Проблемы расселения черкесских иммигрантов на территории Османской Империи (60-е гг. XIX — начало XX в.)

Проблемы расселения черкесских иммигрантов на территории Османской Империи (60-е гг. XIX — начало XX в.)

Проблемы расселения черкесских иммигрантов на территории Османской Империи (60-е гг. XIX — начало XX в.)
На протяжении столетий происходили миграции народов Северного Кавказа в соседние регионы. Миграции черкесов (адыгов) в Османскую империю берут начало во 2-й половине XV в. Они носили преимущественно характер военной эмиграции (выезд на службу по политическим мотивам, наемничество). В первой половине XIX в. проходили также и вынужденные переселения отдельных групп и семей адыгов в Османскую империю. Этот процесс был связан с завоеванием Северного Кавказа царской Россией (Кавказской или Русско-Кавказской войной 1763 – 1864 гг.). В целом, к середине XIX в. численность черкесов в Османской империи была относительно невелика (около 50000 чел.). Большинство их, будучи профессиональными воинами, гибло в многочисленных сражениях, уцелевшая часть интегрировалась в османское общество.

История черкесов как одной из этнических общин Османской империи начинается после их массового выселения с Кавказа.[1] Расселяя черкесских изгнанников, османские власти преследовали, прежде всего, политические цели: намеревались использовать их в качестве военных колонистов в регионах с нелояльным населением (с христианским и другим нетурецким населением) империи. Наделив черкесов «жандармскими» функциями, предполагалось подавлять их силами освободительные движения в славянских, армянских, арабских и других регионах и приостановить распад империи. Также султанский двор намеревался использовать военный потенциал черкесов в случае обострения российско-османских отношений, в связи, с чем для них отводились районы, располагавшиеся на относительно небольшом расстоянии от границ с Россией. Также планировалось увеличить процент мусульманского населения за счёт северокавказских иммигрантов. Поселения северокавказских иммигрантов основывались в стратегически важных пунктах – вблизи больших дорог, городов в виде военно-полицейских барьеров.

Преобладающая часть черкесских изгнанников была поселена в европейских регионах империи – на территориях современных Болгарии, Сербии, Македонии, Греции, Румынии и др. Османское правительство назначило специальным уполномоченным по расселению черкесов в европейской части империи генерала черкеса Нусрет-пашу. Особое значение придавалось заселению черкесами Балкан, где набирало силу национально-освободительное движение славянских народов. Незначительные группы черкесов и крымских татар расселяли на Балканах в начале 1860-х гг. Пик черкесской иммиграции на Балканы приходится на 1863-1865 гг. Группы черкесских изгнанников отправляли на Балканы как сразу по их прибытии с Кавказа, так и позднее, из мест их временного размещения.

Значительные группы черкесов доставлялись на судах в порты Варны и Кюстенджи. Так, османские пароходы доставили группы черкесов в Варнский порт: 11 декабря 1863 г. – 850 человек, 14 декабря – 980 человек. Из судов также были выгружены 46 трупов изгнанников.[2] В конце января 1864 г. из Трапезунда (Трабзона) в Варну было отправлено около 1000 черкесов.[3] В марте 1864 г. в Варну доставили ещё около 1000 черкесов.[4] К весне 1864 г. в окрестностях Варны скопилось настолько значительное число черкесов, что местные власти не позволяли высаживать из пароходов новые группы черкесов. В начале мая 1864 г. восемь российских военных судов доставили в Варну 1200 черкесов, но местные власти запретили произвести их высадку и переправили суда в Кюстенджи.[5] По данным российского консульства в Варне, группы черкесов, прибывших в Варнский порт в конце 1864 г., насчитывали: 23 декабря – 2500 человек и 25 декабря – 4900 человек. Группа черкесов в 1000 человек прибыла в Варну в июне 1865 г.[6]

В донесениях сотрудников российского консульства в Варне также отмечалось о высоком уровне смертности среди черкесов, вызванной эпидемическими болезнями (тифом, оспой) и нехваткой продовольствия. В такой ситуации черкесы были вынуждены добывать себе продовольствие силой, что вызывало недовольство местного населения. В одном из донесений российского консула (от 10 июня 1865 г.) отмечалось следующее: «Поведение приезжих черкесов самое возмутительное. Отовсюду, где они опустились (высадились на побережье или поселились – А.К.) слышны рассказы об их грабежах и насилиях».[7]

В последующие годы на Балканы стали переселять черкесов из районов Малой Азии, где они были расселены в годы массовой депортации с Кавказа. По данным российского консульства в Варне, 20 мая 1867 г. туда на пароходах были доставлены 6000 черкесов, которых временно разместили в пустующих казармах. Их предполагалось поселить вдоль границ Сербии и Греции. В августе 1867 г. на османском пароходе в Варну прибыли ещё 800 черкесов, которых сразу же переправили во внутренние районы Болгарии.[8] В 1867 г. на Балканах были поселены 4000 абхазских семей, выселенных с Кавказа.[9]

В одном из отчетов российского консульства в Варне отмечалось относительно предназначения кавказских иммигрантов в Болгарии следующее: «…подобным выселением горцев в Болгарию, турецкое правительство имеет в виду, с одной стороны, парализовать всякое движение славян, клонящееся к их освобождению и независимости, а с другой – составить равенство, а если возможно, и большинство голосов, на случай если державам придётся хлопотать об автономических правах христианского населения Европейской Турции, и тем лишить его навсегда права собственности на принадлежащие ему родные места».[10]

В итоге, линии черкесских поселений вклинились между наиболее густонаселенными районами (с востока на запад), между Болгарией и Сербией, вблизи городов и т.п. Преобладающая часть черкесов была расселена на территории Болгарии в Дунайском вилайете (вилайет – административно – территориальная единица Османской империи с 1866 г. Подразделялись на санджаки, либо муттесарифлики, те в свою очередь на казы, казы на нахии. Во главе вилайетов назначались губернаторы (вали), во главе санджаков – каймакамы). Меньшая часть — в соседних вилайетах. Российские и европейские авторы приводят разноречивые данные о численности черкесов, расселенных на Балканах, — от 70000 до 400000 человек. По данным авторов царской России, численность черкесов, расселенных на Балканах в 60-е гг. XIX в., составляла 150-200 тыс. человек.[11] Только на территории Болгарии было расселено около 120000 черкесов, но, в связи с высоким уровнем смертности их численность там к 1876 г. снизилась до 90000 человек.[12] Около 10000 черкесов поселили в казе Ами Буэ Салоникского вилайета.[13] В Сербии в районе Косово было основано 26 черкесских колоний с населением около 12000 человек.[14]

Болгарские авторы представили географию и статистику расселения черкесов на территории Болгарии в 60-е гг. XIX в.: 6000 семей были переправлены через порт Бургас и поселены во Фракии; 13000 семей – через порты Варна и Шумин в Силистрию и Видин; 12000 семей – в Софию и Ниш; остальные 10000 семей – в Свиштов, Никополь, Оряхов и др. (всего – 41000 семей).[15]

По мнению британского автора Марка Пинсона, численность черкесов, расселенных на Балканах, составляла 250000 человек.[16] По данным американского автора Кемаля Карпата, на Балканах было расселено свыше 400000 черкесов. При этом он считает, что европейские авторы преднамеренно занижали численность черкесов, поселенных в этом регионе.[17]

Практически невозможно установить точную численность черкесов и абхазов, расселенных на Балканах в рассматриваемый период, и это обусловлено, прежде всего, высоким уровнем смертности среди них. Авторы царской России заявляли, что чуть ли не половина черкесов, поселенных на Балканах, погибла от эпидемических болезней. Ф. Канитц, побывавший в районах расселения черкесов на Балканах в те годы, запечатлел следующее: «Одно чёрное пятно выдавалось на этой светлой картине – пятно, которое не может до сих пор изгладиться из моего воспоминания и, которое мешало мне наслаждаться очаровательными ландшафтами природы. Пятно это составляли свежие черкесские могилы, тянувшиеся рядами с правой и левой сторон дороги между группами деревьев или разбросанные на низких холмах в количестве 2-3 до 20. Эти могилы, окаймленные, вместо цветов, голышами или обломками скал, громко свидетельствовали о бедствиях великого черкесского похода, тянувшегося незадолго перед тем по новой дороге, которую по справедливости можно назвать «могильною».[18]

В работах европейских, турецких и российских авторов приводятся основные места расселения черкесов на Балканах. Наиболее полным является список черкесских населенных пунктов на территориях Дунайского и Адрианопольского вилайетов (к 1876 г.), составленный В. Тепловым.

Дунайский вилайет. В санджаке Рущук: в казе Рущук – 16 селений, в казе Свиштов – 5 селений, в казе Никополи – 19 селений, в казе Расград – 14 селений, в казе Эски-Джума – 6 селений, в казе Шумла – 9 селений, в казе Енипазар – 9 селений, в казе Тутрокан – 15 селений, в казе Силистрия – 49 селений. В санджаке Тырново: в казе Тырново – 7 селений, в казе Ловец – 1 селение. В санджаке Варна: в казе Варна и нахие Козлуджа – 4 селения, в казе Пловдив – 4 селения, в казе Бальчик и нахие Каварна – 6 селений, в казе Пазарджик – 1 селение. В санджаке Виддин: в казе Виддин – 3 селения, в казе Адлие – 4 селения, в казе Белоградчик – 4 селения, в казе Берковица – 7 селений.

Адрианопольский вилайет. В санджаке София: в казе Орхание и нахиях Тетевен и Этрополь – 2 селения. В санджаке Тульчинском: в казе Тульча – 110 домов, в казе Бабадаг – 658 домов, в казе Гирсово – 60 домов, в казе Мачин – 285 домов, в казе Меджедие – 78 домов. Сотни черкесских семей также были расселены в селениях со смешанным населением, среди турок, татар и болгар. В указанных вилайетах всего приводится свыше 200 населенных пунктов, в которых проживали черкесы.[19]

В целом, можно предполагать, что численность черкесов (адыгов) и абхазов, расселенных на территории Балкан, составляла приблизительно 250-300 тыс. чел. Среди адыгских субэтнических групп преобладали шапсуги, абадзехи, натухайцы и убыхи (группы, которых перевозили на судах по морю в 1863-1865 гг.).

В процессе расселения черкесов в азиатских регионах империи важное значение имели события русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Османское правительство использовало черкесское население Балкан в борьбе с освободительным движением славянских народов, представители которых стали обращаться к правительствам России и западноевропейских государств с жалобами на черкесов и просьбами о выселении их с Балканского полуострова. На конференции европейских держав, проходившей в Стамбуле в декабре 1876 — январе 1877 г., с целью разработки проекта реформ на Балканах, появилось предложение об упразднении иррегулярных войск и выселении черкесов в азиатские регионы империи.[20]

В ходе военных действий, при наступлении российской армии, черкесы, как и в целом, мусульманское население, покидали свои селения и уходили вместе с отступающими частями османской армии. Совет российского военного командования, заседавший в августе 1878 г., вынес решение, по которому право на возвращение в Болгарию предоставлялось всем беженцам-мусульманам, за исключением черкесов. В решении также отмечалось, что не успевшие к этому времени выселиться: «…черкесы будут по распоряжению местной администрации выселены из пределов Болгарского княжества».[21]

Очередная конференция представителей европейских держав, проходившая в Филиппополе в ноябре 1878 г., закрепила прежде вынесенные решения, запрещавшие черкесам возвращаться на территорию Балкан.[22] В решениях же Сан-Стефанского мирного договора (19 февраля–3 марта 1878 г.) и Берлинского трактата (1-13 июля 1878 г.) лишь указывается, что султан Османской империи: «…обязуется не употреблять в пограничных гарнизонах иррегулярных войск, как то башибузуков и черкесов».[23] Так же, по условиям Сан-Стефанского договора, османское правительство обязалось: «осуществить без замедления, улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями в областях, населенных армянами, и оградить безопасность последних от курдов и черкесов».[24]

Выполняя решения договоров, османское правительство стало переселять черкесов с Балкан в азиатские регионы империи. В азиатские регионы также направляли небольшие группы черкесов и абхазов, выселенных после окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. из Батумской и Карсской областей, отошедших к России. В отчётах британского консула в Трапезунде Джиффорда Пальгрева за 1867-1868 гг. сообщалось, что в Батумском округе к тому времени проживало 10700 иммигрантов с Северного Кавказа и Абхазии – 9500 черкесов и абхазов, иммигрировавших в 1864 г., и 1200 абхазов, иммигрировавших в 1867 г.[25] К концу войны 1877-1878 гг. из Батумского округа выселилась часть абхазов и преобладающая часть черкесов. В Карсском округе проживало около 250 черкесских семей, обосновавшихся там, в 60-х гг. XIX в.[26]

Уже в январе 1878 г. в британской дипломатической переписке отмечалось, что в Родосто (на побережье Мраморного моря) находилось 10000 черкесских и 5000 турецких беженцев с Балкан, а в Пандерме находилось около 4000 черкесских беженцев с Балкан. Правительство планировало расселить эти группы черкесских беженцев в Балыкесире.[27] Также отмечалось, что зимой 1878 г. черкесские, турецкие и татарские беженцы с Балкан фактически заполнили территории, прилегающие к Мраморному и Чёрному морям, в том числе и Стамбул. К началу марта 1878 г. только в Ларнаке (на Кипре) находилось около 3000 черкесов.[28]

Выселение черкесов с Балкан, также как и ранее с Кавказа, осуществлялось неорганизованно. Оно приняло массовый и стихийный характер. Власти фактически не обеспечивали беженцев ни временным жильем, ни продовольствием. В этой связи беженцы были вынуждены добывать себе продовольствие в близлежащих селениях. Правительство перебрасывало войска, чтобы оградить местных жителей от возможных насилий со стороны беженцев.[29]

По сведениям очевидцев событий, среди беженцев распространились эпидемии тифа, оспы и дизентерии, вследствие чего был отмечен высокий уровень смертности. Французский консул в Стамбуле Фурнье отмечал, что в марте 1878 г. в Стамбуле в день умирало свыше 900 беженцев.[30]

Турецкий автор, черкес Иззет Айдемир, ссылаясь на официальные документы того времени, привёл следующий факт: «Самым страшным примером гибели черкесов от болезней стал период переселения с Балкан после русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Из 74 тысяч человек, прибывших с Балканского полуострова в район Чукурова, от малярии умерли 70 тысяч черкесов, 4 тысячи, оставшихся в живых спаслись бегством».[31]

Сообщения британских и французских консулов, находившихся в городах Османской империи в 1878 г., изобилуют описаниями различных драматических эпизодов, связанных с переселением мусульман с Балкан в азиатские регионы. При этом повышенное внимание уделялось именно черкесским беженцам. Отмечалось, что они все были вооружены и опасны, что они грабят по пути местное население. Но в то же время, подчёркивалось, что каких-либо крупномасштабных волнений и насилий со стороны черкесов не наблюдалось. Правительство довольно быстрыми темпами переправляло беженцев во внутренние регионы империи. В каждой части города было необходимо уличное освещение.

В 1860-е гг. и после окончания русско-турецкой войны 1877-1878 гг. северокавказские иммигранты были расселены в разных частях Анатолии. В Западной и Северо-Западной Анатолии колонии северокавказских иммигрантов были основаны в следующих местностях: в Текирдаге, Чанаккале, Балыкесире, Бурсе, Ялове, Измире, Айдыне, Сакарье, Биледжике, Болу, Дюздже, Эскишехире, Денизли, Бурдуре и др. В этих районах расселили преимущественно адыгов. Абхазов поселили в районах Адапазары и Измита (между Болу и Стамбулом). Стратегическим предназначением этих поселений являлась оборона (в случае войн, конфликтов) проливов Босфор и Дарданеллы, столицы империи Стамбула, побережий Чёрного, Мраморного и Средиземного морей, а также внутренних коммуникаций.

Компактные поселения северокавказских иммигрантов (преимущественно адыгов) протянулись от побережья Чёрного моря через районы Средней Анатолии до побережья Средиземного моря. Поселения северокавказских иммигрантов в этих регионах были основаны в следующих местностях: Синоп, Самсун, Амасья, Токат, Чорум, Анкара, Йозгат, Сивас, Кайсери, Конья, Анталья, Адана. В районах Центральной Анатолии северокавказские поселения образовали барьеры, предназначенные для того, чтобы преградить пути передвижения кочевых туркменских племён (афшаров и др.). В рассматриваемое время османские власти проводили политику по переводу кочевников на оседлый образ жизни. Также поселения северокавказских иммигрантов должны были оградить земледельческие районы от нападений курдов.

В восточных районах империи поселения северокавказских иммигрантов были основаны преимущественно на территориях Курдистана и Армении, в вилайетах: Битлис, Ван, Гюмушхане, Карс, Диярбакыр, Муш, Мардин, Трабзон, Урфа и др. В указанных вилайетах расселились адыги (черкесы), абазины, дагестанцы, чеченцы. В восточных районах предназначением поселений северокавказских иммигрантов была защита земледельческого населения от нападений курдов, оборона границ с Россией (в случае войн), а также жандармский надзор за армянским населением, стремившимся к созданию своего независимого государства.

Довольно сложно установить численность северокавказских иммигрантов, расселенных в перечисленных регионах империи, прежде всего, по причине высокого уровня смертности среди них, а также в связи с тем, что группы иммигрантов продолжали регулярно прибывать с Северного Кавказа. Российские и европейские авторы указывали приблизительную численность северокавказских иммигрантов, расселенных в разных вилайетах империи. По данным британских консулов, в 1880 г. в Адапазары и окрестностях проживало около 45000 черкесов и абхазов, которые были расселены там в 60 — х гг. XIX в. и в 1878-1879 гг., в районе Дюздже — около 20000 черкесов и около 5000 абхазов, половину которых составляли беженцы из Румелии[32], в районе Чаршамбы — около 5000 черкесов, в санджаке Джаник – около 60000 черкесов, в Сивасе – 9879 черкесов и абхазов (абазин).[33]

По данным французского исследователя Витала Кюине, в 1880-х гг. черкесы проживали в следующих вилайетах: в Трапезундском вилайете – около 60000 человек, в Диярбакырском вилайете – 3334 человек[34]. По данным российского офицера Д.В. Путята, в середине 1890-х гг. в Аданском вилайете проживало около 13200 черкесов.[35] По сведениям российского офицера А.М. Колюбакина, в 1880-х гг. на территории Северного Курдистана проживало около 800 северокавказских семей. В казе Варто, в участке Чалбугур – 6 чеченских селений и около 288 лезгинских семей. В казах Ахлат и Альджевас, по западному берегу Ванского озера – около 170 семей чеченцев, осетин и черкесов.[36] По данным Пальгрева Джиффорда, в конце 1860-х гг. в Азизие вблизи Самсуна проживало около 60000 (10000 семей) черкесских иммигрантов.[37] В окрестностях Карса проживало около 150 северокавказских семей.[38]

По данным российской дипломатической переписки, весной 1901 г. в Конью прибыли 242 северокавказские семьи (1210 чел.), осенью 1901 г. в Самсун прибыли 932 черкеса, в Эрзерум – 2000 черкесов, а в Харпутский санджак – около 100 лезгин и 100 черкесов. При этом отмечалось, что в Ангорском и Конийском вилайетах, среди новых северокавказских иммигрантов происходили волнения, по причине того, что их расселили в болотистых землях. Новые группы иммигрантов стремились перебираться в Самсун и Сивас.[39]

По данным российского консула в Деде — Агач черкеса В.Н. Гаджимукова, находившегося в Османской империи на протяжении десяти лет, к 1915 г. численность северокавказских иммигрантов, проживавших на территории от Самсуна до Эрзерума, составляла не менее 800000 человек.[40]

Политическое значение придавалось расселению северокавказских иммигрантов в арабских регионах империи – на территориях Сирии[41], Иордании и Израиля. Во второй половине XIX в. Сирийский регион был одной из нестабильных окраин империи; рост национально-освободительного движения, а также конфликты между религиозными и этническими общинами обостряли политическую ситуацию. Великобритания и Франция активизировали политику колониального проникновения в Сирию, Ливан и Палестину. Западноевропейские политики использовали конфликты между различными общинами в качестве повода для вмешательства во внутренние дела Османской империи. При этом Англия делала ставку на друзов, Франция — на маронитов.[42]

Османские власти намеревались создать из черкесских поселений военизированные барьеры, которые должны были оградить земледельческие районы от набегов кочевых бедуинских и курдских племён и использоваться в борьбе с друзским движением. Также османские власти стремились увеличить удельный вес мусульманского населения в регионе. Следует отметить, что во второй половине XIX — начале ХХ в. власти проводили политику вытеснения христианского населения из Сирии. По данным российского консульства в Дамаске, к 1901 г. только в Америке уже проживало более 45000 христиан, выселившихся из Сирийского вилайета.[43]

Османские власти преследовали и экономические цели — намеревались освоить пустующие, ранее не обрабатывавшиеся земли, расселив на них северокавказских иммигрантов. Российский консул в Бейруте К. Петкович писал относительно черкесской иммиграции в Сирию следующее: «…турецкое правительство стремится достигнуть разных политических успехов: усилить в Сирии мусульманский элемент, противопоставить арабам — мусульманам, к которым оно не питает доверия, новых мусульманских фанатиков, чуждых им по языку и народности, и подготовить себе тысячи верных и храбрых борцов как против внутренних, так и против внешних врагов своих».[44]

Переселение черкесов на территорию Сирии осуществлялось несколькими этапами, начиная с середины 60-х гг. XIX в. Одну из первых групп черкесских иммигрантов поселили в Северной Сирии на территории Марашского санджака. Ей поручался жандармский «надзор» за армянским округом Зейтун, в котором регулярно происходили восстания. К 1881 г. в шести селениях этого санджака проживало 800 черкесских семей.[45]

В 1865-1866 гг. в Восточной Сирии, в районе Рас – эль — Айн и сопредельном Диярбакырском санджаке, были расселены 13648 чеченцев.[46] Они должны были сдерживать набеги близживущих бедуинов и курдов. Численность этих иммигрантов сокращалась быстрыми темпами. Многие гибли в боях с местным населением, а также от различных болезней. Часть перебралась в другие районы империи. К 1880 г. в окрестностях Рас – аль — Айн оставалось около 5000 чеченцев.[47]

В 1871-1872 гг. около 400 черкесов было поселено вблизи города Хомс и приблизительно столько же в санджаке Хауран, на Голанских высотах.[48]

Основной этап переселения черкесов в Сирию, преимущественно из европейских вилайетов Османской империи, начался по окончании русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Переселение черкесов с Балкан на территорию Сирии проходило преимущественно по двум маршрутам: первый — от болгарских и румынских портов Чёрного моря, через проливы к Сирийскому побережью; второй — сухопутным путём до портов и пристаней Эгейского моря и далее в пункты назначения.

В середине февраля 1878 г. в Бейрутский порт прибыл корабль, доставивший первую группу черкесских и других мусульманских беженцев, в количестве 1000 человек. Около 1500 черкесов было высажено в Акре и 2000 — в Триполи. В марте в Латакию прибыло ещё 1300 черкесов из Салоник.[49]

В донесениях, поступавших из российского консульства в Халебе в российское посольство в Стамбуле, сообщалось, что в марте 1878 г. для расселения в Халебском вилайете, правительство «…высадило в Александретте до 20000 мухаджиров и переселенцев из Кавказа и Крыма. Из этих 20000 одна часть умерла от болезней и лишений всякого рода, а другая или развеялась неведомо, где в степях, или возвратилась обратно в Константинополь».[50] Черкесскую часть этих иммигрантов составляли абадзехи, жившие до этого в Болгарии в казе Адлие. Их расселили в Халебском вилайете. Ещё одну группу черкесов, прибывших в это время с Балкан, поселили в санджаке Хауран на Голанских высотах.[51]

В начале марта 1878 г. французский консул в Бейруте А. Ги сообщал, что прибывших с Балкан в большом количестве черкесов и других мусульман-беженцев, переправляют на постоянное жительство в район Хама.[52]

В британской дипломатической переписке сообщалось о гибели 500 черкеских беженцев на австрийском пароходе «Сфинкс», потерпевшем крушение на Кипре 5 марта 1878 г. Выжившие 2500 черкесов, были переправлены в Акру на другом австрийском пароходе «Тимайо».[53]

Уже к концу марта 1878 г. британский консул в Бейруте Элдридж сообщал, что численность новых групп беженцев в Бейруте составляла около 5000 человек. По данным французского консульства в Бейруте, к середине апреля 1878 г. численность черкесских беженцев, прибывших в Сирию, составила приблизительно 20000 человек.[54]

По сообщениям британского консула в Акре Финчи, в начале июля 1878 г. в Акру прибыл корабль «Кассед Керим», доставивший 482 черкеса, однако местные власти запретили произвести высадку и корабль вынужден был отправиться в Наблус. Австрийский корабль «Тирнова» доставил ещё 1200 беженцев.[55]

В августе 1878 г. османские и британские пароходы высадили в Бейруте 1050 черкесов. Этим беженцам пришлось довольно долго находиться в центре города, в ожидании предоставления им постоянного места жительства. Среди них распространились тиф, оспа и другие болезни. Со временем их переправили в Наблус.[56]

В сентябре очередной османский корабль привёз в Бейрут 900 черкесов из Салоник. Местные власти отказались принять их и рекомендовали капитану парохода следовать для высадки в Акру. К. Петкович сообщал, что численность черкесов, высаженных в различных портах Сирийско-Ливанского побережья в сентябре 1878 г., уже составляла 45000 человек, а в Бейруте ожидали прибытия ещё новых групп беженцев из Салоник и Стамбула. Их также планировали расселять в окрестностях Наблуса.[57]

В 1878 г. группы черкесских беженцев были также высажены на Ливийском побережье и расселены в Триполи, Бенгази и Дерне.[58]

Османские власти не успевали оказывать помощь черкесским беженцам, которые скопились на Сирийско-Ливанском побережье в значительном количестве. Беженцы длительное время оставались под открытым небом, дожидаясь переезда на место постоянного жительства. Больным не оказывалась никакая медицинская помощь. Не получали беженцы и самого необходимого минимума продовольствия. В таких условиях ежедневно умирали десятки и сотни беженцев. Спасаясь от голодной смерти, они вынуждены были добывать себе продовольствие в окрестных деревнях. В заметке, опубликованной в газете «Новое время» в ноябре 1878 г., сообщалось: «…после войны Порта отправила в Сирию 35000 черкесов, которые высасывают последние соки из страны; нищета доведена до таких пределов, что не только Мидхат[59], но и 10 Мидхатов там ничего поделать не смогут».[60]

Черкесские беженцы 1878 г. расселились в Сирии в следующих местностях: в окрестностях городов Халеб, Александретта, Хомс, Хама, Дамаск; в Заиорданье (территория современной Иордании); в районе Рас-эль-Айн (чеченцы). По данным британского путешественника Лоренса Олифанта, побывавшего на Голанских высотах в 1880 г., там находилось 7 черкесских деревень с населением в 3000 человек.[61]

В Халебском вилайете, по данным российского консульства в Халебе, в 1879 г. черкесы проживали в следующих местностях:[62]



№ численность места пребывания
семей душ постоянные временные
1 700 Марашский санджак
2 600 Арабон — Оваси
3 212 каза Рум — Кале, Мембич
4 200 г. Алеппо
5 60 Маара
6 100 Антиохия
7 60 Идлиб
8 30 уезд Киллис
9 1962 5 170


В Заиорданье в развалинах древнеримского города Аммон (современный г. Амман), известного под названием Филадельфия, поселилось около 50 шапсугских семей. Они были из числа беженцев, находившихся на потерпевшем крушение корабле «Сфинкс». Эта группа поселилась в Аммоне, в цитадели рядом с амфитеатром. У них не было ничего кроме одежды и холодного оружия, поэтому в первое время им приходилось выживать за счёт рыбной ловли и отчасти охоты. Многие из них, особенно дети, умерли от малярии и тифа. Некоторые погибли от стычек с бедуинами, нападениям которых они подверглись с первых же дней. В связи с такой неблагоприятной обстановкой, преобладающая часть черкесов покинула эту местность.[63] Лоренс Олифант, посетивший Аммон в 1880 г., застал там только 150 черкесов.[64]

В 1880 г. в Аммоне была поселена новая группа черкесов, состоявшая из бжедугов и кабардинцев.[65] В том же году неподалёку от Аммона, в местности Вади – эс — Сир поселили 25 черкесских семей из числа беженцев из Болгарии.[66] В 1882 г. в Дамаск из Амасии и Сиваса прибыло 100 черкеских семей. Часть из них (из мужчин) была завербована в армию, остальных переправили на поселение на Голанские высоты.[67] В 1882 г. ещё около 350 черкесских семей поселились в Заиорданье в местности Джераш, среди развалин древнеримского города Гераса.[68] В 1892 г. прибыла ещё одна группа черкесов, которая поселилась в северной части Аммона, где основала квартал «Мухаджирин».[69]

Осенью 1878 г. около 50 шапсугских семей, прибывших с Балкан, обосновались в Галилее в местности Кфар — Кама (в северо-восточной части Израиля, к западу от Тивериадского озера). В течение 1879 г. там поселились еще 183 шапсугские семьи, насчитывавшие около 500 человек (с Балкан). В 1880-1881 гг. на севере современного Израиля (вблизи границы с Ливаном) около 200 черкесов (61 семья) — преимущественно абадзехов, также выселенных с Балкан, основали селение Рихания.

Вблизи г. Хадеры около 500 шапсугов, прибывших с Балкан, основали село, которое просуществовало до 1930 г. Расположенная вблизи болотистая местность служила источником многочисленных заболеваний малярией с летальным исходом. Значительная часть жителей этого села погибла к концу XIX в., уцелевшие перебрались в Кфар — Каму, Риханию и Амман. Небольшая группа черкесских иммигрантов обосновалась в Цесарее (гавань в нескольких километрах от Хадеры) среди арабов и боснийцев. Через несколько лет черкесы переселились в другие места.[70]

Северокавказских иммигрантов, прибывавших в Сирийский вилайет в конце XIX — начале ХХ в., администрация направляла преимущественно в Амманский округ, с целью использования их на строительстве и охране вновь начавшей строиться Хиджазской железной дороги, которая должна была пересечь районы Заиорданья. Бедуины, поставлявшие верблюдов для караванов и предлагавшие путешественникам свою охрану, всячески препятствовали строительству железной дороги, которая неминуемо лишила бы их традиционных источников доходов. В связи с этим, строительство дороги осуществлялось при вооружённой охране.

В октябре 1900 г. в Дамаск прибыли 152 чеченца, эмигрировавших с Кавказа, а в декабре того же года ещё 260 кабардинцев. Иммигрантов временно разместили в гостиницах и мечетях и выдали им денежные пособия. Позднее обе группы были расселены в Заиорданье — В Аммане и Науре.[71]

24-25 декабря 1901 г. 162 кабардинские семьи (823 чел.), выселившихся с Кавказа, прибыли в Дамаск. Их также временно устроили в мечетях и медресе города и предоставили небольшие пособия в размере 30 пара в день на взрослого и 15 пара на ребёнка. Местные власти планировали поселить и этих иммигрантов в Заиорданье в окрестностях Зарки.[72]

В 1905 г. 1454 северокавказских иммигранта во главе с кабардинским дворянином Талостаном Анзором, прибыли в Александретту на пароходе «Поль Сполианс». Из порта в сопровождении каймакама их переправили в Халеб.[73] В это же время в Халеб прибыло 600 иммигрантов из Дагестана. Власти намеревались отправить их в Дамасский вилайет. По данным российского консульства, к осени 1905 г. в Халебе скопилось до 3000 северокавказских иммигрантов74.

Османская администрация затягивала решение проблемы расселения иммигрантов, пребывание которых в городе затянулось на несколько месяцев. Не получили иммигранты и обещанных денежных пособий. Всё это вызвало недовольство черкесов, и они стали требовать от своего лидера вернуть их обратно на Кавказ, при этом угрожали ему смертью в случае отказа.[74]

Российский консул А. Круглов в марте 1905 г. сообщал о нападении 260 вооружённых черкесов на правление вилайета. Восставшие потребовали немедленной выплаты полагающихся им денежных пособий, угрожая расправой, однако, вали уговорил их разойтись, пообещав ускорить выдачу пособий. Не дождавшись выдачи пособий в обещанный срок — через месяц, черкесы снова прибыли в правление со своими требованиями. Администрация всё же затягивала выдачу пособий, ссылаясь на отсутствие в данный момент губернатора. Возмущённые черкесы взялись за оружие и лишь 110 жандармов и срочно вызванный батальон регулярной армии смогли остановить повстанцев.[75]

Только в июне 1906 г. эти иммигранты получили земли для поселения. Около 100 семей во главе с дворянами Мухамедджери и Пшимахо Анзор основали деревню в местности Ханасир. Талостан Анзор с 50-тю семьями поселился в местности Ракка.[76] Незначительное число иммигрантов перебралось в Дамасский вилайет, где уже проживали ранее обосновавшиеся их родственники.

Расселение черкесов в Сирии происходило при непосредственном участии стамбульской иммигрантской комиссии, которая предоставила право сирийским властям производить необходимые расходы, связанные с обустройством иммигрантов за её счёт.[77]

В 1902 г. по распоряжению правительства, в Дамаске был образован постоянно действующий комитет содействия черкесским иммигрантам. В задачи комитета входило: организация расселения иммигрантов; снабжение их денежными пособиями, зерном, скотом, необходимыми орудиями труда, а также оказание помощи в строительстве жилья. В состав дамасского комитета вошли: председатель — Хорсов-паша — начальник полиции вилайета, черкес; Мирза-паша — командир черкесского полицейского эскадрона; Мухаммед Хабжоко — один из лидеров черкесской общины; начальник налогового отдела; другие сотрудники административного совета вилайета.[78] Отделение комитета по содействию черкесским иммигрантам было образовано и в Халебе под председательством губернатора.[79]

Сложным вопросом является определение итоговой численности черкесских иммигрантов и карты их расселения на территории Сирии. В 1878 г. перевозка черкесских беженцев осуществлялась без строгого статистического учёта администрацией, к тому же значительная часть беженцев погибла в процессе иммиграции. В меньших масштабах приток иммигрантов продолжался вплоть до начала 20-х гг. ХХ в. Происходили миграции черкесов и в пределах Сирии; поселенные на неудобных землях перебирались в другие места, маленькие посёлки объединялись с более крупными и т.п. По данным российских консульств, в 1878 г. в Сирию было переправлено свыше 45000 черкесских беженцев. По мнению Кемаля Карпата, в 1878-1906 гг. османские власти переселили в Сирию около 100000 мусульман, из которых 36 или 38 тыс. были черкесы.[80]

По данным Левиса Нормана, в 1878 г. более 25000 черкесов было поселено в Южной Сирии и около 15000 в Северной Сирии.[81] По мнению Нехата Берзедж, в период с 1872 по 1910 г. в Сирии было расселено 50-60 тысяч черкесов.[82] Иззет Айдемир приводит цифру 70000 черкесов.[83]

По данным Витала Кюине, черкесы расселились в Халебском вилайете в конце 80-х гг. XIX в. в следующих местностях: в казе Киллис — 1500 человек, в казе Антиохия — 3000 человек, в казе Харем — 3000 человек, в казе Мембидж — 1500 человек.[84]

По данным Черкесского благотворительного общества в Сирии, с 1878 по 1890 г. вблизи Минбеджа располагалась небольшая черкесская деревня с населением около 20 семей, которые ввиду своей малочисленности были вынуждены перебраться в Минбедж. Ещё одна небольшая черкесская деревня Индакна была основана в Халебском вилайете (около 50 хатукаевских семей).

Наиболее компактно, в виде военной линии, черкесы были расселены на Голанских высотах. С одной стороны линия протянулась напротив друзских районов, с другой — стала граничить с бедуинскими племенами. 13 черкесских селений на расстоянии от 4 до 17 км. расположились вокруг Кунейтры, ставшей административным центром нового округа.

Аналогичная военная линия образовалась и в Заиорданье. Семь черкесских селений – Вади – эс — Сир, Сувейлих, Джераш, Наур, Зарка, Русейфа и Сухна окружили на расстоянии 15-20 км. Амман, где разместилась окружная администрация. Эта линия предназначалась для сдерживания набегов бедуинских племён: аббади, адуан, аджармих, бени-сахр, бени-хасан, манасир, аль-раяз. Жителей этих черкесских селений предполагалось также использовать в качестве военно-полицейской силы в случае возникновения волнений в расположенных вблизи городах.[85]

Незначительное число иммигрантов поселилось в городах — в Бейруте, Дамаске и Халебе. В Дамаске в 1878 г. черкесскими беженцами из Болгарии был образован небольшой квартал.

По сведениям советника российского консульства в Дамаске Зуева, к февралю 1904 г. в Сирийском вилайете проживало 36690 черкесов (6065 семей)[86]. Не совпадают статистические данные о черкесских иммигрантах на территории Сирии, приведенные исследователями в первом десятилетии ХХ в. Н. Мутран сообщает цифру 30000 человек, К. Хайраллах — до 40000 человек.[87]

Часть северокавказских иммигрантов и, прежде всего, представители феодально-старшинской верхушки, обладавшей средствами и связями с местной элитой, поселилась в Стамбуле и других городах империи.

При расселении северокавказских иммигрантов, как правило, соблюдался принцип компактности и этнической обособленности (в форме моноэтнических анклавов). Лишь в редких случаях северокавказские иммигранты соглашались селиться среди местных народов. Незначительным был и процент смешанных поселений разных северокавказских народов. В смешанных поселениях, основанных разными северокавказскими народами и черкесскими субэтносами, обычно соблюдался принцип поквартального расселения этносов, субэтнических групп, кланов и семей.

В то же время османские власти опасались селить значительное число северокавказских иммигрантов в каком-либо одном месте. В итоге северокавказские иммигранты были расселены в виде военных линий фактически по всей территории Османской империи, начиная с западных (европейских) регионов, и через всю Анатолию до восточных и южных (арабских) окраин. Северокавказские иммигранты были расселены соответственно геополитическим планам; вблизи дорог, портов, городов. Военизированные поселения северокавказских иммигрантов становились стратегическими опорными пунктами османских властей в районах с нелояльным населением.

А.В.Кушхабиев,

Заведующий отделом источниковедения ИГИ Правительства КБР и КБНЦ РАН,

профессор КБГУ, доктор исторических наук

СОКРАЩЕНИЯ

АВПРИ – Архив внешней политики Российской империи (Москва).

ИКОРГО – Известия Кавказского отдела Русского географического общества (Тифлис).

НОБНСКПМ – Национально – освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблемы мухаджирства. Материалы Всесоюзной научно – практической конференции 24 – 26 октября 1990 г. Нальчик, 1994.

СИППО – Сообщения императорского православного Палестинского общества (СПб.).

[1] Массовое насильственное выселение адыгов (свыше 90 %) было осуществлено царизмом в 1858-1865 гг. с целью скорейшего завершения завоевания Северного Кавказа. По разноречивым данным, численность черкесов (западных адыгов, кабардинцев, убыхов), выселенных в Османскую империю, включая и численность погибших в процессе выселения, составляет приблизительно 850000 чел. В меньших масштабах выселение адыгов и других народов Северного Кавказа в Османскую империю продолжалось вплоть до начала 20-х гг. ХХ в.

[2] Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи (20 — 70-е гг. XIX в.). Сборник архивных документов. Составитель Т.Х. Кумыков. Нальчик, 2001. С. 247.

[3] Архивные материалы о Кавказской войне и выселении черкесов в Турцию (1848-1874). Ч. 1-2. Составитель Т.Х. Кумыков. Нальчик, 2003. С. 152.

[4] Проблемы Кавказской войны… С. 262

[5] Трагические последствия Кавказской войны для адыгов. Вторая половина XIX — начало XX в. Сборник документов и материалов. Составители: Р.Х. Гугов, Х.А. Касумов, Д.В. Шабаев. Нальчик, 2000. С. 128.

[6] АВПРИ. Ф. Турецкий стол (старый). Оп. 502а. Д. 4468. Л. 53, 62.

[7] Там же. Л. 62.

[8] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 1619. Л. 38, 51.

[9] АВПРИ. Ф. Турецкий стол (старый). Оп. 502а. Д. 4468. Л. 77, 80.

[10] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 1619 Л. 51-52.

[11] Теплов В. Материалы для статистики Болгарии, Фракии и Македонии. СПб., 1877. С. 27; Будилович А. Придунайская Болгария // Славянский сборник. Т. 2. СПб., 1877. С. 356; «Голос». СПб., 1876. 12 (24) августа. № 221; Канитц Ф. Дунайская Болгария и Балканский полуостров. Исторические, географические и этнографические путевые наблюдения 1860-1875 // Всемирный путешественник. СПб., 1876. Декабрь. С. 343.

[12] Теплов В. Указ. соч. С. 27.

[13] Империя Турецкая. СПб., 1868. С. 197.

[14] Урошевич А. Трагови рабовласничког система код черкеза на Косову // Гласник Етнографского института. Т. 21. Београд, 1973. С. 112; Канитц Ф. Указ. соч. С. 343.

[15] История на България. Т. 4. Българско възрождане 1856-1878. София, 1987. С. 80.

[16] Pinson M. Ottoman Colonization of the Circassians in Rumili after the Crimean War // Etude Balkaniques. Sofia, 1972. № 3. P. 75.

[17] Karpat Kemal. The Eviction of the Cherkesses from the Caucasia and the Balkans and their Settlement in Syria. Amman, 1980. P. 5.

[18] Канитц Ф. Указ. соч. С. 347.

[19] Теплов В. Указ. соч. С. 101-200.

[20] Освобождение Болгарии от турецкого ига. М., 1961. Т. 1. С. 549-552.

[21] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 804. Л. 18.

[22] Там же. Д. 3290. Л. 5.

[23] АВПРИ. Ф. Трактаты. Оп. 466. Д. 1414. Л. 1691; Сборник договоров России с другими государствами 1856-1917. М., 1952. С. 190.

[24] Сборник договоров России… С. 169.

[25] Пальгрев Джиффорд В. Отчёты о провинциях Трапезундской, Сивасской, Кастамунийской и части Ангарской // ИКОРГО. Тифлис, 1882. Т. 7. № 2. С. 50.

[26] Бакрадзе Д. Историко-этнографический очерк Карсской области // ИКОРГО. Тифлис, 1882. Т. 7. С. 197.

[27] Rumeli’den türk göçleri belgeler. Cilt. 1. Doksanüç muhacereti 1877-1878. Hazirlayan Bilal Şimşir. Ankara, 1989. S. 300, 310.

[28] Там же. С. 391.

[29] Там же. С. 296.

[30] Там же. 392.

[31] Айдемир Иззет. Причины и результаты выселения черкесов в Османскую империю // НОБНСКПМ. С. 134.

[32] Румелия — название завоеванных османами в XIV-XV вв. балканских стран. С конца XVI по XIX в. – название османской провинции с центром в Софии, включавшей Болгарию, Сербию, Герцеговину, Македонию, Албанию, Эпир и Фессалию.

[33] Rumeli’den türk göçleri belgeler… S. 328; Further Correspondence Respecting the Conditions of the Population in Asia Minor and Syria L., 1881. P. 51, 55, 103, 106, 163.

[34] Cuinet V. La Turquie d, Asie. Geographie, administrative, statistique descriptive et raisonee d, Asie Mineur. T. 1. P., 1890. P. 10. T. 2. P., 1891. P. 448.

[35] Путята Д.В. Записка о Малой Азии. СПб., 1896. С. 126.

[36] Колюбакин А.М. Материалы для военно-статистического обозрения Азиатской Турции. Тифлис, 1888. Т. 1. Ч. 1. С. 158-159.

[37] Пальгрев Джиффорд В. Указ. соч. С. 108.

[38] Бакрадзе Д. Указ. соч. С. 197.

[39] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 5084. Л. 142-149. Д. 4805. Л. 150.

[40] АВПРИ. Ф. Политархив. Оп. 482. Д. 4325. Л. 11.

[41] В рассматриваемый период термин Сирия охватывал значительно большие территории: Сирийский (Дамасский), Халебский, Бейрутский и часть Мосульского вилайета; Иерусалимский и Ливанский санджаки. Сирийский вилайет включал южную часть современной Сирии, часть Ливана и Иорданию. Халебский вилайет — северную часть современной Сирии, а также санджак Урфа, казы Айнтаб и Александретта, находящиеся в настоящее время в составе Турции. Муттесарифлик Дейр-эз-Зор, входивший в состав Мосульского вилайета, включал восточную часть современной Сирии; Иерусалимский санджак — южную часть Палестины; Ливанский санджак — внутренние горные районы современного Ливана. На территории современного Израиля находились районы Дамасского и Бейрутского вилайетов, а также Иерусалимского санджака.

[42] Марониты — арабы, приверженцы одной из христианских сект. Название происходит от имени основателя секты Мар Марона. Глава маронитской церкви – «патриарх Антиохии и Востока», избирается коллегией маронитских епископов и утверждается папой римским. Живут главным образом в Ливане и Сирии.

[43] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 1716. Л.З.

[44] Там же. Д. 1342. Л. 32.

[45] Там же. Д. 1127. Л. 53.

[46] Берже Ад. П. Выселение горцев с Кавказа // Русская старина. СПб., 1882. Т. 36. С. 21 — 22.

[47] Further Correspondence… P. 261.

[48] Burton R., Drake Ch. Unexplored Syria. Visits to the Libanus, the Tulul el Safa, the Anti — Libanus, the Northern Libanus and the Alah. L., 1872. P. 163-164; Aydemir Izzet. GÖç. Ankara, 1988. S. 169; Karpat Kemal. Op. cit. P. 15; Lewis N. Nomads and Settlers in Syria and Jordan, 1800-1980. Cambridge, 1987. P. 97.

[49] Rumeli’den türk göçleri belgeler…S. 351, 352, 357.

[50] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 1125. Л. 20.

[51] Schumacher G. The Jaulan. L., 1889. P. 57.

[52] Rumeli’den türk göçleri belgeler…S. 368.

[53] Там же. С. 369, 387, 389, 390, 403.

[54] Там же. С. 403, 404, 415.

[55] Там же. С. 544.

[56] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 1326. Л. 33. 70.

[57] Там же. Л. 34, 70.

[58] Берзедж Н. Изгнания черкесов (Причины и последствия). Майкоп, 1996. С. 155.

[59] Мидхат-паша — государственный и политический деятель, бывший великий везир Османской империи. В указанное время находился на посту губернатора Дамасского вилайета.

[60] «Новое время». СПб., 1878. 14 ноября 1878 г.

[61] Oliphant L. Land of Gilead with Excursion in the Lebanon. L., 1880. P. 46, 49.

[62] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517. (2). Д. 1125. Л. 22.

[63] Haghandoqa M. Kh. The Circassians. Amman, 1985. P. 33, 37.

[64] Oliphant L. Op. cit. P. 251.

[65] Хавжоко Шаукат М. Герои и императоры в черкесской истории. Нальчик, 1994. С. 242.

[66] Hacker J. M. Modern Amman. A Social Study. L., 1960. P. 10.

[67] Lewis N. Op. cit. P. 98.

[68] Кобеин С. Поездка в Заиорданье в 1896 г. // СИППО. СПб., 1899. Т. 9. С. 273.

[69] Hacker J. M. Op. cit. P. 10.

[70] Schrag Carl. Israeli’s Circassians // Israel Scene. April, 1987. P. 14-15; Штендаль У. Черкесы в Израиле // Черкесы в Израиле. Нальчик, 2000. С. 21; Школьник Я. Боевые черкесы // Черкесы в Израиле. Указ. соч. С. 42-43.

[71] АВПРИ. Ф. Политархив. Оп. 482. Д. 756. Л. 173, 203.

[72] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 5084. Л. 151-152.

[73] Там же. Д. 762. Л. 53.

[74] Там же.

[75] Там же. Д. 237. Л. 38-39.

[76] История рода Анзор. Составитель Мухаммед Анзор. г. Ракка. САР; Калмык Хажумар. 1898 г. р., сел. Ханасир. Записано 10.12.1990. в г. Халебе. САР.

[77] АВПРИ. Ф. Посольство в Константинополе. Оп. 517 (2). Д. 5084. Л. 151.

[78] Там же. Л. 152.

[79] АВПРИ. Ф. Политархив. Оп. 482. Д. 236. Л. 60.

[80] Karpat Kemal. Op. cit. P. 15.

[81] Lewis N. Op. cit. P. 98.

[82] Берзедж Н. Указ. соч. С. 154.

[83] Aydemir Izzet. Göç. Ankara, 1988. S. 170.

[84] Cuinet V. La Turquie d, Asie… T. 2. P., 1891. P. 114.

[85] Haghandoqa M. Kh. Op. cit. P. 40-41.

[86] АВПРИ. Ф. Политархив. Оп. 482. Д. 760. Л. 18.

[87] Moutran N. La Syrie de domain. P., 1916. P. 438; Khairlallah K. T. La Syrie. P., 1912. P. 10.скачать dle 12.1
Загрузка...

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu