После революционная археология Карачаево-Черкесии

После революционная археология Карачаево-Черкесии

После революционная археология Карачаево-Черкесии
Так, в 1921 г. при содействии Российской Академии истории материальной культуры в Пятигорске была создана Пятигорская этнолого-археологическая комиссия. Эта комиссия приступила к составлению археологической карты Карачая, но карта не была закончена, так как комиссия очень скоро прекратила свое существование. Некоторая работа по систематизации уже известного археологического материала по Карачаю проводилась (до 1923 г.) в кабинете кавказоведения Горского политехнического института. Ее результатом явился очерк Д. М. Павлова «Искусство и старина Карачая», состоящий из двух частей: истории археологического обследования Карачая и перечня археологических памятников Карачая, составленного в алфавитном порядке [Павлов, 1926, с. 1 – 32].
Во второй половине 20-х годов к археологическому изучению верховьев Кубани приступил Северокавказский горский научно-исследовательский институт краеведения. В 1927 г. заведующий отделом социальной культуры института А. Н. Дьячков-Тарасов возглавил экспедицию в Карачай, целью которой были сбор этнографического материала и археологические исследования. В числе обследованных памятников были и средневековые (в бассейне р. Амгаты, близ Сентинского храма, в ущелье р. Мары и др.) [Дьячков-Тарасов, 1927, с. 83]. В это же время провел свои обследования на Рим-Горе В. Ф. Смолин [Смолин, 1928, с. 87 – 90].
После этого археологических экспедиций на территории Карачаево-Черкесии долгое время не было. Однако сбор и накопление материала не прекращались. В Черкесске и Микоян-Шахаре (Карачаевск) были организованы музеи, в которые стали поступать археологические находки.
Летом 1930 г. группа участников лингвистической экспедиции Института языка и мышления АН СССР посетила верховья Кубани. Участников экспедиции, в частности, занимали вопросы «о прежнем расселении осетин в связи с аланской проблемой». Экспедиция работала в аулах Учкулан, Хурзук, совершила поездку к Махарскому перевалу. Экспедиция была лингвистическая, но косвенно результаты ее работ дают материал и для археологического изучения верховьев Кубани [Абаев, 1949, с. 271 и сл.; Минаева, 1971, с. 31 – 32].
В 1933 – 1934 гг. в Черкесской автономной области работала геологическая экспедиция под руководством П. Н. Шишкина. Попутно с геологическими работами экспедиция собирала материал для составления археологической карты области. Некоторые из найденных вещей были переданы в Черкесский областной музей [Минаева, 1954, с. 266 – 267; Минаева, 1971, с. 32]. П. Н. Шишкиным были представлены материалы к археологической карте Черкесской автономной области. Автор упоминает о «стоянке» на левом берегу р. Кяфара при впадении в нее Бижгона, о селище и урочище Теплом, о курганах в ст. Сторожевой, о развалинах крепости в верховьях Кяфара на Лохматом бугре, об остатках крепости в устье балки Башкирки близ хутора Новоисправненского, о селище к востоку от аула Эльбурган и о других памятниках. Подробно описываются исследования на Дружбинском втором городище, приводятся данные о поселениях у Псыжа и Алибердуковского [Шишкин, 1934, с. 3 – 62].
Неоднократно посещавший Черкесию Л. И. Лавров в своей статье, посвященной башне Адиюх, упоминает и о других памятниках (каменные бабы у ст. Исправной, развалины у аула Кубина и др.) [Лавров, 1940, с. 93 – 100, 101].
В предвоенные годы значительную археологическую работу в Карачае проводил Карачаевский учительский (позднее педагогический) институт, Карачаевский научно-исследовательский институт и Карачаевский краеведческий музей. Возглавлял работу преподаватель Учительского (Педагогического) института К. М. Петрелевич.
К. М. Петрелевича интересовали памятники различного времени и различных типов. Ему удалось выявить значительное число городищ, могильников, каменных плит с различными знаками и изображениями и многое другое. Археологические памятники были важны К. М. Петрелевичу не только сами по себе, но и как материал для решения различных исторических проблем, в частности социальных и идеологических. К сожалению, работы К. М. Петрелевича не были изданы и так и остались в рукописях. Одна из его рукописей, «Чудесный памятник археологии Карачая» (глава работы «Основные линии археологии Карачая»), хранится в рукописном архиве ЛОИА [Пет-релевич, 1940, л. 9 – 63].
В 1940 г. в Карачае состоялась историко-археологическая экспедиция. Руководителем ее был К. М. Петрелевич, участниками – X. О. Лайпанов и Л. А. Сердобольская (преподаватель Учительского института, занимавшаяся средневековыми памятниками Карачая). Экспедиция обследовала ряд интереснейших памятников в истоках Кубани, на Большом Зеленчуке, на Марухе, Аксауте и Теберде. Одной из задач экспедиции было выявление памятников древнего земледелия. Выдающейся находкой был комплекс драгоценных предметов, обнаруженный в северном Зеленчукском храме (Зеленчукский клад). Помимо золотых украшений в комплекс входила и альмандиновая печать с арабской надписью армянского царя Ашота IX в. [Лайпанов, 1957, с. 48 – 57; Кузнецов, 1971, с. 121, рис. 15] (клад хранится в ГИМ).
С 1939 г. археологическую работу в верховьях Кубани самоотверженно и целеустремленно проводила преподаватель. Ставропольского государственного педагогического института Т. М. Минаева. В довоенные годы раскопки проводились на средства Ставропольского краеведческого музея. В этих экспедициях принимал участие Карачаевский музей краеведения. В 1939 г. Т. М. Минаевой была обследована долина Большого Зеленчука (в частности, Старое жилище), долина Теберды, в том числе поселения и жилища в районе Микоян-Шахара (Карачаевска), поселения и могильники по рекам Учкулану и Хурзуку и ряд других памятников. В 1939 г. были начаты также раскопки интереснейшего раннесредневекового памятника в местности Гиляч (поселения и могильники). В 1940 г. археологические исследования памятников, в частности гилячских, были продолжены. В 1941 г. были начаты раскопки катакомбного могильника Байтал-Чапкан [Минаева, 1951, с. 227 – 232; 273 – 301; Минаева, 1955, с. 261 – 290].
Прерванные Великой Отечественной войной работы возобновились в 1948 – 1949 гг.
Экспедиции Ставропольского краевого музея и Ставропольского государственного педагогического института под руководством Т. М. Минаевой проводились не только в высокогорных районах, но и в предгорьях и в степи. В экспедициях по обследованию Черкесии принимал участие и Черкесский областной музей. Его директор – А. Е. Дайгородова – сопровождала Т. М. Минаеву в ее экспедициях.
В 1948 г. Т. М. Минаева обследовала ущелье р. Марухи от села Маруха вплоть до перевала. Здесь обнаружены остатки древних кошей, в местности Ретыщик и Карабек зафиксированы следы выплавки железной руды, которые есть основания отнести к эпохе средневековья [Минаева, 1961, с. 232 – 233; Минаева, 1952, с. 116 – 119]. К северу от аула Адыге-Хабль-были исследованы два кургана II тысячелетия до н.э. [Минаева, 1954, с. 276 – 279].
В 1949 г. было продолжено обследование территории Черкесии. Были выявлены основные археологические памятники по течению Кубани и Зеленчуков, составлена археологическая карта области. Отмечено много городищ, в частности два городища на южной окраине хутора Дружба [Минаева, 1954, с. 269 – 276; карта на с. 270].
В 1949 и 1953 гг. продолжались раскопки катакомбного могильника конца IV – V в. в местности Байтал-Чапкан [Минаева, 1950, с. 205 – 264; 1956, с. 236 – 261; 1965, с. 48 – 52].
В 1950 – 1951 гг. Т. М. Минаева исследует бескурганный могильник XIII – XIV вв. у аула Ново-Кувинского на р. Большой Зеленчук, пока единственный памятник такого рода, известный на территории Карачаево-Черкесии [Минаева, 1954, с. 291 – 299; 1965, с. 101 – 102].
Продолжается планомерное многолетнее исследование городищ. Так, в 1951, 1952, 1954 и 1955 гг. проводятся раскопки городища Адиюх [Минаева, 1955, с. 129 – 172; 1960, с. 110 – 119;
с. 167 – 282; 1965, с. 57 – 60; 1971, с. 44 – 45]. В 1951, 1956 и 1959 гг. исследуется городище Кубина. На Кубинском городище открыты памятники разного времени и различной этнической принадлежности. Кроме раннесредневековых памятников исследованы кипчакские курганы XII в., адыгские курганы XIV – XVI вв., ногайский могильник XVI – XVIII вв. [Минаева, 19606, с. 156 – 188; 1964, с. 167 – 171; 1965, с. 79 – 80; 1971, с. 45 – 46]. Адыгские курганы обследовались Т. М. Минаевой в устье речки Карабежгонки (недалеко от Зеленчукской) и в верховьях речки Байтал-Чапкан [Минаева, 1954, с. 280 – 291; 1954а, с. 287 – 305].
В 1956, 1958 и 1959 гг. Т. М. Минаевой исследовались поселение и могильник в устье реки Узун-Кол, в верховьях Уллу-Кама. Материал относится ко времени от III – IV вв. до начала VIII в. Поселение интересно как образец сезонного, хорошо укрепленного коша [Минаева, 1960, с. 193 – 207; 1965, с. 53 – 57].
Интересна публикация Т. М. Минаевой о находке в Преградной вещей VI – VII вв. [Минаева, 1957, с. 133 – 137]. Находки этого времени и подобного типа на территории Карачаево-Черкесии не столь часты.
Следует отметить также остатки строения из кирпича и камня, найденные в 1960 г. близ Головного сооружения Большого Ставропольского канала. Как полагает Т. М. Минаева, это был подземный склеп золотоордынского времени, а над склепом возвышалось надземное сооружение в виде мавзолея, вход в который был украшен карнизом с мусульманской арабской надписью XIV в. [Минаева, 1965, с. 102 – 103; 1971, с. 48].
В 1960 г. Т. М. Минаева возобновила раскопки городища Гиляч. Раскопки велись в 1962 и 1968 гг. и в другие годы [Милаева, 1965, с. 61 – 64; 1969, с. 123 – 124; 1971, с. 37].
В 1967 г. были начаты исследования городища в ущелье Инджур-Гата, на пятом километре от аула Кумыш, по трассе на Кардоник. Раскапывалось также городское кладбище. Датируются памятники IX – XI вв. [Минаева, 1968, с. 97 – 98].
Во второй половине 60-х годов и в начале 70-х годов до своей кончины (1973 г.) Т. М. Минаева работала над изучением скальных катакомбных могильников Северного Кавказа, в частности – на территории Карачаево-Черкесии [Минаева, 1965а, с. 136 – 137].
Итогом многолетних изысканий Т. М. Минаевой является ее книга «К истории алан Верхнего Прикубанья по археологическим данным», изданная в Ставрополе в 1971 г. В книге рассматриваются различные виды археологических памятников верховьев Кубани, но особенно подробно автор описывает скальные могильники. В монографии исследуется также вопрос об этнической принадлежности и о дате наскальных могильников. Автор датирует их VI – XII вв. и считает, что они оставлены аланами.
Кроме Т. М. Минаевой от Ставропольского краевого музея археологические исследования в верховьях Кубани проводились и другими лицами. Так, в 1955 г. Л. Н. Глушков осмотрел памятняки кобанского и аланского времени. Обследовались средневековые памятники у Хурзука. На левом берегу р. Муху около города Теберда обнаружены три селища, на которых найден материал VIII – XIII вв. [Глушков, 1957, с. 283]. Л. Н. Глушков в молодые годы исследовал археологические памятники Сибири, а затем внес значительную лепту в изучение археологического материала Ставропольского края.
В 1955 – 1956 гг. состоялась совместная экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР и Ставропольского краевого музея под руководством В. П. Любина. Открыты памятники каменного века в Кардонике, в Зеленчукском ущелье, на Джеганасе, в Яворе, на р. Овечке и в других местах. Исследован курган скифского времени в окрестностях Карабашева, средневековое городище Учкулька у сел. Важного [Любин, 1950, с. 33 – 38; 1961, с. 45 – 48; 1964, с. 253 – 261; 1966, с. 261 – 264; Гальперина, Любин, 1966, с. 265 – 274].
В 60-е годах от Ставропольского краевого музея раскопки проводила А. Л. Нечитайло. Она сопровождала Т. М. Минаеву во многих экспедициях. В 1963 г. А. Л. Нечитайло продолжила раскопки Кубинского городища, начатые Т. М. Минаевой. В 1963 – 1964 гг. А. Л. Нечитайло раскапывала курганы эпохи бронзы на северной окраине Усть-Джегуты, на р. Овечке и у Холоднородниковского. Погребения относятся к майкопской, северокавказской и предкавказской (катакомбной) культуре и датируются в пределах III – II тысячелетия до н.э. У Усть-Джегуты встречены также захоронения сарматского времени [Мунчаев, Нечитайло. 1966, с. 133 – 151; Нечитайло, 1973, с. 5 – 6; 1974, с. 5 – 6; 1978, с. 15 – 18, 21 – 34, 35 – 38, 43 – 48, 84, 50, 101; 1979, с. 52 – 68].
Помимо экспедиций из Ставрополя на территории Карачаево-Черкесии работали и другие экспедиции. В 1946 и 1949 гг. в районе Старого жилища на Зеленчуке проводила разведки сотрудник Государственного Эрмитажа Е. Г. Пчелина. В экспедиции 1949 г. приняла участие сотрудник Северо-Осетинского научно-исследовательского института С. С. Куссаева. Целью этих разведок были розыски знаменитой Зеленчукской плиты с надписью. Плита эта не была найдена, однако были отмечены другие, весьма интересные памятники [Пчелина, I960, с. 298 – 300].
В начале 50-х годов в Прикубанье работала Кубанская экспедиция Государственного Эрмитажа под руководством А. А. Иессена. В 1951 г. осмотрен могильник в Мощевой Балке на Большой Лабе [Иерусалимская, 1967, с. 66].
С 1951 г. археологические исследования на территории Карачаево-Черкесии ведет Черкесский (с 1957 г. Карачаево-Черкесский) научно-исследовательский институт истории, филологии и экономики. С 1952 по 1969 г: экспедиции возглавляла Е. П. Алексеева. Главная задача, стоящая перед институтом, – осветить важнейшие этапы исторического развития многонационального населения, проживающего в пределах Карачаево-Черкесии. Для исследования вопросов древней и средневековой истории народов Карачаево-Черкесии, в прошлом бесписьменных, огромную роль играют данные археологии. Поэтому для воссоздания начальных этапов истории народов Карачаево-Черкесии потребовался весьма обширный и разнообразный археологический материал. В сфере работ археологических экспедиций находились памятники самых различных эпох и культур, начиная с эпохи бронзы и вплоть до позднего средневековья. В 1951 – 1954 гг. Е. П. Алексеевой исследовались памятники у аула Жако и в Тамгацикской балке, к северу от Жако. Среди них следует назвать поселение и могильники VIII – VI вв. до н.э., поселение и могильник IV – V. вв., могильник Х в., курганный могильник XIV – XVI вв., башню Калеж и др. [Алексеева, 1955, с. 73 – 79]. В 1956 – 1957 гг. раскапывался могильник XIV – XV вв. у аула Бесленей [Алексеева, 1960; 1960а, с. 236 – 241; 1959, с. 68 – 70; 1971, с. 52 – 53, 62 – 63, 184 – 185].
Как известно, в период культа личности, в 1943 г. была ликвидирована Карачаевская автономная область. Карачаевцы были переселены из родных мест в Среднюю Азию и в другие районы. После XX съезда КПСС историческая справедливость была восстановлена, и 9 января 1957 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указ о преобразовании Черкесской автономной области в Карачаево-Черкесскую автономную область. Карачаевский народ вернулся на родину. Это повлекло за собой новые шаги в научном познании карачаевцев, в изучении их истории и археологических памятников той территории, на которой они издавна жили.
С 1958 г. археологические экспедиции КЧНИИ приступили к исследованию памятников Карачая. В 1959 г. в районе Карт-Джурта были исследованы поселение IV – V вв. и карачаевский могильник XVII – XVIII вв. на южной окраине аула. Между Учкуланом и Хурзуком раскапывалось поселение кобанского, сарматского и аланского времени. Там же находились и могильники кобанской и сарматской эпох. В 1959 г. раскопки велись на Сентинской горе, где были открыты погребения IX – Х вв. и обследовались участки поселения. В этом же году произведены раскопки Каракентского могильника Х в. и проведены обследования в районе Шоанинского храма. Совместно с Кабардино-балкарским научно-исследовательским институтом проведена экспедиция у аула Верхний Чегем в Балкарии для решения вопросов карачаево-балкарского этногенеза [Алексеева, 1960, с. 25, 61 – 64; 1963, с. 44 – 48; 1961, с. 193 – 204].
В 1960 г. обследовались памятники в районе аула Кызыл-Кала в верховьях р. Джегуты. Раскапывался могильник VI в. до н.э., могильник и поселение V – VI вв., городище V – XII вв., у башни Гошаях-Кала, и другие памятники. В 1961 г. произведен осмотр и раскопки памятников сарматского времени: в районе аулов Терезе, Учкекен и Кобу-Баши. Произведены раскопки раннесредневекового поселения на Рим-Горе [Алексеева, 1963, с. 7 – 30; 1966, с. 132 – 185].
В 1963 – 1964 гг. производились исследования на Хумаринском городище. Помимо раннесредневековых участков городища обследовалось древнее селище VIII – VI вв. до н.э. и могильник за пределами городища, предположительно датированный V – VII вв. [Алексеева, 1971, с. 53 – 55, 132 – 135].
В 1968 – 1969 гг. были проведены раскопки на втором Дружбинском городище. Работы в основном велись на цитадели, но были заложены шурфы и на других участках городища. Рядом с городищем, у юго-западного его угла, был доследован могильник. Городище и могильник относятся к памятникам местной культуры, сходной с меотской культурой. Датируется городище V в. до н.э. – III в. н.э.; могильник – II – III вв. н.э. [Алексеева, 1971, с. 66; 1969, с. 107 – 108; 1970, с. 99 – 100; 1976, с. 99 – 109; 49 – 52].
Кроме перечисленных выше археологических экспедиций, руководимых Е. П. Алексеевой, следует упомянуть экспедиции Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института, проведенные в координации с Институтом археологии АН СССР. В 1962 г. КЧНИИ принял участие в организации работ Зеленчукского отряда Северокавказской археологической экспедиции Института археологии АН СССР, возглавляемого В. А. Кузнецовым.
В 1966 г. экспедиция КЧНИИ работала под руководством И. М. Мизиева, бывшего тогда аспирантом ИА АН. Исследования велись на Индыше, в районе Карт-Джурта, в окрестностях сел. Архыз и Хасаута. Наиболее интересными объектами оказались средневековые гробницы в местности Сынла на Индыше и городище у сел. Архыз [Мизиев, 1967, с. 85 – 86; 1967а; 1970, с. 436 – 449; 1970а, с. 19, 24 и др.; 1968, с. 156, 158, 160]. В 1970 г. И. М. Мизиев, возглавлявший экспедицию КБНИИ, исследовал средневековый Карт-Джуртский могильник на южной окраине аула [Мизиев, 1970, с. 128].
В 1966 г. осмотр памятников на р. Индыш проводил Я. А. Федоров (МГУ, кафедра этнографии) [Федоров, 1969, с. 122 – 129]. Часть этих могильников Л. Г. Нечаева относит к эпохе бронзы [Нечаева, 1967 г., с. 39 – 41]. Дольменообразные склепы на р. Кривой осмотрел В. И. Марковин. Он также относит их к эпохе бронзы [Марковин, 1973, с. 132 – 137].
Около 30 лет вел раскопки на Рим-Горе А. П. Рунич (Пятигорский музей краеведения). В некоторые годы исследования велись с Н. Н. Михайловым. Оба они – энтузиасты-краеведы. Раскопано и описано более сотни катакомб. Дана характеристика другим могильным сооружениям на Рим-Горе, описано Рим-Горское городище [Рунич, 1963, с. 241 – 244; 1970, с. 198 – 210; 1973, с. 165, 167, 169; Рунич, Михайлов, 1968; 1976, с. 162 – 182; Рунич, 1977. Машинопись]. А. П. Руничем раскопаны также скальные погребения у аула Джага и в других местах [Рунич, 1971, с. 167 – 169; Ртвеладзе, Рунич, 1971, с. 220]. А. П. Рунич был в числе участников экспедиции 1967 г. на городище Уллу-Дорбунла, руководимой В. А. Кузнецовым [Рунич, Березин, Савенко, 1983, с. 56 – 66] {1 Я. Б. Березин (Кисловодский музей краеведения) – археолог-сарматолог; С. Н. Савенко (Кисловодский музей краеведения) – археолог медиевист. В 1967 г. были студентами ЧИГУ.}.
В Зеленчукском ущелье и в других местах Карачаево-Черкесии много лет проводил раскопки В. А. Кузнецов. Будучи еще студентом Пятигорского государственного педагогического института, он в 1952 – 1953 гг. активно участвовал в работе экспедиции этого института в Зеленчукском ущелье, которой руководил П. Г. Акритас.
В процессе археологических работ по рекам Большой Зеленчук, Кривая, Кяфар были выявлены и частью исследованы городища, могильники, пещерные погребения, плиты с изображениями, плиты с надписью, статуи, менгиры и т.п. Особенно интересны гробницы и дольменообразные склепы на р. Кривой, городище в районе Нижний Архыз (особенно «Старое жилище» и другие памятники) [Кузнецов, 1954, с. 345 – 361; 1959, с. 83 – 89; 1961, с. 106 – 117].
Позднее, являясь директором школы в Нижней Ермоловке, затем аспирантом и научным сотрудником Института археологии АН СССР, В. А. Кузнецов продолжал изучение археологических памятников Зеленчукского ущелья. Результатом исследований памятников аланской культуры Северного Кавказа, в том числе Карачаево-Черкесии, является его монография «Аланские племена Северного Кавказа» [Кузнецов, 1962].
В 1959 г. начались работы по реставрации Северного Зеленчукского храма, проводившиеся архитектором-реставратором В. И. Бородиным на средства Карачаево-черкесского облисполкома. Так как возле храма были обнаружены древние погребения, то В. И. Бородин обратился в Институт археологии АН СССР с просьбой об организации охранных раскопок. Раскопки у Северного Зеленчукского храма и вообще на территории Нижне-Архызского городища начались в 1960 г., Зеленчукский отряд Северокавказской экспедиции ИА АН возглавлял В. А. Кузнецов [Кузнецов, 1968, с. 86 – 91; 1964, с. 107 – 115; 1969, с. 73 – 77; 1970, с. 28 – 32; 1971, с. 163 – 196; 1972, с. 165 – 166; 1964а, с. 136 – 150; 1968, с. 137 – 147; 1971а, с. 238 – 244; 1977, с. 26 – 90; 1979, с. 133; 1984, с. 56, 60]. Работы продолжались в 1961 – 1972 и в 1978 гг. [Кузнецов, 1979, с. 133].
Большая и плодотворная работа была проведена В. А. Кузнецовым на Нижне-Архызском городище. Вскрыты участки городища, храмы и другие объекты [Кузнецов, 1971, с. 163 – 196;. 1986, с. 230 – 247]. Зеленчукским отрядом обследованы и осмотрены и другие памятники Зеленчукского ущелья и вообще верховьев Кубани, в том числе Хумаринское городище [Кузнецов, 1963, с. 298 – 305; 1984, с. 113].
В. А. Кузнецовым (уже сотрудником СОНИИ) в 1964 г. был обследован район Старого жилища с целью поисков Зеленчукской плиты с надписью. К сожалению, и на этот раз плита не была найдена, хотя в руках экспедиции был план Д. М. Струкова, на котором было обозначено местонахождение плиты [Кузнецов, 1968, с. 193 – 199]. В 1966 г. В. А. Кузнецов и В. В. Техов (ЮОНИИ) провели археологические разведки в районе будущего Богословского водохранилища в Зеленчукском ущелье.
В. А. Кузнецовым были произведены экспедиции также в районе Кисловодска – на городище Рим-Гора (1959 г.), на городище Уллу-Дорбунла (1967 г.) и в других местах [Кузнецов, 1961, с. 205 – 316], В. А. Кузнецов – почетный член Кисловодского краеведческого общества.
Результаты, археологических исследований памятников аланской культуры Карачаево-Черкесии и всего Северного Кавказа были обобщены В. А. Кузнецовым в его монографии «Алания в X – XIII вв.» [Кузнецов, 1971].
В конце 60-х годов в восточной части Карачаево-Черкесии работали исследователи из числа археологов Москвы, Грозного и Кисловодска.
Так, в 1969 г. М. Н. Погребова, работавшая тогда в Государственном музее искусств народов Востока, у аула Элькуш раскопала девять погребений кобанского времени начала I тысячелетия до н.э. [Погребова, 1970, с. 107 – 108]. Погребения сарматского времени были исследованы В. Б. Виноградовым (Чечено-Ингушский НИИ) и кисловодским краеведом Н. Н. Михайловым в поселке Родниковом (у подножия Рим-Горы) и у сел. Хасаут [Виноградов, Михайлов, 1970, с. 99]. В ущелье Марухи работал Е. Н. Черных [Черных, 1970, с. 94].
В 1970 – 1971 гг. могильник кобанского времени и раннесредневековое поселение в окрестностях ст. Исправной раскапывал А. В. Найденко (Ставропольский музей краеведения) [Найденко, 1972, с. 161 – 172; Козенкова, Найденко, 1980, с. 195 – 210].
С 1969 г. раскопки на территории Карачаево-Черкесии и в сопредельных районах ведет старший научный сотрудник КЧНИИ X. X. Биджиев. В 1969 г. горный отряд экспедиции КЧНИИ под руководством X. X. Биджиева проводил раскопки в окрестностях аулов Карт-Джурт, Учкулан, Хурзук. На левобережном Карт-Джуртском могильнике XVII – XVIII вв. было вскрыто несколько погребений. Основные работы велись на правобережном Карт-Джуртском могильнике XV – XVIII вв. У аула Хурзук открыт позднесредневековый могильник и отмечены десятки полуподземных склепов. Были обследованы также позднесредневековые архитектурные сооружения: в ауле Хурзук – -карачаевские срубные дома, в ауле Карт-Джурт – склепы и полусклепы на левобережном Карт-Джуртском могильнике [Биджиев, 1970, с. 127 – 128; 1972, с. 92 – 96].
В 1970 г. экспедиция КЧНИИ, возглавляемая X. X. Биджиевьм, продолжала изучение памятников Карачая. Экспедиция обследовала позднесредневековое поселение и три могильника у аулов Карт-Джурт, Хурзук и поселение кобанского времени в местности Шханты (у Карт-Джурта). На правобережном Карт-Джуртском могильнике вскрыто несколько десятков погребений. В могилах найдено много вещей. Погребальный инвентарь и форма погребальных сооружений подтверждают датировку памятника XV – XVIII вв. [Биджиев, Шаманов, 1971, с. 131 – 132; Биджиев, 1979, с. 63 – 145; 1979в, с. 5 – 26]. В 1972 г. X. X. Биджиев произвел ряд раскопок, в частности могильника у хутора Важного.
В 1973 г. основные работы экспедиции КЧНИИ проводились около этого хутора. Здесь был раскрыт курган майкопской культуры, обследованы курганы II тысячелетия до н.э., сарматского времени, адыгский курганный могильник XIV – XV вв. Раскапывалось поселение XI – XIII вв., два могильника Х – XII вв., могильник этого же времени у Гипсового завода [Биджиев, 1974, с. 4].
Около аула Сары-тюз исследовано городище VIII – IX вв. и могильник IV – VII вв. [Биджиев, 1974, с. 4]. Недалеко от ст. Красногорской раскопан большой могильник эпохи бронзы. На северо-восточной окраине этой станицы обнаружено хорошо укрепленное городище IX – XI вв. [Подопригора, 1973, с. 4]. В Тебердинском ущелье, на р. Муху обследовано городище VII – IX вв. и склеповый могильник VII – IX вв. [там же]. Между сел. Учкекен и Терезе исследованы могильники кобанской культуры [Подопригора, 1973, с. 4].
Раскопки производились также (совместно с КЧОМК {2 Ныне Карачаево-черкесский историко-культурный и природный музей-заповедник.}) между Новоисправненским и ст. Исправной. Здесь доследован курган II тысячелетия до н.э., раскопано городище Х – XII вв. и катакомбный могильник VII – XI вв. У Кызыл-Покуна X. X. Биджиевым отмечено поселение IV – VII вв. В 5 км к северу от Терезе зафиксирован склеповый могильник VII – IX вв. и в 20 км к юго-востоку от Терезе – пещерный могильник Юй-Орунлы. В Учкекене X. X. Биджиев отметил пещерные захоронения VII – IX вв. В ауле Первомайском X. X. Биджиевым отмечены курган II тысячелетия до н.э., два городища IX – VII вв. до н.э., могильник IX – VII вв. до н.э. У аула Красно-восточного X. X. Биджиев зафиксировал городище V – VII вв. и два раннесредневековых могильника, у Джегуты – поселение VI – VIII вв., в окрестностях Каменномостского – поселение XV – XIX вв. Джалан-Кол [Биджиев, Картотека, 1982, с. 59 – 69; 1983, с. 107 – 149].
Несколько лет (с 1974 по 1985 г.) X. X. Биджиев исследовал Хумаринское городище (в 1974 – 1975 гг. совместно с А. В. Гадло – ЛГУ). В 1976 г. X. X. Биджиев раскапывал курганы у сел. Кубина [Биджиев, 1983, с. 134 – 139; 1985, с. 109 – 110].
Исследованы поселения у аулов Учкекен, у сел. Важного, в местности Байтал-Чапхан (Байтал-Чапкан) и в других местах. Большинство этих поселений относится к эпохе раннего средневековья [Биджиев, 1977, машинопись; 1980а, с. 33 – 43].
В 1973 – 1978 гг. X. X. Биджиевым изучались поселения и могильники IV – XII вв. в верховьях Кубани, на Теберде, Куме, Подкумке, Большом Зеленчуке. В 1978 г. раскопаны кремационные захоронения по р. Теберде, в местностях Гидам и Ачитара; грунтовой могильник у сел. Джамагат, катакомбы у ст. Исправной. Зафиксирована крепость у сел. Садовое. У сел. Учкекен обнаружены поселения и скальный могильник. В Карачаевском районе работы велись на Каракентском городище, открыты памятники у Нового Карачая, у сел. Каменномостского, по р. Теберде (Питче-Ачитара, Гидам, Агур, Гымылдык, Аюлю), у сел. Хурзук и Учкулан [Биджиев, 1979а, с. 40 – 41; 1982, с. 59 – 83].
В 1980 г. X. X. Биджиевым проводились работы на Каракентском городище и у ст. Исправной, где зафиксированы городища Курлукское, Клевцовское, Балашовское, в балке Абрекской, в местности Лысая Гора, в балке Башкирка [Биджиев, 1981, с. 97; 1981a, с. 4]. В 1981 г. раскапывались курганы у сел. Бесленей и Псыж [Биджиев, 1983, с. 130 – 139, 144; Биджиев, 1983а, с. 110]. Зафиксировано поселение у аула Кумыш [Биджиев, 1983, с. 144]. Ряд памятников выявлен и исследован X. X. Биджиевым в 1982 г. – городище .в местности Байтал-Чапхан, поселение Тешик-Кая (Кольцо-Гора) между аулом Важным и ст. Красногорской, памятники на плато Бичесын. Осмотрено городище Уллу-Дорбунла [Биджиев, 1982, с. 59 – 83; 1983, с. 115; 1984, с. 110 – 111]. В 1985 г. X. X. Биджиев раскапывал Кяфарское городище (городище Шпиль) [Биджиев, 1986, с. 55 – 57].
Свои археологические исследования на территории Карачаево-Черкесии X. X. Биджиев обобщил в монографии «Хумаринское городище» [Биджиев, 1983].
В 1973 г. археологические исследования проводил Г. Х.-У. Текеев (бывший тогда сотрудником КЧОМК), занимавшийся памятниками эпохи бронзы и средневековья. В раскопках принимал участие X. X. Биджиев. Были проведены разведки в районе аула Нижняя Теберда. В ст. Исправной доследован курган эпохи бронзы. На южной окраине ст. Исправной исследовано городище Курлюк. К востоку от городища обнаружен катакомбный могильник. Городище и катакомбы датируются V – VII вв. В местности Таллык зафиксирована каменная баба. В трех километрах от аула Красновосточного обследованы городище и могильник (каменные ящики). Эти памятники относятся к VII – VIII вв. У аула Красновосточного найдены каменные плиты, на одной из которых высечены древнетюркские рунические письмена. Интересные археологические памятники обнаружены и в других пунктах Карачаево-Черкесии (Сары-Тюз, Амгата, Индыш, пос. Орджоникидзевский, сел. Важный, ст. Красногорская) [Текеев, 1974, с. 47 – 48; Текеев, Биджиев, 1974, с. 127 – 128]. В 1976 г. Г. Х.-У. Текеев проводил раскопки на Амгатинском городище. Осмотрены петроглифы балки Сутул в верховьях Урупа [Текеев, 1977, с. 123 – 124; 1978, с. 91]. В 1977 г. этот-исследователь раскапывал кабардинские могильники XIV – XVI вв. в местности Байтал-Чатгкан [Текеев, 1978, с. 90 – 91, 1978а, с. 144 – 145]. В 1979 г. исследовались памятники у ст. Исправной [Федоров, Текеев, Эльканов, 1979, с. 147 – 148]. В этом году экспедиция КЧОМК под руководством Г. Х.-У. Текеева работала на Нижне-Архызском городище и в его окрестностях [Текеев, 1980, с. 128 – 129]. В 1982 г. кружковцы Карачаево-Черкесской областной станции юных туристов под руководством Г. Х.-У. Текеева обследовали памятники в районах пос. Верхнего Каменномостского и Важного [Текеев, 1984, с. 135].
В 1975 – 1976 гг. «Средневековый» отряд Ставропольской экспедиции ИА АН во главе с В. Б. Ковалевской исследовал крепость Указатель у Медового водопада (Малокарачаевский район Карачаево-Черкесии) [Ковалевская, 1976, с. 125 – 126; 1977, с. 102 – 103]. В 1977 – 1979 гг. Малокарачаевский отряд Ставропольской экспедиции ИА АН исследовал поселение и могильник кобанского времени в местности Уллу-Баганалы. Возглавляла работы В. Б. Ковалевская, в 1978 г. – В. Б. Ковалевская и В. И. Козенкова. В 1980 г. в зоне строительства Эшкаконского водохранилища доследовано поселение кобанской культуры. По течению Эшкакона выявлено много древних и средневековых памятников [Ковалевская, 1977, с. 102 – 103; 1978, с. 122 – 123; Ковалевская, Козенкова, 1979, с. 128 – 129; 1979а, с. 25 – 26; Ковалевская, 1980, с. 111 – 112; 1981, с. 104].
В 1977 – 1978 гг. кобанские погребения у сел. Терезе раскапывались В. И. Козенковой (Чечено-Ингушский и Учкекенский отряды археологической экспедиции ИА АН) [Козенкова, 1978, с. 123 – 124; 1979, с. 129 – 130].
В 1975 г. Л. Г. Нечаева (ИЭ АН) осмотрела гробницы местности Индыш-Баши [Нечаева, Кривицкий {3 В. В. Кривицкий (Гос. Эрмитаж) – археолог, специалист по кобанской культуре.} и др., 1976, с. 140 – 141].
В том же, 1975 г. отряд Института археологии АН под руководством В. И. Марковина работал на городище Шпиль у сел. Лесо-Кяфар. Исследовались дольменообразные гробницы [Марковин, 1976, с. 138]. В 1976 – 1977 гг. В. И. Марковин возглавлял работы Горнокавказской экспедиции ИА АН. Раскопки велись на территории Карачаево-Черкесии – внутри Сентинского храма и вокруг него. В сел. Кумыш и в его окрестностях раскопаны курганы и осмотрены наскальные изображения [Марковин, 1978, с. 129 – 130; Марковин, Полихрониди, Отюцкий, Лопатин, 1978, с. 129 – 130; Марковин, 1979, с. 159 – 161; Макарова, Марковин, 1981, с. 268 – 273; Марковин, 1983, с. 65 – 76].
В 1975 – 1976 гг. осмотрены и частично раскопаны памятники в верховьях Кубани, Индыша, Мары. Работы вели Я. А. Федоров (МГУ) и У. Ю. Эльканов (КЧОМК) [Федоров, Эльканов, 1978, с. 145 – 146; Эльканов, 1979, с. 68 – 73].
В 1977 г. у сел. Тереке открыты раннесредневековые погребения Кисловодским отрядом экспедиции ЧИГУ под руководством С. Л. Дударова и Я. Б. Березина [Дударев, Березин„ 1978, с. 119].
В 1978 г. в КЧАО работал отряд Донской экспедиции ИА АН. Руководитель экспедиции – И. С. Каменецкий. Обследованы памятники верховьев Большой Лабы, Теберды, Аксаута [Зельдина, Каменецкий, Пушкина, 1979, с. 127; Воронов, Гугуев, Каменецкий, Науменко, 1979, с. 119 – 120; Науменко, 1979, с. 138 – 139] {4 С. А. Науменко была в то время студенткой исторического факультета Ростовского государственного университета.}. В 1979 г. отряд Северокавказской экспедиции ИА АН провел разведки в долинах Теберды, Аксаута, Уллу-Кама и Учкулана [Рябова, 1980, с. 125].
В 1980 г. «средневековый» отряд Северокавказской экспедиции ИА АН СССР работал в окрестностях сел. Кичи-Балык [Ковалевская, 1981, с. 104 – 105].
В Мощевой Балке в 1980 г. производились раскопки Лабинским отрядов Северокавказской экспедиции ИА АН СССР. Руководитель отряда – Г. И. Савченко [Савченко, 1981, с. 116 – 117]. В 1981 и 1982 гг. работы в Мощевой Балке продолжались. Были также обследованы другие памятники по Большой Лабе [Савченко, 1983, с. 131 – 132; Каменецкий, 1984, с. 121 – 122].
Памятниками Большой Лабы и других мест Урупского района с начала 80-х годов занимается сотрудник Краснодарского музея-заповедника В. Н. Каминский, ученик местного краеведа, энтузиаста археологии Е. А. Милованова [Каминский, 1984, с. 75]. В 1983 – 1984 гг. В. Н. Каминский и И. В. Каминская раскапывали Первомайское городище VII – XIII вв. на Большой Лабе. Работы велись силами Лабинской экспедиции Ставропольского объединенного краеведческого музея [Каминская, Каминский, 1986, с. 55 – 56; 1986, с. 98].
В 1981 – 1982 гг. У. Ю. Эльканов (КЧОМК) исследовал Нижне-Архызское городище [Эльканов, 1984, с. 137 – 138; 1986, с. 4]. В 1985 г. У. Ю. Эльканов работал на городище Шпиль [Эльканов, 1986, с. 4]. Молодой исследователь У. Ю. Эльканов занимается памятниками раннего средневековья.
В 1983 – 1984 гг. в окрестностях Хумаринского городища производил работы Карачаево-черкесский отряд экспедиции ИА АН. Руководила раскопками М. П. Абрамова. Было раскопано поселение кобанского времени и могильник сарматской эпохи [Абрамова, 1985, с. 104; 1986, с. 86].
В 1984 г. объединенный отряд Предгорно-плоскостной экспедиции Чечено-Ингушского государственного университета и Кисловодский отряд Ставропольского краеведческого музея исследовали Рим-Горское городище. Руководитель – С. Н. Савенко [Савенко, 1986, с. 108]. В том же году окрестности сел. Кичи-Балык изучались С. Н. Кореневским (Предгорный отряд Ставропольской экспедиции ИА АН) [Кореневский, 1986, с. 99].
Эпиграфическими памятниками Карачаево-Черкесии – тюркскими руническими надписями – занимались В. А. Кузнецов [Кузнецов, 1963, с. 298 – 305], А. М. Щербак [Щербак, 1971, с. 76 – 82], М. А. Хабичев [Хабичев, 1970, с. 64 – 79; 1977, с. 82 – 89], X. X. Биджиев [Биджиев, 1983, с. 82 – 83].
Этот вид памятников изучал сотрудник КЧНИИ, рунолог и петроглифист С. Я. Байчоров [Байчоров, 1977; Байчоров, 1983, с. 87 – 129]. Тюркские рунические надписи этот исследователь обнаружил и изучал в Ахмат-Кая, Нижнем Архызе, Уллу-Хурзуке, Инале, Токмак-Кая, у Джегуты (Гнакызы), на Покун-Сырте, в ауле Красный Восток и в других местах (Отчеты С. Я. Байчорова о работах эпиграфических экспедиций КЧНИИ в 1980 – 1985 гг.). С. Я. Байчоров занимается также петроглифами Карачаево-Черкесии, в частности наскальными рисунками балки Сутул на Урупе [Байчоров, 1987, с. 5 – 26].
Кроме специалистов-профессионалов археологическую работу на территории Карачаево-Черкесии вели краеведы; некоторые из них получили открытый лист на право археологических раскопок. Так, А. К. Кузьминов, бывший тогда учителем школы № 3 Карачаевска, в 1958, 1959 и 1960 гг. раскапывал Дардонский могильник в Карачаевске. Один из склепов этого могильника (№ 22) был раскопан учеником А. М. Кузьминова К. Т. Чагаровым [Кузьминов, 1970, с. 396 – 422; Чагаров, 1970, с. 423 – 435].
Е. А. Милованов, работая директором школы пос. Курджинова, более 10 лет изучал могильник в Мощевой Балке. Материал хранится в КЧОМК и в музее школы пос. Курджинова. В 1972 г. Е. А. Милованов раскопал городище VIII – Х вв. с двумя церквями севернее пос. Уруп [Милованов, 1973, с. 139].
Около пос. Шестая шахта археологические разведки ведет С. Д. Мастепанов, много лет работавший преподавателем средней школы этого поселка. По изучению памятников Кисловодского района и прилегающего к нему Малокарачаевского района КЧАО много сделал Н. И. Михайлов, о котором речь шла выше. Р. Н. Шпилевой, работая учителем средней школы № 13 Черкесска, вместе с учащимися проводил археологические разведки на Хумаринском и Дружбинском городищах и в других местах нашей области. Из других краеведов следует упомянуть В. Лученкова, который вел работу в Малокарачаевском районе. Спелеолог Л. Б. Долечек открыл в пещере Южный слон (в районе пос. Рожкао) следы пребывания древнего человека. Данные об археологических памятниках Карачаево-Черкесии мы находим в газетных публикациях Г. Беликова.
Итак, археологические памятники, расположенные на территории Карачаево-Черкесии, изучаются уже около 200 лет. За это время накоплен очень богатый и интересный материал, который необходимо привести в систему. И конечно, этот обширный и важный материал обязательно должен быть картографирован.шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu