Убыхи

Убыхи

В исторической литературе по Черноморскому побережью Кавказа об убыхах имеются лишь отрывочные сведения, касающиеся в основном периода Кавказской войны (1830 - 1864 гг.). Полное выселение убыхов в Турцию весной 1864 года, после капитуляции их в самом конце Кавказской войны, последующая почти полная их ассимиляция там и потеря убыхского языка, не имевшего письменности и оставившего лишь слабые следы в трудах отдельных исследователей, в совокупности составили значительные трудности в изучении этого своеобразного народа, заметно выделявшегося во многих отношениях в окружающей адыго-аб-хазской среде. Положение усугубляется почти полным отсутствием памятников материальной и духовной культуры убыхов, как в СССР, так и в Турции. Лингвистов поражает своеобразие убыхского языка, занимающего особое место в западной группе иберийско-кавказских языков и отличающегося как от адыгейского, так и от абхазского языков, т.е. языков народов, окружавших убыхов в течение многих столетий до выселенния с Кавказа.

Этнографы уже более столетия пытаются выработать сколько-нибудь обоснованную версию этнического происхождения убыхов. Историков удивляет необыкновенная воинственность этого малочисленного (около 50 тысяч человек) народа, на протяжении более 30 лет явившегося цементирующим ядром западнокавказских племен в их оборонительной войне против экспансии царизма на Кавказе в середине XIX века.

Еще П.К.Услар отмечал, что «в литературе кавказской этнографии, скудной фактами, но обширной по объему, убы-хи играют весьма странную роль. То называются они племенем совершенно особым от адыгов и абхазцев, то причисляются к адыгам, то к абхазцам. Каждое из этих разноречивых показаний основано не на положительных данных, а исключительно на показаниях соседних с убыхами туземцев, которые, конечно, столько же могут судить о коренном сходстве или различии языков, сколько о сходстве и различии геологического происхождения своих гор»1.

Академик Дубровин, еще в 1871 году опубликовавший первую монографию о черкесских племенах, переизданную в сокращенном виде в 1927 году, отметил, что «по происхождению и языку, убыхи вовсе не принадлежат к племени ады-ге, но по нравам, обычаям и, наконец, по всеобщему употреблению у них черкесского языка наряду с природным языком, должны быть причислены к группе черкесских племен»2.

По свидетельству Услара, название убыхов перешло к ним от черкесов, которые называли их уббых, в то время как сам себя этот народ называл апех или просто пех. Происхождение (этимологию) этого названия Услар считал неясным. Наиболее близким для объяснения из известных нам убыхских (по заявлению самого Услара) слов являются: аппе - дверь и апьохое - река. Из них первое - «аппе», пожалуй, более близко к «апех», так как по одному из основных правил убыхской фонетики после приставки «а» обычно следует удвоенная согласная, т.е. «апех» может быть и «аппех» от которого пошло черкесское уббых. В слове апьохое, являющемся составным, первая часть «апьо» по произношению почти идентична аппе. Вторая часть «хое» вероятно имеет происхождение от шапсугского «хе» - идет (течет) вниз, к морю. «Хе» - конечная часть многих наименований рек (Щахе, Псахе и др.). «Аппе» - дверь, но в смысловом значений это может быть ворота или ущелье (теснина). Т.е. «апьохое» в дословносмысловом переводе будет означать «текущая из ущелья в море». В таком случае самоназвание убы-хов «апех» или «пех» может означать «люди ущелий (гор)» или «выходящие из ущелий (гор)».

В период Кавказской войны убыхор и абадзехов называли «истинными горцами». Приведенное объяснение соответствует и фактическому размещению коренного убыхско-го населения первой половины XIX в. в труднодоступных котловинах средних и верхних течений причерноморских рек в междуречье Шахе - Хоста.

Интересно отметить, что один из крупных аулов в окрестностях Сочи (в долине р. Псахе) назывался Апохуа, т.е. селение убыхов.

Норвежский этнограф X. Фогт, кроме термина убых (аубых) указывает термин туахы, который в источниках первой четверти XIX в. служил абхазским названием страны убыхов Туахы.

Немецкий лингвист А. Дирр отмечал, что в начале текущего столетия абхазы не употребляли названия убых, а использовали для обозначения этого народа этноним садзуа (асадзуа), т.е. считали убыхов и джигетов одним народом. Чаще различные убыхские общества именовались по господствовавшим в них дворянским фамилиям: Агвхаа (агвацы низовьев Мацесты), Аублаа (убыхо-абазины современного центрального района г. Сочи), Чизмаа (убыхи долины Псахе), Хамыш (убыхо-абазины района Хосты) и т.д.

Располагаясь на территории между адыгами и абхазами и являясь в этническом и лингвистическом отношении как бы промежуточным звеном между ними, убыхи занимали совершенно особое место в западной группе иберийско-кавказских народов. В силу тех же обстоятельств они не были этнически однородны и подразделялись на несколько племенных сообществ, отличавшихся друг от друга по территориальному, экономическому и политическому признакам и сохранявших некоторые лингвистические особенности.1

К середине XIX в. в Убыхии были известны следующие основные племенные подразделения или общества: Субаши или Субешх, Хизе, Вардане, Псахе, Саше или Соча (Соцва), Хоста или Хамыш, располагавшиеся в береговой полосе, и целый ряд горных обществ, названия которых нам неизвестны, за исключением общества (племени) Алань, предположительно локализуемого в верховьях Шахе.

Общества Субешх, Хизе, Вардане и Псахе иногда выступали под общим именем Вардане или Ардона (по Торнау). Общество Субешх охватывало смешанное убыхо-шапсугское население низовьев Шахе, Матросской щели и долины реки Чимит (Чемитоквадже).

В 40-е годы XIX века старшинство в обществе Субешх принадлежало роду Атквея.2 В конце Кавказской войны (1864 г.) большинство старшин в этом обществе выбирались уже из рода Берзеков. Главное селение общества Субешх лежало в долине р. Шахе, в 3-х км от ее устья, и насчитывало до 200 дворов.3 Для долины р. Шахе вообще была характерна густая заселенность, селения здесь тянулись по обоим берегам, почти сливаясь друг с другом, на многие километры.

Общество Хизе (Хобзы, Пшогия) занимало долины рек Осакай (Осохой), Хожиебс (Якорная щель), Веранда, Дет-ляшха и Буу. Для этого общества, особенно в береговой полосе, было характерно смешанное убыхо-шапсугское население. Старшины в этом обществе избирались преимущественно из рода Дизаа (Дизе).

Общество Вордане занимало прибрежную полосу от долины р. Буу до Мамайского перевала. Селения этого общества располагались на реках Хобзы (Хобза), Лoo (селение Дзепш или Jloyne имело до 200 дворов), Ниже или Нижи (совр. река Уч-Дере к югу от JIoo), Легутай (совр. река Бит-ха) и Дагомыс.

Л.И. Лавров к долине Дагомыса приурочивает крупнейшее в Убыхии селение Фагуа (у Дюбуа де Монпере - сел. Фа-гурка) или Дзеша имевшее более 800 дворов и тянувшееся по Дагомысу (вероятно по Западному Дагомысу) на 18 км.1 К юго востоку от общества Вордане лежало общество Псахе (Чизымогуа, Чизма, Мамай), занимавшее долину р. Псахе и междуречье Псахе - Сочи, включая долину современного Хлудовского ручья.

В этом обществе насчитывалось не менее 500 дворов. Из отдельных селений общества Псахе остались известными: с. Чизымогуа Ахмеда, тянувшееся на несколько километров вдоль реки Псахе (это же селение называлось Апо-хуа, т.е. селение убыхов), и с. Чизымогуа Мисоуста, располагавшееся, по всей вероятности, на левом приустьевом склоне долины ручья Хлудовского.

Оба селения были названы по именам старшин из знатного рода Чизымогуа.2

Общество Саше (Соча, Соцва и др.) простиралось от р. Сочи (Сочипста) до р. Агуры. Смешанное убыхо-абазин-ское население этого общества Торнау определял в 10 тыс. человек. Общество Саше состояло из селений, разбросанных по долинам рек Сочи, Бзугу, Цаник (Цанык) и Мацеста. Главное селение общества, в котором проживала господствовавшая фамилия Облагу (или Аубла), располагалось на левобережье приустьевой части долины р. Сочи, в пределах современных Завокзального и Заречного микрорайонов г. Сочи и у подножия приморского склона горы Батарейка, где находилась резиденция предводителя сочинских убыхов Аубла Али Ахмета.

В 5-6 км от устья р. Сочи находилось другое крупное селение сочинских убыхов, носившее наименование Аршна Аху. Выше, по долине Сочи начинались владения горных убыхов, где господствовал воинственный род Берзеков До-гомуковых. Крайним на юге убыхским приморским обществом, также имевшим смешанное убыхо-абазинское население, являлось общество Хамыш, в котором господствовала фамилия Хамыш. Главное и наиболее крупное селение этого общества располагалось на высотах вдоль долины реки Хоста (Хуо-ста) в 1,5-2,0 км от берега моря. Между реками Хоста и Агу-ра (Хуорта) находилось другое селение, располагавшееся от главного на расстоянии не более 5 верст.1

Вероятно в долине ручья Видного, у подножия юго-западного склона горы Ахун, располагалось селение Зенги. Это же название носил современный мыс Видный.

Из перечисленных приморских убыхских обществ наиболее плодородные и удобные в климатическом отношении земли занимали общества Вардане и Саше. Они имели развитое земледелие и плодоводство, вели активную торговлю с турецкими купцами и поэтому отличались в экономическом и социальном отношении от остальных убыхских обществ, заселявших горную территорию, занимавшихся преимущественно скотоводством и склонных более других грабительским набегам на соседние и дальние племена.

Если о приморских убыхских обществах мы находим трывочные сведения у различных исследователей, то о горной Убыхии такие сведения единичны и крайне скудны. Из елений горной или собственно Убыхии наиболее известны ыли с. Мутыхуасуа, располагавшееся на месте современного селения Пластунка и являвшегося вотчиной известно-о убыхского военного предводителя Хаджи-Берзека Докум-ку (Догомуков в русских военных документах) и его племянника и последователя Хаджи-Берзека Керантуха. Это еление до начала XIX века принадлежало обществу Саше, но затем было отвоевано горными убыхами (ориентировочно в 1803-1805гг.).

В низовьях р. Бзыч (левобережный приток р. Шахе) располагалось одноименное крупное селение, в котором главен-твовала привилегированная фамилия Дишан (Дечен, Десен.)2. На правобережье верхнего течения р. Шахе, между зеками Бсюк и Буший находилось крупное население горно-о убыхского общества Алань, получившее название Бабуков-аул по фамилии военного предводителя этого общества периода Кавказской войны Хаджи Бабукова. На водораздельной гряде между верховьями Хобзы и средним течением Шахе было большое селение Уцуа (Уцкуа), в верховьях р. Буу - сел. Эбжноу.1 На Убыхской поляне в верховьях р. Ац располагалось крупное селение, условно названное по наименованию урочища Убых-аулом.

О неизменности территории расселения убыхов в течение многих столетий еще до Евлия Челеби, впервые достоверно упоминающего об убыхах в середине XVII века, свидетельствуют предания абадзехов. Одно из преданий утверждает, что первоначальные насельники (семь семейств) долины Тубе (верховья реки Белой), от которых абадзехи ведут свое происхождение, сначала жили в долине Шахе, где они поселились среди убыхов после бегства из Аравии. Предание относит эти события ко времени византийского императора Константина (X век). По другому варианту предания, предки абадзехов вышли из Абхазии, долго жили в долине Шахе среди убыхов и затем перешли через Кавказский хребет и обосновались в долине Тубе. В обоих преданиях говорится об убыхах как об аборигенном населении, жившем на территории современного Сочи с давних времен.

Первое письменное упоминание об убыхах, по мнению А.Н. Генко, содержится в сочинениях византийского историка и географа VI в. Прокопия: «За областью Абазгов на Кавказе проживают Брухи, территория которых находится между Абазгами и Аланами...» (перевод с немецкого В.В.).2

Затем уже в 1641 г. Евлия Челеби пишет о племени Waipigha (в транскрипции Хаммера - англ.), которое последующие исследователи считают убыхами. Но у Белля Waja - это псезуапсинское племя гоайе (гои) - подразделение причерноморских шапсугов, a pigha, видимо, производное от пех - самоназвание убыхов. Т.е. Waipigha может означать смешанное шапсугско-убыхское население междуречья Псезуапсе - Шахе.

Возможно, что наиболее раннее упоминание об убыхах -брухах содержится в «Перикле» безымянного автора V в. и аключено в названии р. Брухонта, одновременно названой также Мизигом.1

В последней угадывается название наиболее крупной реки сочинского побережья Мзымты (Мизимты).

В источниках XVIII в. название убыхов упоминается уже тще и обычно в форме адыгского их наименования «уббых» зли «убых». С этим именем вероятно имеют связь и два названия, приводимые Пейсонелем в середине XVIII века при перечислении им племен, населявших в тот период Черноморское побережье Кавказа; это этнонимы Онбеш и Шаша. В первом усматриваются те же убыхи, а во втором - племя <сйдша», отмеченное еще Евлия Челеби, и приморское племя саше со смешанным убыхо-абазинским населением.

В клинописных записях ассирийского царя Тиглатпа-ласара I (1112 г. до н.э.) упоминается северная страна Хаб-хи (Хапхи), располагавшаяся на берегах Верхнего (северного), т.е. Черного моря. Ш.Д. Инал-ипа предполагает (в качестве рабочей гипотезы), что в этом названии возможно кроется корень названия «Абхазия» или самоназвания убыхов - пех (апех).2

Совершенно определенно имя убыхов попадает в научную литературу лишь в конце XVIII века, после академиче-жих экспедиций Гюльденштедта в 1774 г. иПалласав 1793-1794 гг. Оба исследователя причисляют убыхов к абазам и указывают их местопребывание к югу от племени Туби (абад-зехи), что соответствует территории расселения убыхов и в первой половине XIX в.

Гюльденштедт в местах расселения убыхов называет общество Сахи, которое также сопоставимо с Садша, а может быть и с позднеантичными и раннесредневековыми санига-ми, проживавшими на той же территории. Затем Потоцкий в 1797 году (публикация 1829 г.) говорил об убыхах, как о народе совершенно отличном от черкесов и абазгов. Клап-рот, совершивший путешествие по Кавказу в 1807-1809 гг., считал убыхов племенем, родственным абадзехам и ошибочно локализовал их в верховьях рек Белой и Псаха (вероятно Пшеха), т.е. на северном склоне Западного Кавказа. Первые более подробные сведения об убыхах мы находим у Л.Я. Люлье, несколько лет прожившего среди горцев Черноморского побережья Кавказа: «Между землями, населенными с одной стороны Натухаджами, а с другой стороны Джигета-ми, находится отдельное племя Убыхи. Из них прибрежных черкесы называют Абадзе; живущих же на верховьях речек к хребту именуют Убыхами. Жилища их расположены на следующих речках в долинах, примыкающих к морю: а) Зю-ебзе(Буу - В.В.), в) Лоу или Лоупь, с)Ниге(Нижи - Уч-Дере -В.В.), d ) Батхь (Битха - В.В.), е) Дагомепсе.., f) Психе или Мамай (все это коллективно урочище Вардане); g) Саше или Сочи, д.)Хамишь или Хоста (эти две - урочище Саше)...»1

В предисловии к русско-черкесскому словарю (Одесса, 1846 ) Люлье писал об убыхах: «...сей последний народ имеет свой особенный язык, не сходный ни с языками Адиге, ни с Абхазским. Это ныне язык черни, употребляемый в горных ущельях и у берега моря. Это наречие выходит из употребления и со временем исчезнет. Дворяне убыхские все говорят адигским языком, но многие из них из простолюдинов, в этом крае, находясь по топографическому положению своему в соседстве к югу с абхазцами, говорят также свободно и на языке соседей»2. Ад. Берже, видимо, пользуясь данными Люлье, повторяет эти сведения и делит территорию расселения убыхов на три области: а) собственно Убых, которые живут в верстах 20 от морского берега между верховьями p.p. Хоста и Шахе..., б) Саше, между р. Хоста и долиной реки Соча включительно.., в) Вардане (от долины р. Соча) и Сюепсе (Буу -В.В.) с ее притоками включительно3. Здесь же Берже говорит, что племя Саше пользуется вольностью, упорно отстаивая свою независимость.., народ вообще воинственный.

Описывая этнический состав западнокавказских племен, Торнау сообщает: «... Прежде у нас считалось за Кубанью столько же различных народов, сколько там существовало названий обществ или отдаленных аулов... Я же нашел на берегу Черного моря и за Кубанью только три различных народа: Абазин, Черкесов и Татар, говорящих на трех коренных, нисколько между собой не сходных языках. Они не понимают друг друга; между тем как наречия, образовавшиеся из одного коренного языка всегда сходны с ним, и не мешают объясняться между собой горцам одинакового происхождения. Не знаю, позволено ли считать Убыхов, имеющих свой собственный язык, четвертым племенем, или они составились из Абазин, Черкесов и Европейцев, выброшенных, как говорит предание, на черкесский берег еще во время первого крестового похода»1. В последнем высказывании Торнау проявилась его романтичность, но вызвана она была тем реальным фактом, что убыхи довольно резко выделялись из окружающей черкесско-абхазской среды как по языку, так и, в определенной степени, по антропологическим чертам и психическому складу, а также по особенностям социального строя, сохранившего многие черты «военной демократии».

Так, в «Описании части восточного берега Черного моря от р. Бзыбь до р. Саше» (Тифлис, 1836 г.) Торнау сообщает: «Убыхи - народ, между черкесами славившийся своим молодечеством и неустрашимостью, занимают юго-восточную покатость хребта Кавказских гор, между реками Саше и Шахе. По берегу моря, между шапсугами, составляя несколько отдельных обществ - Хизе, Уордане, Шлисткуадж -и селения Зюешь, известные у соседей их под названием Ар-дона... Убыхи говорят собственным языком, не похожим ни на одно из наречий языков абазинского и черкесского...»2

Торнау, несмотря на все его стремления, не удалось побывать среди горных убыхов и познакомиться с их языком и культурой. Он не смог продвинуться дальше Сочи, где посетил князя Али-Ахмета Облагу (Аубла), стоявшего во главе племени «Саша». Торнау не смог познакомиться с убых-ским языком, так как все встречавшиеся ему убыхи свободно говорили по-черкесски. Непредвиденная случайность помешала Торнау проникнуть в Убыхию и познакомиться с этим народом. В 1837 году Торнау под видом «немого» чеченского абрека Гассана в сопровождении ногайского князя Тембулата Карамурзина (тайного помощника русских) намеревался пройти вдоль побережья от Мзымты в сторону Джубги, хотя бы до Шахе. «Но в это время,- вспоминает Торнау,- Хаджи Берзек, главный убыхский старшина, перешедший с партией в несколько сот человек на северную сторону гор, имея в виду напасть на Башилбаевцев и если представится возможность, участвовать в набеге на русскую границу, предложил Карамурзину присоединиться к нему для этого дела и потом ехать вместе к морю. Считая слишком рискованным совершить со мною это путешествие в таком многочисленном неприятельском обществе, Тембулат отказался от предложения Берзека, под предлогом крайней необходимости съездить к Гассан-бею абхазскому (Михаилу Шервашидзе - В.В.) еще до зимы. Через этот отказ он отнял у себя возможность ехать к Убыхам, и должен был поневоле выбрать для своей поездки в Абхазию кратчайший путь через Ачипсоу; иначе возбудил бы подозрение Хаджи-Берзека, которого надо было очень остерегаться по причине важного значения, какое он имел между приморскими черкесами.

Это обстоятельство разрушило первоначальный план моего путешествия, отнимая у меня возможность осмотреть довольно значительное пространство морского берега...»1

Несомненно, что в результате этого непредвиденного изменения маршрута Торнау, наука лишилась, вероятно, многих ценных сведений об убыхах. Постоянная мобилизационная готовность убыхов, замкнутость и недоступность горных территорий, где они проживали, и в последующий период, вплоть до конца Кавказской войны, не позволяли кому-либо из исследователей проникнуть вглубь Убыхии.

Убыхи по своему антропологическому облику были в общем сходны с другими кавказскими горцами, но отличались более высоким ростом, плотным телосложением и выразительными чертами лица. По этим антропологическим особенностям среди северокавказских народов выделяются еще, пожалуй, только осетины - народ смешанного происхождения. Их далекие ираноязычные предки сарматы во 2 в. до н.э. выдвинулись из южноуральских степей и, вытеснив и истребив родственные им скифские племена, распространились на обширных территориях юго-восточной Европы, включая Северный Кавказ. В начале I века н.э. из среды сарматских племен, обитавших на Дону, выдвинулись аланы. Это название они получили от греков и затем византийдев. Себя же аланы называли «асса». Есть предположение, что это самоназвание аланов произошло от древнеиранско-го «аси», что означало «конь». У древних иранцев конь считался одним из воплощений солнечного божества. Аналогично этому слово «росс», также означавшее «конь» было самоназванием одного из смешанных сарматско-славянских племен Поднепровья, а затем послужило основой названия большой группы восточнославянских племен.

В первых веках нашей эры аланы-ассы господствовали в степях Северного Кавказа и Дона. Они отличались большой воинственностью и, подобно своим предшественникам скифам и сарматам, не один раз прорывались через кавказские теснины, совершая разорительные набеги на Закавказье, в Месопотамию и Малую Азию. Но в IV веке н.э. в южнорусских степях появились гунны, вышедшие из Монголии, которую они покинули под напором Китая. Гунны разгромили аланов и не останавливаясь прошли дальше на запад. Едва оправившись от гуннского нашествия, аланы вступили в борьбу с новым племенным объединением - с тюркоя-зычными хазарами и булгарами, вышедшими в южнорусскую степь вместе с гуннами. Под напором гуннов, хазар и булгар аланы были вынуждены отступить к кавказским горам и в последующий период с V по IX века основной территорией их обитания были горно-лесные пространства в верховьях Кубани и ее наиболее крупных левобережных притоков, т.е. в пределах современной Карачаево-Черкесии и юго-восточной части Краснодарского края.

В средние века аланы были постепенно вытеснены из этих мест кабардино-черкесскими и тюркскими племенами, оставив здесь свои следы лишь в виде большого числа аланс-ких топонимов. Остатки алан ушли в горы современной Осетии и далее на юг через Дарьяльский проход в северную Грузию и, смешавшись с местным аборигенным населением, послужили основой при формировании осетинской народности.

Часть алан во время этих миграций из верховьев Кубани и ее левобережных притоков Лабы и Белой вероятно перешла на южный склон Западного Кавказа в долины Бзыби, Мзымты, Шахе, Псезуапсе, смешавшись с местными убы-хо-абазинскими племенами, перейдя на их язык и передав последующим поколениям горных племен этой территории некоторые характерные антропологические черты. Еще в начале XIX века путешественник и любитель-этнограф Ян Потоцкий в своем «Путешествии в астраханские степи и на Кавказ» (Париж, 1829) отметил, что «убыхи... народ совершенно отличный от черкесов и абазов» и сделал смелое предположение, что это один из «осколков» некогда могущественных алан. Люлье, поддерживая эту гипотезу, отмечал, что целый ряд средневековых авторов (Прокопий в 529 г., Массуди в 943 г., Константин Порфирородный в 959 г., Иосиф Барбаро в 1436 г., Ламберти в 1624 г., и Шарден в 1671 г.) упоминали об аланах, занимавших горные территории к северо-западу от Абхазии и в верховьях Кубани.

При разборе этнографических подразделений причерноморских племен середины XIX века рядом исследователей было отмечено, что среди убыхов одно из горных племен носило название Алань. Локализовалось оно предположительно в среднем и верхнем течении р. Шахе.

Как сообщает Н.Г. Волкова (1973 г.) сочинские шапсуги Лазаревского района считают убыхов народом, родственным шапсугам, и утверждают, что территория их былого обитания простиралась от Шахе до Гагр, т.е. причисляют к убы-хам и садзов-джигетов и называют следующие местности, населенные приморскими убыхами: Хаший (Ходжипс - Якорная щель), Буапь или Буапе (Буу), Вардане (Хобза - Лоо), Лэу (Лоо - Битха), Лэшу (Дагомыс), Саче или Шаче (Сочи), Ха-мыш (Хоста) и Лиешь или Лиашь (Мзымта - Хашупсе). Шапсуги считали, что Абхазия начинается за Гагринским карнизом. Местность Соче считалась центром Убыхии.

Об убыхских именах собственных нам известно немногое. В различных источниках XIX века они, как и убыхские фамилии и названия убыхских родов, передаются в искаженном написании и часто уподобляются черкесским, абхазским и турецким, хотя несомненно отличались своеобразием. Об этом свидетельствует Ж. Дюмезиль, собиравший материалы по сохранившимся мифам и легендам среди убыхов в 1954 1958 гг. в Турции, в западной части Анатолийского полуострова, в селениях Хаджи-Осман-кой и Хаджи-Якуп-кой, основанных убыхскими переселенцами, выходцами из района Сочи. Выборный старшина этого села Тефик Есендж, имевший в детстве убыхское имя Хариб и хорошо знавший убыхский язык, сообщил Дюмезилю много сведений по убых-ской мифологии, а также знал по именам своих предков по материнской линии до шестого поколения. Отца его матери звали Папиж, который выселился из Сочи в 1864 году, в составе фамилии Хундж и ее вассалов Цидв, которые и основали селение Хаджи-Осман-кой. Дед Хуриба носил имя Кукужв, прадед - Цику и далее вглубь поколений Хулеч и Пшьелии.

www.circas.ru
фото: afoto.infoшаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu