Рецензия А.В. Кушхабиева на статью Д. Сыромятникова "Война как средство конструирования нации"

Рецензия А.В. Кушхабиева на статью Д. Сыромятникова "Война как средство конструирования нации"

Информационное агентство "Росбалт" распространило (23.05.08) статью Д. Сыромятникова "Война как средство конструирования нации", в которой представлено краткое описание событий, происходивших в Кабардино-Балкарии 20-21 мая 2008 г.
Представлен в ней и сфальсифицированный вариант проблем борьбы черкесов (адыгов) за независимость в 1763-1864 гг.
Уже в первом предложении статьи содержится грубейшая ошибка (возможно преднамеренная): "В Кабардино-Балкарии 21 мая был нерабочим днем - в Нальчике отмечали 144-ю годовщину окончания Кавказской войны и День памяти павших за свободу Черкесии в Русско-Чеченской войне 1763-1864 годов". При чем здесь Чечня?
Игнорируя научные труды по истории Кавказской войны, а также выводы всесоюзных и российских конференций, посвященных проблемам Кавказской войны, автор переходит к собственной оценке, а правильнее - фальсификации, этих проблем.

При этом в качестве главной опоры в своих суждениях автор избрал концепцию осетинского историка М. Блиева, сущность которой заключается в том, что в конце XVIII в. горцы Северного Кавказа как будто бы находились на стадии перехода от патриархально-родовых отношений к классовым (военной демократии) и грабительские набеги на русские пограничные районы являлись частью их экономики. Совершая набеги на российские территории, горцы вынуждали Россию предпринимать ответные действия1.
Необходимо отметить, что концепция М. Блиева подверглась заслуженной критике со стороны большинства ведущих российских, а прежде советских кавказоведов2.
В выводах и рекомендациях Всесоюзной научной конференции "Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20-50 - х годах XIX в." (Махачкала, 20-22 июня 1989 г.) было отмечено: "В методологическом, научном и нравственном отношениях неприемлемо и недопустимо характеризовать народно-освободительную борьбу горцев как сепаратистскую и феодально-религиозную, сводить ее к экспансии Кавказских горцев против России, как это трактуют отдельные авторы (М.М. Блиев, В.Б. Виноградов)"3.
В выводах и рекомендациях всесоюзной научной конференции "Национально-освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблемы мухаджирства" (Нальчик, 24-26 октября 1990 г.) также зафиксировано: "Участники конференции считают антинаучной концепцию, сложившуюся в период культа личности и застоя, о якобы реакционном, антинародном, националистическом характере борьбы северокавказских горцев, инспирированной Англией и Османской империей, и идею, проводившуюся в определенный период в публикациях современных советских авторов о якобы сепаратистском, феодально-религиозном, экспансионистском по отношению к России движении, возникшем в отсталых слоях населения Северного и Западного Кавказа (М. Блиев, В.Б. Виноградов и др.)4.
Не углубляясь в анализ составляющих данной антинаучной концепции, следует лишь отметить, что, по мнению большинства советских кавказоведов, установление феодальных отношений у адыгов относится еще к Х веку5.
Даже официозные авторы эпохи царской России, стремившиеся охарактеризовать народы Кавказа как отсталых и агрессивных фанатиков, всегда подчеркивали прочные позиции кабардинских и западночеркесских князей. Так называемые набеги на "российские территории" являлись не спецификой горской экономики, а военными операциями, применявшимися в борьбе за независимость. Необходимо также напомнить, что во время Кавказской войны одним из основных методов царского командования в покорении кавказских народов были карательные экспедиции. Царские войска регулярно совершали масштабные военные экспедиции вглубь черкесских (адыгских) территорий. Еще чаще осуществлялись набеги казачьих отрядов на земли кавказских народов. Во время этих экспедиций и набегов уничтожались аулы, и их жители (включая женщин и детей), сжигались поля, запасы хлеба и сена, угонялся скот. В российских источниках эпохи царизма содержится большое количество описаний экспедиций регулярных войск царской армии и казачьих отрядов в черкесские земли.
В связи с постановкой вопроса об антинаучных концепциях, трактовках характера и сущности Кавказской войны следует напомнить, что проблемы борьбы черкесов за независимость в 1763-1864 гг. и массовая депортация адыгов в Османскую империю подвергались чрезмерной политизации и идеологизации в работах авторов царской России, Советского Союза и Российской Федерации, что, однако, вполне объяснимо.
Сам факт незначительной численности черкесского населения на Кавказе и факт появления зарубежной черкесской диаспоры, превышающей черкесское население этнической родины в несколько раз, нуждались в разъяснении.
Авторы эпохи царской России: Потто В.А., Грабовский Н.Ф., Щербина Ф.А., Берже А.П., Канитц Ф., Каспари А.А. и др.6, будучи современниками, а некоторые и очевидцами событий, использовали в своих работах обширный фактографический материал и, в целом, отразили основные этапы Кавказской войны, массового выселения адыгов и части других народов Северного Кавказа в Османскую империю. В то же время трактовка характера указанных проблем в работах этих авторов носит тенденциозный характер. Придерживаясь официальных установок, авторы царской России стремились представить характер Кавказской войны не как экспансию со стороны России, а как войну цивилизаторскую и даже превентивно-оборонительную. Как будто бы народы Кавказа регулярно совершали набеги на южные рубежи России и вынуждали царские власти предпринимать против них ответные военные действия (карательные экспедиции, аннексию территорий, сгон коренного населения, тактику выжженной земли).
В связи с этим, народы Кавказа представлены в их работах как отсталые и чрезмерно агрессивные, как фанатики-мусульмане. По отношению к народам Кавказа употребляются такие термины как "хищники", "злодеи", "войско-народ" и т. п. Авторы царской России фактически отказывались признавать вину царизма в массовом выселении черкесов и пытались представить эту катастрофу как результат пропаганды османских агентов и местных феодалов.
В первые десятилетия Советской власти характер Кавказской войны трактовался более объективно, как национально-освободительная борьба народов Кавказа против колониального гнёта царизма и антифеодальная борьба против местной знати. Массовое выселение черкесов рассматривалось как результат колониальной политики царизма7.
После Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в советской исторической науке утвердились две концепции. Одна из них не только повторяла трактовку авторов царской России, но и расширяла её разнообразными необъективными антинаучными доводами и "аргументами". Борьба народов Кавказа за независимость трактовалась как движение реакционное, инспирированное иностранной агентурой. Массовая депортация черкесов преподносилась как результат агитации османских агентов и местных феодалов. Занижалась численность черкесов, выселенных в Османскую империю. Фактически оправдывалась колониальная политика царизма. Вплоть до наших дней в той или иной интерпретации данная антинаучная концепция продолжает публиковаться в работах некоторых "историков", а также в учебниках и учебных пособиях по истории России8 .
Другая группа советских (а позднее российских) кавказских историков стала рассматривать Кавказскую войну как колониальную, захватническую со стороны царской России и как борьбу антиколониальную, как борьбу национально-освободительную со стороны народов Кавказа. Массовое выселение черкесов стали рассматривать как следствие комплекса причин, главной из которых является колониальная политика царской России. Эта концепция нашла отражение в работах Дзидзария Г.А., Кумыкова Т.Х., Касумова А.Х., Бижева А.Х., Мальбахова Б.К., Кудаевой С.Г. и др.9 Эти авторы внесли значительный вклад в изучение проблем Кавказской войны и выселения народов Кавказа в Османскую империю. Ими введено в научный оборот значительное количество документов архивов России (СССР).
Доклады с различными точками зрения по проблемам Кавказской войны были представлены на научных конференциях, проходивших в Махачкале (июнь 1989); в Кошехабле (Республика Адыгея, апрель 1990); в Нальчике (октябрь 1990); в Краснодаре (май 1994). В результате дискуссий принимались объективные научные резолюции и рекомендации. В них указано, что политика царизма на Кавказе в XIX в. была завоевательной - колониальной, борьба народов Кавказа являлась борьбой антиколониальной, прогрессивной, борьбой за независимость. Отмечено, что царизм в XIX в. проводил по отношению к адыгам политику геноцида. Массовое выселение адыгов и части других народов Кавказа признано изгнанием, следствием военно-колонизаторской политики царизма10.
В статье Д. Сыромятникова также говорится, о масштабной работорговле, осуществлявшейся черкесами, о захватах и уводом в рабство жителей российских поселений, о "сотнях тысяч черкесских девушек", проданных в Османскую империю… В отношении данного утверждения следует отметить, что авторы эпохи царской России и Советского Союза значительно преувеличили масштабы черкесской работорговли. Нередко к работорговле причисляли и наемничество, эмиграцию и т. п. Общеизвестно, что в средние века и новое время у народов мира (в том числе - у народов Западной и Восточной Европы), в той или иной форме существовала работорговля. Существовала и официальная и неофициальная торговля крепостными крестьянами, лакеями и др. Заявления же о "сотнях тысячах черкесских девушек, проданных на турецких базарах только в 19 веке", являются абсурдными. Сотни тысяч возможно могла составить в указанное время численность всей женской части черкесского населения, включая малолетних детей.
Далее в статье приводится ещё ряд сфальсифицированных утверждений - "открытий" по проблемам Кавказской войны. Автор утверждает, что начало активных военных действий на Северном Кавказе началось только с приходом Ермолова. При этом он недоумевает, почему же черкесские историки отсчитывают эту дату с 1763 г. Также автор делает "открытие", что "Во всей активной фазе Кавказской войны Кабарда сохраняла дружественный России нейтралитет"…и т. п. Сыромятников Д. утверждает, что после окончания Кавказской войны русская администрация потребовала от горцев выселиться на равнину. Не желавшие могли уехать в Турцию, продав имущество. Большинство же черкесов предпочло выехать в Турцию. Д. Сыромятников занижает до нескольких сот человек и численность кабардинцев, выселенных в Османскую империю. Также он заявляет, что массовая гибель черкесов началась в Турции, которая не была готова принять их, в связи с чем, часть их вернулась в Россию. Автор также заявляет: "Те же, кто остался на Кубани, благодаря большому количеству земель и помощи российской администрации (это доказанный факт), жили для того времени весьма зажиточно, и, применительно к черкесам Западного Кавказа, Кавказская война из массового сознания исчезла (в отличие от Чечни и Дагестана) практически сразу после ее окончания".
Не вдаваясь в детальный анализ каждого из перечисленных "утверждений", следует отметить, что они являются всего лишь подредактированными вариантами концепции официозных авторов царской России и антинаучной концепции, указанных выше советских и постсоветских авторов. В этой связи, считаем необходимым лишь в вкратце, напомнить основные, наиболее значимые события борьбы адыгов за независимость в 1763-1864 гг.
Как известно, Кавказской войной называют процесс завоевания царской Россией Кавказа. По мнению многих историков, начало Кавказской войны приходится на 1763 г., когда царские власти перешли к колониальной политике на Кавказе. В Кабарде царские власти аннексировали значительную часть территории. Началось строительство Моздокской крепости и военной Кизляро-Моздокской линии, представлявшей собой цепь укреплений и казачьих станиц. Попытки депутации кабардинских феодалов в 1764 г. решить в Санкт-Петербурге вопрос о ликвидации Моздокской крепости и военной линии, завершились безрезультатно. Так, правительство Екатерины II фактически ликвидировало военно-политический союз (никак не вассальный) России и Кабарды, существовавший с 1557 г., нарушило условия Белградского мирного договора 1739 г., по которому Российская и Османская империи признавали независимость Кабарды, и перешло к колониальной политике. Захват в первую очередь именно Кабарды был обусловлен военно-стратегическим значением её территории, находившейся в центре Кавказа11. К тому же Кабарда в то время являлась наиболее сильным и организованным политическим образованием в регионе, оказывавшим влияние на соседние народы.
Тактика аннексии равнинных земель и районов, имевших стратегическое значение, а также изгнание местного населения широко применялась царским командованием и в последующие годы, вплоть до окончания Кавказской войны. Затем следовало застраивание оккупированных территорий укреплениями и казачьими станицами.
Для народов Кавказа и, в частности для кабардинцев, война с царизмом стала войной за независимость. Они оказывали упорное сопротивление царским войскам, совершали ответные нападения. Боевые действия между царскими войсками и отрядами кабардинских феодалов и их союзников имели место в 1765, 1769, 1774, 1779, 1785, 1794-1798 гг. (Военные действия проходили на территории Кабарды, а не на российских территориях).
Значительные потери понесла Кабарда в первой четверти XIX в. Во время масштабных карательных экспедиций в 1804 и 1805 гг. царские войска под командованием генерала Г.И. Глазенапа, уничтожили 92 кабардинских аула. В апреле 1810 г. войска под командованием генералов С.А. Булгакова и И.П. Дельпоццо уничтожили 200 кабардинских аулов. С деятельностью главнокомандующего царскими войсками на Кавказе генерала А.П. Ермолова связано не завоевание, а окончательное установление военно-административного контроля над Кабардой. В 1818-1821 гг. он провёл ряд репрессивных мер, в 1822 г. совершил крупномасштабную экспедицию в Кабарду. В 1822 г. внутри Кабарды был основан ряд укреплений. Ликвидируя государственность Кабарды, генерал Ермолов упразднил пост верховного князя Кабарды. Управленческие функции были переданы царской администрации. Земли феодалов, отказавшихся изъявить покорность, были конфискованы12. Часть феодалов и представители других сословий, не желавшие жить в условиях военно-оккупационного режима, покидали Кабарду и переселялись в еще не подконтрольную России, западную часть Кабарды, Западную Черкесию и Дагестан. В первой половине XIX в. в западную часть Кабарды и Западную Черкесию переселилось около 30 000, в Дагестан - около 13 000 кабардинцев.
В результате военных действий, эпидемии чумы, завезенной из Астрахани, и вынужденной эмиграции, численность кабардинского населения сократилась в значительной степени. По мнению ряда историков, во 2-й половине XVIII в. численность кабардинцев находилась в пределах 300-450 тыс. человек. К 30-м гг. XIX в. она сократилась до 60 000 человек13. Установленный в Кабарде военно-оккупационный режим и аннексия значительной части земель - пахотных угодий и пастбищ послужили причиной антиколониальных восстаний в Кабарде в 1837, 1838, 1846, 1854 гг. Десятки кабардинских дворян и крестьян уходили в Имамат Шамиля, чтобы принять участие в борьбе за независимость.
Колониальная политика царизма встречала упорное сопротивление и в Западной Черкесии14. Ситуация обострялась во время русско-турецких войн 1768-1774, 1787-1791, 1806-1812 и 1828-1829 гг., когда территория Западной Черкесии становилась ареной боевых действий. В 1800 г. царские власти официально позволили войскам и казачеству переходить пограничную реку Кубань и совершать военные экспедиции в Западной Черкесии. Такие экспедиции осуществлялись регулярно. В результате крупномасштабных экспедиций царских войск в Западную Черкесию в 1807-1810 гг. было сожжено около 200 аулов, в 1822 г. - 126 аулов, в 1828 г. - 210 аулов15. Черкесские отряды вели оборонительные бои с экспедиционными силами, а также совершали ответные нападения.
По условиям Адрианопольского мирного трактата 1829 г., османские власти признавали Западную Черкесию во владении Российской империи - уступили России то, чем не владели. Западночеркесские лидеры отказывались признавать решения Адрианопольского трактата, заявляя, что Османская империя не имела полномочий уступать России Западную Черкесию, которая не входила в её состав. Тем не менее, царизм развернул действия по захвату Западной Черкесии. Планомерно аннексировались равнинные и предгорные территории. На них возводились укрепления и казачьи станицы. Регулярно совершались военные экспедиции. Однако, вопреки прогнозам царского командования, завоевание Западной Черкесии затянулось на длительный период; её население оказывало упорное сопротивление.
Еще одним предметом политической спекуляции, который постоянно муссируется как в "научной", так и в публицистической литературе, стал миф о том, что черкесы (адыги (черкесы)) как будто бы имели право выбора - оставаться на родине, или выселяться в Османскую империю. Авторы царской России и ряд авторов эпохи СССР постоянно заявляли, что черкесам предлагали земли во внутренних районах России. На самом деле, подобные "проекты" создавались для введения в заблуждение передовой общественности, правительств стран Западной Европы и др. Царским правительством было принято решение о выселении, а правильнее - изгнании адыгов в Османскую империю. Небольшой части черкесов, которая согласится безоговорочно подчиниться царским властям, предоставлялось право поселиться вблизи Кубани. При этом царские генералы не сомневались в том, что "сложить оружие" и поселиться на болотистых землях под контролем казачества согласится лишь незначительное число черкесов.
После окончания Крымской войны (1853-1856 гг.) царские власти активизировали наступление на Кавказе. После падения Имамата Шамиля в августе 1859 г. высвободившиеся части царских войск также были переброшены на Черкесский фронт. Численность войск, выставленных против Западной Черкесии была увеличена до 260 000. Разрабатывались различные проекты по скорейшему завершению военных действий, сущность которых сводилась к вытеснению западных черкесов с причерноморских гор и предгорий на черноморское побережье, а затем в Османскую империю. Командующий войсками правого фланга Кавказской линии и Черномории генерал Н.И. Евдокимов, настаивая на необходимости выселения черкесов в Османскую империю, утверждал, что только таким путём, можно будет завершить войну в кратчайшие сроки и с меньшими потерями.
Османские власти не давали официального согласия на массовое переселение черкесов, но были заинтересованы в этом: намеревались пополнить боеспособными воинами недоукомплектованные части своей армии; расселить черкесов на окраинах империи с целью использования их для несения военно-пограничной службы и укрепить центральную власть на окраинах империи. Уже с конца 1858 г. вопрос о переселении западных черкесов стал предметом дипломатической переписки между властями Российской и Османской империй.
Не дожидаясь политического (и юридического) решения вопроса, царское командование стало выселять в Оманскую империю западных черкесов, абазин и ногайцев. В 1859 г. царские власти выселили 5211 адыгов16. В 1859 г. османские власти обратились к российскому правительству с просьбой - осуществлять выселения малыми группами. В январе 1860 г. в Стамбуле сформировали специальную комиссию по содействию иммигрантам. Уже в апреле 1860 г. российский посланник в Стамбуле А.Б. Лабанов-Ростовский сообщал, что османские власти просили ограничить переселение северокавказских народов.
На обращения черкесов к царским властям с просьбой о прекращении военных действий следовали только отрицательные ответы. Царские войска продолжали осуществлять планомерную оккупацию черкесских территорий и депортацию населения. В 1861 г. царские войска внезапно окружили и под конвоем отправили на Кубань, а затем в Османскую империю 600 черкесских (бесленеевских) семей (свыше 4000 чел.), проживавших возле реки Ходзь, где началось возведение казачьих станиц17.
3 октября 1860 г. на совещании высшего царского начальства на Кавказе (проходившем во Владикавказе), был принят новый план ведения войны с западными адыгами. Главнокомандующий войсками на Кавказе генерал А.И. Барятинский и большинство других участников совещания поддержали план, предложенный Н.И. Евдокимовым. Сущность плана заключалась в том, чтобы отказаться от "бесполезных" экспедиций в горы и перейти к силовому вытеснению черкесов с гор на равнину, а затем в Османскую империю. Высвободившиеся же земли - заселять казаками. Генерал Евдокимов брался осуществить свой план в течение двух-трёх лет18. Необходимость массовой депортации именно западных черкесов царское командование обусловило стратегическим значением Западного Кавказа - районы, прилегающие к черноморскому побережью.
Официальное выселение черкесов началось после 10 мая 1862 г., когда состоялось "утверждение" постановления Кавказского комитета о переселении горцев. Для этого была сформирована специальная комиссия. Чтобы поставить черкесов в безвыходное положение, царское командование развернуло широкомасштабное наступление по всей линии фронта. Войска сжимали "кольцо" вокруг Западной Черкесии. Аулы уничтожали, а их жителей вытесняли к побережью Чёрного моря для отправки в Османскую империю. Российские офицеры - участники событий отмечали, что черкесы оказывали героическое сопротивление и, нередко наносили царским войскам немалый урон, но были вынуждены отступать под натиском значительно превосходивших частей.
Русский историк Е.Д. Фелицин отразил изгнание черкесов следующим образом: "Война шла с неумолимою суровостью. Черкесские аулы выжигались сотнями, посевы их истреблялись или вытаптывались лошадьми, а жители, изъявившие покорность, выселялись на плоскость под управление наших приставов, непокорные же отправлялись на берег моря для переселения в Турцию"19. Сам факт того, что наступление царских войск и вытеснение черкесов осуществлялось не с черноморского побережья во внутренние районы, а, наоборот, со стороны Кубани в направлении черноморского побережья, подтверждает истинные намерения царских властей.
Только в зимние месяцы 1861-1862 гг. царские войска депортировали черкесское население с территории между реками Лаба и Белая (Схагуаше) и от реки Адагум до Черноморского побережья. В течение весны и лета 1862 г. там было основано 28 казачьих станиц. В течение осени 1862 г. свыше 15000 западных адыгов были выселены в Османскую империю20.
Основная масса западночеркесского населения - шапсуги, абадзехи, часть натухайцев и убыхи была депортирована в 1863-1864 гг. Эти годы стали наиболее тяжёлыми и трагическими в истории Западной Черкесии. В октябре 1863 г. абадзехи и шапсуги обратились к царскому командованию с единственной просьбой - позволить им оставаться на местах до весны, однако получили отказ. Царские войска не ослабляли натиска, продолжая вытеснять черкесов к Черноморскому побережью.
Жители некоторых черкесских аулов изъявляли покорность и отправлялись на прикубанскую равнину. В пути следования и в местах нового расселения они довольно часто подвергались репрессиям со стороны царских войск и казачества, в связи, с чем были вынуждены переселяться в Оманскую империю.
К весне 1864 г. подавляющее большинство западных черкесов было оттеснено к Черноморскому побережью. 20 мая 1864 г. четыре колонны царских войск соединились в верховьях Сочи. 21 мая в местности Кбаада, в присутствии наместника на Кавказе великого князя Михаила Николаевича состоялись торжества по поводу окончания "Кавказской войны". Великий князь издал Приказ по Кавказской армии с извещением об окончании покорения Западного Кавказа, а 27 июля 1864 г. своим приказом объявил рескрипт императора Александра II об окончании Кавказской войны. Была учреждена медаль "За покорение Западного Кавказа".
Ускоренными темпами шла и колонизация западночеркесских территорий. К 1863 г. на территории Западной Черкесии насчитывалось 92 казачьи станицы с населением 106 000 человек21. Царские власти также дали согласие на переселение греков и армян из азиатских регионов Османской империи на высвободившиеся западночеркесские земли.
Для организации перевоза черкесов царские власти сформировали специальные комиссии в на черноморском побережье Черкесии. Для изгнанников выделялись небольшие денежные пособия в размере 10 рублей на выезжающую семью, однако значительная часть этих пособий расхищалась чиновниками. Перевоз черкесов осуществлялся на османских и российских судах, а также на кораблях всевозможных авантюристов из европейских стран. С целью скорейшего завершения перевоза черкесов, царские власти выделили часть военно-морского флота. Переселение сухопутным путём через Закавказье было запрещено царскими властями, опасавшимися, что в этом случае черкесы могли расселиться вблизи границ с Россией, а также перегонять скот и перевозить имущество. Уже на черноморском побережье Черкесии началась массовая гибель изгнанников. Значительное число черкесов, скопившихся на побережье, испытывали неимоверные трудности и лишения. Им приходилось длительное время (от 1 месяца до года) ожидать очереди на отплытие под открытым небом. Особо холодная зима 1863-1864 гг., голод и распространившиеся эпидемические (тиф, оспа) и инфекционные болезни, послужили причиной гибели десятков тысяч черкесских изгнанников.
Немалое число черкесских изгнанников погибло в пути следования. Судовладельцы, стремившиеся получить максимальную прибыль, сажали в суда, рассчитанные на 50-60 мест, по 200-300 человек, в результате чего создавались теснота, давка и нехватка продовольствия. Нередки были и случаи, когда барки тонули от перегруженности и неблагоприятных погодных условий в осенне-зимний период. Очевидцы событий также отмечали и случаи преступных махинаций, когда изгнанников сажали в барки с пробуравленным дном, которые неминуемо тонули в море. Сохранилось множество записей российских, османских, европейских и других авторов, ставших свидетелями ужасов изгнания черкесов. Они рассказывали о сотнях трупов черкесских женщин, детей и стариков, погибших от болезней, голода и холода.
Приведем лишь два небольших эпизода из свидетельств очевидцев. Офицер российской армии И. Дроздов запечатлел события 1863-1865 гг. в Западной Черкесии следующим образом: "В конце февраля, пшехский отряд двинулся к речке Мартэ, чтобы наблюдать за выселением горцев, а если понадобится, так и силою выгонять их. Постепенно продвигаясь то вправо, то влево, то вверх, и истребляя по пути брошенные аулы, отряд достиг верховьев Псекупса, откуда перевалился через кавказский хребет на южный склон его и остановился при впадении речки Чилипсе в Туапсе. Отсюда оставалось только тридцать вёрст до Чёрного моря.
Поразительное зрелище представилось глазам нашим по пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости, падавшие от изнеможения и ещё заживо делавшиеся добычей голодных собак... Живым и здоровым некогда было думать об умирающих; им и самим перспектива была не утешительнее; турецкие шкиперы из жадности, наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до берегов Малой Азии, и, как груз, выбрасывали лишних за борт, при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии... Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество; но только ужасом и можно было подействовать на воинственных дикарей и выгнать их из неприступных горных трущоб.
28 мая 1864 года окончилась кавказская война. Кубанская область была не только завоёвана, но и очищена. От прежнего, довольно большого населения, осталась горсть людей, которых поселили на Кубани.
Конец 1864 года и весь 1865 год отряды прошли вновь по всем завоёванным участкам, выгнали оставшихся случайно там горцев-бродяг, разгромили на южном склоне, в Хакучах, последний разбойничий притон и, наконец, сняв доспехи бранные, приступили к занятиям мирным.
Теперь в горах Кубанской области можно встретить медведя, волка, но не горца".
Российский публицист Я.В. Абрамов описывал трагические события 1864 года следующим образом: "Горцы, уходя с своих мест поселения, покидали свои жилища, оставляя скот и запасы хлеба, а иногда и не убранные нивы. Всё это досталось поселившимся на месте горцев казакам. Сами же горцы, без всякого имущества, скапливались частью в Анапе и Новороссийске, частью во многих мелких бухтах Северо-Восточного берега Чёрного моря, тогда ещё не занятых русскими. Отсюда их перевозили в Турцию турецкие кочермы, а также отчасти заарендованные специально для этой цели русским правительством суда. Но так как этого транспортного флота было крайне недостаточно для перевозки почти полумиллиона человек, то массе горцев приходилось ждать своей очереди по полугоду, году и более. Всё это время они оставались на берегу моря, под открытым небом без всяких средств к жизни. Страдания, которые приходилось выносить в это время горцам, нет возможности описать. Они буквально тысячами умирали с голоду. Зимою к этому присоединялся холод. Весь Северо-Восточный берег Чёрного моря был усыпан трупами и умирающими, между которыми лежала остальная масса живых, но крайне ослабленных и тщетно ждавших, когда их отправят в Турцию. Очевидцы передают ужасные сцены, виденные ими в это время. Один рассказывает о трупе матери, грудь которой сосёт ребёнок; другой - о матери же, носившей на руках двух замёрзших детей и никак не хотевшей расстаться с ними; третий - о целой груде человеческих тел, прижавшихся друг к другу, в надежде сохранить внутреннюю теплоту и в этом положении застывших, и т. д."22.
В конце 1864 г. царские власти в целом завершили выселение западных черкесов. В 1865 г. войска снова прошли по завоёванным территориям и выселили небольшие группы черкесов, укрывшихся от депортации.
Необходимо отметить, что в официальной статистике царской России в значительной степени занижена численность выселенных черкесов (в пределах 300 - 400 тыс. чел.). Российская администрация вела учёт только тех изгнанников, которые отплывали из портов. Немалое число черкесов отплывало из пунктов, которые ещё не контролировались царскими властями, и их численность осталась не зарегистрированной. Современники событий отмечали, что в официальных документах преднамеренно занижалась численность изгнанников, чтобы скрыть реальные масштабы катастрофы. Не отражена в официальных документах и точная численность погибших в процессе депортации, как в пути следования к восточному побережью Чёрного моря, так и во время плавания. В отчётах генерала Евдокимова указано, что В 1858-1864 гг. в Османскую империю было выселено: западных черкесов - 337 642 чел., прикубанских ногайцев - 30 650 чел., абазин - 30 00023.
В источниках XIX столетия приводятся разноречивые данные о численности западных адыгов - от 300 000 до, более 1,5 млн. человек (до выселения)… К 1866 г. западных адыгов оставалось на родине около 50 000 человек25. Следовательно, численность западных адыгов и убыхов, выселенных и погибших при выселении в 1858-1865 гг., составляет приблизительно 750-800 тыс. человек.
На османском побережье Чёрного моря черкесские изгнанники оказались в довольно сложных условиях. Местные власти, не ожидавшие прибытия столь значительного числа черкесов, не успевали обеспечивать их временным жильём и минимумом продовольствия. Изгнанников размещали на побережье в палатках, в пустующих казармах и др. Опасаясь распространения эпидемических болезней среди местного населения, власти создавали вдоль побережья, где скопились черкесские изгнанники, карантинные лагеря. Эпидемические болезни (тиф, оспа), нехватка продовольствия и неприспособленность к новым климатическим условиям послужили причиной гибели значительного числа изгнанников. Османские власти предпринимали определённые меры по содействию черкесским изгнанникам. Для их нужд выделялись государственные средства; была развёрнута кампания сбора пожертвований. Всё же, несмотря на эти меры, помощь, получаемая изгнанниками, была недостаточной и не всегда доходила до места предназначения.
По свидетельствам очевидцев событий, в 1863-1864 гг. численность черкесских изгнанников, погибших в Османской империи, составила свыше 100 000 человек26. По официальным данным османского правительства в 1867 г., численность черкесских изгнанников на территории Османской империи (без учёта погибших) составляла 595 000 человек27.
Царские власти осуществляли также выселение в Османскую империю и народов Центрального Предкавказья, которые уже прекратили вооружённое сопротивление. В отличие от Западной Черкесии, где народ подвергся депортации, в Терской области царская администрация вытесняла часть "неблагонадёжного" населения, создавая ему крайне неблагоприятные условия. На крестьян оказывалось давление; их (мусульман) запугивали насильственной христианизацией; дальнейшей аннексией земель и т.п. Применялась также тактика шантажа и подкупа северокавказских владетелей и части духовенства, которых обязывали проводить среди населения агитацию к переселению в Османскую империю. По данным царской администрации, в 1860-1862 гг. в Османскую империю вынужденно переселились 10 343, в 1865 г. - 3 000, а в 1900 -1905 гг. - ещё свыше 3 000 кабардинцев28. Общая численность кабардинцев, выселенных в Османскую империю, составляет приблизительно 60 000 человек29.
Выселения народов Кавказа продолжалась и после массовой депортации западных черкесов. Главной причиной по-прежнему являлась колониальная политика царизма, проявлявшаяся в политике дискриминации, в экономическом угнетении северокавказских народов. Уцелевших от массовой депортации западных черкесов, расселили в болотистых землях вблизи Кубани. Их прежние земли распределили между чиновниками, офицерами и казачеством. В местах нового расселения черкесов был установлен военно-полицейский режим: их селения окружили казачьими станицами; наложили запрет на ношение оружия; обложили высокими налогами. Нередко войска и казачество осуществляли произвол в отношении черкесов. У черкесов, ставших подданными царской России, не было прав, равных правам русского населения. Новые порядки также противоречили традиционному образу жизни черкесов, их менталитету. Военно-полицейский режим послужил причиной антиправительственных выступлений черкесов в Кубанской области в 1868, 1872, 1873, 1874, 1875 и 1877 гг., и увеличению числа "желающих" переселяться в Османскую империю.
Очередное организованное выселение кавказских народов связано с русско-турецкой войной 1877-1878 гг., во время которой разгорелись антиколониальные восстания в Чечне, Дагестане и Абхазии. По окончании войны царская администрация на Кавказе проводила политику по избавлению от "неблагонадёжных горцев". Вновь стали появляться проекты по полному умиротворению Кавказа, сущность которых сводилась к необходимости выселения северокавказских мусульман как чуждого и враждебного элемента в Османскую империю. В 1871 - 1895 г. из Кубанской области в Османскую империю царские власти выселили еще свыше 20000 черкесов30.
Для сравнения уместно указать численность других народов Кавказа, выселенных в Османскую империю. Численность абхазов, выселенных во 2 - й половине XIX в., - свыше 80 000; численность абазин, выселенных во 2 -й половине XIX в., - около 55 000; численность ногайцев, выселенных в 1858-1859 гг., - около 30 000; численность чеченцев и ингушей, выселенных во 2 - й половине XIX в., - около 23 000; численность народов Дагестана, переселившихся в XIX в. - начале XX в., - приблизительно 20 000 человек; других - около 10 00031.
Общая численность народов Северного и Западного Кавказа, выселенных в Османскую империю в конце 50-х гг. XIX - начале XX в., включая и численность погибших в процессе переселения, составляет приблизительно 1,2 млн. человек. Преобладающую часть их - около 900 тыс. - 1 млн. человек составляли черкесы (западные адыги (черкесы), кабардинцы) и убыхи.
Многочисленные попытки черкесских изгнанников официально и неофициально вернуться на родину пресекались как османскими, так и Российскими властями. Черкесские изгнанники, которым все же удавалось пробраться на Кавказ, подвергались вторичной депортации, на основании распоряжения правительства.
Необходимо указать и основные последствия массовой депортации черкесов: она стала трагедией народа, геноцидом; имела катастрофические последствия - свыше 90 % черкесов (адыгов) покинули родину. Около половины их погибло в процессе переселения. От прежде самого многочисленного народа на Кавказе остались лишь небольшие этнические "островки". Преобладающая часть прежде адыгских (кабардинских и западночеркесских) территорий была заселена другими народами. Для правительства царской России депортация западных черкесов и выселение части других кавказских народов оправдались в политическом и экономическом отношениях: удалось завершить Кавказскую войну; были приобретены обширные территории, имеющие важное военно-стратегическое значение.
Трагический юбилей - 21 мая, отмечаемый в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее, основывается не на "лживой исторической подоснове", как утверждает Сыромятников Д., а на реальных фактах, на фундаментальных научных исследованиях историков-кавказоведов, на выводах и рекомендациях научных конференций, на памяти народа, сохранившейся у черкесов как на Кавказе, так и за рубежом.
Также Д. Сыромятников объявил 21 мая 2008 г. "началом новой идеологической политики одного из ведущих кавказских субъектов: политике создания открытого духовного размежевания с Россией и начала информационно-психологической войны против нее". Следует напомнить, что 21 мая, как день траура - день памяти черкесов - жертв Кавказской войны, отмечается в Кабардино-Балкарии с конца 80-х гг. ХХ в., и с тех пор никакого размежевания с Россией не наблюдалось.
В целом, статья Д. Сыромятникова представляет собой грубую фальсификацию самого трагического периода истории адыгского (адыгейского, черкесского, кабардинского) народа. Солидаризируясь с идеологами царской России, он фактически обвиняет самих же черкесов и Турцию в массовой гибели - в геноциде черкесского народа. Подмена исторической правды и злобный стиль изложения являются не иначе как глумлением над памятью, над культурой черкесского народа. В ней содержится стремление преподнести российской общественности памятные мероприятия в Кабардино-Балкарии как акцию какого-то "национал-радикализма", что, конечно же, далеко от истины и может способствовать только разжиганию межнациональной розни в Российской Федерации.


ПРИМЕЧАНИЯ

1. Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. М., 1994. С. 579-583; Блиев М.М. Россия и горцы Большого Кавказа на пути к цивилизации. М., 2004. С. 16-128, 134, 755-774.
2. Бижев А.Х. Адыги Северо-Западного Кавказа и кризис восточного вопроса в конце 20-х начале 30-х гг. XIX века. Майкоп, 1994. С. 55, 56, 74, 75; Панеш А.Д. Западная Черкесия в системе взаимодействия России с Турцией, Англией и Имаматом Шамиля в XIX в. Майкоп, 2007. С. 21; Кудаева С.Г. Адыги (черкесы) Северо-Западного Кавказа в XIX веке: процессы трансформации и дифференциации адыгского общества. Нальчик, 2007. С. 58.
3. Основные выводы и рекомендации Всесоюзной научной конференции "Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х годах XIX в." 20-22 июня 1989 г. Махачкала, 1989. С. 6.
4. Национально-освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблемы мухаджирства. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции 24-26 октября 1990 г. Нальчик, 1994. С. 260.
5. История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. М., 1988. С. 103-243; История Кабардино-Балкарской АССР с древнейших времен до наших дней. Т. I. М., С.62-69.
6. Потто В.А. Кавказская война. Т. 1-5. Ставрополь, 1994; Потто В.А. Утверждение русского владычества на Кавказе. Т. 3. Тифлис, 1904; Грабовский Н.Ф. Присоединение к России Кабарды и борьба её за независимость // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. 9. Тифлис,1876. С 112-212; Фелицин Е.Д. Князь Сефер-Бей Зан // Кубанский сборник. Т. 10. Екатеринодар, 1904. С. 1-167; Фадеев Р.А. Шестьдесят лет Кавказской войны. Тифлис, 1860; Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. 1-6. СПб., 1871-1888; Щербина Ф.А. Очерки борьбы русских с черкесами. Екатеринодар, 1912; Берже А.П. Выселение горцев с Кавказа // Русская старина. СПб., 1882. Т. 33. С. 16-176, 337-363. Т. 36. С. 1-32; Канитц Ф. Дунайская Болгария и Балканский полуостров. Исторические, географические и этнографические путевые наблюдения 1860-1875 // Всемирный путешественник. СПб., 1876. С. 1-351; Каспари А.А. Покорённый Кавказ. СПб., 1904.
7. Кокиев Г.А. Военно-колонизационная политика царизма на Северном Кавказе // Революция и горец. Ростов н/Д., 1929. № 4. С. 30-35. № 5. С. 33-38. №. 6. С. 32-37; Кокиев Г.А. Методы колониальной политики царской России на Северном Кавказе в XVIII в. // Известия Юго-Осетинского НИИ Краеведения. Сталинир, 1933. Вып. 1. С. 179-225; Покровский М.Н. Завоевание Кавказа // Дипломатия и войны царской России в XIX столетии. М., 1923. С. 197-199.
8. Багиров М.Д. К вопросу о характере движения мюридизма и Шамиля. М., 1950; Бушуев С.К. Из истории внешнеполитических отношений в период присоединения Кавказа к России (20-70-е годы XIX века). М., 1955; Смирнов Н.А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX веках. М., 1958; Покровский М.В. Из истории адыгов в конце XVIII-первой половине XIX века. Краснодар, 1989; Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. М., 1994; Блиев М.М. Россия и горцы Большого Кавказа на пути к цивилизации. М., 2004; Авраменко А.М., Матвеев О.В., Матюшенко П.П., Ратушняк В.Н. Об оценке Кавказской войны с научных позиций историзма // Кавказская война: уроки истории и современность. Материалы научной конференции 16-18 мая 1994 г. Краснодар, 1995. С. 24-43.
9. Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. Сухуми, 1982; Кумыков Т.Х. Выселение адыгов в Турцию - последствие Кавказской войны. Нальчик, 1994; Касумов А.Х., Касумов Х.А. Геноцид адыгов. Нальчик, 1992; Бижев А.Х. Адыги Северо-Западного Кавказа и кризис восточного вопроса в конце 20-х начале 30-х гг. XIX века. Майкоп, 1994; Панеш А.Д. Западная Черкесия в системе взаимодействия России с Турцией, Англией и Имаматом Шамиля в XIX в. Майкоп, 2007; Кудаева С.Г. Адыги (черкесы) Северо-Западного Кавказа в XIX веке: процессы трансформации и дифференциации адыгского общества. Нальчик, 2007; Мальбахов Б.К. Кабарда в период от Петра I до Ермолова. Нальчик, 1998.
10. Основные выводы и рекомендации Всесоюзной научной конференции "Народно-освободительное движение горцев Дагестана и Чечни в 20-50-х годах XIX в." 20-22 июня 1989 г. Махачкала, 1989. С. 6; Черкесия в XIX веке (материалы 1 Кошехабльского форума "История - достояние народа" 24-25 апреля 1990 г. Майкоп, 1991. С. 261-263; Национально-освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблемы мухаджирства. Материалы Всесоюзной научно-практической конференции 24-26 октября 1990 г. Нальчик, 1994. С. 260-262; Кавказская война: уроки истории и современность. Материалы научной конференции 16-18 мая 1994 г. Краснодар, 1995. С. 3-4.
11. В XVI-первой четверти XVIII в. границы Кабарды (Восточной Черкесии) проходили: на западе - по рекам Лаба и Кубань; на востоке - по побережью Каспийского моря. Северная граница проходила по равнинам современного Ставропольского края. В первой четверти XVIII в. значительная часть Восточной Кабарды от Каспийского моря до слияния Сунжи с Тереком отошла к России.
12. Потто В.А. Кавказская война. Т. 1. Ставрополь, 1994. С. 55-60, 96-100, 143-147, 591-604. Т. 2. С. 359-380; Черкесы и другие народы Северо-Западного Кавказа в период правления императрицы Екатерины II. Т. 1. Нальчик, 1996. С.179-185, 290-292; Мальбахов Б.К. Указ. соч. С. 52-185; История Кабардино-Балкарской АССР. Т 1. Нальчик, 1967. С. 172-174.
13. Адыгская (черкесская) энциклопедия. М., 2006. С. 128-130; Дзамихов К.Ф. Адыги в политике России на Кавказе. Нальчик, 2001. С. 75.
14. Во второй половине XVIII - первой половине XIX в. границы Западной Черкесии проходили (с запада) вдоль Черноморского побережья от Тамани до р. Шахэ. До начала XVI в. она включала и восточное побережье Азовского моря (к юго-западу от устья Дона). В первой половине XVI в. западные черкесы были вытеснены с Азовского побережья Крымским ханством. Северная граница Западной Черкесии проходила по р. Кубани, до места впадения в неё р. Лабы. Восточная граница проходила по реке Лаба. Южная граница примыкала к Большому Кавказскому хребту. На северо-востоке западные черкесы граничили с ногайцами, на юге с абазинскими обществами. Западные черкесы подразделялись на субэтнические группы, наиболее многочисленными из которых были: шапсуги, абадзехи, натухайцы, бжедуги, бесленеевцы, темиргоевцы (чемгуй), убыхи.
15. Касумов А.Х., Касумов Х.А. Указ. соч. С. 58-74.
16. Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи (20-70- гг. XIX в.) Сборник архивных документов. Составитель Т.Х.Кумыков. Нальчик, 2001. С. 87.
17. Трагические последствия Кавказской войны для адыгов. Вторая половина XIX - начало XX в. Сборник документов и материалов. Нальчик, 2000. С. 28-30.
18. Трагические последствия… С. 171.
19. Фелицин Е.Д. Указ. соч. С. 164.
20. Архивные материалы о Кавказской войне и выселении черкесов (адыгов) в Турцию (1848-1874). Ч. 1-2. Составитель Т.Х.Кумыков. С. 211.
21. Трагические последствия… С. 121; В 1880 г. в Кубанской области (бывшей Западной Черкесии) проживало 524496 казаков и 287510 иногородних.
22. Дроздов И. Последняя борьба с горцами на Западном Кавказе // Кавказский сборник. Тифлис, 1877. Т. 2. С. 456,457; Абрамов Я. Кавказские горцы. Краснодар, 1927. С. 7.
23. Архивные материалы о Кавказской войне и выселении черкесов (адыгов) в Турцию (1848-1874). Ч. 1-2. Составитель Т.Х. Кумыков. Нальчик, 2003. С. 216-219; Трагические последствия Кавказской войны для адыгов. Вторая половина XIX - начало XX в. Сборник документов и материалов. Нальчик, 2000. С. 178-180.
24. Касумов А.Х., Касумов Х.А. Геноцид адыгов. Нальчик, 1992. С. 157; Кумыков Т.Х. Выселение адыгов в Турцию - последствие Кавказской войны. Нальчик, 1994. С. 9; Бижев А.Х. Адыги Северо-Западного Кавказа и кризис восточного вопроса в конце 20-х начале 30-х гг. XIX века. Майкоп, 1994. С. 59-72.
25. Очерки истории Адыгеи. Т. 1. Майкоп, 1957. С. 384; Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи (20-70-е гг. XIX в.). Сборник архивных документов. Составитель Т.Х. Кумыков. Нальчик, 2001. С. 295; Трагические последствия Кавказской войны для адыгов. 2-я половина XIX - начало XX в. Сборник документов и материалов. Составители: Р.Х. Гугов, Х.А. Касумов, Д.В. Шабаев. Нальчик, 2000. С. С. 143, 165.
26. Берже А.П. Указ. соч. Т. 33. С. 359; Трагические последствия… С. 79; Канитц Ф. Указ. соч. С. 342; Касумов А.Х., Касумов Х.А. Указ. соч., С. 168.
27. Империя Турецкая. СПб., 1868. С. 183.
28. Проблемы Кавказской войны… С. 115; Трагические последствия… С. 234.
25. История Северо-Осетинской АССР. Т. 1. Орджоникидзе, 1987. С. 291-292.
26. Берже А.П. Указ. соч. Т. 36. С. 22.
27. Трагические последствия… С. 80.
28. Там же. С. 132-133, История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. - 1917 г.). М., 1988. С. 207.
29. Кумыков Т.Х. Выселение адыгов в Турцию - последствие Кавказской войны. Нальчик, 1994. С. 17.
30. Касумов А.Х., Касумов Х.А. Геноцид адыгов. Нальчик, 1992. С. 189.
31. Дзидзария Г.А. Указ. соч. С. 288-289; Магомеддадаев А.М. Эмиграция дагестанцев в Османскую империю (история и современность). Махачкала, 2001. С. 8; История Северо-Осетинской АССР. Орджоникидзе, 1987. Т. 1. С. 291, 292.



© Адыги.ру
А.В. Кушхабиев
доктор исторических наук, профессор,
зав. сектором источниковедения
Института гуманитарных исследований
Правительства КБР и КБНЦ РАН
г. Нальчикшаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu