Адыги есть опора политической элиты Иордания

Адыги есть опора политической элиты Иордания

Освещение многоплановых проблем черкесского присутствия в Иордании требует персонификации текста, насыщения его биографиями тех, кто способствовал адыгскому процветанию в этой далекой от Кавказа стране. Как уже упоминалось выше, адаптация адыгских иммигрантов на этой территории проходила под непосредственным руководством генерала османской службы Мирза-паши Уасфи. Он возглавлял черкесские отряды во всех внутренних (против бедуинов и друзов) и внешних (против англичан и французов) войнах. Черкеская кавалерия под его командой охраняла железную дорогу от Аммана до Табука. После смерти Мирза-паши иорданских черкесов возглавил Саид-паша ал-Муфти, который, по словам израильского наблюдателя Ури Штендаля, «долгие годы был правой рукой короля Хусейна»16. Он занимал пост премьер-министра дважды в 1950 г., в третий раз в 1955 г., а четвертое назначение последовало в 1956 г. За свою долгую и блистательную карьеру он являлся депутатом парламента в 1924–1934 гг.; мэром Аммана в 1938 г.; министром внутренних дел в 1944 и 1949 гг., министром экономики в 1945 г., министром торговли в 1947 г., временно исполняющим обязанности премьер-министра в 1953 и 1957 гг. и государственным министром в 1963. В период мандата он являлся депутатом Законодательного Совета с 1929 по 1934 гг., а в период независимого королевства являлся спикером парламента в 1947–1951 гг. Он являлся также членом сената с 1960 по 1967 гг. и спикером сената в 1961–1974 гг. В 1958 г., после заключения союза с Ираком, Саид-паша ал-Муфти был единогласно избран председателем «Объединенного Арабского Совета», являвшегося, по сути, союзным арабским парламентом. Биография этого черкеса демонстрирует степень того влияния, которое черкесские выходцы оказали на становление базовых политических институтов Хашимитского королевства.

Адыги есть опора политической элиты Иордания
Министр иностранных дел Турецкой Республики Ихсан Сабри Чаглаянгиль (слева) и посол Иордании Фуаз Бермамит (справа)
Ихсан Чаглаянгиль (Хунэжь) (1908-1993). Абадзех.
Председатель парламента в 1979 году. С апреля по сентябрь 1980 года (до военного переворота) исполнял обязанности президента Турецкой Республики. Из книги М. Хафицэ «Адыгские мамлюки»



В 50–60-е гг. вторым после Саида ал-Муфти по степени влиятельности на внутриполитическую обстановку в Иордании был другой черкес — Уасфи Мирза. Свою государственную карьеру он начал в 1954 г. с поста министра сельского хозяйства. В 1959, 1960, 1966 и 1967 гг. был министром общественных работ, министром муниципального самоуправления, министром социальной защиты. В 1947–1951, 1952–1956 и 1963-1968 — депутат парламента. В 1971–1972 и в 1984 — член сената. Аббас-Мирза — министр внутренних дел в 1947–1950 гг., сенатор в 1957–1958 гг. Омар Хикмат — в османский период, в 1915 году, служил начальником полиции в Диарбекре, и в 1918 г. — начальник полиции в Алеппо; затем был президентом суда в Яффе. На территории Иордании его карьера складывалась следующим образом: в 1923 г. — начальник полиции Аммана, т.е. первый начальник полиции; в 1926 г. — президент Апелляционного Суда; в 1931–1934 гг. — первый министр юстиции — занимал посты министра сельского хозяйства и торговли в 1941 г. Глава Королевского Суда и королевский советник в 1947 г.; депутат Законодательного Совета в 1941–1942 гг.; мэр Аммана в 1942 г. Омар Абдуллах — министр сельского хозяйства в 1970, член косультационного Совета (1983), президент национального совета планирования в 1984 г. Мохаммад али Рида — министр транспорта в 1963 г., секретарь правительства и сенатор в 1964–1969 гг. Салих Аййуб — министр сельского хозяйства в 1967, 1969 и 1970 гг., председатель Королевского Суда в 1960–1964 гг. Абдул-Кадыр Таш — министр финансов в 1970 г. Зухер ал-Муфти — министр иностранных дел в 1973–1974 гг., посол до 1985 г. Изеддин ал-Муфти — начальник налогового ведомства в 1953-1958, министр финансов в 1967 г. Саид Бено — чеченец, министр общественных работ в 1976–1979 гг.; директор Водной корпорации (т.е. министр водных ресурсов) в 1981–1982, член консультативного совета в 1983 г. Инал Омар Хикмат — сын вышеупомянутого Омара Хикмата, глава королевского протокола в 1982–1985 гг. Хаж-Асад Халил — мэр Аммана в 1915 г., депутат парламента в 1934–1937 гг. Фаузи ал-Муфти — депутат Законодательного Совета в 1934–1937 и в 1942–1946. Шамседдин Сами — депутат парламента в 1929-1931 гг., видный адвокат. Хусейн Хаваджа — депутат в 1931–34, 1941–46 гг. Сенатор 1950–55 гг. Мэр Уадисира в 1957–1972 гг. Шаукат Хамид — депутат Законодательного Совета в 1941 г. и сенатор в 1947–1950 гг. Начальник полиции Аммана в 1925 г. Мэр Джераша в 1910 г. Рифат ал-Муфти — депутат парламента с 1967 по 1985 гг. Джамиль Науруз Шукум — депутат 1958 г. Абдул-Карим ал-Хас — депутат 1954–1956 гг. занимал высокие посты в армии и полиции в период эмирата (мандата). Фауаз Махер — генерал армии, начальник генерального штаба в 1960 г., посол.

Адыги есть опора политической элиты Иордания
Король Иордании Хусейн Бен-Талал и генерал Фуаз Бермамит, один из видных представителей адыгской общины, начальник генерального штаба иорданской армии Из книги М. Хафицэ «Адыгские мамлюки»


В числе послов фигурируют — доктор Шаукат ал-Муфти, Джамал Хотат, Мохаммад Али-Харма, Валид Таш, Талан Хикмат, и др. Абдул-Хамид Омар — полномочный министр Шахер Хусейн Бак — полномочный министр. Рашад ал-Хасан — исполняющий секретаря министерства финансов с 1958 по 1971 гг. Исмаил Жанбек — директор отделения Иракской Нефтяной компании в Иордании в 1954–1955. Самир Али Кардан — генеральный секретарь Иорданской федерации профсоюзов (1985). Маулуд Абдул-Кадир — президент Аудитбюро, 1977–1980. Ахмад Шаркас — директор генерального департамента библиотек и архивов (1976–1985). Назир Омар Балкар — губернатор в 1975–1976 гг. Дк. Халед Шами — исполняющий секретаря министерства здравоохранения, 1973–1977. Мохаммад Идрис — генерал-лейтенант, начальник генерального штаба в 1976–1978 гг., военный секретарь короля (1979–1981). Директор Общественной безопасности (т.е. министр государственной безопасности) в 1984 г. Иззет Хасан — заместитель начальника генерального штаба в 1961. Директор общественной безопасности (1969–70). Ануар Мухаммад Исмаил — генерал-лейтенант — родился в 1929 г. в бжедугской семье в деревне Самания на Голанах. Военную карьеру начал в качестве телохранителя короля в 1957 г. В 1964–1969 гг. командовал черкесской гвардией. В 1970–73 гг. министр внутренних дел, президент Черкесского благотворительного общества в 1981–83 гг. и 1986–87 гг. Не раз посещал Кабарду и Адыгею как руководитель делегаций Адыгэ хасэ Иордании. Награжден многими орденами — иорданскими, саудовскими, французскими, германскими, сирийскими, иранскими, китайскими, румынскими. За свою блестящую карьеру исполнял иногда и экзотические должности — например, управлял двором короля. Махмуд Шапсуг — генерал-лейтенат, военный секретарь в 1970 г., затем начальник порта Акаба (единственного в Иордании). Мохаммад Исхак — военный секретарь в 1962. Тахсин Хамид Шурдум, родился в 1942 г. в Аммане в кабардинской семье. Выпускник кадетского корпуса и общевойсковой академии в г. Зарка. Продолжил военное обучение в США. В 1973 г. окончил академию Генерального штаба Хашимитского королевства. Участвовал в качестве командира батальона сил быстрого реагирования в боевых действиях в горах Дофара на территории султаната Оман. Высокая оценка воинскому таланту Шурдума дана в книге «Солдаты удачи» английского генерала Кена Перкинса (Лондон, 1988). В 1989–90 гг. военный атташе в США в чине бригадного генерала. С ноября 1990 г. — генерал-майор, командир 4-й бронетанковой дивизии, с 1996 г. — генерал-лейтенант, заместитель министра обороны. Мамун Халил — генерал, наместник в 1977–79 гг. Генеральный директор Общественной безопасности в 1980–81 гг. Мохаммад Башир — генерал, помощник начальника генерального штаба по организации, развитию и планированию (1976).

Адыги есть опора политической элиты Иордания
Шах Ирана Мухамед Реза Пехлеви и иорданский генерал черкес Иззет Хасан Фото 1966 года. Из книги М. Хафицэ «Адыгские мамлюки»


Министр сельского хозяйства в 1985 г. Ибрагим Осман — генерал, командующий военно-воздушными силами (1956–1962). Ихсан Хамид Шурдум — генерал-лейтенант, командир военно-воздушными силами (1984). Валид Шараф ад-Дин — генерал-лейтенант, командир военно-воздушными силами (1971–1973). Махмуд Джамал Балказ — полковник, генеральный директор королевских авиалиний (1984). Мохаммад али Амин — заместитель директора Общественной безопасности (1981–1984); наместник в 1985. Хусни Шукум — зам. директора Главного финансово-хозяйственного управления Вооруженных сил Иордании (1960–1979). Диаб ал-Иусуф — генерал-лейтенант, наместник в 1981–1982 гг., зам. дир. Общественной безопасности (1979), начальник полиции Аммана в 1970–1975 гг., генеральный директор Общественной безопасности в 1984–85 гг. Джалал Гази Хутат — родился в Аммане в 1930 г. Окончил Каирский университет и аспирантуру Йельского университета (1958). Работал заместителем министра финансов. В 1965–1999 гг. возглавляет Главное финансово-хозяйственное управление иорданской армии. В 1979 г. получил звание генерал-лейтенанта. Ауни Мудар, годы жизни — 1945–1994. Кабардинец из рода Къалэ; родился в Аммане, закончил высшие летные курсы в Великобритании и США. Был военным атташе во Франции в 1986–1988 гг., в 1993 г. становится главнокомандующим королевскими военно-воздушными силами, генерал-майор, умер от сердечной недостаточности в США, похоронен в Сувейлихе. Ахмад Баслан — полковник, занимал высокие посты в министерстве общественной безопасности как в период эмирата, так и в королевский период. Ахмад Рамзи — высокопоставленный офицер эпохи эмирата. Мохаммад Джанбек — командующий амманской полиции в 1933–35 гг., мэр Наура в 1961–62 гг. Шейх Омар Лютфи ал-Муфти — защитил диссертацию в Стамбульском университете. По распоряжению султана Абдул-Хамида II читал лекции в мечети султана Мохаммада ал-Фатиха (Завоевателя). После прихода к власти партии Иттихада эмигрировал в Иорданию, где основал религиозный институт в 1921 г. Отошел от дел в 1944 г. Шейх Закария Хурма — высокопоставленный чиновник религиозных судов в период эмирата (до 1942 г.) Шейх Ануар Исмаил — президент верховного религиозного суда апелляций с 1979 по 1985 г. Защитил диссертацию по религиозному законодательству в университете ал-Азхара (Каир). Сами Шамс ад-Дин — генеральный прокурор в 1966. Омар Абаза — президент суда первой инстанции в 1985 г. Исмаил Бабук — мэр Аммана в 1909 г. Ахмад ал-Хатиб — мэр Аммана в 1911 г. Аййуб Фахр — мэр Аммана в 1920 г. Рашид Ахмад Баюк — мэр Уадисира в 1948-1955 г. Ибрагим Юсуф Хаваджа — мэр Уадисира в 1930 г. Юсуф Бжедуг — мэр Уадисира в 1955–1957 гг. Хусни Сабар — мэр Уадисира в 1972–1985. Мурад Хаджи — мэр Джераша в 1937–1954. Мохаммад Али Рамадан — мэр Джераша в 1979 г. Рашид Хамид — мэр Джераша в 1954–1961 гг. Муса Бено — чеченец, мэр Сувейлиха в 1958–1972 гг. и в 1981 г. Исхак Юсуф Хабух — мэр Наура в 1979 г. Изеддин Шуаиб — мэр Русейфы в 1967–1976 гг. Шамседдин Джарандука — мэр Русейфы в 1972–73 гг.17

Адыги есть опора политической элиты Иордания
Наследный принц Хасан бен Талал и черкесские гвардейцы короля. Из книги М. Хагандоко «Черкесы»



Чрезвычайно важной проблемой во взаимоотношениях черкесской общины с окружающими эносоциальными группами является политический аспект. Постоянные столкновения с Израилем побудили в палестинцах крайние национальные чувства. Арабский экстремизм в Палестине был основан также на антисионистской пропаганде. Борьба с сионизмом и, «стоящим за его спиной американским империализмом» стала уделом большого числа молодых палестинцев. В террористических группах приняли участие некоторые черкесы ввиду того, что израильская армия разрушила черкесские поселения на Голанах в 1967 г. Примечателен тот факт, что один из заместителей лидера ООП, а ныне автономного палестинского государства, Ясира Арафата является черкес по фамилии Хатко, приезжавший в 1998 г. в Адыгею. Тем не менее, отношения черкесов и палестинцев — особенно тех, кто был вовлечен в многочисленные радикальные организации, нельзя охарактеризовать иначе, как антагонистические. Эта враждебность стала совершенно очевидной после убийства короля Абдуллаха — основателя иорданского государства и покровителя черкесов.


Трагедия произошла 20 июля 1951 г. в мечети Омар, а убийцей оказался палестинец Ишшо, фанатично преданный идее создания палестинского государства в границах Израиля и Иордании. Этим актом палестинские экстремисты намеревались дестабилизировать ситуацию в стране, пользуясь тем, что сотни тысяч беженцев собрались в Иордании после разгрома 1948 г. В этот критический момент сомкнулись две этнические группы, наиболее преданные идее иорданской государственности — черкесы и бедуины. Палестинцы были подавлены, а на трон взошел король Талал, старший сын убитого монарха. Ввиду болезни парламент освободил его от полномочий и провозгласил королем его старшего сына Хусейна (2 мая 1952 г.). Его правление, по всеобщему признанию, привело к экономическому и культурному прогрессу страны. Но в июне 1967 года произошли события едва не приведшие к краху государства. Израиль оккупировал западный берег р.Иордании и изгнал оттуда около полумиллиона палестинцев. В результате двух войн в Иордании скопилось более 1 млн. палестинцев и хотя большинство их были подданными Хашимитского королевства, но на собственно иорданских территориях, где господствовали черкесы и бедуины они были чужаками. Поток палестинцев буквально заполнил все черкесские города — Сувейлих, Зарка, Амман, Русейфу, Наур, Джераш и Уадисир — и отныне черкесы стали национальным меньшинством в основанных ими поселениях. Палестинцы не проявили той степени толерантности, которая необходима для проживания в полиэтничном обществе. Их руководители стали интриговать против черкесов с местными арабами. И даже более того — они развернули антимонархическую псевдомарксистскую пропаганду, обвиняя во всех своих бедах короля Хусейна. В этот период Иордания оказалась заложницей общеарабской солидарности. ООП и Ясир Арафат поддерживались почти безоговорочно Сирией, Саудовской Аравией, Египтом и Ираком. А все экономические трудности, вызванные перемещением целого народа, была вынуждена испытывать одна Иордания. Но, что особенно тревожило Хусейна, так это нахождение на его территории многочисленных вооруженных формирований палестинцев, обладавших артиллерией, гранатометами, бронемашинами и АК в неограниченном количестве. У Арафата не было танков, но иракский танковый корпус в 200 машин, еще не передислоцированный после войны с Израилем, мог стать на его сторону. Танками и авиацией могла поддержать палестинцев и Сирия, традиционно скептически относящаяся к существованию Иордании как самостоятельного государства. К лету 1970 г. палестино-иорданские противоречия обострились до предела. Арафат чувствовал себя столь влиятельным, что смог публично произнести в Аммане следующее: «Если мы, палестинцы, сейчас представляющие собой большинство населения в Иордании, возьмем в свои руки власть в этом государстве, то тем самым мы дадим правительству Израиля повод удерживать Палестину, поскольку Палестинцы уже владеют Иорданией»18. Арафат требовал от Хусейна создать такие политические условия, при которых его страна превратилась бы, фактически, в базу палестинских боевиков. 11 февраля 1970 г. Хусейн издал указ, запрещающий палестинским боевикам ношение оружия за пределами их лагерей. Но указ этот был полностью проигнорирован: полицейские патрули были не в состоянии совладать с огромной массой палестинских солдат. По Амману поползли слухи о готовящейся резне черкесов. Черкесское окружение короля побуждало его к активным действиям. Бедуины, крайне встревоженные усилением палестинцев, встали на сторону Хусейна и черкесов. В пустыне к югу от Аммана собрались 200 шейхов, представляющих 25000 бедуинов. К ним на встречу прибыл Хусейн. Шейхи потребовали обуздать палестинцев и восстановить авторитет королевской власти. События стали разворачиваться стремительно после 5 июля 1970 г. В этот день должна была состояться на оккупированых Израилем территориях всеобщая забастовка, но население полностью проигнорировало призыв ООП. Это был знак того, что палестинцы Иерихона, Наблуса, Хеврона и Восточного Иерусалима были настроены отрицательно к боевым организациям. Тогда Арафат решил взорвать ситуацию в Аммане. Уже 7 июня на короля было совершено покушение. Хусейн направлялся в столицу из своего загородного дворца. Поскольку дорога шла через контролируемый палестинцами район, его сопровождала колонна броневиков и 60 черкесских гвардейцев. На развилке дорог у Сувейлиха колонна была подвергнута совершенно сумашедшему обстрелу из гранатометов, пулеметов и автоматов. В этом бою погибло более сорока черкесов, включая водителя Хусейна. Но оставшиеся в живых спасают своего короля и отвозят его в Амман19. Тут же он получает поздравительную телеграмму от Арафата, где говорится, что убийцы принадлежат к врагам палестинских революционеров. В этот же день радиостанция ООП из Дамаска призвала офицеров и солдат иорданской армии присоединиться к палестинским федаинам, «предъявить счет предателю Хусейну за его преступления в отношении палестинского народа». Оставшиеся месяцы лета проходят в обстановке откровенной вражды. 16 августа Ясир Арафат произносит: «Амман станет кладбищем для всех, кто покушается на палестинскую революцию!». Эти все — семейство Хашимитов, черкесские и бедуинские генералы. Хусейн отдает приказ 3-й иорданской танковой бригаде занять позиции у северных окраин Аммана. В официальном корпусе этой бригады нет ни одного палестинца — сплошные черкесы, чеченцы и бедуины. 19 августа Арафат уже в Багдаде, где просит президента Ахмеда Хасана аль-Бакра переподчинить ему иракские части, расквартированные в Иордании и, как будто, получает на то согласие. В ответ Хусейн заручается дипломатической поддержкой египетского президента Насера. По возвращении он выступает перед народом Иордании и говорит, что будет стремиться к мирному решению спора с Израилем, основываясь на решении Совета Безопасности №242. Другими словами, он дает палестинцам понять, что готов признать существование государства Израиль. Это было объявление войны. Ночью новые танковые и артиллерийские части окружают столицу. 1 сентября происходит очередное неудачное покушение на короля, но погибает один из его черкесов. 16 сентября Хусейн отправляет в отставку правительство и формирует кабинет из 12 высокопоставленных офицеров. На должность премьер-министра назначен палестинец бригадный генерал Мохаммад Дауд. Но вся реальная власть дана бедуину фельдмаршалу Хабису аль-Майяли, получившему пост военного губернатора Иордании. В ночь на 17 сентября Хусейн сказал группе приближенных военных: «Ситуация больше не может оставаться в своем теперешнем виде. С каждым днем Иордания все больше впадает в хаос. Нужно заставить боевиков выполнять договоренности, или им придется отвечать за последствия. На карту поставлено единство Иордании и авторитет арабского мира!» 17-го, в 4.30 начинаются бои за город. Сражение принимает неожиданно ожесточенный характер: обе стороны дерутся с большим мужеством. Особенно успешно действуют специальные отряды черкесов и чеченцев под командой офицеров общественной безопасности. На седьмой день боев сопротивление палестинцев по всей стране сломлено. Иракские части были блокированы и сохраняли нейтралитет. Сирийские танковые части пытались прорваться к Амману, но после нескольких столкновений вернулись на свою территорию. На самолете посредника — президента Судана — Ясир Арафат покинул Амман. Перед вылетом он делает радиообращение: «Амман пылает. Тысячи из нашего народа погребены под развалинами. Их тела разлагаются. Тысячи из нашего народа остались без крыши над головой. Им грозит голодная смерть. Такой резни еще не было в истории. Двадцать тысяч человек погибли. Море крови отделяет нас от этого короля и его правительства». Эти события вошли в историю Палестины как «черный сентябрь». Корреспондент ТАСС Н. Большаков в своем аналитическом обзоре «Северокавказская община в Иордании» отмечает особые заслуги адыгов и чеченцев в деле подавления палестинского мятежа. Альянс «черкесы-король» еще раз доказал свою эффективность и мощь. События сентября 1970 г. продемонстрировали социальную устойчивость иорданского государства: бедуинские сообщества доказали свою приверженность хашимитскому дому и идее суверенной Иордании. Вплоть до 1982 г. отношения Иордании и ООП были крайне напряженными. Не случайны слова президента Израиля Эзера Вейцмана: «Никакой Израиль в свое время не убил столько террористов, сколько приказал устранить король Иордании». Не случайно так же и то, что с 1970 года, когда пост министра Общественной безопасности занимал адыг, генерал Иззет Хасан (Кандур), и вплоть до середины 80-х гг. на это место Хусейн назначал исключительно адыгов. В сентябре 1970 г. военным советником Хусейна был адыг Ануар М.И. (Гутоко), а военным секретарем адыг генерал-лейтенант Махмуд Шапсуг. В это же время спикером Сената был адыг Саид-паша ал-Муфти. В это же время министром финансов так же был адыг Абдул-Кадир Таш. Мэр Уадисира в эти тревожные месяцы был адыг Хусейн Хаваджа. Начальником полиции Аммана — адыг Диаб ал-Юсуф. Мэр Сувейлиха — чеченец Муса Бено. Мэр Русейфы — адыг Изеддин Шуаиб. Все они и многие другие высокопоставленные черкесы в сентябрьские дни 1970 года приложили максимум усилий к защите короля. Последний, вскормленный молоком черкешенки, доверился им абсолютно. Здесь важно отметить, что оба этих высокопоставленных черкеса — министр внутренних дел Ануар Мухаммад и министр Общественной безопасности Иззет Хасан — не являются ни в коей мере в арабском духе ассимилированными людьми. Оба в совершенстве говорят на адыгском, в равной степени владея и кабаринским, и кяхским диалектами. Ануар Мухаммад (Гутоко), бжедуг, неоднократно посещал Кабарду, а Иззет Хасан (Кандур), кабардинец — его предки из селения Блечепсин в Адыгее. Его сын — Мухадин Кандур — блестящий адыгский писатель и историк. Свой выбор — изучать историю Черкесии — он сделал под влиянием отца, завещавшего ему написать правдивую книгу о трагедии адыгов.
Об искреннем увлечении короля Хусейна адыгской культурой — историей, этикетом, танцами, музыкой и всадническим искусством — вспоминает бывший министр культуры КБР Джиляхстан Эфендиев, лично знавший покойного монарха: «Так как же относился король Хусейн к живущим в Иордании адыгам и, в целом, к адыгскому народу? Могу сразу ответить: очень тепло. Он всегда помнил, что именно адыги (черкесы) защитили его и его семью. Он с доверием назначал адыгов на важнейшие посты в государстве. Об отношении короля Хусейна к адыгам говорит то воспитание, которое он дал своему сыну принцу Али — в духе Адыгэ Хабзэ и того утонченного этикета, который присущ черкесам. Он поощрял изучение принцем адыгского языка. Король Хусейн был очарован нашими песнями и танцами — настолько, что наградил высокими орденами ансамбль «Кабардинка». Такой оценки в самой Иордании не заслужил ни один творческий коллектив. Я никогда не забуду то выражение радости, которое источало лицо короля Хусейна, когда я зачитывал адресованное ему поздравление-послание президента КБР Валерия Кокова. Несмотря на то, что я никогда не занимал высоких государственных постов в Советском Союзе и Российской Федерации, король Хусейн неизменно оказывал мне личное гостеприимство и всегда находил время для беседы, воспринимая меня как адыгского посланца с Кавказа. Все это было бы невозможно, если бы Хусейн не любил наш народ, не относился бы с пониманием к нашим проблемам». То, что черкесы Иордании сохраняют высокую степень этнической идентичности превосходно показывает история принца Али — сына короля Хусейна — которая разворачивалась на наших глазах на протяжении последних 5–7 лет. Иорданский принц настолько проникся проблемами адыгского этноса, что освоил этот трудный язык и приложил серьезные усилия к изучению черкесской истории. В этническом плане Али отождествляет себя с черкесским народом. Корреспонденту «Независимой газеты» он заявил следующее: «Моя мать черкешенка, черкешенкой была и мать моего отца — короля Хусейна, поэтому мой интерес к Северному Кавказу нельзя считать случайным. К тому же я являюсь 42-м потомком пророка Мухаммеда и обязан заботиться о мусульманах во всем мире». В Иордании принц Али окружен друзьями-адыгами, субсидирует культурные проекты, направленные на популяризацию традиционных черкесских ремесел и искусств. Сохранение адыгского языка в диаспоре, упрощение процедуры репатриации он считает важнейшими задачами. В 1998 г. принц Али предпринял масштабную пропагандистскую акцию — конный марш от Аммана до Майкопа и затем Нальчика. Полностью экипированные на манер старых черкесов принц Али и около 20 его черкесских гвардейцев проделали сложный путь через Иорданию, Сирию и Турцию. Акция получила сильнейший резонанс в Турции и России. Особенно в Турции, где проживает около 3 млн. адыгов и др. выходцев с Кавказа. Ежедневно во всех выпусках новостей сообщалось о конном марше иорданских черкесов. Всякий раз при этом говорилось о проблемах черкесского народа, о трагедии черкесского изгнания после Кавказской войны. В Майкопе принц получил удостоверение репатрианта (6-го октября 1998 г.). В Турции и в Адыгее принц Али сделал серьезное политической заявление, согласованное с королем Хусейном, о том, что разделенное состояние адыгского народа на его исторической родине является большой исторической несправедливостью и необходимо стремиться к воссоединению Кабарды, Черкесии и Адыгеи. Летом 1996 г. принц Али принял участие в III-ем конгрессе Международной Черкесской Ассоциации в г.Нальчике. «Несколько раз смотрел он программу профессионального танцевального коллектива «Кабардинка». — Из очерка Мариетты Хушт. — Не мог сдержать своего юношеского пыла, восторга, не мог оторвать очарованного взгляда от сцены. Его привязанность к черкесскому костюму, к благородству и сдержанности черкесских рыцарей, видимо, передалась от отца, в охране которого всегда были черкесы — жители Иордании. Вернувшись на родину принц вспомнил о «Кабардинке» и не преминул случая в предновогодние дни пригласить в королевский дворец ансамбль адыгского танца». История адыгской общины в Иордании представляет массу чрезвычайно интересного материала для изучения поведения адыгов в диаспоре. Адыги в Иордании являются единственным языковым или лингвистическим меньшинством. Мы можем сделать вывод, что именно их присутствие, характеризующееся высоким политико-правовым статусом и не менее сильными амбициями, стало основообразующим фактором, приведшим к образованию нового независимого государства — Хашимитского королевства Иордания.

Примечания:
1. Lewis B. The Middle East. — L., 1996, p.236; Бэрзэдж Н. Указ. соч. С.143, 150, 152.
2. Arslan R. B. Amman. Yesterday and Today. — Amman, 1983, plate 3.
3. Ibid., plates 1–7.
4. Муфти Ш. Указ. соч. С.242–243.
5. Haghandoqa M.Kh. The Circassians. — Amman, 1985, pp.40–41.
6. Oliphant L. Land of Gilead with Excursion in the Lebanon. — L., 1880, pp.49–50.
7. Haghandoqa M.Kh. The Circassians, pp.42–43.
8. Ibid., pp.44–45.
9. Кушхабиев А.В. Указ. соч. С.101–103.
10. Муфти Ш. Указ. соч. — С.245–246.
11. Кондаков Н.П. Археологическое путешествие по Сирии и Палестине. — СПб., 1904. — С.123–124.
12. Исаев В.А., Лебедев Е.Л., Филоник А.О. Иордания. — М., 1987. — С.42–43.
13. Bell G.L. Syria. The Desert. The Sown. — L., 1919, pp.24–25.
14. Haghandoqa M.Kh. The Circas¬sians, pp.48–50.
15. Школьник Я. Боевые черкесы // Черкесы в Израиле. — С.42.
16. Штендаль У. Черкесы в Израиле // Черкесы в Израиле. — С.19.
17. Биографический список дан по следующим изданиям: Haghandoqa M.Kh. The Circassians, pp.76–100; Кушхабиев А.В. Черкесская (адыгская) диаспора в арабских странах. — С.168–178; Муфти Ш. Герои и императоры в черкесской истории. — С.242–247, 288–295; Черкесское зарубежье. — №4.
18. Концельман Г. Арафат / Пер. с нем. О.Е. Рывкина. — Ростов-на-Дону, 1997. — С.97.
19. Там же. — С.107.
шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu