Дубровин Н. - Разделение черкесов по племенам и место занимаемое каждым из них. — Общий краткий очерк местности, занимаемой черкесским или адигским племенем, и его экономического быта.

Дубровин Н. - Разделение черкесов по племенам и место занимаемое каждым из них. — Общий краткий очерк местности, занимаемой черкесским или адигским племенем, и его экономического быта.

Черкесы сами себя называют адиге что, на всех наречиях этого племени, означает остров.

Происхождение названия черкес объясняют различно. Одни стараются объяснить начало этого названия от Чера и Кеса, по преданиям бывших будто бы первыми родоначальниками адигского народа (Барон Сталь: «Этнографический очерк черкесского народа» (рукоп.). Бутков. «Опыт истории о черкесах, и в особенности о кабардинцах» (рукоп.).); другие, не вдаваясь в такие мистические сказания, говорят, что черкес есть слово татарское, данное от речки Черек, известной кровопролитными битвами, происходившими между татарами и кабардинцами (Сведения об атыхейцах, Шах Бек Мурзина. Кавказ 1849 года, № 39.); наконец дагестанцы и все остальные жители Закавказья называют черкесов сар-кяс что означает сорви-голова, головорез (Племя адиге, Т. Макарова. Кавказ 1862 года № 29.).

От последнего названия произошло испорченное слово черкес, данное народу, от хищнических нападений которого соседи весьма много терпели.

Откуда бы ни произошло название черкес оно стало, однако, у нас гораздо популярнейшим и более употребительным, чем слово адиге, служащее выражением одинаковости происхождения и одноплеменности многих отдельных поколений черкесского народа, [148] которые не отличаются, друг от друга, ни языком, ни нравами и обычаями.

Многочисленное черкесское племя (адиге) разделялось на несколько отдельных поколений, известных под различными именами и названиями.

Ниже Георгиевска, на юг от казачьих земель, поселилось одно из значительнейших племен адиге, кабардинцы (кабертай), разделявшиеся на Большую и Малую Кабарду.

Большая Кабарда, примыкая на юге к осетинам, расположена между реками Малкою и Тереком, а Малая Кабарда, занимая правый берег реки Терека, до предгорий и берегов Сунжи, прилегает на востоке к чеченцам.

Несколько кабардинских семейств, в разное время, оставив свое отечество и, со всеми своими подвластными, переселившись в долины р. обоих Зеленчугов, образовали особые поселения, известные под именем абреков, или беглых кабардинцев.

В прежнее время, жители Большой Кабарды были разделены между четырьмя княжескими фамилиями: Кайтукиных, Бек-Мурзиных, Мисостовых и Атажукиных (По рукописи барона Сталя, фамилии Кайтукиных принадлежало 19 деревень с 3,210 душ обоего пола; Бек-Мурзиным 24 деревни с 7,737 душ обоего пола, Мисостовым 17 дерев. с 6,306 душ обоего пода, и Атажукиным 22 дерев. с 7029 душ обоего пола.).

Малая Кабарда состояла из трех обществ: Бековича, Ахлова и Таусултанова (В Малой Кабарде, кроме того, жили: в ауле Псидахе чеченцы; в ауле Турлове кумыки; в Гайтиеве и Ельджеруковом ауле — назрановцы и осетины Эльтокова и Козрева (Рукопись Сталя).).

Составляя часть племени адиге и говоря с ним одним языком, кабардинцы не прилегали непосредственно к остальным поколениям этого народа. Казаки 1-го Владикавказского казачьего полка и племена татарского происхождения отделяли их от соплеменных им народов черкесского (адигского) племени.

Кубанская котловина, орошаемая реками Ферзь, Гегене (Большая Тегень), Геннезий (Малая Тегень) и Воарп, занята была Бесленейцами, на северо-запад от которых, по долине орошаемой ручьями Чехурадж, Белогиак и Шеде, жили Мохошевцы. К западу от последних, между р. Схагуаше (Белою) и Пшишем, обитали Хатюкайцы, а севернее их, между реками Кубанью, Лабою и Схагуаше поселилось племя Кемгуй, или Темиргой, примыкавшее к Абадзехам. Абадзехи населяли северный склон [149] Кавказского хребта, пространство между р. Схагуаше и р. Суп, отделявшею их от Шапсугов. Абадзехи, будучи племенем самым многочисленным и воинственным, разделялись на нагорных, или дальних, и на равнинных, или ближних. Нагорные абадзехи сражались, по преимуществу, пешие, а равнинные дрались всегда верхом. Главные поселения или аулы были расположены в долинах рек Курджипса, Пчехе, Пшиша и Псекупса. Они разделялись на девять обществ или хаблей (Общества эти известны были под именами: Туба, Темдаши, Даур-Хабль, Дженгет-Хабль, Гатюко-Хабль, Нежуко-Хабль, Анчоко-Хабль, Бешуко-Хабль и Эдиго-Хабль. Слово «Хабль» равнозначуще слову улус. Барон Сталь «Этнографический очерк черкесского народа». (Рукопись) Воен. ученый арх. главного штаба. Также рукопись, обязательно доставленная мне П.В. Кузьминским, которому и приношу мою искреннюю признательность.).

Начиная от реки Суп, все долины, лежащие на северо-запад до р. Шипса, теряющейся, как и многие ей соседние, в болотах, окружающих Кубань, заняты были Шапсугами.

Непосредственно к Шапсугам и на восток от них, по левому берегу р. Кубани до р. Пшиша, обитали Бзедухи, разделявшиеся на два поколения: Хамышей, живших от шапсугской границы до р. Псекупса, и Черченей, далее до реки Пшиша (Относительно разделения этих поколений и переселения их с реки Туапсе на нынешние места, сохранилась в народе легенда, о содержании которой см. статью «Бассейн Псекупса». Кубанские Ведомости 1867 г., № 5.).

За рекою Шипс весь угол между низовьем Кубани и Черным Морем и обе покатости главного хребта гор заселены были племенем натухажским (ноткуадж), простиравшимся по южному склону хребта и прибрежью Черного Моря до небольшой речки Бу или Буань, протекающей ниже Головинского поста (Начиная от р. Аше, натухажские общества, жившие вдоль юго-восточного берега Черного Моря, имели, сверх общего племенного названия, другие отдельные, по имени урочищ: Гоцие иди Шехокуадж; далее, на юго-запад, по порядку следовали: Цюхух, Шимитокуадж и Хизе.), и впадающей в Черное Море. Кроме того, к племени адиге принадлежат остатки некогда могущественного племени Жан, или Жанеевцев. Аулы их расположены были в 70 верстах ниже Бзедухов, на острове образуемом двумя рукавами Кубани и называемом Каракубанским островом (по черкесски Детлясв). Точно также среди Натухажцев жили три поколения племени адиге, потерявшие свою самобытность и слившиеся с Натухажцами: Чебеин, Хегайк, жившие в окрестности Анапы, в котловине Чехурай, и Хетук, или [150] Адале, жившие на полуострове Тамани, а теперь разбросанные в разных местах среди Натухажцев (Общий взгляд на страны, занимаемые горскими народами, называемыми черкесами (адиге) и проч. Л. Люлье. Зап. Кавк. отд. Им. рус. геогр. общ. кн. 4-я, изд. 1857 г.).

Таким образом, во владении племени адиге находились: восточный берег Черного Моря, значительная часть обоих склонов кавказского хребта, кубанская равнина и большая половина кабардинской плоскости.

Весьма трудно определить точную цифру населения черкесского племени. «Все цифры, которыми означали кавказское население, брались приблизительно, и, можно сказать, на глаз. По понятиям горцев, считать людей было не только совершенно бесполезно, но даже грешно; почему они, где можно было, сопротивлялись народной переписи или обманывали, не имея возможности сопротивляться» (Воспомин. кавказского офицера. «Рус. Вестн.» 1864 г., № 9.).

Следующая таблица показывает численность населения черкесского племени в два разных периода времени.
Число душ в 1835 г.

(«Русский Вестник» 1842 г., т. 6.)
Число душ в 1838 г.

(Кавк. календарь на 1858 г. Статья Ад. Пет. Берже.)
Большая Кабарда 24,000 24,282
Малая Кабарда 6,000 12,756
Беглые кабардинцы 4,000 4,707
Шапсуги 200,000 160,000
Натухажцы 60,000 20,000
Абадзехи 160,000 40,000
Хатюкайцы

9,000
6,521
Бзедухи 4,000
Кемгуй (Темиргой) 15,000 8,168
Бесленейцы 25,000 5,115
Мохошевцы 5,000 5,000
Убыхи 19,000 25,000


527,000


315,349

К черкесскому племени (адиге) мы должны причислить и Убыхов, живших по берегу Черного Моря, на юго-восток от Натухажцев, между реками Зюебзе и Хамишь (или Хоста), в двух урочищах, Вардане и Саше.

По происхождению и языку, убыхи вовсе не принадлежат к племени адиге; но, по нравам, обычаям, общественному [151] устройству и, наконец, по всеобщему употреблению у них черкесского языка, наравне с природным языком, должны быть причислены к группе черкесских племен (Относительно разделения черкесского народа на племена и происхождения названия каждого из них см. «О хищнических действиях черкесов и чеченцев в наших пределах». Кавк. 1857 г., № 26. «Сведения об атыхейцах» Шах-Бек-Мурзина. Кавк. 1849 г., № 39. «Племя адиге» Т. Макарова. Кавказ 1862 г., № 29.).

Все пространство, занятое племенем адиге, имеет в топографическом отношении двойственный характер. По направлению от северо-запада к юго-востоку, земли племени адиге пересекаются главным кавказским хребтом, который, начинаясь от Анапы, в углу между устьем Кубани и Черным Морем — до мыса Адлера подступает к самому морю. Далее, поворачивая на юго-восток, хребет удаляется внутрь кавказского перешейка, а морской берег, описав дугу, постепенно отходит от гор.

При начале своем и до р. Мдзымты, впадающей в Черное Море на м. Адлер, водораздельный или главный хребет, имея еще незначительную высоту, тянется не прямолинейно, а по извилистому направлению и состоит из отдельных частей, связанных перемычками, образующими в местах соединения узлы, или центральные пункты гор, которые дают начало рекам — с одной стороны северным, с другой — южным.

Самый замечательный узел представляет гора Оштен, достигающая до 9,359 футов абсолютной высоты и дающая начало рекам Белой (Схагуаше), Пшехе, Шахе и др. От своего начала и до р. Туапсе водораздельный хребет не имеет альпийского характера; высота его не превышает 5,000 футов и довольно быстрое возвышение его простирается до горы Оштен, а отсюда до р. Мдзымты он поднимается довольно однообразно.

На всем этом пространстве высота его ниже предела снеговой линии, начинающейся в вершинах абхазских гор.

По обеим сторонам водораздельного хребта, и почти параллельно ему, тянутся по три хребта с южной и с северной стороны.

Все эти второстепенные южные хребты прорваны главнейшими реками, вытекающими из водораздельного хребта, каковы: Туапсе, Псезуапе, Аше, Шахе, Соча и Мдзымта. Второй хребет дает начало второстепенным рекам: Дедеругай, Шепси, Мокуапсе, Дагомыс, Мецоста, Хоста, Псоу и др. Все эти реки и речки прорывают третий и последний хребет, из которого вытекают уже реки третьего разряда. [152]

Продольные хребты гор, соединившись с поперечными по обоим берегам рек, следуют по их течению и круто упираются в море, образуя у устья рек небольшие долины.

Такое, пересеченное по всем направлениям, строение гор представляет всю местность состоящею из ряда котловин, окруженных со всех четырех сторон высотами и теряющих свой нагорный характер по мере приближения к морю.

Одинаковое по всему протяжению направление горных хребтов придает общий характер течению южных рек: все они состоят из двух главных истоков, северного и восточного и, по соединении их, текут перпендикулярно к морскому берегу. Имея много восточных и мало западных притоков, почти все реки, при своих устьях, левым берегом весьма близко подходят к горам, а по правому их берегу пролегают более или менее широкие поляны.

По мере поднятия хребта и удаления его к юго-востоку от Черного Моря, система рек видоизменяется относительно количества вод и быстроты их течения. Чем выше источник реки, тем больше количество тающего снега, тем больше количество воды, тем круче падение, а следовательно и течение быстрее. Река Туапсе не имеет, например, такого обилия вод и быстроты течения, какое имеет берущая начало гораздо выше ее р. Мдзымта, имеющая вполне характер горной реки. Многие реки этого пространства бывают маловодны, некоторые пересыхают вовсе, но весною они отличаются обилием воды, и даже многие балки, сухие летом, весною, при таянии снегов, наполняются водой (И. Стебницкий. «Географические заметки о восточной части Закубанского края», Кавказ. Календ, на 1867 г.).

Обрезанные вертикальными уступами и покрытые густою растительностью, прибрежные скалы бывают в это время иссечены потоками.

Черное Море, пролегая у подошвы скал главного кавказского хребта, начиная от Геленджика и до Гагр, отмыло оконечности горных кряжей, но почти нигде не проникло внутрь материка. От того берег имеет почти прямолинейное очертание, и только в немногих местах, вдаваясь в море, образует короткие и тупые мысы, или, уступая непрерывному действию, море изгибается внутрь пологими дугами. Частые морские приливы набросали к подошве гор узкую полосу песку, щебня и камня, шириною от 5-10 сажен, отделяющую уровень воды от оконечностей горных [153] хребтов и составляющую единственный путь для сообщения между собою жителей, разделенных прибрежными горами. Но при всем том дорога эта, состоящая из округленного булыжного камня небольших размеров, по подвижности каменной массы весьма неудобна даже и для верховой езды (Там же. См. также «О политическом устройстве черкесских племен» Н. Карлгофа. «Рус. Вест. 1860 года № 16.).

Во время морских прибоев, волны, ударяясь в самое подножье крутых скал, не только прекращают по этому пути всякое сообщение, но и разрушают постепенно самый берег (О политическом устройстве черкесских племен, населяющих северо-восточный берег Черного Моря. Н. Карлгофа. Рус. Вест. 1860 года № 16.).

Вообще существуете весьма мало хороших продольных сообщений между поселениями, расположенными по ущельям главных рек или их притоков.

Южная часть Закубанского края, от понижающегося на северо-запад главного хребта, представляет, в общем характере, ряд террас, постепенно уменьшающихся в высоте, по мере приближения их к Черному Морю. Все террасы изрезаны большим числом рек и их притоков, вливающих свои воды в море. Самые возвышенные места составляют скалистые вершины; ниже их, возвышенности, в 6,000 футов, владеют прекрасными пастбищными местами, а, спускаясь постепенно вниз, встречается громадный лес, по преимуществу сосновый. На высоте 4,000 футов над уровнем моря растут уже чинар и грецкий орех. Прибрежная полоса владеет множеством самых разнообразных фруктовых деревьев, производящих плоды весьма хорошего качества.

Недостаток значительных равнин делает южную часть Закубанского края неспособною для исключительного занятия жителей хлебопашеством, но садоводство, виноделие и шелководство могут иметь здесь широкое применение. Около м. Адлера растительность чрезвычайно разнообразна. Мирта, кипарис, пальма, перевитые диким виноградом и вьющимися растениями, перебегающими с дерева на дерево живописными фестонами, видны повсюду; полевые цветы весьма разнообразны и отличаются богатством красок (Краткое описание глав. торг. пут. сообщения Закавказского края И. Дюкруасси. Запис. Кавказ, отд. Им. рус. геогр. общ. книга 1-я изд. 1852 г.). Местность южной части Закубанского края превосходит, в этом отношении южные берега Крыма, как потому что она разнообразнее, южнее по широте, так и по обилию вод ее орошающих. [154] Единственный и весьма важный недостаток ее — неимение почти вовсе бухт и пристанищ для судов. Зато сообщение ее через главный хребет с хлебородною полосою северной части Кубанской Области довольно удобно.

Что касается климатических условий, то, конечно, климат этой местности нельзя назвать вполне здоровым и благоприятным для поселенцев. Прибрежная полоса имеет местами дурной климат, особенно при устьях рек, по большей части разделяющихся на несколько рукавов. Задерживаемая наносами с моря булыжного камня, вода в этих рукавах запружается; часть ее медленно просачивается, а остальная, застаиваясь, образует болота и заражает воздух.

В некоторых горных ущельях, владеющих сильной растительностью, от падения большего количества листьев и сырости воздух пропитан миазмами. Все эти неудобства и невыгоды климата возможно устранить: отличное состояние здоровья туземного населения, черкесов, говорите в пользу хороших качеств климата. В восточной части Закубанского края находятся месторождения серебряной, свинцовой, медной и железной руд. По рассказам туземцев, на скалистой возвышенности Фишта находится месторождение ртути. Нефть, горный деготь и горный воск составляют главнейшее богатство этой местности. Кое-где, в разных местах, попадаются и минеральные источники.

Вообще местность эту, в отношении поселений, можно разделить на горную, среднюю и низовую. В горной части, прилегающей к главному хребту, характер самой местности делает возможным только жизнь горную. В средней части, по главным рекам и их притокам, находится много довольно обширных полян; так, на реке Мдзымте поляны Агрыюртинская, Кбааба, и все пространство по ущелью Мдзымты, до впадения в нее реки Дзико. По рекам Соче, Шахе, Аше, Псезуапе и далее, до реки Туапсе, весьма много мест удобных для поселения.

Низовая часть, где горы незначительной высоты, вся удобна для населения (Географ. заметки о восточ. части Закубанского края И. Стебницкого. Кавказ. Календарь на 1867 год.).

Таковы, в общих очертаниях, топографические свойства прибрежья Черного Моря и южного склона кавказского хребта.

С северной стороны водораздельного хребта также идут, параллельно ему, три хребта, с крутыми, недоступными скатами на юге [155] и пологими на севере. Первый побочный хребет прорван реками, вытекающими из водораздельного хребта; части второго хребта, прорванного теми же реками, имеют вид дуги, обращенной своею выпуклостью на юг; третий и последний хребет, не имея альпийского характера, отделяет от себя небольшие возвышения, которые, следуя между реками и подходя близко к берегам их, спускаются к прикубанской равнине. Здесь, на северном склоне, орографический характер гор тот же, что и на южном: по мере удаления их на юго-восток, они постепенно возвышаются. Замечательно, что от верховий р. Туапсе и до р. Сочи водораздельный хребет ниже параллельных ему с севера и юга, а далее на восток он принимает совершенно обратный характер (Там же.).

Отроги главного кавказского хребта наполняют и значительную часть Большой Кабарды, в юго-западной ее части. Вся же северовосточная ее часть имеет наклон к слиянию рек Малки и Терека. В Малой Кабарде пролегают два хребта, почти параллельные между собою, из которых один разделяет ее пополам, а другой составляет южную ее границу (О природе и хозяйстве Кабарды. Кн. Т.Г. Баратова. Кавк. 1860 г. №73.). Страна эта не пользуется обилием ни леса, ни воды.

Подошвы последних уступов гор, прилегающих к кубанской равнине и к кабардинской плоскости, покрыты почти сплошь строевым лиственным и хвойным лесом и представляют местность, изрезанную глубокими ущельями, тогда как пространство, прилегающее непосредственно к Кубани и к нижним частям Лабы, является совершенною равниною, покрытою мелким кустарником.

Обширная закубанская равнина и кабардинская плоскость пересечены многими параллельными реками и речками, из которых главнейшие, как мы видели, берут свое начало из главного, а второстепенные из побочных хребтов. Все они сливают свои воды или в Кубань или в Терек. К важнейшим рекам принадлежат: впадающие в Кубань — Уруп, Лаба (большая и малая), Схагуаше (или Белая), Пшиш, Псекупс, Афипс и Адагум, и впадающие в Терек: Малка, Баксак, Чегем, Черек и Урух.

Первостепенные реки имеют тот общий характер, что большую часть своего протяжения текут в крутых, возвышенных берегах, быстро и по каменистому ложу. Глубина их, при обыкновенной высоте воды, самая незначительная, так что во всех местах, где дозволяют берега, они проходимы вброд. Те же [156] самые реки, при таянии снегов в горах и при сильных продолжительных дождях, делаются непроходимыми не только для пеших, но и для конных: быстрое возвышение воды, имеющей всегда значительное падение, дает течению их необыкновенно сильное стремление; но как быстро возвышается вода в реках, так быстро она и спадает.

Чем более эти реки входят в горы, тем более делаются затруднительными переправы через них, по причине утесистых берегов и быстроты течения, и там, где нет мостов, переправы невозможны. Не менее важные препятствия представляют шавдоны, или черные речки, а также бесчисленные канавы, как по глубине, так и по иловатому своему дну. Переправы через них могут производиться только по мостам.

Реки второстепенные, притоки главных, по большей части имеют ту особенность, что в верховьях своих, где берега возвышены, текут одним руслом, а по мере своего приближения к Кубани, разливаются и образуют болота, переход через которые бывает не всегда возможен (Из рукописи, доставленной мне П.В. Кузьминским.).

Притоки реки Терека часто, при выходе на равнину, разветвляются на несколько рукавов, образующих острова, особенно при своих устьях.

Климат этой части местности вообще здоровый; весна, по большей части, дождливая, лето сухое и жаркое, ветры весьма часты. Зима обыкновенно наступает в начале декабря и продолжается до половины февраля. В январе морозы достигают иногда до 20 градусов; но глубокие и большие снега редко выпадают.

Горная часть Кабарды, от р. Чегема до Терека, вся покрыта лесом, а в Малой Кабарде лес растет только по северному склону гор, образующих южную ее границу. Чинар, бук, липа и редко дуб наполняют леса; яблоки, груши и другие фруктовые деревья преимущественно растут в низменных местах лесной полосы; виноград попадается только около слияния рек Баксана и Малки. Многие из черкесских лесов до того были часты и болотисты, что проход по ним был если не невозможен, то весьма труден. Все пространство закубанской равнины и Кабарды, непокрытое лесом, есть обширное плодородное место, весьма пригодное для пастбища скота, пашни и покосов. Трава здесь отличается своим ростом и необыкновенною питательностью. «Один год — теленок, [157] а другой год — корова, говорит черкесская поговорка, лучше всего выражающая питательность местной травы.

Земледелие вообще находилось в первобытном состоянии. Между туземцами этого населения уважался не тот, кто мирно занимался хозяйством и торговлею, не тот, кто богател мирными трудами рук своих, а тот, кто приобретал добычу с боя и рисковал при этом жизнью.

Небольшие посевы кукурузы, проса, очень редко пшеницы, окружали аулы, и недостаточны были даже для прокормления семейства.

Туземцы постоянно покупали хлеб, тогда как, по богатству почвы и излишку в земле, они могли бы иметь хлеба с избытком. Причиною малой заботливости о хлебопашестве было отсутствие поземельной собственности. Каждый пользовался землею около аула, какую успел захватить, и подобный порядок вел ко множеству споров и нескончаемых тяжб.

Садоводство и огородничество в особенности терпели от этого: никто не решался заняться ими, из опасения, чтобы общество не отняло обработанную и удобренную землю.

Леса считались общественными, принадлежащими всему народу нераздельно.

Каждый мог пользоваться лесом для собственной нужды, но для того, чтобы продать лес, должно было внести определенную сумму денег в общественный капитал.

Главное богатство черкесов, особенно кабардинцев, составляли: пчеловодство, огромные табуны лошадей и отары овец; как те, так и другие славились своею доброкачественностью. Кабардинская лошадь не требует особого ухода, пасется круглый год в поле и питается зимою кореньями трав, вырываемых ею из-под снега копытами. Лошади кабардинские не знают ковки, но в течение целого месяца легко делают переходы от 60 до 100 верст в день, без дневок.

Произведения местной промышленности состояли из довольно грубого сукна, известного под именем черкесского; бурок, отличавшихся своею легкостью и непромокаемостью; разных кожаных вещей, шитых серебром; пистолетных чехлов, чапраков, чевяк (особый род обуви) и чрезвычайно удобных арчаков с подушками (О природе и хозяйстве Кабарды. Кн. Т.Г. Баратова. Кавказ 1860 г. № 73. Вести с Кубани. Московский Вестник 1860 г. № 2.).

Вообще, промышленность и торговля туземцев были [158] незначительны. В горах изготовлялись оружие и земледельческие орудия, но как те, так и другие не отличались своею доброкачественностью. Закубанские черкесы приготовляли вино, белое и красное, которое, вопреки запрещению корана, составляло необходимую принадлежность каждого пира. За неимением денег, торговля была меновая. Горцам были известны только русские рубли да абазы (двугривенные), и то в обращении их было весьма немного.

Главная промышленность черкесов, доведенная до довольно высокой степени, было ювелирство. Они имели искусных золотых дел мастеров, которые особенно отличались изобретением рисунков для черняди на серебре, и покрывали ею рукоятки пистолетов, шашек, ножны кинжалов и проч.

Вывоз с черкесского берега состоял в меде, воске, кожах, лесе, масле и других произведениях, а главный привоз составляла соль, в которой черкесы крайне нуждались, и приобретение которой заставляло туземца ходить на меновые наши дворы, устроенные в разных пунктах кавказской линии, или платить ногайским мурзам скотом или кровью...



© Адыги.ру
Текст воспроизведен по изданию: Черкесы (Адиге) // Военный сборник, № 3. 1870

фотостудия своими рукамишаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu