Статьи / Культура / 15 июль 2017

Разум - акъыл

Разум - акъыл
Термин акъыл является одним из многих обозначений ума или разума с присущим только данному слову значением. В системе адыгской этики это не просто разум как таковой, а нравст¬венный, социальный разум, позволяющий отличать добро от зла, моральное от аморального, приличное от неприличного. Поэтому решающим фактором, стержнем социально¬ориентированного ума становится «понимание» - зэхэш1ык1.
В буквальном, механическом переводе на русский язык слово зэхэш1ык1 означает «различение», «разграничение», однако его смысл выходит за пределы данного содержания и соотносится в первую очередь с представлениями о сочувственном понимании и способностью отличать добро от зла. Человеку, пытающемуся разобраться в каком-либо спорном, запутанном деле, не зря советуют: Ери ф1ыри зэхэгъэк1 - «Разберись, где добро и где зло».
Показательно, что с пробудившейся способностью отличать добро от зла связывают первые проблески нравственного ума. Распространено устойчивое высказывание: Емрэ ф1ымрэ зэрызэхэсшык1 лъандэрэ - «С тех пор как стал отличать добро от зла», то есть с раннего детства, с 3-4 лет. Так обозначается рубеж, за которым человек начинает воспринимать фрагменты жизненного мира с пониманием, давая им этическую оценку. Когда же говорят, что человек «обладает высокой способностью понимания» под этим подразумевают, что он умен, проницателен и одновременно добр, готов протянуть руку помощи, проявить чуткость, деликатность, доброжелательность.
Отсюда образ человека с пониманием: зэхэш1ык1 зи1э ц1ыху - интеллигентного и добропорядочного, надежного и предсказуемогою В то же время отсутствие или недостаток нравственного понимания расценивают как серьезный дефект личности; говорят, что на такого человека нельзя положиться в каком-либо серьезном деле, с ним трудно жить, работать, поддерживать контакт.
Это естественные человеческие реакции. Ведь непонимание воздвигает непреодолимые психологические барьеры, а понимание, напротив, психологически сближает людей, создает и поддерживает у человека уверенность в том, что он находится в социальной среде, готовой с вниманием и сочувствием отнестись к его запросам, чаяниям. В известном смысле, зэхэщ1ык1 сродни категории «амае» в японской этике и является выражением вполне обоснованных ожиданий личности на позитивное отношение людей. Так же, как и японцы, адыги действуют, рассчитывая на то, что окружающие поймут их нужды и цели, если понадобится - помогут, уступят, простят.

Очевидно, что нравственный, социальный ум является необходимым дополнением к теоретическому уму, к систематическим знаниям в той или иной области. Ум, игнорирующий моральный опыт, ограничен, неспособен отделить доброе от злого, приличное от неприличного, правильное от ошибочного, поэтому поведение неразумных - акъылыншэ дезорганизует групповую деятельность. В отличие от этого разумность - акъылыф1агъэ сплачивает людей, создает психологическую базу для понимания и доверия, согласия и признания, взаимной выручки и поддержки. В таких случаях говорят: Я акъыл зэтехуащ - «Их взгляды (ментальности) совпали», а группе, приступающей к какой-либо сложной и длительной совместной деятельности, высказывают пожелание: Фиакъыл зы тхьэм йыш1 - «Единомышленниками Бог вас да сделает».
Конечно, речь идет в данном случае не о тождестве способностей, навыков или знаний, но об их удачном, рациональном распределении и совмещении, а главное - о желаемом сходстве во взглядах на фундаментальные моральные ценности, на такие, как добро и зло, благородство и подлость, мужество и трусость, благодарность и неблагодарность. Даже при большом совпадении целей, задач, знаний, различия в структуре нравственного разума, например, различия в представлении о средствах достижения цели, становятся серьезной помехой для взаимопонимания и сотрудничества. Вот почему так важно научиться искать и находить в контактах с людьми этически выверенный общий язык и поле взаимных интересов.
В системе адыгской этики отображением таких способностей является категория ц1ыху хэтык1э - «искусство находиться среди людей». Если о ком-либо говорят, что он обладает искусством находиться среди людей, это звучит как похвала, указание на разумность, социальную надежность и состоятельность личности. И здесь опять все зависит от способности понимания - внутренней силы, призванной устранить помехи, встающие на пути правильной ориентировки в мире. С одной стороны, она выступает как самопонимание - умение хорошо ориентироваться в своем ментальном пространстве и на этой почве строить Я-образы с оптимальной духовно¬нравственной перспективой, а с другой - как готовность понять и принять жизненный мир другого человека, действовать с учетом его интересов, позволяя смягчить, уравновесить, исправить отношения. Это своего рода идеал коммуникации. «Искусство находиться среди людей» обогащает человека, раздвигает границы его возможностей, способствует наилучшей само-реализации.

В том же направлении действует так называемое «искусство войти в контакт и выйти из него» - хыхьэ хэк1. Это еще одно выражение социального ума, с еще большим акцентом на практической значимости и коэффициенте полезного действия общения, на умении найти подход к людям и действовать с максимальной пользой, выгодой, отдачей. Человека, обладающего таким искусством, отличают активность, проницательность, изобретательность, хорошие манеры.
Дополняет общую картину навыков этической рационализации отношений способность, получившая название ц1ыху 1ыгъык1э - букв.: «искусство держать людей». Так передается умение поддерживать, сохранять ровные, добрые отношения. О людях этого типа отзываются с особым почтением: Акъыл гъэт1ылъа йы1эшь, ц1ыху зэтетшь уидзыхь ебгъэз хъунушь - «Обладает устоявшимся разумом, ровный, надежный, заслуживающий доверия человек». В то же время негативно оценивают людей, отличающихся неоправданной переменой настроений и отношений: гурыф1-гурей - «то сердечный, то бессердечный»; ц1ыху техьэ-тек1 - «человек настроения». Категория ц1ыху 1ыгъык1э - этическая реакция на хрупкость человеческих связей, пред¬располагающая к тому, чтобы не обидеть, не оттолкнуть, не разочаровать других, не допустить развития отношений по деструктивному сценарию.
Решающее значение имеют в подобных случаях правильная самооценка и чувство меры - мардэ. Являясь важной составной частью самосознания, самооценка включается в процесс этической рационализации жизненного мира личности и предстает в виде социальной обязанности или долга благоразумия. Благодаря этому развиваются такие свойства ума, как здравый смысл, чувство меры, самокритичность. Долг благоразумия обязывает знать масштаб и пределы своих возможностей, активизировать процессы самопознания и самоконтроля. Хорошо известны отвечающие условиям этой задачи императивы: Уишхьэ йып1алъэ зэгъаш1э - «Познай себя»; Уикъарум еплъи, уихьэлъэ шътэ - «Оценив свои силы, за дело берись»; Зэк1элъыплъыж - «Контролируй себя»; Сакъ - «Будь бдителен»; Уымыбэлэрыгъ - «Не расслабляйся»; Уинапш1э темылъ тумылъхьэ - «Не зазнавайся» и др.
Речь идет о культурной самоорганизации личности, предполагающей осмотрительность, внутреннюю собранность, расчетливость. Отсюда понятие социальной зоркости и проницатель¬ности - хэплъэ, как способности рассмотреть в жизненной ситуации ее суть. Если, не обладая этим даром, человек мнит себя умнее других, говорят: Зыф1эгуыбзыгъэ шъхьэк1э хэплъэшхуэ и1эркъым - «Мнит себя умным, но необходимой зоркостью не обладает».
Социальная зоркость оберегает человека от опрометчивых поступков, от дурных мыслей, выполняя роль своего рода умственной гигиены. Недаром в систему адыгской этики вводится понятие «чистого сердца» - гу къабзэ, как отображения чистоты помыслов человека и этически выверенных представлений о своем месте в жизни. Йышъхьэ йып1алъэ йыш1эжу ц1ыху зэтетшъ - говорят о таком типе личности, что означает: «Знающий себя, ровный, добропорядочный человек». Иное, вполне понятно, негативное отношение к тем, кто неправильно оценивает себя и отличается излишним самомнением. При этом обычно указывают на сдвиги или нарушения в процессах самоконтроля и самоидентификации, ср.: йышъхьэ йып1алъэ йыш1эжыркъым - «не знает (забыл), кто он такой»; йысэфэт йытыжкъым - «не в себе»; йыц1э езэгъыжыркъым - букв.: «не в ладу даже с собственным именем»; щык1ащ - «зазнался»; уыдэфашь - «распоясался» и т.д.
Людям свойственно забываться и больше всего, когда они окружены славой и почетом. В таких случаях рекомендуется быть особенно бдительным и самокритичным. Рассказывают, что однажды пользовавшийся большим авторитетом хатукайский дворянин Падис пришел в национальное собрание без каблука на правом башмаке. Люди были немало удивлены: как могло случиться такое с человеком, отличавшимся большой аккуратностью. «Не ломайте голову, - усмехнулся Падис, - я сам оторвал каблук: неудобство, причиняемое этим, напоминает мне о том, что я такой же смертный, как и все. Горе тому, кто забывается».
Этот рассказ как нельзя лучше передает мысль о необходимости поиска моральной и социальной идентичности. По адыгским понятиям, человек не вправе довольствоваться какой- либо красивой иллюзией относительно собственного Я. На первый план выдвигается плюралистическая оценка себя и своего бытия в мире, основанная на том, что никто не может знать в полной мере, что такое мир и кем является он сам в этом мире. Можно лишь строить более или менее удачные, наивно-рационалистические гипотезы. Не зря говорят: Зызыш1эж шъы1амэ зызыл1эж къахэк1ынт - «Если бы люди могли увидеть себя в истинном свете, нашлись бы такие, кто, ужаснувшись, покончил счеты с жизнью».
Многое связано здесь с представлениями о чувстве меры - мардэ. По адыгским понятиям, в характере человек нежелателен как избыток того или иного качества, так и недостаток. Чувство меры необходимо даже в проявлении положительных свойств. К примеру, избыток мужества может обернуться безрассудством, щедрость - расточительством, вежливость - лестью и угодничеством. Обобщая опыт такого рода, подчеркивают: Хъуышхъуэри ебгъэлеймэ шхъуыхьшъ - «В дозах, превышающих меру, и лекарство яд».
Тема негативных последствий чрезмерности разрабатывается и в целом ряде специальных суждений, ср.: Бгъэр куэдрэ уэмэ и дамэр мэкъуытэ - «Драчливый орел ломает крыло»; Уышъымытхъущэ, пхуэуыбыжынкъым - «Не перехваливай, закроешь путь для критики».
Естественным образом возникает здесь некоторое ощущение страха - нарушение меры предстает в сознании как реальная угроза устоям бытия и с этим связано отображение хаоса и деструкции: Марди шъапхъи йы1экъым - «Не имеет ни примера, ни меры». Гармония социальной жизни и мира в целом прямо связана с соразмерностью. Est modus in rebus - говорили в этой связи древние римляне. Мардэ зимы1э щъы1ээркъым («Нет ничего, что не имело бы меры»), - говорят по этому поводу адыги.
Популярна связанная с чувством меры идея срединного пути, закрепленная в целом ряде устойчивых выражений: «Не рвись вперед и позади не оставайся»; «Не стремись быть первым наездником и последним не оставайся». Неразумным считают стремление быть на виду, желание любой ценой превзойти, опередить других, постоянно подчеркивают, что нужно спокойно заниматься своим делом, исполнять свой долг, не требуя внимания, признания, наград. Это общее правило. Когда же возникает сложная, опасная, экстремальная ситуация, необходимо быть в первых рядах группы, проявляя мужество, стойкость, принципиальность. Но и в этом случае не нужно зазнаваться, уважения заслуживает лишь тот, кто остается самим собой при любых обстоятельствах.
Отклонение от принципа золотой середины усматривают во всем, что нарушает этически и эстетически выдержанное равновесие социальных практик, будь то излишняя категоричность или самоуверенность, чрезмерное любопытство или настойчивость, одежда ярких тонов или развязная походка, громкая речь или смех. Понятие мардэ тесно связано с представлениями о рассудительности, хорошем вкусе, изяществе манер.
Осуждают поспешность, нетерпеливость, стремление опередить события, превзойти других и себя самого. Говорят: Чэзу зимы1э шъы1экъым - «Всему свой черед». Так отображается необходимость этической рационализации времени, заявка на свободу от суетности бытия.
Адыгская этика дает ответы и на вопрос о том, как возникает разумность, что является ее источником, движущей силой, питательной средой, создавая тем самым картину достаточно продуманной и развернутой концепции. Отправная точка данной концепции - самопроизводство разума. Отсюда известное высказывание: Акъылыр яшъэркъым, къашъэхуыркъым - зэхалъхьэ - «Разум не продают, не покупают, его внедряют в себя». Тем самым предлагается принцип самостроительства личности: человек должен сам позаботиться о себе - о том, чтобы его ум был достаточно глубоким, гибким, нравственно полноценным.
И первое, что для этого нужно, - овладеть знаниями, в которых запечатлен нравственно¬интеллектуальный опыт многих поколений. Рекомендуется добывать их в ходе встреч и контактов с людьми, в гуще общественных связей; «находиться среди людей», внимательно отслеживая и перенимая опыт разумного поведения, - уже само по себе разумно. Рассуждая на эту тему, говорят: Ц1ыхуым хэхьэн хуейшъ. Ар акъылшъ. Акъылыр псалъэ зэрыз т1урыт1ушъ
зэрызэхуахьэсыр - «Надо выходить в общество. Это источник разумности. Разум «собирают», осваивая по крупицам одно суждение за другим».
Можно считать эти процессы подключением и приобщением к коллективному разуму или к надиндивидуальному интеллекту, то есть к культуре, благодаря чему человек становится частью мыслящего целого, живым воплощением культуры. Общению принадлежит здесь решающая роль; утверждают, что ограничение социальных контактов притупляет ум, в то время как у общительного человека он развивается, становится более острым, проницательным, живым, ср.: Уынэрысыр мэусэпы, хасэ к1орэр мэк1эжьы (адыг.) «Домосед покрывается пылью, посещающий собрания возрождается, молодеет»; Зы ц1ыфым зы ц1ыфыр йышьхэпс (адыг.) - «Человек для человека что бальзам»; Ц1ыху ц1ыху щ1ыжщ - «Человек творит (воссоздает) другого человека».
Нужен, следовательно, сознательный поиск контактов, в которых можно развить свой ум, выработать правильный взгляд на жизнь. В числе самых ценных черт личности не зря называют любознательность, умение общаться и привычку советоваться с мудрыми. '«Основа разума - совет» - Акъылым йылъапсэр чэнджэшъшъ, говорят обычно по этому поводу. В то же время самое страшное проклятие звучит так: «Дай Бог, чтобы, не зная, как тебе быть, ты не нашел возможным с кем-либо посоветоваться».
В крайнем случае человек должен найти в себе силы посоветоваться с самим собой - прислушаться к голосу своего разума и своей совести. С такой постановкой вопроса связано известное высказывание: Узэчэнджэщын умыгъуэтмэ, уи пыэ гъэт1ылъи ечэнджэщ - "Если не с кем посоветоваться, положи перед собой свою шапку и с ней посоветуйся". Это призыв к активизации мыслительной деятельности, к конструктивному самоанализу, в ходе которого шаг за шагом развиваются, совершенствуются способы этической рационализации мира, позволяя человеку в наибольшей степени реализовать свои потенциальные возможности.
Загрузка...
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031