через реку!

Иныж посадил Куйцука на плечи, думая: “Как дойду до середины реки—брошу его в воду. Пусть утонет!”

Но Куйцук догадался об этом и, достав из кармана шило, уколол иныжа в шею.

— Ой-ой-ой! Что ты делаешь? — завопил иныж от нестерпимой боли.

— То ли ли еще будет, если попытаешься сбросить меня в воду! — отвечал Куйцук. — От меня живым не уйдешь!

Иныж сильно испугался. Он быстро перешел реку и остановился на другом берегу. А Куйцук, не слезая, приказал:

— Неси меня к себе домой!

— Зачем я понесу тебя к себе домой?

— Неси и помалкивай!

— Смотри, нас семеро братьев! Худо тебе при дется!

— Я вас и семерых не боюсь! Неси живее! Чего стал? — прикрикнул Куйцук на иныжа и опять уколол его шилом.

Вопя и обливаясь слезами, притащил иныж непрошенного гостя к себе в дом.

В это время шестеро его братьев возвратились из набега. Они побывали в нартском селении и привезли огромные тюки награбленного добра. Тут иныжи-разбойники разглядели Куйцука, сидящего на плечах их меньшого брата.

— Что за чудо ты нам приволок? — удивленно спросили они.

— Сам не знаю! — ответил младший иныж. — Этот человечишко поймал меня и заставил принести в дом! Да еще грозится перебить нас всех!

— Если так, — тащи его в кунацкую! Как стем неет— мы его убьем!

“Жалеть их нельзя, — сидя в кунацкой, размышлял Куйцук, — сегодня разграбили одно селенье, завтра другое. Если их пощадить — от Страны Нартов камня на камне не останется!”

Вскоре хозяева зашли к Куйцуку и поздоровались с ним.

— Ну-ка зарежьте трех откормленных быков, — одного — сегодня к ужину, другого — завтра к завтраку, третьего — к обеду! — приказал Куйцук.

Иныжам не очень понравилось то, что Куйцук ими повелевает, но он грозно прикрикнул на них, и разбойники затряслись как в лихорадке. “Видно, он и вправду очень силен”, — думали иныжи, почтительно стоя перед гостем и не осмеливаясь сесть без разрешения.

Иныжи зарезали трех жирных быков, зажарили их и под вечер принесли Куйцуку. Он съел сколько мог, а что осталось — украдкой бросил в яму, которую заранее выкопал.

Хозяева подивились, увидя пустой стол.

— Если он пробудет у нас три дня, — сказали иныжи, — мы лишимся всего скота.

Долго думали разбойники, как бы от него избавиться, и придумали. Как только Куйцук уснул, натаскали иныжи камней с реки и стали швырять их в дымоход, чтобы доверху завалить кунацкую и погубить непрошенного гостя.

От грохота Куйцук проснулся — и сразу смекнул, что случилось. Он взобрался на потолочную балку и просидел там всю ночь. Иныжи завалили комнату камнями и спокойно улеглись спать.

Наутро они не поверили своим глазам: Куйцук стоит, живехонек, у порога, с шилом в руке, и кричит:

— А ну-ка тащите лопаты, вилы, грабли! Всю ночь напролет шел каменный град и завалил кунацкую. Уж такая беспокойная выдалась ночь! Эй, выгребайте камни, да живее повораяивайтесь!..

Стали иныжи выгребать камни, а кто ворчал — тот получал шилом в бок. Так и не удалось иныжам отделаться от непрошенного гостя.

На следующую ночь, оставив меньшого брата дома, разбойники отправились вшестером грабить нартские селения.

Ночью проснулся Куйцук от конского топота. Видит, — трое иныжей скачут впереди похищенного табуна, а трое позади, на случай погони.

Младший иныж вышел навстречу и спрашивает:

— Издалека ли пригнали?

Куйцук приложил ухо к двери и слушает.

— Зачем гнать издалека? — хвастливо отвечают иныжи. — Разве нет за рекой нартского селения? Мы отбили табун у тех нартов, которые собираются на нас напасть!

У Куйцука сердце сжалось: разбойники снова побывали в его родном селении!

— Последнее у нарта-бедняка отнимают! Не вер нусь домой, пока не отомщу иныжам и не отдам вла дельцам награбленное добро! — сказал себе Куйцук.

На рассвете иныжи проснулись и зарезали жирного быка. Наварили они полный котел говядины и отнесли Куйцукуя столько еды, что стол едва не подломился от тяжести. Куйцук съел сколько мог, а остатки опять спрятал в яму.

— Ты, верно, соскучился взаперти, — сказали иныжи Куйцуку. — Не хочешь ли пойти с нами на луг прогуляться?

— Ладно! — согласился Куйцук. — Только пусть один из вас несет меня на плечах.

— Ты его принес, — ты и неси! — обратились раз бойники к младшему брату. Тот посадил Куйцука на плечи. Смотрят братья и думают с досадой: немало с ним хлопот.

Пришли они на луг, поросший зеленой травой. Уселись в кружок, а Куйцук сел посредине — иныжам сказки рассказывать.

Тут один иныж говорит:

— Давай, Куйцук, побежим вперегонки! Если ты меня обгонишь — делай со мной что захочешь, а если я тебя обгоню — будешь мою волю исполнять!

— Ладно,— ответил Куйцук,— только побегу не я, а мой младший братишка. Вон он, под курганом, в кустах сидит. Как дойдешь до него — он с тобой и побежит.

Поспешил иныж к кургану. Из кустов выскочил заяц и — бежать. Иныж пустился за ним, но не догнал. Разве может человек догнать зайца? Пристыженный, вернулся иныж к Куйцуку.

Посоветовались разбойники меж собой и предложили:

— Давай, Куйцук, бороться!

— Пустое занятие! — сказал Куйцук. — Но если вам охота, — вон там, в пещере, спит мой средний брат, разбудите его —он с вами померится силой!

Иныжи приблизились к пещере и стали кричать во все горло:

— Эй, брат Куйцука, выходи бороться!

Из пещеры вышел огромный косматый медведь, сгреб в охапку первого попавшегося иныжа и, переломив ему ногу, поволок в пещеру.

Разбойники прибежали к Куйцуку и взмолились:

— Клянемся исполнить все твои желания, только освободи нашего брата из лап твоего брата!

— А вы думаете, это легко? Брат — весь в меня: разъярившись, под ногами земли не чует! Хорошо, если через три дня утихомирится! Но так и быть, я помогу вам! Бегите вон туда в лес, мимо пещеры! Мой брат за вами погонится, а я тем временем вызволю вашего из пещеры, — пообещал Куйцук.

Иныжи так и сделали. Медведь и впрямь погнался за ними, а Куйцук поспешил к пещере. При виде его младший иныж так испугался, что, несмотря на сломанную ногу, пустился бежать и кое-как добрался до того места, где собрались братья. Медведю не удалось догнать иныжей. Он вернулся в пещеру и, не найдя своей добычи, заревел так, что дрожь прошла по лесу.

“Если его средний брат так силен, то каков он сам!” — подумали иныжи. Они стали еще больше бояться Куйцука и день и ночь думали только о том, как бы от него избавиться.

Однажды, перед рассветом, Куйцук снова услыхал конский топот. Приотворив дверь, увидал он, как иныжи возвращались из набега. У старшего за седлом была привязана женщина в изорванной одежде. Волосы ее развевались по ветру. Когда ее отвязали, она упала наземь и застонала.

— Издалека ли привезли? — спросил младший иныж.

— Зачем издалека возить! — отвечал старший. — Разве нет за рекой нартского селения? Эта женщина бу дет нашей рабыней. А станет плохо работать — прода дим в чужие края!

Закипела кровь в сердце Куйцука, точно перестоявшаяся брага.

“Во что бы то ни стало выживу вас отсюда, проклятые разбойники!” — подумал Куйцук, а за дверью иныжи продолжали разговор.

— Куйцук еще здесь? — спросили они у младшего брата.

— А разве он когда-нибудь уберется отсюда? — ответил тот. — Сожрал быка и спит как ни в чем не бывало!

— Плохо наше дело! — сказал старший брат. — Давайте попробуем лить кипяток в дымоход, — пускай сварится, проклятый!

На том и порешили.

Поутру снова закололи откормленного быка и сварили Куйцуку обед. Но гость приказал зарезать еще яловую корову и десять овец.

— Будем пировать до полуночи, — сказал Куйцук иныжам, — а там уж я решу, как поступить с вами и с вашим добром!

Стало смеркаться. Иныжи накрыли на стол и наставили видимо-невидимо еды. Куйцук притворился, будто ест, а сам в яму под стол бросает. Иныжи глядят и удивляются, — такой маленький, а сколько ест!

Иныжи постлали Куйцуку постель и уложили его спать, а сами развели огромный костер и стали кипятить воду в медных котлах.

Когда в дымоход вылили первый чан кипятку, Куйцук проснулся, забрался на чердак и, завернувшись в бурку, проспал всю ночь.

Наутро вышел Куйцук на порог и кричит:

— А ну-ка живее высушите кунацкую! Ночью шел проливной дождь, да такой горячий! Спать помешал и промочил меня до нитки. Эй, подайте мне сухую одежду да постелите шелковую постель, — я не выспался!

Делать нечего! Принесли иныжи сухую одежду, постлали Куйцуку шелковую постель и высушили кунацкую.

Долго думали иныжи, как поступить с Куйцуком, наконец решили:

— Сложим к его ногам все свое золото и серебро, пригоним весь скот! Пусть возьмет что душе угодно и убирается прочь!

Пригнали иныжи овец, коров, буйволов. Принесли кожаные мешки с золотом и серебром и сложили к ногам Куйцука.

Куйцук сказал разбойникам:

— Отнесите домой женщину, которую вы похитили из нартского селения! Угнанный скот пригоните его хо зяевам! Золото и серебро пусть один из вас взвалит себе на спину, я сяду на другого и отправимся в селение, чтобы вернуть владельцам награбленное добро.

Младший иныж недолго думая посадил на плечи Куйцука, а старший—пленницу. Двое разбойников взвалили на спину тюки золота и серебра, а трое погнали скот. Когда они перешли реку вброд и приблизились к селению нартов. Куйцук разрешил иныжам отдохнуть.

— Славно я погостил у вас! — сказал он разбой никам.— Теперь очередь за моим средним братом. Вы здесь немного посидите, я его сейчас приведу. Пусть он отправится вместе с вами и поживет у вас столько, сколько ему захочется!

Не успел Куйцук договорить, как иныжи побросали на землю тюки и пустились бежать без оглядки. Они покинули свой дом и больше никогда не появлялись в окрестностях нартского селения.

Наутро Куйцук собрал всех нартов и разделил между ними богатство, награбленное иныжами. Не обидел Куйцук ни вдов, ни сирот, ни одиноких стариков: кому дал коня, кому — корову, а кому —овец.

— Работайте и живите в довольстве! — сказал он.

С той поры люди в нартском селении зажили сво бодно и счастливо.

© Адыги.RUскачать dle 12.1
Загрузка...

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu