ТАКТИКА ШТУРМА КРЕПОСТЕЙ У ЧЕРКЕСОВ В XVIII – XIX ВВ.

ТАКТИКА ШТУРМА КРЕПОСТЕЙ У ЧЕРКЕСОВ В XVIII – XIX ВВ.

ТАКТИКА ШТУРМА КРЕПОСТЕЙ У ЧЕРКЕСОВ В XVIII – XIX ВВ.
Важной составляющей боевой тактики черкесов в эпоху Кавказской войны (1817-1864) стала тактика штурма крепостей. Причиной этого были экзогенные обстоятельства: использование военных крепостей было одним из основных элементов российской военной стратегии, построенной по европейскому образцу. Крепости были неприступной твердыней Кавказской кордонной линии, т.к. защищались не только фортификациями, но и солдатами регулярной армии, вооруженными штыками и артиллерией – высокоэффективным оружием против горцев. Поэтому взятие крепостей было для черкесов сверхсложной задачей, усугублявшейся отсутствием у них артиллерии. К тому же черкесы, как и другие народы Северного Кавказа, вообще не имели городов и крепостей, а фортификации их аулов имели совсем иную направленность. Отсюда в их многовековой боевой практике редко присутствовали эпизоды штурма крепостей, что обусловило отсутствие у адыгов технически развитых осадных средств и наличие тактики штурма крепостей, сильно отличавшейся от европейской.
Во время Кавказской войны черкесы обычно старались избегать штурма крепостей, но иногда они вынуждены были прибегать к данному мероприятию в рамках крупных наступательных операций, осуществляемых многочисленными силами. Штурм крепости проводился адыгами в определенном порядке, который они выработали на базе системы взятия аулов. Черкесы применяли два вида штурма: внезапный и открытый.
В основе первого вида штурма лежал принцип внезапности, исходя из которого, черкесы должны были незаметно приблизиться к крепости и неожиданно атаковать ее гарнизон. Для этого выбирались темные ночи с туманной погодой. На подступах к крепости черкесы высылали дозорных, которые должны были разведать обстановку в крепости и в ее окрестностях, обращая особое внимание на расположение часовых. Если все было нормально, дозорные подавали условный сигнал в виде звука какого-либо животного и черкесы двигались к крепости. Далее адыгское войско делилось на 3 группировки, каждая из которых состояла из двух отрядов – штурмового и вспомогательного; при этом штурмовые отряды, в отличие резервных, были более многочисленными, т.к. на них возлагалась основная тяжесть боя. Штурмовой отряд должен был атаковать крепость, а вспомогательный следовать позади него, оказывая необходимую помощь в трудных ситуациях. Поэтому штурмовой отряд был более многочисленным, чем вспомогательный. После они выдвигались на исходные позиции вблизи крепости и размещались с трех разных сторон. Накануне рассвета горцы по сигналу начинали тихое движение к стенам крепости. Именно здесь крайне важным было искусство адыгов бесшумно и скрытно подкрадываться к цели. Достигнув рва, они начинали действовать открыто, мгновенно преодолевая его и с помощью веревок взбираясь на крепостной вал. Истребив часовых, горцы всей массой атаковали казармы, уничтожая в рукопашной схватке сонных солдат.
Поясним несколько важных деталей. Самым опасным при штурме было приблизиться к крепостным стенам. Все подступы обстреливались артиллерийским огнем, который мог не только нанести адыгам большие потери, но и не подпустить их к крепости. Поэтому их основное внимание было направлено на скрытое приближение к стенам, а дальше можно было действовать открыто, т.к. враг не мог применить артиллерию на близкой дистанции. Помимо этого, штурм крепости велся с трех разных сторон, чтобы рассредоточить силы противника и снизить плотность его огня. При этом черкесы в основном вели бой кинжалами и шашками, т.к. применение ружья в условиях тесного пространства и высокоскоростных боевых действий было невозможным, а пистолета – неэффективным.
Так, например, данная схема имела место при штурме черкесами Лазаревской крепости в 1840 г. Ночью горцы незаметно приблизились к крепости со всех сторон. Не успел барабанщик ударить тревогу, как они уже ворвались в крепость и напали на офицерский флигель, перебив всех офицеров. Затем они напали на казармы и мгновенно вырезали роту солдат, не успевших еще проснуться [1].
Открытый штурм имел место, когда черкесам не удавалась скрытно приблизиться к крепости, а гарнизон был в боевой готовности. Поэтому здесь основным принципом их действий была мобильность: только молниеносное передвижение могло позволить адыгам без потерь приблизиться к крепости, преодолеть укрепления и ворваться внутрь. Сначала горцы на протяжении нескольких ночей изматывали гарнизон. Они наступали на крепость, имитируя штурм, но когда гарнизон открывал огонь, быстро отступали. Был и другой способ: отдельные смельчаки ночью подползали к крепости, стреляли в часовых и быстро убегали назад, а стоящее недалеко войско издавало громкий боевой клич, имитируя начало атаки. Гарнизон, вместо сна, вынужден был в течение нескольких ночей пребывать в повышенной боевой готовности, ожидая штурма черкесов [2].
Далее в одну из ночей, накануне рассвета, адыгское войско начинало штурм, атакуя крепость с трех сторон. Сначала бойцы передвигались быстрым шагом, когда гарнизон замечал их и открывал огонь, они переходили на усиленный бег. Достигнув рва, они быстро преодолевали его и взбирались на крепостной вал. Затем завязывалась рукопашная схватка с вражескими бойцами на стенах. Выбив их оттуда, часть горцев устремлялась внутрь крепости, а другие оставались на стене и стреляли из ружей в офицеров и артиллеристов, обеспечивая своих огневой поддержкой. Параллельно адыги открывали ворота, запуская в крепость оставшиеся снаружи воинские массы. Остатки гарнизона обычно укрывались в казармах, где и оказывали ожесточенное сопротивление. Черкесы, собравшись с новыми силами, шли на приступ, врываясь в казармы и вступая в рукопашный бой с засевшими солдатами. Данная схватка отличалась необыкновенным упорством и яростью воинов с обеих сторон. Вот как описывал ее один из участников штурма форта Чепсин в 1842 г.: «Если раньше сражались яростно, то это было ничто по сравнению с тем, что происходило в коридорах и комнатах казармы. Там не было выстрелов, слышались только крики и удары; русские отчаянно защищались ружьями, мотыгами, ножами, кулаками и зубами; мы хотели только крови за кровь многих наших людей, которые пали в этот день» [3].
Для снижения потерь от артиллерийского огня, черкесы направляли свой удар в те места крепостного вала, где было меньше всего пушек. Наряду с этим для молниеносного броска к стенам крепости они иногда использовали лошадей.
Так, например, было при штурме убыхами Головинской крепости в 1846 г. Разделив свои силы на три партии, убыхи днем открыто напали на крепость. Партии были посажены на лошадей, по два всадника на каждую лошадь. Две из них под картечным огнем быстро приблизились к укреплению и, спешившись, преодолели волчьи ямы, ров, палисад. Но когда убыхи взобрались на крепостной вал, русские пехотинцы сбросили их штыковой атакой [4]. Пример убыхов наиболее показателен, т.к. они вообще не имели кавалерии и сражались только в пешем строю.
Для преодоления крепостных стен черкесы использовали лестницы, арканы и специальные крюки. Иногда адыги применяли против засевших на стене стрелков специальные длинные косы, тем самым пытаясь снизить плотность их огня. Если атака горцев была неудачной и их скидывали с вала, они могли без отступления перейти в новую атаку, как это было при штурме Абинской крепости в 1840 г., когда отброшенные после первого приступа шапсуги, быстро перегруппировались у крепостных стен и пошли во вторую атаку [5].
Несмотря на все выше перечисленные меры безопасности, открытый штурм крепости стоил черкесам колоссальных потерь. Так, например, при штурме Абинской крепости в 1840 г. они потеряли убитыми 685 человек, а при штурме форта Чепсин в 1842 г. – 1500 человек [6]. Поэтому горцы старались не прибегать к нему, отдавая предпочтение внезапному штурму.
Существовал у адыгов еще и другой способ штурма, основанный на применении осадной техники. Но на практике он имел место один единственный раз при осаде Марьевской крепости кабардинцами в 1779 г. Блокировав крепость, они приступили к правильной осаде: провели траншеи, из которых обстреливали крепостные валы и соорудили подвижные щиты, прикрываясь которыми они приближались к стенам на ближние дистанции и вели прицельный огонь. За двое суток кабардинцы прорыли траншею до крепостного рва, которая позволяла им безопасно перебрасывать свои многочисленные силы прямо под крепостные стены, неоднократно штурмовать их, безопасно подводить подкрепления и выносить тела павших воинов. Но внезапно в тылу появился отряд генерала И.В. Якоби, который разбил кабардинцев в кровопролитном сражении и вынудил их отступить [7].
В качестве рабочих инструментов для рытья траншей кабардинцы использовали кинжалы и небольшие деревянные лопатки. Подвижные щиты защищали группу бойцов от ружейного и картечного огня, однако против ядер они были бесполезны. Они представляли собой установленные на колеса дощатые или плетенные щиты, промежутки между которыми заполнялись камнями и глиной. Два воина справа и слева двигали щит, а остальные, разместившись посредине, высовывались для ведения ружейного огня [8].
Отсутствие в адыгской боевой практике широкого применения данного способа штурма, объясняется его бесполезностью в условиях Кавказской войны. Каждая русская крепость была частью кордонной линии и в случае ее осады, на помощь быстро могли подойти подкрепления из соседних крепостей и разгромить горцев, что и случилось с кабардинцами при осаде Марьевской крепости.
Поэтому при штурме русских крепостей западные и восточные адыги, делали ставку на внезапность. Иногда в рамках данной методы они прибегали к диверсиям. Так, например, при штурме Андреевской крепости черкесами в 1779 г., один подкупленный армянин устроил внутри пожар прямо во время атаки. Защитники крепостного вала вынуждены были отвлечь часть своих бойцов на тушение пожара. Однако нападение горцев было отбито [9].
В заключение отметим, что базовыми принципами системы штурма крепостей у адыгов были внезапность, мобильность и военная хитрость. Последние являются признаками маневренной тактики, поэтому штурмовая система черкесов была не чем иным, как одной из форм ее реализации. В ее рамках черкесы умело сочетали действие каждого из перечисленных принципов, правильно расставляя приоритеты над ними в зависимости от условий боевой обстановки. Так, при внезапном штурме приоритет отдавался внезапности, а при открытом – упор делался на военную хитрость и мобильность. Основным средством уничтожения противника в ходе штурма у черкесов был рукопашный бой, как единственно возможный в условиях высокоскоростных действий и тесного пространства. Огнестрельный бой в данной ситуации не играл значимой роли, т.к. невысокая огневая мощь черкесов не могла позволить им нанести противнику большого урона. Планирование, подготовка и реализация штурмовых операций у черкесов во время Кавказской войны (1817-1964) отличались высоким качественным уровнем, однако, несмотря на это, многие из них окончились неудачно. Причиной этого являлось значительное превосходство русского воинства, представленного в лице крепостных гарнизонов, в огневой мощи и штыковом бою. Последние моменты были одним из признаков тактического кризиса у черкесов, ставшего одной из главных причин их поражения в Кавказской войне.
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией / Под ред. А.П. Берже. – Тифлис, 1884. – Т.9. – С.464-465; Эсадзе С. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны: Ист. очерк Кавказ.-гор. войны в Закубан. Крае и Черномор.побережье // Романовский Д. Кавказ и Кавказская война: Публ. лекции, прочит. В зале Пассажа в 1860 г. Ген. штаба полковником Романовским. Эсадзе С. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны: Ист. очерк Кавказ.-гор. войны в Закубан. Крае и Черномор.побережье. – М., 2004. – С.328.
2. Лапинский Т. (Теффик-бей). Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских. – Нальчик, 1995. – С.170,174.
3. Лапинский Т. Указ. соч. – С.177.
4. Дубровин Н. Черкесы (адыге) // Документы и материалы по истории адыгов. – Нальчик, 1991. – Вып.1. – С.241-242.
5. Эсадзе С. Указ. соч. – С.334.
6. Эсадзе С. Указ. соч. – С.334; Лапинский Т. Указ. соч. – С.177.
7. Потто В.А. Два века Терского казачества. – Ставрополь, 1991. – С.286; Потто В.А. Кавказская война. – Москва, 2006. – Т.1. – С.77.
8. Марзей А.С. Черкесское наездничество «ЗекIуэ». Из истории военного быта черкесов в XVIII – первой половине XIX в. – Нальчик, 2004. – С.73.
9. Потто В.А. Два века Терского казачества… – С.286; Потто В.А. Кавказская война… – т.1. – С.76.
Источник: Вестник Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН. – Нальчик: Издательский отдел КБИГИ, 2010. – Вып.17. Часть 1. – С.52-57.шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu