КНИГА ПОБЕД: Рассказ о посылке Тимуром мирзы Мираншаха и мирзы Мухаммед-Султана против черкесов

КНИГА ПОБЕД: Рассказ о посылке Тимуром мирзы Мираншаха и мирзы Мухаммед-Султана против черкесов

Низам-ад-дин Абд-ал-васи Шами, родом из Шама или Шенб-и-Газани, пригорода Тебриза, в котором находилась гробница Газан-хана, жил в 795 (= 1392/93) г. в Багдаде, при взятии которого Тимуром поступил на службу к последнему. Тимур в 804 (= 1401/402 г.) поручил ему составить историю своего царствования. Сочинение Низам-ад-дина „Книга побед" — „Зафар-намэ" — содержит чрезвычайно краткое введение по истории монгольских государств до Тимура и подробную историю последнего до конца 806 (= 1404) г. При составлении своего труда Низам-ад-дин пользовался уже существовавшим тогда общим описанием походов Тимура, может быть тождественным с сочинением Гияс-ад-дина А ли, составившего между 1399 и 1403 гг. подробное описание индийского похода Тимура с кратким обзором предшествовавших событий. Низам-ад-дин, во всяком случае, пользовался этим сочинением. Основными его источниками явились официальные описания отдельных походов Тимура, а также, быть может, официальные документы и устные сообщения участников; местами чувствуются автобиографические сообщения самого Тимура. Сочинение Низам-ад-дина является первым полным описанием всей деятельности Тимура, которое до нас дошло. Оно использовано почти всеми последующими авторами, начиная с Хафиз-и-Абру. Шихаб-ад-дин Абдаллах ибн Лютфуллах ал-Хафи, известный под литературным именем Хафиз-и-Абру, в молодости находился при дворе Тимура, позднее при дворе Шахруха и умер в Зенджане в 834 (= 1431) г. В 820 (= 1417) г. Хафиз-и-Абру приступил к составлению обширного сборника исторических сочинений „Маджмуа". В этот сборник были включены персидский перевод сочинения Табари, сочинение Рашид-ад-дина и „Зафар-намэ" Низам-ад-дина Шами. Для заполнения пробела между этими сочинениями им был написан ряд вставок, в том числ продолжение сочинения Рашид-ад-дина до 795 (= 1393) г., продолжение сочинения Низам-ад-дина до смерти Тимура и история Шахруха до 819 (= 1416/17) г. В 826 (= 1423) г. он приступил к написанию другого исторического свода — „Маджма-ат-теварих". Для этого им были использованы все указанные выше сочинения с некоторыми дополнениями из недошедших до нас источников, в том числе из какой-то хроники, которой пользовался также „Аноним Искендера". Последняя, четвертая часть этого сочинения, содержащая историю Тимура и Шахруха и имеющая особое название „Зубдат-ат-теварих", была прервана смертью автора на изложении событий 830 (= 1427) г. Она является первоисточником для истории царствования Шахруха и широко использована последующими компиляторами как через посредство Абд-ар-раззака Самарканди, так и непосредственно. К сожалению, эта часть, сохранившаяся в двух рукописях — в Стамбуле (Fatih 4371/1) и Оксфорде (Elliot 422, только вторая половина), нам в настоящее время недоступна. Второе сочинение Хафиз-и-Абру в сокращении составило первую часть труда Абд-ар-раззака Самарканди (см. ниже, стр. 190), который, однако, пользовался также трудом Шереф-ад-дина (см. ниже, стр. 144). Шереф-ад-дин в основу своей „Зафар-намэ" положил непосредственно сочинение Низам-ад-дина, дополнив, однако, его сведения данными, заимствованными из ряда других источников, до нас не дошедших, в том числе из какой-то хроники в стихах на тюркском языке уйгурским шрифтом; он пользовался также непосредственно сочинением ^ияс-ад-дина, описаниями походов Тимура и устными свидетельствами. Самостоятельную редакцию истории Тимура составляет так называемый „Аноним Искендера" (составлен в 1416 г. см. ниже, стр. 126), не пользовавшийся сочинением Низам-ад-дина, но исполь эовавший, повидимому, то же тюркское сочинение, которым пользовался Хафиз-и-Абру сопоставление приводимых нами рассказов Абд-ар-раэзака (т. е. Хафиз-и-Абру) и Ано нима Искендера показывает, что они независимы Друг от Друга, так как каждый иа низ сообщает подробности, которых нет у другого. Таким образом схему источников ш истории Тимура можно предположительно представить следующим образом:

fig1.JPG (15688 Byte)

См.: Rieu, Catalogue, 170—172. — В. В. Бартольд. Народное движение в Самарканде в 1364 г. ЗВО, XVII, 04—07. — Дневник похода Тимура в Индию Гияс-ад-дина Али, с приложением соответствующих отрывков из „Зафар-намэ" Низам-ад-дива Шами. Издание Л. А. Зимина под редакцией В. В. Бартольда. Пгр., 1915 (Тексты по истории Средней Азии, вып. 1), стр. III — XX (предисловие издателя) и стр. XXV — XXXV (предисловие редактора).—F. Tauer. Vorbericht iiber die Edition des Zafarnama von Nizam Sami und der wichtigsten Teile des Geschichtswcrks Hafiz-i-Abru's. Archiv orien-talni, vol. IV, № 2, 1932, 250—256. — Stоreу, II, 2, pp. 278-279. О Хафиз-и-Абру см. также: В. В. Бартольд. Хафиз-и-Абру и его сочинения. „Аль-Музаффарийя", сборник статей учеников профессора барона Виктора Романовича Розена, СПб., 1897, 1—28.-W. Вarthоld, E. I., под словом „Hafiz-i-Abru". — Stоreу, II, A, pp. 86—89.— Hafiz-i-Abru. Chronique des Rois Mongols en Iran... par K. Bayani, II. Traduction et Notes, Paris, 1936. — Хафиз-и-Абру. Зейл-и-Джами ат-теварих-и-рашиди. Изд. Баяни, Техран, 1316.

В. Г. Тизенгаузеном были сделаны выписки из единственной известной тогда рукописи сочинения Низам-ад-дина, находящейся в Британском музее (Add 23980; Rieu, Catalogue, 170). В 1937 г. вышел в свет первый том издания, содержащий текст всего сочинения Низам-ад-дина: Histoire des conquetes de Tamerlan intifculee Zafarnama par Nizamuddin Sami avec des additions empruntees au Zubdatu-t-Tavarih-i Baisunguri de Haf iz-i-Abru. Edition critique par Felix Tauer. Tome I. Texte persan du Zafarnama, Praha, 1937 (Monographie Archivu orientalnaho, vol. V). Обещанный издателем второй том, который должен содержать разночтения и дополнения, сделанные Хафиз-и-Абру в его сочинениях, пока не вышел. Нами текст издания Тауэра принят за основу, но добавлены отдельные слова и фразы, имеющиеся в выписках В. Г. Тизенгаузена (ниже они обозначены „Т"); к сожалению, последний не выписал ряд мест, имеющих отношение к Золотой орде, и они взяты вами только по изданию.


КНИГА ПОБЕД

ЗАФАР-НАМЭ

|13| Тех, которые до нашего времени царствовали в Дешт-и-Кипчаке, — 25 человек: 1) Джучи, 2) Бату, 3) Берке-хан, 4) Саин-хан 1, 5) Йисун-Мунке 2, 6) Токта-хан, 7) Узбек-хан, 8) Джанибек-хан, 9) Бердибек-хан, 10) Кельдибек-хан, 11) Науруз, 12) Черкес, 13) Хызр-хан, 14) Муруд, 15) Базарчи, 16) Сасы-Нокай, 17) Туглук-Тимур, племянник Нокая, 18) Мура-ходжа 3, брат Туглук-Тимура, 19) Кутлуг-ходжа, 20) Урус-хан, 21) Токтакия, 22) Тумукан-Тимур-Мелик 4, 23) Токтамыш-хан, 24) Тимур-Кутлуг, 25) Шадибек, теперь он царь тех стран 5.

|71| Рассказ о походе Тимура в сторону Хорезма в третий раз. 6 ... Когда они 7 поняли, что не являются людьми могущими противостоять ему, то бежали, ушли в область узбеков и укрылись у Урус-хана. В то время, когда Урус-хан отправился на летовье, они по отношению к нему также проявили свою скверную сущность в вероломстве и измене, в конце концов повели войска и разбили Урус-хана... Итак, совершив это вероломство, они направились вк Камар ад-Дину и стали побуждать его к смуте и буйству.

|74| Приход царевича Токтамыша к эмиру сахибкырану 8. В то время, когда дело Камар-ад-дина довели до такого положения и (Тимур) хотел 9 приложить усилия к уничтожению и искоренению его и совсем покончить с заботой о нем, сообщили, что Токтамыш-оглан, убоявшись группы людей, которые замыслили по отношению к нему вероломство, обратил лицо ко двору Тимура и едет (сюда). Когда это известие подтвердилось, (Тимур) послал к нему навстречу Туман-Тимура, одного из именитых эмиров, а сам от Уйнагу пошел назад, остановился в Узгенде, выступил оттуда и прибыл в Самарканд. Когда Токтамыш-оглан прибыл, эмиры, в качестве посредников, представили его Тимуру. Его величество проявил в оказании ему почета и уважения такие усилия, какие только было возможно, и выполнил то, что следовало для соблюдения вежливости со стороны такого величества по отношению к такому царевичу. Рядом с ним он въехал в город Самарканд, дал царские пиры с соответствующими подарками и пожаловал ему (Токтамышу) и его спутникам столько золота и (драгоценных) украшений, скота и материй, лошадей и мулов, палаток и шатров, барабанов 10 и знамен, дружины и войска, что ум не |75| может этого определить и сосчитать (цвет). Он (Тимур) пожаловал ему область Отрара и Саурана и послал его в те места 11. Через некоторое время Кутлуг-Буга, сын царя Урус-хана узбекского, повел войско и много сражался с Токтамыш-огланом. В Кутлуг-Бугу во время боя попала стрела, и он умер от нее; войско его взволновалось и вследствие ярости и гнева прогнало Токтамыша и разграбило его область. Он вторично бежал и пришел к Тимуру. Тот постарался почтить, уважить, обласкать и облагодетельствовать его еще больше, чем в первый раз, приготовил нужные ему вещи (асбаб) и послал обратно. С той стороны Токтакия, сын Урус-хана, соединившись с Али-беком, царевичами и знатными эмирами, выступил против Токтамыш-хана. Сразившись, они снова обратили его в бегство. Перед ним была река. По необходимости он, сбросив сапоги, бросился в эту воду и спасся. Каранчи-бахадур в погоне за ним достиг берега реки и стрелой ранил его в руку. Он (Токтамыш) один вошел в заросли и спрятался. Тимур послал к нему своего брата Идигу-барласа, чтобы наставить его (Токтамыша), дабы он был мужествен и храбр в деле царства и считал необходимым отразить врага. Эмир Идигу проходил по краю этой заросли, и звуки плача достигли его уха. Поискав, он увидел его (Токтамыша) в таком положении. (Идигу) спешился, выполнил правила вежливости, позаботился о нем, как было нужно, привез в Бухару к Тимуру. Тот снова выполнил обязательство ласки и заботы и устроил, как следовало, нужное ему (асбаб). В это время Тимур был в Бухаре, когда прибыл бежавший Идигу 12 и сообщил 13, что Урус-хан собрал войско и идет вслед за Токтамышем 14. Вслед за этим известием явились послы Урус-хана Кепке-мангкут и Тулуджан — и сообщили (такие) слова царя: «Токтамыш убил моего сына и пришел в вашу область. Выдайте мне моего врага, если же нет, то приготовьте место боя». Тимур сказал: «Где в законе мужества и обычае обладателей державы допускается выдавать врагу человека, который ищет у какой-нибудь державы убежища; это из числа невозможных 15 (вещей). Если же, что весьма вероятно, по этому поводу возникнут распри, то поневоле следует быть готовым к войне».

Поход Тимура с войском против Урус-хана. Отправив послов, он занялся приведением в порядок и собиранием войск, выступил и остановился в Отраре, а с той стороны войско Урус-хана, дойдя до Сыгнага, остановилось (там). В ту же ночь появились тучи, снег и дождь и настал |76| такой большой холод, что из-за крайнего обледенения и стужи с обеих сторон никто не мог двинуться. Когда они просидели друг против друга почти три месяца, Тимур послал мирзу Ярык-Тимура 16, Мухаммед-Султан-шаха и Хитай-бахадура для набега (илгар) и ночного нападения на вражеское войско. Они, согласно приказу, выехали с 500 конных людей, а из врагов вышло навстречу 3000 человек. Ночью же они завязали бой и победоносное войско (Тимура), взяв верх, обратило врагов в бегство. При этом событии, по решению рока, погибли эмир Ярык-Тимур и Хитай-бахадур. Тимур-Мелик-оглану Ильчи-Буга всадил в ногу стрелу, она прошла через ногу и попала в лошадь. Тимур послал на разведку Мухаммед-Султаншаха и Мубашшира, каждого в (другую) сторону, и каждый взял и привел одного врага. Эти два человека единогласно сообщили, что два смельчака (бахадур), оба по имени Саткин, пришли в эту сторону с сотней людей на разведку со стороны врага. Эмир Алладад и Ак-Тимур-бахадур брали в Отраре съестные припасы (тагар) для войска. В окрестностях Отрара они встретились друг с другом, а их было не больше 15 человек. Возложив упование на бога, они напали на тех (врагов), опрокинули двоих из именитых людей их, а те, которые уцелели, бросились в ров и бежали. Ак-Тимур-бахадур и Кепекчи-юртчи убили Саткина малого, а Саткина большого взял Хиндушах и привел к Тимуру. Враги, когда увидели дело в таком виде, испугались и удалились со своего места, а на своем месте оставили Кара-Кисека. Тимур лично произвел на них атаку, и они тоже бежали. Тимур повернул обратно, прибыл в свою столицу и местопребывание, простоял 7 дней и снова выехал из города Кеша. Сделав Токтамыш-оглана проводником (качарчи), он достиг Джейран-камыша; иль и область 17 врага сидели не зная (об этом); победоносное войско ограбило их и добыло бесконечное и бесчисленное имущество. Так как удача была близка и счастье помогало высочайшим знаменам, то в это время Урус-хан перебрался из мира преходящего в мир вечный. Его старший сын Токтакия сел на его место; он также умер через короткое время. Тимур пожаловал царство той области царю Токтамышу 18, устроил нужное ему (асбаб) и оставил в том государстве. (Тимур) подарил ему лошадь по имени Хынк-оглан, которая по проворству обгоняла |77| ветер и быстротой добывала воду из огня (цвет). Он приказал ему (Токтамышу): «Хорошо, храни эту лошадь, так как когда-нибудь она тебе пригодится» 19. Затем он сам, сопутствуемый честью и победой, безопасностью и весельем, одолением и счастьем, повернул в сторону Самарканда. Тимур-Мелик-оглан стал (уже) царем в тех странах. С большим войском он выступил против царя Токтамыша 20 и после многих битв и сражений Токтамыш-хан повернул обратно и удалился от своих людей и войска. Верхом на той лошади, которую подарил ему Тимур, он один отправился к Тимуру и, благодаря счастью дальновидного взгляда того обладателя счастья, эта славная лошадь стала его спасением. В первый раз, когда Токтамыш-хан бежал от Урус-хана и пришел (к Тимуру), вместе с ним пришел Урук-Тимур, который был отличен милостью и лаской Тимура, а Урус-хан отдал его иль и область в лен (суюргал) Тайге. Когда Токтамыш снова бежал, Урук-Тимур упал и остался на поле битвы. Его взяли и отвели к Урус-хану. Тот его помиловал, и он (Урук-Тимур) провел некоторое время среди них в бедствии, в конце концов бежал, пришел к Тимуру и удостоился бесчисленных милостей. (Тимур) спросил (у него) о состоянии Тимур-Мелика и его положении. Так как он был человеком осведомленным, то доложил, что тот (Тимур-Мелик) днем и ночью занят питьем вина, развлечениями и удовольствиями, спит до полудня и если даже произойдет тысяча важных дел, ни у кого не окажется смелости разбудить его. По этой причине люди отчаялись в нем и все государство и область 21 требуют Токтамыша. Тимур понял, что счастье не помогает Тимур-Мелику 22, так как у каждого царя, который пренебрегает соблюдением правил охранения государства, проводит жизнь в беззаботности и игре и постоянно тратит время на питье и удовольствия, устои царства скоро расшатываются и основания султанства вскоре начинают разрушаться... Итак, Тимур в 780 г. (= 30 IV 1378 — 18 IV 1379) удостоил царя Токтамыша 23 разного рода милостей и благодеяний и отправил с ним эмира Туман-Тимура, эмира Урунг-Тимура, Гияс-ад-дина-тархана, Бахты-ходжу и эмира Банги с огромными войсками, чтобы они посадили его на престол в Сыгнаге. Согласно приказанию, они отправились, и когда прибыли в Сыгнаг, то в избранный день и счастливый час посадили его на трон султанства. В это время Тимур-Мелик зимовал в Каратиле 24. Между ними возникла война; в конце концов Тимур-Мелик был разбит, а Токтамыш победил. Он (Токтамыш) послал Урус-ходжу, чтобы довести это известие до сведения Тимура. Его величество был очень обрадован этим обстоятельством и несколько дней провел в веселии и удовольствиях, а его (Урус-ходжу) удостоил разных знаков внимания, дал ему халат и пояс и отправил обратно. Токтамыш-хан провел зиму в Сыгнаге и, когда наступила весна, привел в порядок войско и завоевал государство и область Мамака. Сила и царство его из-за благодати поддержки Тимура стали развиваться. В то время, когда Урунг-Тимур 25 и Ак-Буга были живы, а Али-бек был в согласии с ними, они постоянно наставляли Токтамыша и говорили ему: «Тимур оказал тебе много милостей, благодеяний и забот и права заботы и охраны его, (лежащие) на тебе, следует (считать) твердо установленными. Тебе следует всегда иметь в виду эти права, стараться приблизиться к его величеству разными приличествующими услугами и охранять чистоту искренних отношений от загрязнения, дабы благодатью этих хороших качеств и благословенностью благодарности за благодеяния благодетеля, знамена державы твоей с каждым днем поднимались выше и чтобы обитатели мира признавали это похвальным и хорошим с твоей стороны. Также нельзя полагаться на действительное положение мира. Если, упаси боже, однажды у державы нога попадет на камень, при помощи его (Тимура) можно будет снова дать ей (державе) опору и около его державы можно найти исцеление». В это (описываемое) время оба они уже умерли, а у Али-бека, вследствие появления смутьянов, которые нашли дорогу сообщества с Токтамышем, не осталось власти и слова его не действовали. Группа талба 26 манкутских, найдя доступ к нему (Токтамышу), возбудила его (против Тимура), отклонила с большой дороги согласия и искренних отношений с Тимуром и перевела с места дружбы на степень вражды (цвет). Обстоятельства вражды его |79| с Тимуром будут изложены позже (цвет).

|97| Рассказ о походе Тимура против эмира Вели во второй раз 27 .... В это время царь Токтамыш осмелился на неподобающее действие и назначил (в поход) на Тебриз огромное войско, около 9 туманов, большая часть его — неверные прелюбодеи. Зимой они пришли к Тебризу и заняли окрестности Тебриза. Так как у города не было главы и предводителя, который руководил бы в подобных этому случаях, то все люди старались ради своих жен и семей, укрепили края и окрестности города и занялись сражением. Они провели так около одной недели, подобно полуубитой курице, делая невольные движения. В конце концов обманом и хитростью, мощью и силой войско неверных одолело, взяло город и предало грабежу и разорению. Они выполнили все по части уничтожения и притеснения, что только возможно, уничтожили мечети и медресе, заковали и забрали стариков и юношей. От всех имуществ, редкостей |98| и сокровищ, которые годами собирались в таком городе, в течение 10 дней они не оставили и следа. Зимой же, забрав рабов и собрав награбленное, они ушли назад. Так как Тебриз также принадлежал к числу владений Тимура и слабые (люди) оттуда искали убежища в тени его мощи, то это, когда оно достигло его слуха, произвело на него крайне тяжелое впечатление, и несправедливость, которая без причины была причинена мусульманам, вызвала вражду и разрыв (цвет). Как будет описано позже, Тимур отплатил им за их скверные действия, и из-за их тиранства и несправедливости государство их пришло в расстройство и вновь не оправилось (цвет). Некоторое время купол ислама Тебриз был разрушен и стерт, пока, благодаря правосудию и справедливости Тимура, не стал оправляться, и слабые снова ожили в тени справедливости и правосудия (цвет).

|101| Рассказ о походе Тимура против бунтовщиков малого Лура... В это время 28 сообщили, что царь Токтамыш, открыто проявив вражду, послал войско со стороны Дербенда до реки Самур. Тимур приказал, чтобы Шейх-Али-бахадур, Ику-Тимур и Осман-и-Аббас с (несколькими) туманами войска перешли через реку Куру и отправились против врага. Он сказал: „Так как у нас с царем Токтамышем есть договор и |102| соглашение и мы соблюдаем этот договор, то если вы узнаете, что (это) его войско, воздержитесь от боя и возвращайтесь обратно". Вслед за ними он послал великого мирзу Мираншаха. Когда они прибыли (на место) и увидели черноту войска, то спросили: „Чье войско?" Все ответили: „Войско царя Токтамыша, он послал нас, чтобы мы осведомились о войске эмира (Тимура)". Эмиры согласно наставлению и приказу эмира (Тимура) не начали боя и не завязали битвы, а повернули обратно. Враги приписали их отступление слабости, произвели атаку, подошли и пустили дождь стрел в победоносное войско. Эмиры и бахадуры, когда увидели это положение, повернулись и завязали бой. Около 40 человек было между тем убито. В это время подошел мирза Мираншах, одной атакой погнал врагов, многих из них предал смерти и окружил их с краев и сторон. Произошла большая битва, они бежали, достигли Дербенда» а многих из них взяли живыми и послали к его величеству. Последний не причинил им вреда. Оказав милость (суюргал), он попрежнему спросил о здоровье Токтамыша и, проявив ласку и расположение, сказал: „Между нами права отца и сына. Из-за нескольких дураков почему погибнет столько людей. Следует, чтобы мы впредь соблюдали условия и договор и не будили заснувшую смуту (цвет). И если кто-нибудь сделает противное этому или будет украшать в нашем уме противное этому, следует, чтобы мы с обеих сторон его проучили, наказали, казнили, чтобы (это) было примером для других". Затем он дал всем тем пленным деньги, одежды и халаты и назначили конвой (бадрака), чтобы их, отделив от войска, отправить в их государство. Шуриде, младший брат Мубашшира, был ранен и скончался.

|106| Приход войска Ингатуры и сражение с ним мирзы Омар-шейх-бахадура и эмиров в местности Джулек. Осенью этого года войско Токтамыш-хана вошло в окрестности области и напало на иль и население области. Мирза Омар-Шейх-бахадур собрал войска и переправился через Ходжендскую реку. Сулейманшах-бахадур, Аббас-бахадур и прочие эмиры с войсками все вместе настигли врагов в местности Джулек. С обеих сторон выстроили ряды, построили правое и левое крыло, напали друг на друга и завязали бой, (который дошел) до такой степени, что от множества убитых потек ручей крови. Омар-шейх-бахадур, преследуя врага, отделился от своего войска, и воины искали его, но не нашли. Смущенные и растерянные, они не нашли возожным оставаться на месте и поневоле разошлись, а царевич благополучно выбрался (из боя), прибыл к войску в Андуган и снова собрал рассеявшиеся войска. В это время пришло известие, что Ингатура из Могулистана, забыв обязательства благодарности и нарушив договор и соглашение, вошел в государство и опустошает область...

|112| Рассказ о походе Тимура на войну с Токтамыш-ханом. В это время царь Токтамыш, забыв обстоятельства благодарности за милость и заботы его величества, с большим войском вошел в государство 29 и проявил враждебность. Тимур собрал войска и остановился в Сагардже. В тот год было много снега, большой холод и дождь без конца и счета. Царь Токтамыш перешел через Ходжендскую реку, и авангард его достиг Зернука. Тимур вознамерился выступить, но нойоны и эмиры, преклонив колена, настаивали, что нужно стоять до тех пор, пока соберутся войска из краев. Это не показалось правильным взгляду завоевателя мира, он рассердился на них и сказал: «В откладывании — беды, умный не откладывает на завтра дело сего дня, так как завтра принесет с собою свое дело» (цвет). В это время выпало много снега и дождя. Тимур приказал, |113| чтобы утоптать снег и проложили дорогу, и, с большим войском, пройдя ночью, подошел к врагам. Мирза Омар-шейх-бахадур, приведя свое войско в порядок, пришел на берег Ходжендской реки и явился к целованию ковра. (Тимур) послал вперед Кунче-оглана, Тимур-Кутлуг-оглана и Шейх-Али-бахадура с большим войском. На другой день, в полдень, (войско Тимура) напало на врагов, а у тех не было сил сопротивляться; они бежали и многие из них были убиты, а те, которые спаслись от убиения, погибли от жажды в дороге. Авангард войска, который был послан раньше, зашел в тыл врагам, их окружили с двух сторон и перебили стрелами и мечами. В это время взяли в плен Айды-берди-бахшия и привели к его величеству. Тот, расследовав его положение, обласкал его и удостоил халата. Выступив оттуда, (Тимур) прибыл в Акар и некоторое время в этой местности отдавал долг наслаждениям и удовольствиям и открыл для всех двери радости и веселия. В это время он собрал к себе войска из иля и областей, и вышло повеление, чтобы мирза Омар-шейх, Хаджи-Сейф-ад-дин и Ику-Тимур устроили мост через Ходжендскую реку и перевели войско. Выполнив согласно этому, они перевели войска и послали сообщение его величеству. Тимур выступил, двигался без остановки, дошел до берега реки и тотчас выделил авангард, Тимур-Кутлуг-оглан, Сунджек-бахадур и Осман-бахадур были назначены в сторожевые отряды (караул). Они увидели издали войско, спрятались и следили за врагами. Как только сторожевые отряды их (врагов) стали лагерем, победоносное войско тотчас село на коней, сделало на них ночное нападение, большую часть их перебило, а остальные бежали и, возвращаясь, перешли через реку Арc 30. Когда они пришли в свои дома, то из страха и ужаса пустили слух, что пришло войско. От этого страха все их войско и иль бежали и рассеялись. Тогда Тимур выступил быстрым маршем (илгар), оставил Хаджи-Сейф-ад-дана в обозе (угрук), а Ходжу-Шейха, Тублака, Карахана, Аман-шаха и Девлетшаха с сорока отборными людьми о двуконь послал на разведку. Они, согласно приказу, отправились в местность Сарыг-узен, настигли врага, вступили в бой со сторожевым отрядом, убили многих из него и вернулись обратно. В это время их встретил в пустыне Кыдба-тархан приблизительно со ста семьями (хане). Произошла большая битва; они взяли Кыдба-тархана, который был главным из них, надели (на него) оковы и вручили человеку по имени Шанкуль, чтобы отвести к его величеству. Его дома и стада перевезли и привели в местность Ак-Суме. Тимур |114| вышел из этой области через Урунг-Чакыл, прибыл в Билан, перешел через Сарыг-узен и Курчун и остановился в Ал-кушуне. В это время пришло известие, что Мулюк и Хаджи-бек восстали и соединяются в Хорасане. После размышления и обдумывания Тимур послал мирзу Мираншах-бахадура с войском в Хорасан, а сам вознамерился выступить в область узбеков. Нойоны и эмиры собрались и доложили, что правильно (было бы), если бы мы пошли сначала на Ингатуру и уничтожили бы его зло, а потом отправились бы в сторону узбеков. Тимур согласился с их словами и выступил через Бури-баши в поход на Ингатуру.

|117| Рассказ о походе Тимура в Дешт-и-Кипчак. В 793 г. (= 9 XII 1390—28 XI 1391) Тимур собрал войска и выступил из Самарканда в намерении (совершить) поход на Дешт-и-Кипчак. Перейдя через Ходжендскую реку, он провел зиму в местности Ташкент, обратил внимание на приведение и снаряжение (ярак) войска, удостоил эмиров и приближенных милостей и подарков, пожаловал всем воинам быстрых лошадей, шитые золотом одежды, дирхемы и динары. Жены и царевны, испросив разрешение, вернулись обратно. Распределив проводников (качарчи) между эмирами, (Тимур) выступил 15 сафара (= 22 I 1391), взял с собою царицу Чулпан-мелик-ага и выступил в путь. В местности Кара-Саман собрались все эмиры и войска. В это время прибыл посол от Токтамыш-хана и ему оказали почет и уважение. Пробыв на этой стоянке несколько дней, (Тимур) выступил оттуда и пошел ускоренным маршем. Так как был крайний холод и сильный снег и дождь, то не было возможности оставаться на месте. Через несколько дней посла Токтамыш-хана привели к его величеству, и он (посол), выполнив обязательства вежливости и |118| целования земли, преподнес лошадей и сокола и через посредство нойонов довел до сведения (Тимура) слова царя, содержавшие много извинений и такие объяснения: «Тимур занимает по отношению ко мне место отца, и права его на меня превышают то, что можно сосчитать и объяснить. Просьба такова, чтобы он простил это неподобающее действие и недопустимую вражду, на которые я осмелился из-за несчастной судьбы и подстрекательства низких людей и чтобы он провел пером прощения по листу (моих) ошибок». Тогда Тимур перечислил милости, ласки и благодеяния свои по отношению к нему (Токтамышу) и сказал: «В начале дела, когда он бежал от врагов и пришел (ко мне) раненый, обитателям мира известно, до какой степени достигли с моей стороны добро и забота о нем. В том числе из-за него я воевал с Урус-ханом, давал ему (Токтамышу) много денег и добра, посылал с ним войска. В конце же концов он, забыв добро, послал войско и в мое отсутствие 31 опустошил края нашего государства. Я не обратил внимания и на это и, ища ему извинения, отнес это на счет подстрекательства смутьянов. Он не устыдился этого и снова выступил в поход сам. Когда мы также выступили в поход, он бежал от (вида) черной массы нашего войска. Теперь, согласно ярлыку царя ислама 32, мы, собрав войска, выступили. Мы не доверяем его словам и действиям; если он говорит правду, то пусть пошлет навстречу нам Али-бека, чтобы мы, устроив совещание совместно с эмирами, выполнили то, что будет нужно».

Затем он (Тимур) устроил царский пир, обласкал посла больше, чем прежде, и дал халат и пояс. Через 2 или 3 дня он (Тимур) собрал эмиров, они устроили курилтай и нашли нужным забрать посла и итти вперед. Так и сделали и, пройдя через Карачук, шли еще 15 дней. От безводья много лошадей погибло. 1 числа джумади I (= 6 VI) прибыли в местность Сарыг-узен и воды стало много. Пробыв несколько дней, они искали переправу и перешли реку. 21 (того же) месяца (= 26 IV) войска прибыли в Кичик-даг, выступили оттуда и через две ночи, в пятницу, достигли Улуг-дага. Тимур взошел на вершину горы, осмотрел (местность), (это была) степь и в степи — пустыня. Он остановился там на тот день и приказал, чтобы все воины принесли камни и построили там высокий знак. Каменотесам он приказал изобразить на нем высочайшее имя и дату этих дней, дабы на лице времени осталось воспоминание об этом походе. Выступив оттуда и охотясь, они достигли местности Иланчук и остановились (там). Перейдя через реку Иланчук, через 8 дней они прибыли а местность Анакаркуюн. В субботу снова устроили охоту и со всех сторон согнали зверей; многочисленность |119| их дошла до такой степени, что подобной не могли указать, так что все воины 33 выбирали: брали жирное, а тощее оставляли. Среди них (зверей) видели таких газелей, подобных которым больше не видели, по величине превосходящих буйволов. Выступив оттуда, он (Тимур) отправил войско в окрестности местности Анакаркуюн и 1—2 дня простоял там, осмотрел латы 34 и все войско удостоил милостей, наград и поощрений. (Тимур) раздумывал о назначении авангарда. В это время мирза Мухаммед-Султан-бахадур, преклонив колена, просил разрешения быть а авангарде. Тимуру это очень понравилось, он счел эту смелость и храбрость за добрую примету для полноты его счастья и успеха, сделал ему пожалования (суюргалат), поставил его в авангарде войска и назначил состоять при нем 35 великих и именитых эмиров. Астрологи выбрали добрый час. 7 джумади II (= 12 V 1391) он (Мухаммед-Султан) выступил, имея под началом всех эмиров, покровительствуемый победой и счастьем и сопутствуемый одолением и славой. Они прошли двухдневный путь и увидели костры 36, что является признаком остановки войска, но никого не нашли. Они шли еще несколько дней, перешли через реку Тобол и увидели много костров, которые еще горели; однако, сколько ни искали никого не нашли. Это доложили его величеству и указали: «Мы не знаем — принадлежат ли эти костры нашему сторожевому отряду или врагу». Тимур приказал, чтобы, взяв проводника (качарчи), осмотрели вокруг всех костров следы копыт лошадей и, выступив, перешли через реку Тобол. В это время прибыл гонец от сторожевого отряда и доложил: «Мы видели 500 очагов, в которых остался огонь, но сколько ни искали, никакого не нашли и не видели признака и следа ноги человека или лошади». Твердый взгляд (Тимура) решил, что (нужно) собраться и перейти через реку Тобол. Так как люди (той) области и войско перешли через переправы и переправы разрушили, а лошади были тощие, многие погибли. был издан приказ, чтобы войска собрали сучья и дрова. Согласно приказу они собрали это, бросили в реку и, устроив переправу, перешли через нее. Тимур сам пошел в авангарде и настиг ушедшее вперед войско 37; степь и пустыня на много миль 38 кругом наполнились войском. Однако сколько ни искали кого-нибудь, чтобы узнать какое-нибудь известие о враге, никого не нашли. В конце концов (Тимур) вызвал Шейх-Давуда и послал его с несколькими другими храбрецами (бахадур) на разведку. Это был человек мужественный, перенесший много трудов и невзгод в великих делах, испытавший много тревог и опасностей, разрывавший силки и при помощи ума и знания |120| освобождавшийся из пут 39 (цвет). Два дня и две ночи они быстро шли, дошли до каких-то шалашей (алачук) и, пройдя мимо них, спрятались за холмом. Когда забрезжило утро, один человек из них (жителей шалашей) сел на лошадь, отправился по какому-то делу и подъехал близко к ним (людям Шейх-Давуда). Его взяли и привели к его величеству, который пожаловал Шейх-Давуду много подарков и обласкал его. Затем у того человека спросили о положении Токтамыш-хана. Он сказал: «Уже месяц, как у нас нет о нем известий; выйдя из идя, мы поселились здесь. Но (вот) прошло несколько дней, как 10 человек в полном вооружении пришли на разведку, тут поблизости есть лес, они находятся там». (Тимур) назначил Эйд-ходжу с 30 нукерами, чтобы заставить перекочевать и привести жителей этих юрт, а Хумари-ясаулу приказал отправиться с 20 человеками, взять тех 10 человек и привести. Когда тот (Хумари) подошел к ним, они начали бой, некоторые были убиты, а некоторых взяли в плен и привели. Расспросив у них сведения, (Тимур) выступил и в среду 24 (того же) месяца (= 29 V) достиг реки Яика. Проводник (качарчи) сказал: «У этой реки три переправы: одна называется Айгыр-яли, вторая Бур-кичид, третья Чапма-кичид». Тимур сказал: «Переправляться через все эти три переправы не следует и нельзя доверять им, так как враг напротив; возможно, что прячется в углах 40 и во время переправы выйдет из засады. Правильное решение таково, чтобы мы выступили в поход, пошли вверх по реке и, возложив упование на бога, бросились в воду и переправились» (цвет).. Эмиры повиновались и тотчас выступили, пошли вверх по (реке) и переправились через реку Яик. Они снова шли еще 6 дней и достигли реки Самар. Сторожевой отряд победоносного войска ушел вперед, услышал голоса врагов, которые разговаривали друг с другом, и сообщил это его величеству. В это время мирза Мухаммед-Султан взял (в плен) одного (человека) из вражеского войска и послал к его величеству. (У него) спросили о положении и выяснили стоянки и переходы. Обнаружив переправу через реку, (Тимур) остановился там на ночь, и утром первого раджаба (= 4 VI) переправился через реку Иик и отправился в сторону врага. Тимур стоял до тех пор, пока не переправилось все войско. В это время взяли (в плен) и привели 3 человек из врагов. Увидев себя в плену, они не нашли другого избавления, кроме правды, и сказали: «Перед этим 2 нукера бежали от Идигу и пришли (сюда), сообщили о выступлении Тимура и сказали, что он идет сюда с огромным войском и бесчисленной ратью, по числу подобной песку пустыни и листьям деревьев. У Токтамыш-хана от этого известия в уме вспыхнул |121| огонь энергии, он послал и собрал войска правого и левого крыла, теперь находится в Кырк-куле, посылает в края государства послов и собирает войска». Тимур выстроил победоносное войско и, проверив латы и снаряжение их (воинов), пожаловал им безграничные награды и милости. Он приказал, чтобы приготовили заслоны и щиты, веревками разделили землю, устроили ров между собой и врагами и чтобы каждый день соблюдали осторожность таким порядком. Выступив оттуда в сторону врага, они дошли до больших болот и топей, после больших трудностей перешли через них и стали лагерем. В тот день от сторожевого отряда пришло известие, что показалось 3 кошуна врагов; вслед за ним пришло известие, что показались и другие кошуны. Тимур, сев на коня, отправился вперед, а войскам приказал, чтобы те, выравняв ряды и устроив правое и левое крыло, отправились (за ним). В это время сторожевой отряд захватил одного из врагов и привел (к Тимуру). У него расспросили о положении и тотчас казнили. Сунджек-бахадура и Аргуншах-бахадура послали в набег (илгар), чтобы доставить известие о войске врага. Они отправились и долго искали, но ничего не узнали. Тимур назначил на это дело Мубашшира с тем, чтобы он не возвращался без известий. Мубашшир с несколькими смелыми людьми отправились и после многих усилий дошел до леса; поискав, они увидели пыль и дым, достигающие до неба, и услышали также голоса. Когда внимательно осмотрелись, увидели черную массу врага. Поехав вперед, они дошли до врага, взяли (в плен) 40 человек и привели к его величеству. Одобрив весьма Мубашшира, он удостоил его бесчисленных наград и милостей, а у них (пленных) расспросил о положении. Они сказали: «Царь Токтамыш приказал войску собраться в местности Кырк-куль. Мы с отрядом войска отправились в это условное место, но не нашли Токтамыш-хана и не знаем, что с ним случилось. Мы ездили кругом в поисках его; нас окружили и взяли». В то время как они говорили это, к его величеству привели взятого в плен и раненого сына Мамака. Преклонив колена, он доложил: «Я еду из Сарая, отправлялся к царю, но не нашел его в назначенном месте. Больше я ничего не знаю по (этому) делу». Тимур вызвал сына эмира Хамида, выбрал из войска отдельных людей и дал ему. Мули и Саин-Тимура с несколькими храбрыми людьми (Тимур) назначил в сторожевой отряд и наставил: «Будьте сторожевым отрядом. Когда покажется черная масса вражеского войска, вы, если их будет много, также издали покажите черноту и сделайте так, чтобы те, обманувшись, подошли (ближе), и пошлите нам гонца». Они отправились согласно приказанию, перешли по пути через много болот, топей и рек и увидели 15 человек противников. Саин-Тимур подошел и заговорил с ними, вернулся и, послав Мули, сообщил известие (об этом). Тимур назначил Ику-Тимура с несколькими отважными людьми, чтобы они отправились |122| и как следует привезли верное известие о положениии врага. Тот так и сделал, перешел через много рек и болот и, увидев много врагов, подошел (к ним). Они 41 стояли на вершине горы и наблюдали. Он послал к ним несколько славных воинов и дельных людей. Когда враги заметили (их), то тотчас спустились с возвышенности, а они (отряд Ику-Тимура), заняв место врагов, поднялись на гору. Когда они посмотрели, то увидели 30 кошунов, одетых в латы, устроивших боевые ряды и засевших в засаду в ущелье. Это известие послали Тимуру 42. Ику-Тимуру сказал: «Дело наше оказалось затруднительным, нужно потихоньку возвращаться обратно и переправляться через реки». Поэтому он отправил своих людей, а сам стоял с 7—8 человеками. Увидев их, враги произвели атаку. Ику-Тимур, проявив стойкость, энергию и мужество, произвел на них атаку и ударами стрел, проникающих в души, задерживал несколько кошунов. Благодаря полноте мужества, он простоял столько, что его люди перешли через реку. В это время стрела из засады рока попала в него, и след этого сказался на нем; в лошадь (его) также попала стрела, он не смог стоять, у него нехватило сил, и он упал с лошади. Нукер его подвел свою лошадь; в нее пустили другую стрелу, и она (лошадь) также погибла. Враги окружили его, а он из-за полного мужества и крайнего пыла не отдался слабости, а бился до тех пор, пока не был убит. Враги его не узнали, а иначе, возможно, что не спешили бы убивать его. В это время подошли Тимур и эмир Сейф-ад-дин, они были опечалены этим положением, смущены, поражены и расстроены. По необходимости они тотчас перевезли войско через реку и отбросили врага ударами стрел и мечей. В тот день Джелаль-бахадур, сын эмира Хамида, проявил мужество и храбрость, с 30 человеками, которые были при нем, он удерживал свое место и не отступили перед 3 кошунами, бывшими против него. Тогай-мерген и Шах-мелик, проявив усердие и старание, выпустили много стрел, а Джелаль-бахатур, привязав к шее лошади барабан и литавры, храбро дрался и обратил врагов в бегство. Тимур обласкал его и пожаловал значительную область в лен (суюргал). Привели 3 человек из врагов, взятых |123| в плен. В этом бою пришло к концу дело Мухаммеда, арлата 43. Тимур пожаловал и обласкал каждого, кто в этот день проявил доблесть или поставил ногу на путь мужества, и дал (им) указ на тарханство. Было приказано, чтобы им не препятствовали входить к его величеству, не спрашивали с них и детей их до девяти проступков, не брали их лошадей для выполнения подводной повинности (улаг) и считали (их) изъятыми и свободными от всех повинностей (такалиф). Возведя Шах-Мелика в высокий сан, (Тимур) пожаловал ему личную печать (мухр) и парване. Обласкав также его родных и родичей, (Тимур) отличил (его) особой милостью и надел на него одежду везирства. Выступив оттуда и дойдя до степи, (Тимур) стал лагерем и подумывал о том, чтобы выслать из войска (отряд в) набег (илгар), когда прибыл гонец от сторожевого отряда и сообщил, что сторожевые отряды обеих сторон сошлись. В тот же день, со счастьем и успехом, они двинулись по направлению к врагу и шли, выстроив правое и левое крыло войска. Каждый день сторожевой отряд неприятеля показывался и снова уходил. 5 дней они провели таким образом, а в эти дни был дождь, снег и холод. На 6-й день погода прояснилась. Тимур привел в порядок войска и назначил 7 корпусов (кул) таким (хорошим) образом, что его ни описать, ни объяснить нельзя 44. Первый корпус — его величества царя 45, а руководство (башламиши) им он передал мирзе Сулейман-шаху. Второй — для себя самого, а распоряжение им передал мирзе Мухаммед-Султан-бахадуру. Еще несколько кошунов он также определил для себя самого и назначил их рядом (с кошунами) мирзы Мухаммед-Султана. На правое крыло он назначил мирзу Мираншаха и поставил для заведывания этим Мухаммеда Хорасани. В головном отряде (канбул) правого крыла был эмир Хаджи-Сейф-ад-дин, а на левом крыле мирза Омар-шейх-бахадур, в головном же отряде центра войска его — Бердибек и Худадад. Каждому из эмиров правого и левого крыла — (эмиров) туманов, тысяч и сотен —он назначил соответстующее место. Вдруг появился сторожевой отряд (врага), а вслед за ним появились войска целиком. От многочисленности и массы их смутился глаз ума, от пыли (поднимаемой) копытами лошадей, потемнел воздух. Тимур приказал, чтобы смельчаки и храбрецы войска, спешившись, пошли вперед и указал, чтобы для него 46 поставили в степи зонт, палатку и шатер и расстелили ковры. Это самообладание, спокойствие, храбрость и пренебрежение врагом увеличили страх и ужас в сердце неприятеля. 15 раджаба (= 18 VI) в местности Кундурча произошла великая битва. При этом Тимур укрылся под защиту милосердного (бога) и стал искать прибежища у благословенного духа пророка, а несколько великих шерифов и благородных сейидов, вроде сейида Береке и других сейидов, которые сопутствовали (Тимуру), воздели руки к молитве и просили об одолении и победе. Тимур, поддерживаемый |124| помощью божией, выступил. Прежде всех эмир Сейф-ад-дин бросился на врагов с обнаженным мечом и обратил в бегство тех, которые были против него. В это время мимо головного отряда (канбул) правого крыла стало проходить войско врага, чтобы зайти в тыл войску (Тимура) и удержать берег Черной реки (?). Мирза Джеханшах-бахадур, выстроив войско, преградил им путь и отбросил их. Затем Кулунчак-бахадур произвел атаку и отбросил один вражеский кошун. Когда мирза Мираншах-бахадур бросился в атаку, то обратил в бегство вражеское войско, которое находилось против него. Осман-бахадур сражался со своим личным кошуном. Вдруг его лошадь оступилась, и он упал, ,но снова сел на лошадь. В это время Тимур произвел атаку и рассеял врагов. Мирза Мухаммед-Султан привел в порядок и выстроил центр своего войска и двинулся против врага. Враги, которые были против него 47, бежали . Мирза Омар-шейх-бахадур также в тот день отдал долг мужества и храбрости. Каждый из эмиров и военачальников тронулся со своего места и погнал войско (врага), которое было против него. Итак, разгорелся огонь битвы; латы на теле и щиты на груди врагов прошивали остриями копий и стрел. Победоносное войско (Тимура), как неподвижная гора, поддерживая друг друга, не отходило вспять. Токтамыш-хан оказался слаб и так как не нашел у себя сил противостоять, то отступил от стороны Тимура и направился в сторону мирзы Омар-шейх-бахадура. Когда он нашел и его (Омар-шейха) кошун в порядке и устроении, то отступил от него и обратился на кошун и тысячу сулдузскую. Хотя они пустили навстречу дождь стрел, но это не помогло. Войско врага одолело, убило многих из сулдузского войска и прошло между ними. Тимур приказал, чтобы степь и пустыню огласили звуками труб и литавр; войско, подняв крик и заволновавшись, сразу бросились в атаку и обратило врагов в бегство. В это время поспешно прибыл Чеке-тавачи и сообщил, что враг зашел в тыл нашему войску. От мирзы Омар-шейх-бахадура также прибыл гонец (с сообщением), что царь Токтамыш выстроил свое войско, подходит к нам сзади и держит в строгом порядке центр и крылья своего войска. Тимур выстроил войска и, возложив упование на господа, повернул обратно. Когда вражеское войско заметило его движение и увидело мощь и многочисленность (его) армии, то не смогло сражаться, а, опустив поводья, обратилось в бегство и ушло в пустыню, Тимур, в победном шествии, в полном благополучии и под счастливой звездой стал лагерем и, выбрав войско, послал вслед, чтобы их ограбить |125| и как следует наказать 48. Они (войска) отправились согласно приказанию. Дело обстояло так, что Кунче-оглан, Тимур-Кутлуг и Идигу, которые были старинными врагами Токтамыш-хана, пришли искать убежища у Тимура. Он встретил их с почетом, оказал им всяческую ласку и милость и пожаловал им драгоценные камни, золото, шапки и пояса. (Теперь) преклонив колена, они просили: «Если выйдет высочайшее указание, мы пойдем по своим домам, приготовим их для переселения и придем к его величеству». Тимур согласился на их просьбу и приказал написать для них указы и ярлыки и приказал, чтобы никто не трогал их домов и иля; он поставил условие, чтобы они вскорости пришли с семьями и родными и были бы обнадежены еще большими милостями. С этим условием и обязательством они ушли. Однако, как только они прибыли в свои дома, то сделали своим лозунгом неверность, стали забывать обещанное и не соблюдали своего слова. Тимур-Кутлуг-оглан сел на царство. Кунче-оглан долго находился при Тимуре, в пути и дома бывал удостоен его милостей и наград, они проводили дни друг с другом (за игрой) в нард и шахматы, в сопровождении других и наедине. Он получил для своего племени (иль) и народа (кун) указ на тарханство, привел их в порядок, вернулся и привел с собой некоторых своих людей, а некоторых оставил на месте при своих вещах и хозяйстве. Через несколько дней после того как он вернулся, он услышал известие о Тимур-Кутлуге и восшествии его на царство. Сердце его раздвоилось и при удобном случае, отвратив свои глаза, он ночью бежал и вернулся в свое местопребывание. Тимур (перед тем) разослал всех эмиров и воинов по сторонам и краям, а (теперь) собрал всех обратно. Они собрались, выйдя из степи и пустыни 49, и, сопутствуемые победой и одолением, с множеством скота и казны пошли обратно. (Обилие добычи и скота) доходило до того, что пешие нукеры возвращались обратно с 10 и 20 головами лошадей, а одноконные — со 100 лошадьми и больше, то же, что было определено для личной (собственности Тимура), переходило за границу счета и исчисления, баранов же и прочих видов скота (даже) нельзя было сосчитать.

|157| Рассказ о походе Тимура для завоевания крепости Авник... В это время 50 со стороны царя Токтамыша пришло известие, что его войско подошло к Дербенду и прошло через (него). Тимур сел на коня и выступил. Когда вражеское войско узнало (об этом), то не нашло разумным противостоять ему и тотчас ушло обратно. Когда подтвердился их уход, Тимур двинулся от берега реки Куры и искал места для |158| зимовья... Когда настала весна, он послал обоз в Султанию, а сам направился против царя Токтамыша.

Рассказ о походе Тимура на Дешт-и-Кипчак через Дербенд. Так как со стороны войск царя Токтамыша несколько раз происходили неподобающие действия, Тимур обратил высочайшее внимание на отражение зла их. Сначала он послал послом Шеме-ад-дина Алмалыки, а это был человек мудрый, опытный, умный, благоразумный. Сладкими словами и приятными сердцу речами, соблюдая (правила) начинания и прекращения речи, он достиг цели: слова его оказали сильное действие на сердце царя и эмиров, и он (Токтамыш) склонился к миру и дружбе, обласкал его (посла) и отправил обратно. Когда он (посол) прибыл, Тимур дошел (уже) до реки Самур и выстроил рядами войска на краю горы Эльбурз, а от этого места до берега реки 51 5 фарсахов они показывали вооружение (джебе) в таком порядке и блеске, что в течение веков не указывали подобного этому 52. Так как они (золотоордынцы) несколько раз говорили о дружбе, закладывали основание мира и не соблюдали верности этому, то он (Тимур) не обратил внимания на слова их 53 и с храбрым войском и свирепой ратью, именитыми эмирами 54 и счастливыми царевичами направился в ту страну. Двигаясь с победой справа и одолением слева, с покорным миром и послушной судьбой, они прошли через Дербенд и дошли до иля и области кайтагов, которые были сторонниками Токтамыш-хана. Он (Тимур) признал необходимым подавить их. Обратив внимание на уничтожение и искоренение их, он так напал на их стороны и края, что из множества не спаслись (даже) немногие и из тысячи один; все те области они разграбили. В это время Токтамыш-хан послал посла по имени Уртак. Когда он подошел близко и увидел многочисленность войска, то вернулся и сообщил царю, что эмир Тимур идет с огромным войском. Токтамыш-хан, назначив Казанчи в авангард, послал его вперед с большим войском. Они (посланные) пришли и остановились на берегу реки Кой, а войско Тимура, дойдя до местности Дарки 55 стало лагерем. Тимур лично с отборными войсками, пройдя ночью, утром настиг Казанчи, погнал его с войсками, которые были при нем, и омочил степь и равнину кровью их. Когда Казанчи увидел эту мощь, величие, смелость и отважность, то (только при помощи) тысячи уловок и хитростей вынес душу с поля (битвы) и обратился в бегство. Тимур, преследуя (его), перебил много людей и без числа воинов. Выступив оттуда, он достиг берега реки Сунж. Токтамыш-хан также |159| дошел до реки, остановился и приказал войску занять оборонительное положение, выставив щиты и заслоны. Тимур мощно и уверенно, ударив в литавры и затрубив в рога, вступил в бой. Токтамыш-хан, увидев, что дело таково, не признал разумным стоять и бежал, оставив поклажу и обоз. Погнавшись (за ним), Тимур перешел через реку Терек. Токтамыш-хан, дойдя до реки Каурай 56, остановился и собрал войска. Тимур, во второй раз спустившись по берегу реки, отправился к Джулату, дал там войску провиант (алуфе) и устроил (ему) новый порядок 57. Вдруг пришло известие, что Токтамыш-хан, вторично устроив войско, идет по берегу реки Терек и что на этот раз он решился на бой и намерен сражаться. Тимур повернул обратно и пошел ему навстречу, построил правое и левое крыло, выслал вперед авангард и на другой день, подойдя к войску врага, стал лагерем. Оба войска провели ночь друг против друга. Когда настало утро, Тимур выстроил ряды войска, устроил один корпус (кул) для самого себя и один для мирзы Мухаммед-Султан-бахадура и сам лично, выбрав из войска 27 кошунов, стал в отдалении, наблюдая за битвой. В это время пришел некто и сказал: «Я имею слово к его величеству». Когда его отвели к его величеству, он доложил: «Я иду из войска правого крыла врага. Дело в том, что Кунче-оглан, Бек-Ярык, Актау, Давуд-Суфи и Удурку сговорились произвести нападение на головной отряд (канбул) вашего правого крыла». Тимур тотчас направился в их сторону, пересек им дорогу и, выделив несколько кошунов, послал им навстречу. Когда они увидели порядок, дисциплину, мощь и величие победоносного войска, то их одолел страх и ужас, и они все бежали еще до атаки. Из тех 27 кошунов, которые Тимур отделил, 50 человек, преследуя (врагов), проводили их до их центра (кул). Когда бегущее войско достигло своего центра, оно снова собралось, сразу произвело атаку, окружило тех 50 человек и обратило их в бегство, а некоторых убило. Несколько расхрабрившись от этого, они подошли, повернулись, бросились на победоносное войско и приблизились к Тимуру. Эмир Шейх-Нур-ад-дин-бахадур, рискуя жизнью и храня честь, пошел навстречу врагу, не отступил от ударов сабель и мечей, слез с лошади, и войско вслед за ним спешилось. Возложив упование на бога, он ударами стрел, пронзающих печень, отбросил врага. Вслед за ним подоспел Алладад в виде |160| подкрепления (кечка), и кошуны спешились к нему... 58 с кошуном рабов (ханазад), обойдя левое крыло их, спешились и стали сражаться так, как только возможно. В это время подошел большой корпус (кул) и центр войска Тимура с боем барабанов и литавр и звуками труб в полном величии и с большой мощью. Мир наполнился криком и смятением, и вселенная стала полна тревогой. В это время подошел кошун Устуя и спешился позади кошуна центра (кул) и с полной силой и многочисленностью и обеих сторон завязали бой. Сколько вражеское войско ни производило атак, оно не смогло сдвинуть с места победоносное войско, которое, спешившись, пускало стрелы. От множества убитых по той степи потекли ручьи крови. В такое время великий мирза Мухаммед-Султан-бахадур, не задерживаясь, смело и храбро сам пошел в атаку, а вслед за ним его кошун вступил (в бой) и произвел атаку со стороны левого крыла. От страха перед ним враги отступили и тотчас бежали. Хотя он всегда был дороже души и милее духа для Тимура, но тут, вследствие этой храбрости, любовь его увеличилась в тысячу раз. Токтамыш-хан и царевичи Дешт-и-Кипчака с эмирами и нойонами обратились в бегство. В это время эмир Хаджи-Сейф-ад-дин стоял на крайнем фланге войска правого крыла, который называется «канбул». Группа врагов с большой силой напала на него. Он тотчас спешился, взялся за отверстие колчана и, проявив храбрость, пустил в них такой дождь стрел, что у врагов не было возможности раскрыть глаза. Когда бегущее войско увидело некоторых из своих людей в состоянии (оказать) сопротивление, то другие соединились с ним, и их стало много. Эмир Хаджи-Сейф-ад-дин возложил упование на бога и, утвердив ногу в стремени стойкости и терпения, не двинулся с места и дрался с врагами так, что выше этого нельзя себе представить. Загородившись щитами и заслонами, он стойко держался, как неподвижная гора. Вдруг с другой стороны подошел эмир Джеханшах-бахадур, обратился на врагов и произвел храбрую атаку. Так как они, оказывая друг другу помощь и поддержку, воздали долг мужества, то враги бежали. Снова те рассеявшиеся войска (врага) собрались и остановились. Мирза Рустем, хотя имел мало лет, но, с помощью большого счастья, подошел со своим личным войском. Как молния и гром он бросился на врагов, ударами стрел и меча обратил их в бегство и, пустившись в погоню, рассеял. Когда, при помощи бога, войско победило врагов, Тимур двинулся и, дойдя до местности Каурай, стал лагерем. Оставив там обоз и выделив (отборное) войско, он выступил в набег (илгар), отправился в погоню за Токтамышем, перешел через переправу Идиля 59, которую тюрки называют |161| Туратур, и вслед за врагами дошел до области Укек. По пути он перебил множество врагов и прижал вражеский иль к берегу моря. С этой стороны были блестящие мечи, с той — безбрежное море, а враги пойманы между двух бед. Большую часть области 60 врагов взяли (в плен), а некоторые, боясь мечей, бросились в воду. Токтамыш-хан с небольшим числом людей бежал, вошел в лес и спасся из их когтей. Разграбив всю ту область, (войска) взяли много добычи. Во время прохода через Дербенд, до сражения двух войск, мирза Мираншах однажды упал с лошади и у него заболела рука. По этой причине он остался позади при Султан-Махмуд-хане, а эмир Ядгар и эмир Хаджи-Сейф-ад-дин в подчинении у них были главами в обозе (угрук). В местности Юлуклук-Вазуклук они присоединились к его величеству. Преследуя правое крыло войска врагов в сторону реки Узи, Тимур снова повел в войско набег (илгар) и, дойдя до реки 61 Манкермен в стороне реки Узи, разграбил область Бек-ярык и все хозяйство их, кроме немногих, которые спаслись. Таш-Тимур-оглан и Атаку ушли в сторону врага и достигли местности Уйматай. Повернув обратно от реки Узи, войско, которому повинуется мир, настигло Бек-Ярыка и, прижав к реке Тан, стеснило и обессилело его. Тогда Бек-Ярык, взяв своего сына и уйдя из их окружения, бежал и поневоле оставил семью и детей в когтях беды. Победоносное войско, дойдя до города урусов по имени Карасу, разграбило его со всей областью. Мирза Мираншах и Джеханшах-бахадур в погоне за врагом направились направо и многие из эмиров последовали за ними. Они завладели всеми областями их (врагов), которые были направо и главным у которых был Бек-ходжа, — Сараем, Урусом и Урусчуком — и, все разграбив, забрали бесчисленное имущество, мулов, лошадей, верблюдов, быков и баранов и взяли в плен красивых женщин и девушек. Тимур направился к городу урусов по имени Машку 62 и, сделав набег на все те области, разграбил (их); воины взяли бесчисленную добычу 63. Мирза Мухаммед-Султан ограбил всю область Кубуджи-караул, которая известна под этим именем. Кроме того, сборище Курбуки, Булана, Юргуна и Келечи из партии врагов, смущенное и ошеломленное, бродило по пустыне. Мирза с великими эмирами ограбил их, забрал много имущества и взял в плен их детей и жен. Тимур снова взял центр (кул) войска и, уведя с собой оттуда проводника (качарчи), выступил, направляясь к Бальджиману. Мирза Мираншах, сделав набег на врагов, вернулся со стороны Азака. Тимур, дойдя до крепости Азак, взял всю |162| ту область и сжег их дома. Выделив мусульман тех областей, он отпустил их, а неверных тех областей всех предал смерти. Он выступил оттуда, а от Азака до Кубани — это область черкесов — луга, которые были по дороге, все они сожгли. Войско, которому повинуется мир, подошло и увидело, что корм сожгли. Из-за отсутствия корма оно перенесло много страданий и с трудом перешло через реки, топи и болота. После этих трудностей и тягостей в продолжение 8 дней они дошли до Кубани 64 и несколько дней простояли там.

Рассказ о посылке Тимуром мирзы Мираншаха и мирзы Мухаммед-Султана против черкесов. 65 В 798 г. (= 16 Х 1395 — 4 Х 1396), который тюрки называют годом мыши, Тимур дал разрешение мирзе Мухаммед-Султану, мирзе Мираншаху и эмиру Джеханшах-бахадуру и послал их на черкесов. Мирзы и эмиры отправились и дошли до черкесов, ограбили их, взяли много добычи, вернулись оттуда и встретились (с Тимуром). Тимур, вознамерившись итти на Бурагана, велел вырубить леса и сделать дорогу. (При этом походе) они попали к горе Эльбурз, на горе нашли много крепостей и без числа больших областей, много сражались с врагами веры и взяли бесчисленную добычу из имущества неверных. Они стали там лагерем, и эмир Хаджи-Сейф-ад-дин, испросив разрешение, устроил пир (той), и несколько дней они провели в тех местах в удовольствиях и наслаждениях и срывали лепестки розы веселья с цветника победы и одоления. Выступив оттуда, они отправились на Кулу и Тауса. Все это были области эльбурзцев, и крепости их были на вершинах гор, а дороги (к ним) крайне трудны и тяжелы, так что из-за их большой высоты у наблюдающего темнело в глазах, а у смотрящего шапка падала с головы. Крепость же Тауса имела особенно прекрасное высокое строение и приятный климат; стрела не достигала снизу до верху крепости, и без усилия ум не мог представить взятия ее. Группа людей из племени мекритов постоянно находилась при его величестве; они постоянно охотились в горах и ущельях. Их он (Тимур) назначил для исследования путей и засад той крепости. Они пошли и после долгих поисков совсем не нашли пути, по которому |163| можно было бы достигнуть этой крепости. Тимур, благодаря твердому взгляду и дальновидной мысли, после устремления внимания и раздумывания о низе и верхе этой крепости, указал, чтобы приготовили лестницы, с (разных) сторон приставили (их) к крепости и веревками привязали эти лестницы к стеле. Смельчаки, играющие жизнью, согласно приказу, жертвуя головой, поставили на них ноги и, взяв в руки веревки, пошли и начали бой. Многие из области Иркувун были убиты, Кулу и Тауса взяли в плен и, не доставив к Тимуру, убили по пути. Много людей было убито 66 и в конце концов роза желанного распустилась на ветвях победы. Тимур выступил оттуда, намереваясь итти на Пулада. По дороге он один день простоял в местности Балкан, снова выступил и дошел до Пулада. Написав письмо, он с братом Удурку послал к Пуладу и сказал: “Следует, чтобы Удурку в скорости пришел к нам, в противном же случае — ведь вот мы уже пришли с большим войском и бесчисленной армией". Прочитав письмо, Пулад сказал: “Удурку искал у нас убежище. Пока душа будет в теле, я его не выдам, и пока останется один вздох от духа, буду защищать его". Когда Тимур услышал эти слова, то приказал, чтобы победоносные войска прорубили лес на 3 фарсаха пути и, превратив (его) в степь, открыли дорогу. А Удурку занял крепость Кабчигай и ущелье и начал игру жизнью. Тимур подошел и начал бой; после большого сражения он вошел в крепость, убил без числа людей из его (Пулада) области и сжег их дома. С правой стороны, от великого мирзы Мираншаха от подножия горы Эльбурз прибыл к его величеству гонец и сообщил, что великий мирза, преследуя Удурку, стеснил его и скоро схватит. Тимур тотчас выступил, прошел через гору Эльбурз и стал лагерем в местности Абаса. В этом месте, взяв Удурку в плен и связав, привели к его величеству. Завоевав между тем много областей, он повернул обратно, прибыл к обозу и стал лагерем, а все войско остановилось среди Беш-тага. Тимур, отправившись в набег (илгар), завоевал всю область Симсима. Мухаммед, сын Кыр-бека, собрал свою область и явился к его величеству, а некоторые другие люди области и иля бежали и вошли в неприступные места, так что (даже) пешком туда с трудом можно было итти. Тимур лично отправился против них, начал бой, завоевал все те крепости 67 и приказал, чтобы жителей их, связав, бросили с крепости вниз. И еще в горах он взял бесчисленные области и, благодаря силе (разумных) решений и вполне подходящим распоряжениям, покорил — даже нет, уничтожил — врагов в таких местах, где Рустем, сын Дастана, оказался бы не в силах. Один-два дня пылал огонь гнева, он сжег и сухое и мокрое, разрушил |164| все их церкви и капища идолов (бутхане). Спустившись оттуда, он сделал набег на предгорие горы Аухар, и войско привезло много добычи, корма и пищи. Оттуда он пошел обратно через Бешкенд и украсил эту область благословениями справедливости и благодеяния. Жители этих местностей (уже) раньше покорились, пришли, получили пожалование (суюргал) и нашли избавление от когтей страха и ужаса. Тимур издал указ, чтобы войско совершенно не трогало их и не причиняло им ни малого, ни большого ущерба, дабы жителям мира стало известно, что люди бывают наказаны и преследуемы в воздаяние за дела свои (цвет). После этого Тимур произвел набег на область Чудур-казак и приказал, чтобы (ее) разграбили. Оттуда он пришел в местность Бугаз-кум и провел там зиму. Вся область Мамукту, 68 покорная и подчинившаяся, пришла к его величеству. Затем на островах были области, которые, сделав воду завесой и крепостной стеной, отсиживались; их называли “рыбаки". Отправив войско в набег (илгар), он приказал, чтобы оно напало на них. Согласно приказу оно (войско) прошло по льду и всех подвергло разгрому и грабежу. Тимур, выбрав (отборное) войско и отправляясь в набег (илгар), выступил и правильными решениями и верными распоряжениями завладел Хаджи-тарханом и Сараем. Все постройки Сарая он разрушил и сравнял с землей. Мирза Пир-Мухаммед-бахадур и эмир Джеханшах-бахадур, снарядив войско, отправились в Сарай, разграбили всю внешнюю (бируни) область и снова вернулись к Тимуру. Он приказал, чтобы добычу и имущество, которые были взяты при завоевании той страны, представили ему, все (это) приказал раздать эмирам и войску и дал безграничные и бесчисленные дары. Выступив оттуда, он прошел через местность Тарки и дошел до местности Ушкуджан, разослал в разные стороны войска, чтобы делать набеги, а сам стоял в той местности, пока не прибыли войска из окрестных мест с награбленным и добычей (улджай). У области Гази Кумуклук и войска Аухара 69 был обычай, что они (каждый) год и месяц сражались с неверными; (поэтому у Тимура было на уме помочь им и оказать поддержку в войне с неверными. В это же время, изменив свой обычай, они поднялись на помощь неверным и проявили обратное тому, на что надеялись от них. Тимур, выбрав 500 всадников в полном вооружении, сделал на них набег |165| и погнал, а Шаукала, 70 который был предводителем их, Мубашшир-бахадур, в силу своих стараний и мужества, взял и принес его голову к его величеству. 71 (Тимур) приказал привести тех, кто остался в живых, и спросил у них: “Что было причиной того, что вы бросили войну за веру и даже стали помогать неверным". Они признали скверным свой поступок и просили у его величества эмира сострадания и милости. Он простер полу прощения над их преступлениями и протянул подол милости над их злодеяниями. Он дал им всем почетные одежды, удостоил милостями и подарками и приказал: “Возвращайтесь и скажите своим вельможам и эмирам, что если они, подобно вам, признают свою вину, придут к нам и раскаются в своих злодеяниях, то мы их обласкаем и утвердим за ними область". Они ушли, а победоносное войско взяло местность Ушкуджан, сделало набег на его область и устроило холм из убитых. В это время эмиры Гази-кумуков, ходжи и вельможи их пришли к его величеству и признали свою вину. (Тимур) обласкал их, простил, дал их эмирам почетные одежды и украшенные драгоценными камнями пояса, а остальных знатных и простых удостоил милостей и подарков, устроил пиры и отпустил всех обратно обласканными, получившими почет и довольными. Он поставил условие, чтобы они по прежнему порядку постоянно вели священную войну с неверными и сильно побуждал их к войне за веру. Все они, веселые и довольные, ушли обратно. Стремление их к священной вошаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu