В АДЫГЕЙСКИХ АУЛАХ ЛАКШУКАЙ И КОШЕХАБЛЬ (1929—1930 гг.)

В АДЫГЕЙСКИХ АУЛАХ ЛАКШУКАЙ И КОШЕХАБЛЬ (1929—1930 гг.)

В АДЫГЕЙСКИХ АУЛАХ ЛАКШУКАЙ И КОШЕХАБЛЬ (1929—1930 гг.)Став студентом этнографического отделения Ленинградского университета, я решил провести летние каникулы в Адыгее. И вот снова аул Лакшукай, где поселился у своего друга Тлепцокова Амирзана. С ним и его братьями мы днем работали в поле, вечерами посещали кунацкие, а ночью уезжали с лошадьми на пастбище. Нашлось у меня и особое занятие. Грамотных в ауле было мало, и поэтому постоянно приходили с просьбой написать заявление в исполком, суд или письма родственникам, записочки девушкам.

Заметок S929 г. у меня не сохранилось, поэтому изложу лишь то, что запомнилось.

Лакшукай (Лахъщыкъуэй), как и те адыгейские аулы, в которых мне уже пришлось бывать, населен бжедугами (бжъэдыгъу). Старики уверяли, что бжедуги прежде жили у Горячего Ключа, где потом обитало адыгейское племя абадзехов (абдзэх). Лакшукай получил наименование от фамилии дворян Лакшоковых (Лахыцыкъу). Юго-западную часть аула называли Хатухаблем (Хъатыухьэбл), потому что она населена выходцами из одноименного бжедугского аула, ббльшая часть жителей которого в XIX в. переселилась в Турцию.
Улицы Лакшукае кривые, весной и осенью грязные, а летом пыльные, В ауле функционировали две дощатые мечети, выкрашенные одна в белый, а другая в кирпичный цвет. На их крышах возвышались маленькие минареты. Последние представляли собой четырехугольную площадку, огороженную парапетом из досок. Над площадкой на четырех столбах был устроен железный навес, в виде конуса, к вершине которого прикреплен жестяной полумесяц. Такой же полумесяц украшал и маленький луковичный железный купол, расположенный над центральной частью мечети. Крыши, купола и конусообразные покрытия минаретов адыгейцы красили обычно в зеленый цвет.

В ауле преобладали большие дворы. Оградой служили плетни, реже — дощатые заборы. Только последние имели калитки. В остальных случаях их заменяли перелазы, а то и просто ворота, В Лакшукае, как и в других бжедугских аулах, преобладал тот же оригинальный тип ворот, что и в Тлюстенхабле. Но при наличии дощатых заборов делали такие же ворота, как в станицах.

Турлучные дома с четырехсотой соломенной крышей стояли обычно в глубине дворов. Если же они оказывались близко к забору. то, как и в станицах, располагались обязательно боком к улице. На домах позднейшей постройки нередки двухскатные черепичные крыши, а железная встречалась только на богатых домах дореволюционной постройки. Окна часто были без ставен и не открывались, а нижняя часть рамы, если нужно, выдвигалась вверх. Перед каждым домом находилась открытая веранда или просто навес на столбах. Большинство домов состояло из двух комнат, разделенных глухой стеной. Каждая комната имела 'дверь, выходившую на веранду. Сени отсутствовали. Одна комната играла роль гостиной, или, как русские называют, кунацкой (гю-адыгейски хьак1эш — «место гостя»), а другая предназначалась для сугубо семейного пользования, и посторонние в нее, как правило, не входили.
В АДЫГЕЙСКИХ АУЛАХ ЛАКШУКАЙ И КОШЕХАБЛЬ (1929—1930 гг.)

В гостиной можно было видеть простой русский стол, пару стульев или табуреток и деревянную кровать с горой подушек, накрытую либо одеялом и покрывалом, либо (гораздо чаше) только циновкой. На кровати, а порой и на подоконнике лежали папаха, национальная женская шапочка из красного бархата, расшитая золотыми узорами, и другие достойные для обозрения веши, в том числе, например, новые галоши. Стены гостиной украшались арабскими и турецкими изречениями, вышитыми на кусочках ткани и вставленными в рамку под стекло. На гвоздях, вбитых в стену, висели также кинжал, нагайка и иногда седло. Вдоль стены на протянутой веревке развешивали для всеобщего обозрения женские и мужские платья. У соседей Амирзана функции гостиной выполнял отдельный однокомнатный домик (рис. 1).

В семейной половине дома находились очаг и возле него — глиняная лежанка старшего мужчины. Она возвышалась над глиняным полом примерно на 20 см и бывала покрыта циновкой. На деревянных колышках, вбитых в стены, держались полочки с керамической и металлической посудой, ложками и прочей утварью. В этой же комнате стояли низкий круглый столик на трех ножках и совсем низенькие скамеечки. После еды столик иногда вешали на стену. Настоящих столов, а также стульев, кроватей и другой современной мебели в семейной половине дома тогда не было.

На веранде обычно можно было видеть на иолу медный кувшин (къумгъан) с длинным и узким носом, служивший для омовения.

Во дворе располагались глинобитные хозяйственные постройки л колодец, с широким отверстием, обложенным камнями. Воду доставали при помощи крючковатой жерди, а носили не в кувшинах, а в ведрах.

Революция внесла большие изменения в одежду кавказских горцев и казаков. Сказанное относится и к адыгейцам, у которых в 20-х гг. черкески встречались уже только по праздникам на стариках да на некоторых щеголях. Бешметы были распространены больше, но лишь среди стариков. В аулы начали проникать мужские рубашки городского покроя. Появилась и. неизвестная раньше кавказская рубаха {рнс. 2). Ее шили достаточно широкой, с широкими же рукавами без обшлагов и мягким стоячим воротом. Пуговицами служили узелки, сделанные особым способом на шнуре, которым были обшиты верхний край и разрез ворота; а также рукава и клапаны боковых карманов. Прорезных петель не делали, их заменяли пришитые с одного конца мелкие шнур-ковые. Нагрудные карманы были и глубокие, и мелкие. Ширина последних больше глубины, и они своей формой напоминали газырницы на черкеске. Кавказскую рубаху носили навыпуск. Складки, образующиеся после подпоясывания, собирали не сзади, а по бокам..

Брюки-галифе повсеместно вытеснили мужские шаровары дореволюционного покроя. Правда, галифе по старинке носили на очкуре. Бурки донашивали в непогоду, но новые уже не изготовляли. В гражданскую войну появилось своеобразное пальто на бараньем меху или вате, по покрою напоминавшее черкеску, но двубортное и со стоячим воротом. Широкие и длинные рукава его без обшлагов иногда делали с отворотами. Вместо карманов пальто имело сзади вертикальные прорези (как у черкески}, через которые руки просовывали в карманы брюк. Застегивалось такое пальто наподобие кавказской рубахи, но функцию пуговиц выполняли крупные, плетенные из ремешка шарики, а пришивные петли были из толстого шкура. Воротник и прорези, заменяющие карманы, часто оторачивали бараньим мехом.
В АДЫГЕЙСКИХ АУЛАХ ЛАКШУКАЙ И КОШЕХАБЛЬ (1929—1930 гг.)

Высокую папаху донашивало только старшее поколение. Молодежь предпочитала низкие бараньи шапки с плоским матерчатым верхом, получившие название «кубанка». Летом многие адыгейцы носили войлочную шляпу с широкими полями. Обувь состояла из легких чувяк, надеваемых на кожаные чулки (кого-
вицы). У пожилых последние доходили до икры, а у молодых достигали колена. Обувь шили из мягкой козловой кожи. Делали это женщины, причем не иа деревянной колодке, а по выкройке. Подошва не имела каблука, и ее не прибивали, а пришивали дратвой. Некоторые служащие из адыгейцев, особенно те, кто работал в областных учреждениях Краснодара, носили кавказские сапоги, некий гибрид чувяк с ноговицами и русских сапог. Собственно, это были русские сапоги, но их шили из мягкой козловой кожи, без подкладки, с заостренным носком и очень низким каблуком. Ранты у таких сапог окружали всю ступню, а не только переднюю ее часть. От подъема к носку иногда делали шов, как на многих чувяках.

Пояса преобладали старые, кавказские, с серебряным «набором». Вообще можно сказать, что в 20-х гг. наиболее стойко сохранившимися элементами национального мужского костюма у адыгейцев были пояс, шапка, башлык и до некоторой степени обувь.

Скажу несколько слов об одежде хаджи, т. е. тех, кто совершил путешествие в Мекку, и эфенди —- мулл. Поверх бешмета, а то и черкески они надевали черную рясу, как у православных священников, а вместо папахи носили турецкую феску, обмотанную золотистой или серебристой парчой,

С 1920 г. адыгейцьц как и казаки, перестали носить кинжалы, ставшие после этого лишь настенным украшением.

Одеждой старух и пожилых женщин были платья национального покроя, а девушки одевались так же, как молодые казачки и даже горожанки, но их платья и блузки обязательно имели длинные рукава, ибо обнажать руки выше кисти считалось неприличным. Из-под платьев нередко виднелись шаровары. У старух и многих женщин среднего возраста они доходили до щиколоток, а у девушек -- до колен или чуть ниже. Замужнюю женщину нельзя было встретить без платка на голове. Концы платка завязывались не под подбородком, а на затылке. Девушки покрывались платком или газовым шарфом, спадающим на плечи, но могли показываться и с непокрытой головой. Обувь женщин любого возраста чувяки такого же покроя, как и мужские, только носили их без ноговиц. По праздникам девушки надевали туфли или ботинки фабричного производства, на высоких каблуках. Адыгейки в противоположность станичным женщинам не ходили без чулок.
В АДЫГЕЙСКИХ АУЛАХ ЛАКШУКАЙ И КОШЕХАБЛЬ (1929—1930 гг.)

Все адыгейцы брили головы, а усы были у большинства мужчин старшего и среднего возраста. И мужчины, и женщины сбривали .волосяной покров у половых органов. Замужние женщины делали на голове прическу, а девушки ходили с одной или двумя косами. Маленьких детей остригаля наголо, но вокруг головы оставляли немного волос.

Оригинально рукопожатие, которым обменивались жители Лакшукая при встрече друг с другом. Оно производилось правыми руками в два приема: сперва каждый хватался четырьмя пальцами
за большой палец другого, а затем пожимали друг другу руки обычным способом. 8 других местах Адыгеи, кажется, так не здоровались.

В теплое время года в руках пожилых мужчин, когда они находились дома, часто можно было видеть особую махалку для мух. Это точеная деревянная рукоять, с одного конца которой свисает прядь конских волос.

Для сидения употребляли низенькие скамеечки (высота 15—20 см). Были у всех и обычные стулья, но ими при мне пользовались только в кунацких.

•Летом спали, не раздеваясь, на голых циновках, положенных на пол. Лежанка у очага предназначалась для старшего мужчины, а деревянная кровать в кунацкой — для гостя. Во время его отсутствия кроватью могла пользоваться и старшая дочь. Мужчины спали нередко и во дворе, под навесом у входа в дом.

Основная еда — тушеные овощи, заправленные подливой. Это блюдо называется «шипсе» (щыпсэ). Хлеб заменялся просяной или кукурузной кашей (пIастэ, мамрыс), которую хозяйка вываливала горкой прямо на голый столик Сверху в этой горке она делала рукой углубление и наливала в него топленое масло. Жидкую пищу, в том числе и кислое молоко, ели деревянными ложками из общей миски, а все остальное — руками. Вилок не было. Просяную или кукурузную кашу отщипывали тремя пальцами, потом уминали о стол и, мокнув в топленое масло, отправляли в рот. Еду подавали вместе со столиком. Так как пищу густо посыпали тертым красным перцем и это вызывало жажду, то на столик ставили стакан, а на мол, рядом со столиком, ведро с питьевой водой. Когда я однажды привез из станицы арбуз, то мать Амнрзана, ие привыкшая к подобной пище, сняла с него всю кожуру, а потом порубила мякоть на кусочки кубической формы.

(отрывки)
Л.И.ЛАВРОВ "ЭТНОГРАФИЯ КАВКАЗА"шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu