Мугдин Чермит: "И на исторической родине, и на чужбине – ситуация в народе во многом схожая"

Мугдин Чермит: "И на исторической родине, и на чужбине – ситуация в народе во многом схожая"

– Мугдин Мадинович, это уже далеко не первые зарубежные гастроли вашего коллектива, насколько оправданы потраченные усилия, не обмануты ли ожидания?

– "Нэф" изначально создавался для того, чтобы объединить мальчишек и девчонок, живущих в Энеме, дать им возможность развиваться в традиционном эстетическом направлении – адыгагъэ. С ранних лет дети должны ощущать принадлежность к своему народу, его истории, языку, культуре, обрядам, духовному наследию. Мы все хорошо знаем, что так должно быть, а как воплотить это в реальность? За шесть лет своего существования "Нэф" стал своего рода школой жизни для почти тысячи подростков. Да, были те, кто в силу разных обстоятельств долго у нас не задержался, но есть и такие, кто даже в уже более зрелом возрасте гордо продолжают считать себя артистами ансамбля. За этих ребят мне, а также их родителям и педагогам никогда не будет стыдно – как личности они сформировались в благоприятной атмосфере родной культуры: учтивы, воспитаны, мыслят на более серьезном уровне, чем их сверстники. Этот идейный и духовный заряд сохранится у них на многие-многие годы. Ради подобного результата не жалко потратить любые деньги. Создание ансамбля – стало лишь первым шагом на этом пути. Потом возникли другие идеи и проекты. Такой механизм может работать не только на исторической родине, но и там, где живут наши соотечественники за рубежом. Если подобное удалось мне и моим единомышленникам, почему бы не создать это и в других местах? Конечно, это очень длительный процесс и нам на первых порах было совсем непросто, но нужно с чего начинать, необходимо действовать, работать! Опыт накапливался годами, кропотливо складывался коллектив педагогов, занимающихся с детьми: Софят Сташ, Инвер Юнух, Азамат Китыз, Нурбий Тугуз, Светлана Зазий, Анзаур Китыз. Не первый год с ансамблем сотрудничают популярная певица Сима Куйсокова, композитор Каласав Тлеуж и группа журналистов. Теперь в нашей команде – талантливый музыкант-гармонист Инвер Калакуток и известный в республике исполнитель Нух Усток. Вместе мы делаем общее дело – пропагандируем древнюю и самобытную культуру нашего народа. Безусловно, содержать такой коллектив непросто с финансовой точки зрения, но я не один, ощущаю поддержку друзей, других неравнодушных проблемам народа людей. В любом случае мы затевали все не зря: я вижу реальные результаты совместного труда. Приведу такой показательный факт. Еще пять-семь лет назад на свадьбах в Энеме, где проживает порядка восьми тысяч адыгов, практически некому было танцевать. Молодежь жалась по углам, пряталась – лишь бы не позвали в круг. Сейчас я прекрасно понимаю: нынешнее поколение винить не за что: они не умели элементарных вещей, потому что старшие не научили. Благодаря "Нэфу" ситуацию удалось поправить кардинально. Теперь в поселке и окрестных аулах парни и девушки самостоятельно организуют джэгу, общаются, принципиально разговаривают только по-адыгски, живо обсуждают актуальные для народа проблемы – собирается несколько сот человек! Они в очередь выстраиваются, чтобы станцевать! Это уже их внутренняя потребность. Так что "Нэф", который сейчас хорошо знают в Адыгее, Краснодарском крае и странах диаспоры, продолжает успешно выполнять свою важную миссию, работает достаточно эффективно. Но на достигнутом мы останавливаться не собираемся.

– Что было самым трудным в этом деле?

– Сложнее всего было преодолевать инертность в сознании людей, непонимание. Уровень национального самосознания у подавляющего большинства наших соотечественников сегодня, к сожалению, крайне низок. Я вспоминаю, с каким трудом приходилось убеждать родителей, призывать их стать нашими помощниками – речь ведь идет не о моих собственных детях, а о нашем подрастающем поколении, в процессе воспитания должен участвовать каждый. За нами пошли далеко не все – до сих пор многие видят в этом какую-то мою личную заинтересованность, мол, если я этим занимаюсь, значит, преследую какую-то выгоду, делаю себе рекламу, но люди, наконец-то, все-таки постепенно начинают осознавать истинный смысл данной идеи, убеждаются в моей правоте, все активнее поддерживают ансамбль.

– Что дальше?

– Мы только в самом начале пути. Всякий раз, отправляясь в очередную страну проживания адыгской диаспоры, я убеждаюсь, сколь много еще предстоит сделать. Потеря родного языка – серьезный катализатор наших общенациональных проблем, но это далеко не единственная забота. Есть другие важнейшие политические, экономические и социальные вопросы, требующие усилий всей нации. Тут все по-своему первостепенно. Идей много, конечно, не мы одни занимается данными темами, но это не должно иметь форму каких-то отдельных акций, ограниченных по времени проектов. Несколько лет назад, например, в Кабардино-Балкарии объявили конкурс "Мой язык – мой мир, моя душа", пропагандирующий родной язык в общеобразовательных учреждениях. Теперь он проводится на государственном уровне не только в этой республике, но и в соседней Карачаево-Черкесии. Включилась в этот марафон и Адыгея. Вот показательный пример совместных усилий, значит, можем, если захотим.

Проблемы должны не разъединять, а консолидировать народ, укреплять его внутренний дух, развивать потенциал, поднимать самосознание. Теперь в Кабардино-Балкарии решили праздновать День национальной одежды – великолепная идея, давайте ее широко поддержим и на Кавказе, и в диаспоре. А почему бы, к слову, не отмечать в наших республиках День адыгейского сыра, ведь его знают во всем мире? Он прочно ассоциируется с нашим народом, это не просто вкусный и полезный продукт питания, а часть нашей древней культуры, его нужно и дальше "продвигать", повсеместно раскручивать, особенно за рубежом. Я не первый год пытаюсь найти единомышленников и по другому масштабному вопросу. Давно назрела необходимость создавать учебно-образовательные комплексы, включающие детский сад и среднюю школу, где весь процесс шел бы только на адыгском языке – как преподавание предметов, так и воспитательный цикл. Ребенок должен с утра до вечера находиться в этой среде, слышать родную речь, говорить, читать и писать по-адыгски, если в это дело еще активно включится и семья – мы кардинально изменим нынешнее положение, спасем нашу молодежь. При желании это достаточно легко можно сделать в крупных населенных пунктах республики, сначала в качестве эксперимента, а потом внедрить повсеместно. Давайте начнем с детских садов, потом "прирастет" другое. Я лично в конечном результате уверен, была бы на то наша общая воля, стремление что-то делать. Сейчас при обсуждении данного вопроса я слышу только одно: такие комплексы создать невозможно в принципе, мол, Адыгея – многонациональная республика, нас не поймут, зачем так выделяться, что об этом скажут другие… На мой же взгляд, все элементарно просто. Адыгский язык наряду с русским является государственным в республике, если у нас есть русские школы, почему не может быть адыгских национальных образовательных учреждений? Мы же не ограничиваем права представителей других этносов, живущих в Адыгее, – двери таких комплексов будут открыты для всех.

Знание языка и культуры коренного народа пойдет только на пользу русским, армянским, греческим или татарским детям, еще больше укрепит мир и межнациональную стабильность в республике. Кстати, образовательные учреждения подобного типа уже существуют в соседнем Краснодарском крае, они работают не первый год и это, к слову, никого не оскорбляет, никто не задается глупыми вопросами. Люди захотели – и сделали. Мы имеем точно такое же право воспитывать гармонично развитое, хорошо образованное и патриотично настроенное новое поколение, знающее родной язык, влюбленное в культуру предков, воспитанное на лучших традициях своего народа. Неужели это противозаконно и оскорбительно?!

– Что ожидаете от этой поездки по Турции?

– В организацию данных гастролей вложены немалые финансовые средства, задействовано большое количество людей. Главная наша задача – продемонстрировать солидарность с диаспорой, выразить готовность участвовать в решении острейших проблем черкесов, ведь и на исторической родине, и на чужбине – ситуация в народе во многом схожая. По итогам этого визита будет сформирован пакет конкретных предложений – наших и представителей диаспоры, обратимся за помощью к президенту Адыгеи Аслану Тхакушинову, правительству республики. Постараемся учесть все мало-мальски значимые вопросы. Помимо обозначенных тем, это и необходимость регулярных обменов детскими и студенческими группами, налаживание сотрудничества с телеканалом "Нарт-ТВ", создание радиостанции в FM-диапазоне, которая позволит вещать на родном языке в республиках Северного Кавказа и странах диаспоры, оказание всесторонней помощи репатриантам. На мой взгляд, необходимо также повысить статус Государственного комитета Республики Адыгея по связям с соотечественниками до уровня отдельного министерства, что расширит его полномочия и реальные возможности. Так что идей много, будем их детально обсуждать, надеюсь, на конкретные результаты этой совместной работы.

– Вы надеетесь найти понимание на государственном уровне?

– Безусловно. Во всяком случае, нужно использовать все возможности для того, чтобы сдвинуть с места огромный воз наших проблем. Например, я буду предлагать нашему президенту побывать с визитом в странах проживания адыгской диаспоры. Пусть это будет две-три страны, например, Турция, Сирия, Иордания, и ему все станет понятно – необходимо более эффективно использовать огромный потенциал черкесской диаспоры, представляющей собой мощную политическую, экономическую, культурную силу. Это, безусловно, пойдет на пользу и нашему народу, и этим странам, и, конечно, России.

(...)
Он перечисляет жителей Рейханлы, уже вернувшихся на Кавказ: Недждет Мешвез, Юсуф Конжат, Мемет Хатко, Кязым Шагуч, Раджеб Кош, Джамаль Четао, Самир Хапрам, Джевад Бадже. Эту традицию готовы продолжить и другие. Пусть их дорога на землю предков окажется самой короткой и счастливой!

(...)
– В свое время нас насильно заставляли в школе разговаривать по-турецки, – вспоминает Ахмед. – Мы приходили учиться, не зная ни слова на чужом языке, теперь все совершенно наоборот: наши дети сначала учат турецкий, а уже потом пытаются освоить родную речь. Многие десятилетия черкесы подвергались жесточайшему прессингу. Нам постоянно вбивали в голову: никакие вы не адыги (черкесы) – просто кавказские турки, мол, несколько веков назад во время миграции часть турок задержалась на Кавказе, а уже после войны с Россией вернулась на родину, в Османскую империю. Нас настойчиво пытались сделать "своими" и арабы, до сих пор считающие черкесов частью своего этноса. Это была очень тщательная "промывка" мозгов, которая сыграла свою негативную роль, серьезно усугубив процесс ассимиляции. Мы оказались в страшных жерновах истории, как выйти из этого заколдованного круга?



© Адыги.рускачать dle 12.1
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu