Философия писем «черкесской нимфы» Шарлотты-Элизабет Аиссе (Айшет).

Философия писем «черкесской нимфы» Шарлотты-Элизабет Аиссе (Айшет).

Философия писем «черкесской нимфы» Шарлотты-Элизабет Аиссе (Айшет).Художественная литература является не только важной составной частью культуры народа, но в ней проявляется его образ мышления, способ восприятия мира природы и мира человека. Через художественное слово, через язык литературы больше всего узнаешь нравственные ориентиры человека, народа в целом, к которому он принадлежит. Через художественную литературу познаешь всю полноту души человека, нити ее тонкости. Словом, литература – словесный портрет любого народа, его история, выраженная в художественных образах, его мысли и сознания. Художественную литературу можно условно подразделить на две составляющие:

1. Устное народное творчество (фольклор) – эпос, сказания, сказки, легенды, песня-плач, песня о мужестве и отваге и т.д.

2. Письменная – проза, поэзия, драматургия.

Если взять устное народное творчество адыгов (черкесов), то оно имеет богатую и древнюю историю. На добрых его традициях воспитывалось не одно поколение. Что касается письменной литературы этого народов, то она, в силу отсутствия у него литературной письменности до начала ХХ столетия, прошла не долгий путь. Тем не менее, она богата разнообразными жанрами и талантливыми представителями, имена которых известны далеко за пределами нашего края, отечества в целом. Многие их произведения получили всеобщее признание читателей самых разных регионов нашей планеты.

В этой связи нельзя не упомянуть об одной «детали» этого пласта культуры адыгов (черкесов). Речь идет о тех замечательных литераторах, которые в силу различных причин, жили за пределами своей исторической родины. Многие из потомков мухаджиров, или угнанных в рабство, стали в этих странах классиками литературы. Это потомки черкесских мамлюков, которые родились в странах арабского мира, или тех черкес, которые покинули родину в результате Кавказской войны. Таких примеров множество. Обо всем этом нет возможности говорить в рамках данной работы. Этот вопрос требует специального его изучения. Но об одной из ярких представительниц черкесского зарубежья мы все же немного скажем. Это Аиссе Шарлотта-Элизабет (1693- 13 марта 1733 гг.). Аиссе - дочь адыгского (шапсугского) князя, которая была похищена турками во время их набега в его аул и была насильно увезена в Турцию. Ее купил в 1698 году на Стамбульском рынке работорговли французский дипломат в Османской империи Шарль де Ферриоль за 1500 ливров в возрасте 4-х лет. После этого Аиссе была увезена во Францию навсегда. Сам Шарль де Ферриоль от имени Аиссы писал кардиналу де Флеру следующее: «Господин де Ферриоль привез меня из Турции когда мне было 4 года, и воспитав меня как собственную дочь, в довершение своих благодеяний, пожелал оставить мне некоторое состояние, которое позволило бы мне вести образ жизни в соответствии с полученным мною воспитанием ». Это обращение де Ферриоля приводится в седьмом письме Аиссы к госпоже Каландрини1.[1].

Шарль Огустен Сент-Бёв (1804-1069 гг.) – один из известных литераторов, представителей французского романтизма о ней писал: «Было необходимо, чтобы эта черкесская женщина, вышедшая с азиатского базара, была привезена во Францию для того, чтобы она восстановила памятник святости и чистоты человеческих чувств».

Шарль де Ферриоль был послан в Турцию как королевский советник по подготовке конгресса для заключения мирного договора между Турцией с одной стороны, Россией, Австрией, Венецией и Польшей - с другой. 22 июня 1698 г. После завершения всех дел он покинул столицу Турции Стамбул и отправился во Францию. Вместе с ним была и Гайде (Айшет), купленная им

30 августа того же года. Корабль, на котором они плыли, вошел в порт Марселя. Затем они отправились в Париж. По пути в столицу Франции Париж в Лионе Гайде (Айшет) была крещена. Её крестным отцом выступил сам Шарль де Ферриоль, а крестной матерью – жена лионского чиновника госпожа де ла Феррьер. При крещении Айша получила новое имя Шарлотта-Элизабет. Но под этим именем она была в документах. Все стали называть её Аиссе. И она вошла в историю под этим именем1.

Ферриоль оставался в Париже около года, а затем его отправили обратно в Турцию теперь уже в качестве посланника. Он там пробыл десять с лишним лет.

На новой родине Аиссе получила не только прекрасное образование, но и покорила Париж своей «экзотической» красотой, незаурядным умом. Многие французы её называли «прекрасная черкешенка».

Гайде (Haide) – Айшет, Аида, как её называли до крещения, сперва воспитывалась в доме жены младшего брата Шарля де Ферриоля Марии-Анжелики де Ферриоль под Парижем. По истечении определенного времени Аиссе отдают в монастырь, где она продолжила своё обучение. Её там учили писать, читать, рисовать, танцевать, заниматься рукоделием, т.е. всему тому,чему учили детей французской аристократии.

Из монастыря Аиссе вернулась образованной, прелестной девушкой со сложившимся характером. Её красотой восхищались мужчины и завидовали многие дамы высшего общества. Когда граф Шарль де Ферриоль в 1711 году навсегда вернулся на родину, он увидел прекрасную девушку. Он на неё уже не мог смотреть безразлично. В своем письме к ней он излагал свои чувства следующими словами: «Когда я вырвал вас из рук неверных и купил вас, я не предполагал причинить себе такие огорченья и сделаться столь несчастным. Я рассчитывал, следуя велению судьбы, определяющей участь людей, располагать вами по своему усмотрению и сделать вас когда-нибудь дочерью или возлюбленной. Опять-таки судьба пожелала, чтобы вы стали той и другой, поскольку я не могу отделить дружбу от любви и отеческую нежность от пламенных желаний». Теперь уже, после того как Аиссе вышла из детского возраста, у Шарля де Ферриоля преобладало последнее, т.е. чувства любви. Он сделал ей предложение вступить с ним в законный брак, на которое она ответила ему отказом, как отказала и Филиппу II Орлеанскому – регенту французского короля Людовика XV.

В конечном итоге Аиссе осталась с Шарлем де Ферриолем до конца его жизни. Они прожили вместе более десяти лет. С ним она жила как настоящая аристократка и вела аристократический образ жизни. Всю жизнь она жалела его, ухаживала за ним и в своих письмах часто называла его «бедным посланником». В конечном итоге он окончательно потерял рассудок и умер в 1722 году в возрасте 75 лет после долгой болезни. Аиссе тогда было всего 29 лет. Она, как порядочная женщина, не могла предать забвению все то хорошее, что получила от Шарля де Ферриоля, она просто выполняла перед ним свой человеческий долг. В этой связи она писала в одном из писем госпоже Каландрини: «Совместное существование с хозяйкой сего дома намного труднее, нежели была моя жизнь с бедным посланником,т.е. с Шарлем де Ферриолем». В планах Аиссы не было стать литератором. Она не писала романы, повести или стихи. Тем не менее, она вошла в историю литературы Франции как «маленький шедевр» французской прозы благодаря своим письмам к госпоже Каландрини, которые были случайно обнаружены после её смерти.

Аиссе стала классиком французской литературы. О ней писали многие авторы, в том числе Вольтер и грузинская переводчица Котаван Иремадзе, которая ещё в 1935 году издала литературный портрет «Черкешенка Хайшет». А талантливый ученый Киржинова Светлана Асланбиевна посвятила свою кандидатскую диссертацию на тему: «Жизнь и творческая судьба Черкешенки Аиссе (Айшет) в художественной литературе»1. Известный кабардинский писатель, публицист, журналист, общественный деятель, большой знаток адыгской истории и культуры Мухамед Хафицэ издал в 1997 г. замечательную книгу «Аиссе. Черкесская нимфа». Этот список можно было бы продолжить ещё дальше.

Жизнь Аиссе была преисполнена многими драматическими эпизодами. Английская писательница Кемпбелл Прейд в своем романе «Мадемуазель Аиссе», который увидел свет в 1910 г. писала: «Жизнь м-ль Аиссе была исполнена такого драматизма, что не требовалось никаких ухищрений для «превращения» её в роман»1.

Как женщину её обожали многие известные мужчины того времени. Она была не только умной и образованной, но прелестной и обаятельной женщиной.

Ей посвящали стихи, романы, повести, пьесы. Внимания и расположения умной и красивой черкешенки добивались многие поклонники из высшего света. На одном из светских вечеров Вольтер подвел Аиссу к аббату Прево и представил: «Это наша черкесская нимфа – мадемуазель Аиссе!». Позже аббат Прево написал замечательный роман под названием «История современной гречанки». Он его издал в 1740 г. В русском переводе роман вышел под названием «История одной гречанки». Хотя сам аббат отрицал это, прототипом главной героини этого замечательного произведения гречанки Теофеи была Аиссе. Этого мнения придерживались многие авторитетные литераторы и исследователи творчества аббата Прево. Сходство героев «Истории современной гречанки» с мадемуазель Аиссе и господином де Ферриолем очевидно. Необходимо предположить, что аббат Прево, как порядочный человек и влюбленный в Аиссе , не хотел бросать

тень на её доброе имя. Не случайно в предисловии ко второму изданию этого романа он писал: «Читателю не следует видеть в героине ту прелестную черкешенку, которую знали и уважали многие порядочные люди и история которой не имеет никакого сходства с излагаемой историей». Но сам факт такого откровенного предупреждения аббата говорит об обратном, т.е. о сходстве «прелестной черкешенки» с главной героиней его романа Теофеей.

Такая прелестная и умная женщина французского высшего общества не могла принадлежать только одному дряхлеющему старику Шарлю де Ферриолю и за два года до его кончины Аиссе встретила мужчину, который окончательно завоевал её нежное сердце. Им оказался шевалье Блёз-Мари д'Эди., рыцарь Мальтийского ордена (отсюда титул «шевалье»- рыцарь, кавалер, дословно «всадник»). Члены Мальтийского ордена составляли тогда цвет европейского рыцарства, вступая в орден, они давали обет безбрачия – целибат наравне с монахами. Он был тогда в чине полковника и ,несмотря на то, что был вхож в дом Филиппа Орлеанского и хорошо знал его дочь, он навсегда полюбил «черкесскую нимфу». Ему было двадцать восемь лет, ей двадцать семь, когда они полюбили друг друга.

Несмотря на брачный запрет, который имелся у членов Мальтийского ордена, д'Эди вскоре после знакомства с Аиссе, предложил ей выйти замуж. Она ему отказала. Этим отказом она хотела защитить его честь и репутацию. Нарушение обета безбрачия-целибата грозило ему потерей своего положения в обществе, членства в ордене, крахом всей карьеры. Именно из-за любви к нему она не позволила себе согласиться на такое предложение, о котором она мечтала. Кроме этого, Аиссе хорошо осознавала, что этот брак не равный, т.е. он был бы мезальянсом. И все это отразилось бы на их ребенке в дальнейшем. Все эти обстоятельства стали причиной не только отказа от брака, но и постоянные мучения и жизни в разлуке со своей дочерью. Действительно, они сохранили в тайне свою любовь друг к другу, рождение дочери – Селини, которая появилась на свет 26 апреля 1721 года.

В своем девятом письме к госпоже Каландрини, которое было отправлено ей в августе 1727 года она пишет: «Шевалье д'Эди недавно предложил жениться на мне… Поистине такой странной любви не сыщешь на всем белом свете. Видится он со мной раз в три месяца, я же ровно ничего не делаю, чтобы привязать его к себе. Я слишком совестлива, чтобы извлекать для себя пользу из того, что сейчас владею его сердцем. Но как не велико было бы счастье называться его женой, я должна любить шевалье не ради себя, а ради него. Подумайте сами, сударыня, как отнеслись бы в свете к его женитьбе на девице без роду, без племени, у которой нет иной опоры, кроме родни г-на Ферриоля. Нет, мне слишком дорога его репутация, и в то же время я слишком горда, чтобы позволить ему совершить эту глупость… И разве могу я льстить себя надеждой, что он останется неизменен в своих чувствах ко мне. Он может когда-нибудь пожалеть, что поддался безрассудной страсти, а я не в силах буду жить, сознавая, что по моей вине он несчастлив и что он разлюбил меня». Она себя осуждала за такую связь с ним , но писала Каландрини, что любовь её к шевалье непреодолима и все оправдывает её. Аиссе далее признавалась: «Не стану писать об угрызениях совести, которые терзают меня, они рождены моим разумом; шевалье и страсть к нему их заглушают».

В своем шестнадцатом письме Аиссе про шевалье пишет: «Он все также нежен со мной и так же боится меня потерять. Я его чувствами не злоупотребляю. Людям свойственно обращать себе на пользу слабости другого. Мне сие искусство неведомо. Я умею одно: так угождать тому, кого люблю, чтобы удерживало его подле меня одно лишь желание – не расставаться со мной».

За два года до её кончины в 1731 году она писала все той же Каландрини, что когда госпожа де Ферриоль с завистью спросила её, какие это чары я на него (шевалье – К.У.) напустила, на это я ответила: «Единственные мои чары – непреодолимая любовь к нему и желание сделать его жизнь как можно более сладостной». Шевалье д'Эди безумно любит Аиссе и готов на все, чтобы она оставалась с ним. Он всегда оставался преданным ей. В одном из своих писем он писал: «Пока вы позволяете видеть вас, пока я могу льстить себя надеждой, что вы считаете меня наипреданнейшим вам в мире человеком, мне ничего более не нужно для счастья. Завтра я вас увижу и сам вручу вам это письмо. Я предпочел вам написать, ибо не уверен, что сумею заговорить о сем предмете достаточно хладнокровно. Рана слишком еще свежа, а я желаю предстать пред вами лишь таким, каким вам отныне угодно увидеть меня – покорным вашей воле и неизменным в чувствах своих к вам, какими бы узкими пределами вы не стремились их ограничить; но я боюсь обнаружить перед вами слезы, кои не властен буду удержать, как бы не утешен я был вашим обещанием навсегда сохранять ко мне дружеские чувства. Я дерзаю верить этому, моя дорогая Аиссе,не только потому, что мне известна ваша искренность, но и потому, что убежден: не может столь нежная, столь верная и преданная любовь, как моя, не найти отзвука в таком сердце как ваше».

Как было сказано выше, Аиссе вошла в историю литературы благодаря её «Письмам к госпоже Каландрини». Этот шедевр французской литературы был впервые опубликован после её смерти в 1787 году под редакцией Вольтера, который неоднократно встречался с ней и хорошо знал её лично.

Аиссе познакомилась в 1726 г. с Жюли Каландрини – женой знатного женевского гражданина и в течение семи лет вела с ней дружескую переписку. Всего было тридцать шесть писем Аиссе к госпоже Каландрини. В этих письмах Аиссе на высоком художественном уровне показала французскую действительность первой половины XVIII века. В них она приводит множество интересных деталей из жизни французской аристократии. Эти письма написаны изящным литературным языком, с высоких нравственных позиций и откровенностью. Литераторы, философы, люди искусства отмечали, что она воплотила в себе лучшие морально-этические и духовные качества.

Ее письма вводят читателя в мир нравственных представлений французского общества. Они стали примером высокого художественного мастерства. Несмотря на то, что эти письма личные, в них она показывала свои переживания и ощущение окружавшей ее действительность. Через них она умело показывала всем, что такое человеческое достоинство, что значит быть высоконравственным, что такое любовь. Она в этих письмах наглядно показала так же, как умеют прощать сильные люди слабые стороны характера других.

В них так же она показала, как блестяще знает литературу, разбирается во всех тонкостях искусства. Она ведет разговор о нем как профессионал – искусствовед. Она подмечает в артистах все тонкости их достоинств и недостатков. При этом она нисколько не оскорбляет никого из них. Она снисходительна и добра. Она рассудительна и не втягивается ни в какие интриги. В своем втором письме к госпоже Каландрини она пишет: «Надобно немного рассказать вам о спектаклях. Два скрипача оркестра Франкер и Ребельсо сочинили оперу на сюжет о Пираме и Тисбе. В отношении музыки она весьма недурна, но слова там прескверные, декорация же необычная. В первом акте изображена городская площадь с аркадами и колонами и это восхитительно. Превосходна сама перспектива, и соблюдены все пропорции…Появилась новая актриса, имя ее Пелисье, она, теперь делит с Лемор успех у публики. Я - то предпочитаю последнюю, голосом и игрой она нравится мне больше, нежели мадмуазель Пелисье; у той голосок слабый, и на сцене она всегда его напрягала. Правда, она очень хороша в пантомиме, все жесты ее точны и благородны, но их так много, что мадмуазель Антье рядом с ней кажется деревянной. На мой взгляд, актрисе, играющей роль влюбленной, надобно выказывать скромность и сдержанность, сколь бы драматичными ни были изображаемые обстоятельства. Страсть должна выражаться в интонации и звуках голоса. Чрезмерные резкие жесты следует оставить мужчинам и колдунам. Юной принцессе надлежит держаться поскромнее…»

Вдумываясь в эти подробные и глубокие суждения Аиссе создается такое впечатление, что все тонкости игры артистов разбирает постановщик данной оперы, профессионал с большим опытом работы в театре.

Нельзя оставаться безразличным, когда знакомишься с ее страданиями по поводу ее дочери Селини, которую она родила от шевалье д'Эди. Она до конца своей жизни вынуждена была скрывать от нее кто ее родители. Девочка была отдана в монастырь в городе Санс. В метрической книге родителями Селини были записаны морской офицер Блез Ле Блон и Шарлотта Мери. Эти имена специально были подобраны таким образом, чтобы были названы имена настоящего отца и ее самой как родная ее мать. Селини позже выйдет замуж за (виконта дворянский титул – К.У.) и станет виконтессой Нантия. Аиссе всю жизнь осуждала себя за то, что не может сказать своей дочери, кто ее настоящие родители и эти мучения и угрызения совести за такой поступок сыграли роковую роль в подрыве ее здоровья. Аиссе часто навещала свою дочь, по нескольку дней находилась в монастыре и тем не менее она не могла рассказать всю тайну ее связи с шевелье и рождения ребенка.

Аиссе в своем двадцать третьем письме к госпоже Каландрини от 17 ноября 1729 г. описывает как она очередной раз находилась в городе Санс в монастыре у своей дочери следующим образом: «Пробыла я в Сансе две недели, и там был у меня приступ ревматизма, да такой, что не могла двинуть членом. Два дня девочка не отходила от меня ни на шаг. Целых пять часов подряд провела она у моего изголовья, отказываясь покинуть меня, - читала мне вслух, чтобы меня развлечь, разговаривала со мной, а когда временами я погружалась во сон, сидела чуть дыша, боясь разбудить. Мало кто из взрослых был бы способен на это». А в своем шестнадцатом письме к той же Каландрини Аиссе с восторгом пишет, что ее дочь очаровательна, что ее в монастыре все любят, что она рассудительна и обожают ее. Эти качества дочери не могут не порадовать ее. Она пишет: «Она очаровательна - слыша рассказы о ней я право же не могу раскаиваться в том, что произвела ее на свет. Боюсь только как бы не пришлось ей пожалеть об этом больше, чем мне; С каждым днем она все хорошеет». Шевалье тоже любит Селини до безумия но и он должен скрывать от нее, что он ее родной отец. Селини – связывающее звено между Аиссе и шевалье д'Эди. Тема глубокой взаимной любви Аиссе и д'Эди проходит красной нитью через письма «прекрасной черкешенки» к госпоже Каландрини.

Ее всегда мучают мысли о греховности этой внебрачной связи с шевалье, она всеми силами пытается вырвать порочную страсть из своего сердца. Она признается в одном из своих писем к госпоже Каландрини: «Не стану писать об угрызениях совести, которые терзают меня, они рождены моим разумом; шевалье и страсть к нему их заглушают…Но если разум оказался не властен победить мою страсть, то это потому, что обольстить мое сердце мог лишь человек добродетельный»1.

Жестокая внутренняя борьба за свои грехи и безумная любовь к своей дочери, которой она не могла раскрыть свои тайны и искренняя любовь к шевалье, с которым она не могла жить в законном браке, подорвали ее здоровье. Тем не менее, она до последней минуты будет любить д'Эди, ввергая его в отчаяние.

«Никогда еще любовь моя к нему не была столь пламенной, и могу сказать, что и с его стороны она не меньше. Он относится ко мне с такой тревогой, волнением, что столь искренне и столь трогательно, что у всех, кому случается быть тому свидетелями, слезы наворачиваются на глаза. Мысль о скорой смерти печалит меня меньше, чем вы думаете, - пишет Аиссе Каландрини, - Что есть наша жизнь? Я как никто должна быть счастливой, а счастлива не была, мое дурное поведение сделало меня несчастной: я была игрушкой страстей, кой управляли мною по собственной прихоти. Вечные терзания совести, горести друзей, их отдаленность, почти постоянное нездоровье…Жизнь, которой я жила, была такой жалкой, знала ли я хотя бы мгновение подлинной радости? Я не могла оставаться наедине с собой: я боялась собственных мыслей. Угрызения совести не оставляли меня с той минуты, как открылись мои глаза, и я начала понимать свои заблуждения. От того стану я страшиться разлучения с душой своей, если уверенна, что Господь ко мне милосерден и что с той минуты, как покину свою жалкую плоть, мне откроется счастье? 1 ».

И все же перед смертью Аиссе порывает с любимым шевалье. «Не могу выразить вам чего стоит мне жертва, на которую я решилась; Она убивает меня. Но я уповаю на Господа - он должен придать мне силы. Я не сомневаюсь, что оно укоротит мне жизнь», - пишет она к госпоже Каландрини. Она перед своей смертью не только порывает связь с шевалье но и приносит покаяние. Она пишет по данному ее решению: «Как только смогу выходить из дома, отправлюсь на исповедь и покаюсь в грехах своих. Только я не хочу, чтобы об этом знали другие». Действительно она покаялась во всех своих грехах, но кроме нее самой и священника никто на свете не знал, в чем конкретно она покаялась. Главное, что ее душа успокоилась, и она покинула тот мир, которому она была обязана многим, но не в меньшей степени он ей подарил не одно горе и страдание. Так было суждено, и от судьбы никто никогда не уходил. Шевалье в свою очередь смиренно соглашается со своей любимой.

Несмотря на натянутые отношения Аиссе с госпожой де Ферриоль и скверный ее характер, «прекрасная черкешенка» прожила в доме Ферриоль до конца своей жизни.

Аиссе вела активный образ жизни. Она часто бывала на природе и охотилась на мелкую дичь, в том числе и на птиц. Но и это ей не помогло. Ее нежное и многострадальное сердце остановилось 13 марта 1733 г. Она не дожила до сорока лек. Так закончилась короткая, но насыщенная жизнь «прекрасной черкешенки», которую можно назвать «песней любви». Ушла из жизни несчастная и талантливая женщина, доброй души черкешенка Айшет, которая стала, по иронии судьбы, знаменитой француженкой Шарлоттой Элизабет Аиссе. Она осталась в памяти людей, прежде всего по ее Письмам к госпоже Каландрини. Она в них показала свою высокую мораль, свой интеллект, свои страдания и любовь к ближним, свою преданность к ним…

В конечном итоге эти Письма – ее философия, которой еще долго будет восхищаться не одно поколение людей разных стран и народов. Да, она страдала. Но был прав писатель Поль де Сент-Виктор, когда писал об Аиссе: «Если она страдала, то она и любила, а один час страсти стоит сам по себе целой вечности».

Шевалье д'Эди после ее смерти забрал их дочь Селини из монастыря и воспитал в ней большую любовь к несчастной матери. Д'Эди вскоре вышел в отставку, жил в родовом поместье в Перигоре, а в преклонном возрасте перебрался к дочери, теперь уже госпоже Нантия.

Примечательно и то, что он никогда даже не помышлял о том, чтобы соединить свою судьбу с другой женщиной. Такова была его мужская преданность к черкешенке, которая очаровала его до самозабвения, черкешенки, которая стала француженкой и осталась навсегда в «Стране любви и страстей» под названием Франция.

автор: К.Х. Унежевшаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu