Разевиг о состоянии о Баклановки

Разевиг о состоянии о Баклановки

Разевиг о состоянии о БаклановкиПодобное впечатление от состояния села объяснимо во многом тем, что оно было размещено в одном из наиболее малярийных мест региона. В статьях «Корреспонденции туриста» (газета «Кавказ», 1898 г., №№ 240,241,244) сообщается : «Первые поселенцы пришли сюда лет 20 назад, в 1878 – 1879 гг. из Ставропольской губернии, в числе около 80 семейств, но климатические условия оказались так неблагоприятны, что первые поселенцы или вымерли, или из больших семейств осталось 2 - 3 человека, или порасходились в разные другие места, и из первых поселенцев в настоящее время осталось только 7 семейств … Трудно как-то и представить то невежество и равнодушие к судьбе поселенцев, какие были у лиц, назначивших такие местности, как Баклановка, для русских поселений. Тут не надо было даже ни какой науки, чтобы решить, что местность эта гибельна для здоровья. Расположенная в низменности, наполненной зарослями и окруженной сырыми лесами, долина, где поселены баклановцы, служила только для пастьбы скота и небольших посевов кукурузы туземцами, но туземцы на ней как и на всех других низменностях никогда не устраивали постоянных жилищ, а всегда жили на соседних холмах. Простой здравый смысл говорил, что если туземцы целые тысячелетия не приспособились для жизни в малярийных долинах, то тем более не могли приспособиться простые, деревенские, незнакомые с местными условиями, необразованные русские крестьяне… Страшные жертвы, принесенные баклановцами при первоначальном поселении и до настоящего времени не дали почти никакого плода. Правда теперь баклановцы расчистили десятины по три, по четыре на семью земли под посевы и сенокосы и обзавелись рогатым скотом, но заболеваемость не уменьшилась… Самая очевидная опасность грозит всему молодому поколению. Как ни трудно переместить уже кое-как обзавевшихся крестьян, но раньше или позже это сделать придется». Этот материал подробно анализируется составителем труда, посвященного истории Симоно-Канонитского монастыря, в котором значительное внимание уделено вопросам русской колонизации Черноморского округа и Абхазии. «Нужно видеть только, — с болью пишет И.Н., — почти ежедневно появляющихся в Ново-Афонский монастырь за милостыней, за кусочками хлеба, этих несчастных женщин и детей из Баклановки и Бомбор (одно из русских сел Гудаутского района, также крайне неблагополучного в плане малярии. — прим. С.Х.), чтобы понять их ужасное, безвыходное положение. Это едва движущиеся человеческие остовы, прикрытые лохмотьями, обуви почти никакой; на изможденных лицах выражение одной безмолвной скорби и отупения… Сердце сжимается и слезы навертываются при виде этих несчастных страдальцев!» См.: И.Н. Абхазия и в ней Ново-Афонский Симоно-Канонитский монастырь. – М., 1899. – С.248 – 250.
Безусловно вся ответственность за эти жертвы лежала на аппарате кавказского наместничества как в центре, т.е. в Тифлисе, так и на местах – в Новороссийске, Сухуме. Они прекрасно знали в каких местах нельзя жить, но старательно зазывали колонистов со всей России. У этих чиновников были под рукой все архивы Черноморской береговой линии с точными цифрами страшных потерь гарнизонов от малярии; в их распоряжении были мемуары офицеров Кавказской армии, свидетельства местных жителей. Так, у Пантюхова читаем: «… по сведениям инспектировавшего войска в 1839 году генерала Раевского, в течение одного года вымирала четверть гарнизонов… Гарнизон бывшего недалеко от нынешнего Гудаута укрепления Бомборы был гробом многих сотен русских солдат. На почве малярии, дизентерия, катары, тифы, цынга, водянка, воспаление легких давали такую болезненность и смертность, что по официальным документам, в пять – шесть лет пребывания в Бомборах гарнизон этого укрепления должен был быть совершенно обновляем, так как почти все люди или умирали или увольнялись от службы, как неспособные». (См.: Пантюхов И.И. Влияние малярии на колонизацию Кавказа. – Тифлис, 1899. С. 22-23). Декабрист В.С. Норов писал из Бомбор 1 сент. 1835.: «мы к несчастью имеем шестьсот человек больных; половина из них уже умирающие в проклятом месте, куда мы заброшены». В следующем письме от 7 сент. он сообщает, что малярия в лагере вблизи Бомборы «убивает до 50 человек в месяц». В письме А.А. Бестужева (19 июля 1836 г.) тема малярии звучит еще более удручающе: «Полтора комплекта в год поедается там цынгою и лихорадками, и не было примера, чтобы кто-нибудь выжил там (т.е. в Гаграх и Пицунде – прим. С.Х.) более двух лет или после двух лет без страданий до конца жизни, а жизнь коротка после Гагр». (См.: Дзидзария Г.А. Декабристы в Абхазии. – Сухум, 1970. – С.40-41, 56-57). Письма эти были опубликованы в журнале «Русский вестник» в 1861г., но пекущееся о пользе государственной начальство зазывало на побережье крестьян, рисуя им жизнь в раю, без забот на лоне роскошной природы. Прим. С.Х.

© Адыги.RUскачать dle 12.1
Загрузка...

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu