--- / 13 ноябрь 2014

Адыгской скрипки голос вековой

Его в ауле Габукай Теучежского района уважают все — от мала до велика. И не только из-за возраста, но и потому, что он мастер — золотые руки: знает Байзет Уджуху секрет одного из самых древних инструментов на Северном Кавказе — шичепшина, адыгской скрипки. А еще понимает толк в хорошей музыке, с первых звуков слышит, с душою сделан шичепшин или нет.

«Никогда не стоит торопиться!» — девиз Байзета. В год по одному шичепшину. А как иначе? Не что-нибудь — скрипку «ваяет», хрупкую, капризную. Из лучшей для шичепшина породы дерева — из ясеня. Ради одной этой скрипки не один километр исходит по лесу в поисках нужного дерева, для нее одной готовит лак, струны из конского волоса. Только ее форме посвящает долгие 12 месяцев работы.

— Я не могу по-другому! А что по одной скрипке в год — это еще и от настроения, самочувствия, от времени зависит. Есть свободное время — мастерю. И за работой никогда не болею, даже давление не тревожит. Каждый год иду в лес на поиски деревьев. Найду ясень диаметром 13—15 сантиметров, сниму у основания поясок коры, чтобы влага вверх не поднималась, — считай, уже не зря день прожит. А если таких деревьев наберется штук 15, то надолго материала хватит. Сухой ясень твердый, как железо. Самый лучший материал для шичепшина. И звук дает красивый, четкий. Кроме того, из него звонкие трещотки получаются, отменные кухонные наборы. Даже можно сапоги и ботинки из остатков производства починить, на шпильку набойку прибить. В свое время я три месяца ходил за три километра от дома, в станицу Рязанскую — учился у хорошего сапожника мастерству. Только потом шичепшинами увлекся. Так что производство у меня безотходное.

Нет, до него скрипичных мастеров в роду не было. И Байзет, по всему, тоже не должен был им стать. Работал водителем, потом выучился на строителя, лет 10 перед пенсией был агентом Госстраха. Только по вечерам или в свободный день садился, как папа Карло, с резцом и деревяшкой в руке где-нибудь в уголке — жена Буба все ворчит, бывало: кому мусор потом убирать? А он корпит над шичепшином, волнуется. Откуда эта страсть? Неизвестно.

Правда, дед Анчок да отец считались талантливыми исполнителями, хотя и были самоучками. Отец играл на шичепшине так, что равного ему и сегодня поискать! С детства помнит Байзет Ильясович, как отцовская игра дарила людям настроение. Но в 40-м году отца репрессировали. Приговор: «10 лет без права переписки». Из лагеря он так и не вернулся. А в сердце сына навсегда запали мелодии, сыгранные отцом.

Со школьной скамьи мечтал Байзет научиться играть на шичепшине. Ему было интересно сидеть со стариками-мастерами, слушать мелодии адыгской скрипки, узнавать секреты ее изготовления.

— Помню, было мне лет 12-13, из-за болезни я провалялся дома и многое пропустил из школьной программы. Поэтому по выздоровлении особо не стремился за парту возвращаться. А вот со стариками целыми днями просиживал. Но обидно было, что не давали старые мастера даже прикоснуться к шичепшинам, а уж вынести во двор — и думать не смей. Поначалу я сильно обижался. И напрасно. Когда всерьез занялся их изготовлением, понял: адыгская скрипка от одного прикосновения расстроиться может, а на улицу вынесешь — деформируется. Став мастером, и я, как наши старики, стал строго придерживаться этих правил.

Первый свой шичепшин Байзет изготовил, вернувшись домой из армии. Очень старался. Тогда казалось — лучшего звучания не найти. Теперь, «выпустив в свет» 50 шичепшинов, мастер с улыбкой вспоминает свою первую работу.

Байзет Уджуху славится и как мастер-изготовитель трехструнной армянской скрипки. Ее высокий голос Байзет Ильясович когда-то услышал на смотре декоративно-прикладного творчества. Звук красивый, мощный. А мелодии — заслушаешься! По технологии изготовления от шичепшина мало чем отличается. Байзет тогда же расспросил мастера о секретах армянской скрипки, подробно записал. Приехал домой и начал экспериментировать. То делал армянскую традиционную скрипку с тремя струнами, то натягивал две струны — и звучала она уже по-новому. Потом усовершенствовал и корпус.

Каждый из более чем 50 музыкальных инструментов, сделанных Байзетом, звучит по-особому, непохоже на других. Мастер узнает их не только по индивидуальному клейму с аббревиатурой «УБИ» (Уджуху Байзет Ильясович), но и по звучанию. Музыканты адыгскими скрипками Уджуху интересовались давно. В гостеприимном доме Байзета гостили Замудин Гучев, Байзет Кагазежев, Заур Нагоев, с которыми мастер делился секретами изготовления шичепшинов.

— Когда здесь вовсю шли археологические раскопки, ко мне привели англичанина — научного сотрудника Британского этнографического музея. Очень он интересовался древними народными инструментами. Как увидел мои шичепшины, загорелись у человека глаза. Взял он один, как скрипку, под подбородок, и попытался сыграть. Посмеялись, конечно. Потом меня попросил. А после того как я сыграл на шичепшине несколько старинных мелодий, зааплодировал. Не скрою: мне, мастеру, было приятно такое неравнодушное отношение к многовековому инструменту адыгов. Подарил я лучший на тот момент шичепшин дорогому гостю на долгую память. Ко мне приезжали и из Сирии, Турции. И все за шичепшином. Говорят, он благотворно влияет на здоровье. Лично мне продлил жизнь. Из 77 лет — на десяток точно.

У Байзета Ильясовича три дочери и сын. Искусству игры на шичепшине мастер учил больше внуков, но им оказалось ближе фортепиано.

Самый любимый шичепшин Байзета — из отличного ясеня, по тяжести и по высоте хозяину подходит. 10 лет он в доме на почетном месте, хранится в чехле в ожидании семейных праздников, играл даже в Америке у племянника на адыгэ джэгу.

Сегодня дома у Байзета осталось 5-6 шичепшинов, не больше. Печалится мастер: сейчас даже на свадьбах не звучит адыгская скрипка, сменила ее задорная гармошка. Ничего не скажешь, хороший инструмент. Но разве шичепшин она заменит? Все чаще вспоминает мастер, как собирались на хачещ аксакалы, как звучали там шичепшин и трещотки. А песни какие исполнялись! И искренне не понимает, почему игре на многовековом инструменте не учат сегодня в детских школах искусств. Ведь гордятся же шотландцы своей волынкой, финны и эстонцы — кантеле, русские — балалайкой. Специалисты проводят мастер-классы для профессиональных и начинающих музыкантов по изучению истории этих инструментов и игры на них. Так почему не сделать то же самое для шичепшина?

© Газета Советская Адыгея
Карина Кадиева.
Загрузка...
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031