Статьи / Культура / 03 февраля 2015

Общественное устройство и менталитет северокавказских народов

Общественное устройство и менталитет северокавказских народов
Несмотря на то, что в XIX в. на Северном Кавказе не было постоянных государственных образований, здесь существовали более организованные порядки и равноправное управление жизнью населения, чем это было в любом государстве того времени.
«...Что должно быть показателем совершенства системы общественного устройства? Безопасность граждан, степень их благополучия, не так ли?
На Северном Кавказе мы увидели такие порядки, систему управления, какие не встретишь более нигде в мире. Население не обременено налогами, у них ни регулярной армии, ни судей, ни прокуроров, ни заключенных. Полиция и тюрьмы толее отсутствуют. Образ жизни этих людей и их поведение в общественных местах безупречны, они сами определяют границы своей свободы. Можно беспрепятственно обойти весь регион и никто у тебя не потребует документов, удостоверяющих твою личность. Армянские и турецкие купцы свободно путешествуют по всему Кавказу со своими товарами и никогда не подвергаются грабежам»1. Осознание каждым членом общества границ своих прав и обязанностей делает ненужным любые бумаги, подтверждающие их права на собственность2. Слово данное черкесом, неизменно им выполняется3. Обмануть кого-либо или обещать ему то, что невозможно выполнить - небывалый среди них случай4.
Подобные правила поведения формировались на протяжении столетий и приобрели со временем характер неписаных законов, обязательных для всего населения и безупречно им соблюдаемых. Беззаконие (хабзэнчъо) было изначально недопустимо, поскольку встретило бы моральное осуждение большинства. На протяжении всей жизни люди избегали поступков, которые в глазах

окружающих могли быть признаны бесчестными. Нынешние поколения вряд ли могут себе вообразить сколь большое значение имело понятие «емык1у» (бесчестие) в те далекие времена, когда оно служило суровым предостережением любому человеку от совершения предосудительных действий.
Черкесы превыше всего ставили свой народ и его свободу, а затем они отдавали должное своему племени, семье и личности. Находясь в своем селе, он заботился о чести своей семьи, вдали же от родного дома - о чести своего племени.
Свобода являлась самым важным принципом их жизни. Они настолько придавали значение чести и свободе личности, что даже пленникам давали право жениться и обзавестись семьей. Более того, пленник или раб имели право обратиться в суд против своего хозяина5. Дж. Белл так объясняет в своей книге такое положение: «На Кавказе нет рабства в нашем понимании»6. Тебу де Мариньи же пишет: «В Черкесии с рабами обращаются с большим милосердием и считают членами своей семьи. Их положение сопоставимо с положением негоров в европейских колониях или с нашими домашними слугами»7.
113
Основная причина войны черкесов против России - это выработанная ими привычка к свободной жизни, разве что сравнимая с любвью к родине . Поэтому во все времена на Северном Кавказе не было такого общественного устройства, при котором власть сосредоточена в руках одного человека или какой-либо социальной группы, способной к ограничению свободы людей.
Основу этого страстного стремления к свободе составляет метод обучения черкесских детей. Их слепое следование с раннего детства почтительности и покорности вызывается не малодушием и робостью перед знакомыми или другими, а их обучением управлять собою в рамках традиций9.
Дж. Белл, наблюдавший жизнь черкесов в течение двух лет, с удивлением отмечал, что он не встретил среди них человека с признаками слабоумия. Причину такого явления Белл объяснял так: «Природа на Кавказе совершенна и жизнь черкесов вполне соответствует этому совершенству»10*.
Распространенную на Северном Кавказе форму правления, можно назвать «Властью старейшин». Каждый старший, каждый отец является единственным правителем своей фамилии. При необходимых случаях собирался совет (принимавший соответствующие решения), состоявший из самых мудрых и опытных из каждого рода, каждого племени. Принятые на нем решения с одобрения большинства в течение короткого времени доводятся до самых отдаленных мест. Такое решение не то что не принимать, но и обсуждать его считалось выражением серьезной непочтительности, а потому все члены общества беспрекословно выполняли данное решение 11. Рассказывают, что внутри Черкесии происходят военные столкновения между адыгскими племенами. Это неправда. Между отдельными людьми или же семьями могут возникнуть разногласия, но они обязательно разрешаются на народных собраниях12.
Дж. Белл отмечает: «Чтобы объяснить столь длительное сопротивление против российских войск со стороны черкесов, не имевших никакой организации и средств, я смог найти лишь две причины. Первая - это общественное сознание, требовавшее выполнения своих социальных функций, и вторая - дух соперничества в геройстве и храбрости.
Такое проявление героизма не только способствует уменьшению рядов русской армии, но и держит их в страхе. В то же время это дает возможность считать Кавказ родиной известных героев, проявляющих чувство собственного достоинства»13.
В этой главе подчеркивалось, что в Черкесии отсутствовала видимая постоянная форма государственности. Однако правда в том, что вышеизложенное свидетельствует о том, что существовавшая здесь общественная система, оставаясь незримой для чужого взгляда, обеспечивала четкое соблюдение общественного порядка. Такая система была воплощена в жизнь на Кавказе на более высоком демократическом уровне, чем это наблюдается во всех современных обществах»14. «Если бы уважаемый Сен-
Симон побывал на Северном Кавказе, то увидел бы, что его теории давно претворены здесь в жизнь»15.
«...Одежда у всех черкесов однотипна, не отличишь бедного от богатого. Соблюдая между собой братство, каждый в чем-то нуждающийся с легкостью может попросить об этом другого, и он тотчас же даст ему... Русских они вообще не боятся. Один черкес вполне способен пленить десяток ногайцев. Своих пленных они не бьют, не ругают, а заботятся о предоставлении им достаточного количества еды и питья»16.
Кавказский человек, выработавший на протяжении тысячелетий особую форму жизни и мышления, сумел создать более равноправную и демократическую общественную систему по сравнению с современными государствами и обществом.
Поскольку кавказец стремился к самодостаточности и ценил превыше всего свободу, он безгранично был уверенным и храбрым. Бесстрашие не является качеством какой-либо расы или нации. Оно порождение среды, в которой человек живет. Постоянные нашествия и войны в истории Северного Кавказа закалили население этого региона и сделали их отважными и храбрыми сверх всякой меры. Среди них редко можно было встретить труса 17. Трусость у них подвергалась жесткому презрению, и таковых изгоняли из своей среды. Поэтому каждый кавказец сражался, проявляя чудеса храбрости.
М. Лермонтов, который посвятил достаточно много своих произведений Кавказу и его жителям, прекрасно отразил менталитет черкеса в поэме «Беглец»18:
Своим изменивший Изменой кровавой,
Врага не сразивши,
Погибнет без славы,
Дожди его ран не обмоют,
И звери костей не зароют.
Мать прокляла сына и не пустила в дом:
И наконец удар кинжала Пресек несчастного позор...
И мать поутру увидала...
И хладно отвернула взор.
И труп от праведных изгнанный,
Никто к кладбищу не отнес,
И кровь с его глубокой раны Лизал, рыча, домашний пес;
Ребята малые ругались
Над хладным телом мертвеца,
В преданьях вольности остались Позор и гибель беглеца.
Для кавказца, выросшего в такой среде, главным смыслом жизни становились сохранение чести и свободы. Страх перед смертью считался бесчестием, а потому смерть всегда была предпочтительнее, чем сохранение жизни ценою утраты чести. Пятно бесчестия не могла стереть даж,е смерть19.
Русские солдаты, перебегавшие на сторону черкесов и большинство военнопленных предпочитали оставаться пленниками, чем вернуться на родину. По их рассказам, черкесы, познавшие бесправие в России, понимали в какое пололсение они попадут, в случае если окажутся у русских, а потому не согласны были с таким исходом и еще больше усиливали борьбу.
И вот такая система взглядов лежала в основе продолжения смертельного боя, даже если потеряны все надежды и очевиден итог. Вот как об этом пишет Лонгворт: «Почему они покидают родину, оставляя могилы отцов? Из страха силы врага? Нет, из страха пленения, которое последует после завоевания... Черкесы, живущие продолжительное время под тяжестью постоянной войны, в случае необходимости оставлять свои дома, они могли сами поджечь их. При такой же ситуации в западных странах пожертвование свободой ради спасения своего дома и имущества, явление часто встречающееся»20.
Методы завоевания Кавказа отличались от подобных устремлений России завоевать другие страны.
«При завоевании Россией других стран применение силы оружия и дипломатии приносило больше успехов или же в крайнем случае попеременно использовались дипломатические и военные методы. Однако в случае с черкесами, выработавшими на протяжении столетий присущий только им свободный образ жизни и развившими таким образом любовь к личной свободе, дипломатические методы России (взятка, подкуп, раздача чинов, принцип «разделяй и властвуй») здесь не имели успеха. Когда дипломатические интриги, достигшие своей цели, в таких странах, где имелось разложившееся правительство и было развито взяточничество, на Кавказе не дали нужных результатов, у России оставался только один путь - война»21.
По манере подачи сведений в этой главе может показаться, что национальные ценности кавказцев возвышаются и чрезмерно восхваляются. Однако надо иметь в виду, что все цитаты, вошедшие в эту главу, взяты из книг иностранных авторов, побывавших на Кавказе и записавших свои восторженные наблюдения. Их содержания показывают, что на Северном Кавказе существовали особая форма мышления и особая система жизненных ценностей, в отличие от современного ему мира. Естественно, данная система вполне сложившаяся и настолько отличная, что даже удивляла очевидцев, живших среди них, и претерпевшая кардинальные изменения за 150 лет, будет подвергаться идеализации. Однако правда в том, что общественное и государственное устройство существовало на Кавказе в более гармоничной и превосходной форме до начала XIX в., чем это вкратце изложено в данной главе.
В XIX в. кавказцы не только потеряли родину, но и в предшествовавшие выселению годы подвергались религиозной пропаганде со стороны империалистических и колониальных государств, каждое из которых готовило оккупацию Кавказа. Признав материальную и духовную привилегию с теми с кем удалось установить контакт и, используя политику «разделяй и властвуй», они стали разрушать социальную структуру 22.
Такая форма практики продолжалась на протяжении всего периода, проходившего в постоянных войнах. Действия абсолютно непривычные и основанные на установлении выгодных связей порождали мысли заинтересованности среди кавказцев, не знавших двуличия и клеветы. Увидев, что попран традиционный образ жизни, прошедший столетиями фильтрацию, черкесы начали терять доверие к прежним устоявшимся обычаям. «Черкесская человечность», непосредственно связанная

с этим, постепенно и медленно расстраивалась и угасала. Во время Крымской войны, развязанной из-за противоречий между колониальными державами, прилагавшими усилия для обеспечения своего господства над Кавказом, подлили масла в огонь давнему процессу его полного разделения. Исчезновение «национальной человечности», стало важным фактором подготовки черкесов к переселению, еще больше ускорило потерю родины. Черкесы, которые высоко ценили права и свободы человека, оказавшись под властью османов, лишились многих своих человеческих ценностей»23.
Оказавшись на чужбине, черкесы столкнулись со множеством бедствий. Но, начиная с эпохи падения внутренне разложившегося османского государства до сегодняшнего дня, они на своем пути встречались еще со множеством бедствий, используя их для достижения любой цели или заполнения пустоты, будто они выполняют функции щипцов или заплаток.
В основе и сегодняшних проблем кавказцев лежит «стирание национальной человечности», которое становится с каждым годом все очевиднее.

Bell J. S. Recidence in Circassia. LondoH, 1840. Cilt. 1. S. 224.
1 Hagar A. M. Kirkanbar dergisi 1874 ist. Sayi 13’den aktaran Vasfi Gusar. Kafkasya Kiiltiirel Dergi Sayi 19.
2 Cerkesistan Notlari, M. Giine§. S. 134.
3 Cevdet Pa§a Tarihinden Secmeler-1. S. 232.
4 Yeni Kafkas. 1959. S. 16. Qerkeslerde Terbiye, Adet ve I^timai Hayat.
5 Bell J. S. C^erkesya’dan Sava§ Mektuplari. S. 113 (Bell daha sonra ya§adigi olaylari anlatirken bu gozlemini kitabinin 228, 355, 395, 406. sayfalarinda da yinelemektedir.)
6 Taitbout De Marigny. Y.a.g.a. S.146
7 Kafkas Kilavuzu // Sergei Enisimov. Binba^i Sadik
Ist.
8 Yeni Kafkas. 1961. Sayi 28. S. 13.
9 Bell J. S. Residence in Circassia. London, 1840. Cilt 2. S. 184.
10 HagurA.M. Y.a.g.a.
11 T. De Marigny. (^erkesya Seyahatnamesi. S. 80.
12 Bell J. S. Y.a.g.a. Cilt 2. S. 290
13 Cennetin Kili^lari. S. 92. Kafkas Mecmuasi. 1st., 1955. Sayi 5. S. 9.
14 Longworth J.A. A Years Among the Circassians’ Londra, 1840. Cilt. 1. S. 61.
15 Cevdet Pa§a Tarihinden Secmeler I. S. 23.
16 Cennetin Kili^lari. S. 126.
17 Lermontov M. Hikayeler-Ismail Bey. Harp Kaскачать dle 12.1
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031