Статьи / Археология / 03 мая 2012

Кочевники Предкавказья в эпоху раннего железа

На рубеже II-I тыс. до н.э. начинается новый период в истории Северного Кавказа. Он был связан с освоением нового металла - железа. Первоначально из-за сложности и недостаточности технических навыков железо ценилось очень дорого и применялось чаще всего лишь для орнаментации (техника инкрустации) в качестве украшения. Бронзовые топоры и поясные пряжки, инкрустированные железом, появляются на Северном Кавказе с конца II - начала I тысячелетия до н.э., что свидетельствует о раннем знакомстве местных металлургов с железом. Однако прошло еще триста с лишним лет, прежде чем наступила эпоха, когда бронза уже не могла соперничать с железом и была, вытеснена им как некогда сама вытеснила камень и медь из обихода.

Начало непрерывного развития железной металлургии на территории Северного Кавказа относится к VIII в. до н.э., когда оружие и орудия труда стали делать не только из бронзы, но и из железа. В это время железные предметы не только повторяют форму бронзовых вещей, но нередко один и тот же предмет изготовлен из двух металлов - бронзы и железа. Процесс замены бронзовых вещей железными лучше всего прослеживается на примере оружия. В древних кобанских и протомеотских погребениях VIII - VII вв. до н. э. найдены мечи с железным клинком и бронзовой рукоятью. Такие составные мечи и кинжалы обнаружены в большом количестве по всему Северному Кавказу.

В течение VII - IV вв. до н.э. железо становится основным материалом для изготовления орудий труда и оружия. Правда, бронзовые изделия к в этот период по-прежнему продолжают встречаться. Но в соперничестве с железом бронза уже отошла на второй план и теперь из нее, кроме наконечников, стрел и редких образцов защитных доспехов, изготовляют только предметы одежды (пряжки, пояса, бляхи), украшения (браслеты, перстни, гривны, височные кольца) и части конского убора.

Наступление железного века совпало с важным событием, сыгравшим огромную роль в истории Старого Света. Оно было связано с возникновением кочевого скотоводства у пастушеских племен, обитавших в степях Евразии от Монголии на востоке до Дуная на западе. Этот процесс начался еще в эпоху бронзы, но получил огромное развитие в начале I тыс. до н.э., когда степная полоса Евразии, включая Предкавказье, стала заполняться кочевьями разноязычных скотоводческих племен, остро нуждающихся в продукциях оседло-земледельческих племен, что стимулировало обмен, развитие контактов, изменение общественных отношений. Племена кобанской и прикубанской культур, жившие в пред-горно-плоскостной части, гораздо раньше оказались втянутыми в тесные, а порой и сложные взаимоотношения с первыми кочевниками степей, следовательно, их историческое развитие пошло более ускоренными темпами.

Киммерийцы. В начале I тыс. до н.э. на арену всемирной истории выходят ранее безвестные народы. Одним из первых, чье имя дошло до нас, были киммерийцы, жившие в степях Северного Причерноморья с середины бронзового века. К концу своей истории киммерийцы, как и другие народы степей, перешли к кочевому скотоводству. Одно из первых определенных упоминаний о киммерийцах содержится в трудах "отца истории", Геродота, жившего в V в. до н.э. Он пишет, что за два-три столетия до него, т.е. около VIII-VII вв. до н.э. или, быть может, несколько ранее, в степных районах Черного и Азовского морей господствовали киммерийцы (13, с.21,22).

Область кочевий киммерийцев распространялись и на степи Предкавказья, где они соседствовали с племенами прикубанской и кобанской культур.

Много географических названий, связанных с киммерийцами, сохранило нам и Закавказье, но они относятся к последнему периоду их истории и отражают походы киммерийцев на Урарту и Ассирию. В VIII в. до н.э. киммерийцы упоминаются в ассирийских клинописных текстах под именем народа гимери, гиммираи, гамер, кимеры.

Все это говорит о том, что киммерийцы обладали исключительной подвижностью. Их отряды, состоявшие из конных стрелков, неоднократно угрожали государствам Древнего Востока (Урарту, Ассирии, Фригии, Лидии), были грозной и разрушительной силой. Маршруты их походов пролегали вдоль восточного побережья Черного моря и через горные перевалы Центрального Кавказа (Крестовый и Мамисонский). Предполагается, что в этих походах принимали участие как союзники и некоторые племена Северо-Западного Кавказа, так и кобанцы.

Киммерийцы внушали ужас древневосточным рабовладельческим государствам и беспокоили их своими набегами до тех пор, пока сами не были разбиты и вытеснены из степи другими, не менее воинственными племенами - скифами.

Памятники киммерийцев - это многочисленные погребения в курганах и отдельные находки X - середины VII в. до н.э. Характерными для киммерийской культуры являются бронзовые плоские топоры, топоры со втулкой (так называемые кельты), бронзовые короткие мечи с перехватом у стержня, втульчатые бронзовые копья, первые бронзовые удила, медная и бронзовая клепаная посуда, ряд бронзовых украшений. Именно у киммерийцев появляются первые железные кинжалы и мечи с бронзовыми рукоятками (так называемые биметаллические мечи и кинжалы).

Подобные предметы в большом количестве найдены и на Северо-Западном Кавказе. Например, бронзовые топоры-кельты обнаружены под г. Сочи, у станиц Келермесской и Урупской, в г. Майкопе и т.д.

Вещи киммерийского происхождения известны и в древних могильниках Кабардино-Балкарии, Пятигорья. Так, бронзовые кельты, копья, кинжалы киммерийского типа найдены в Курпе, Заюково, Пятигорске, у станиц Бекешевской и Боргустанской.

Среди находок киммерийской культуры на Северном Кавказе особое место занимают биметаллические мечи или кинжалы, а также принадлежности конской сбруи: бронзовые удила и псалии. Они обнаруживаются по Кубани, в Кабардино-Пятигорье и в других местах. В ряде могильников (например, Николаевский, Кубанский - в Прикубанье, Ка-менномостский - в Кабардино-Балкарии) их так много, что некоторые ученые полагают будто бы эти могильники принадлежат собственно киммерийцам. В последнее время число находок предметов киммерийского облика значительно увеличилось. Они обнаружены в Баксане, Алтуде, Кызбуруне III, Герменчике, Герпегеже и Пришибо-Малкинске.

Все это свидетельствует о том, что Прикубанье и Кабардино-Балкария находились в числе исходных пунктов, откуда киммерийцы совершали походы в Закавказье и Малую Азию. Они проникали в среду местных племен, оказывая влияние на их культуру. Одновременно киммерийцы использовали их производственные центры и сами воспринимали культурные достижения местных племен. Если местные племена заимствовали у киммерийцев некоторые предметы конской узды, типы лука, стрел, кинжалов, мечей, то, например, киммерийцы переняли у кобанцев бронзовые топоры, бронзовую посуду и некоторые формы лепных лощеных сосудов с богатой резной орнаментацией.

То, что киммерийцы проникали и, возможно, даже смешивались с местными племенами нашего края подтверждается еще одним видом памятников. Это надгробные камни-обелиски или стелы, которые устанавливались только над могилами знатных киммерийцев. Они обнаружены в Армавире, Уст-Лабинске, Зубовском, Кызбуруне I, Кубе и окрестностях Малки. Если учесть, что в Северном Причерноморье - в центральной части территории расселения киммерийцев от Болгарии до Поволжья таких надгробий до сих пор обнаружено не более десятка, то наши стелы составляют значительную часть киммерийских надгробных памятников.

Эти стелы изготовлены из твердых пород камня и в большинстве случаев тщательно отделаны. Они представляют собой условное изображение вооруженного до зубов воина. Например, на поверхности стелы из Кызбуруна I рельефно или резными линиями нанесены изображения двенадцати различных предметов: особый тип головного убора, серьги, пышное ожерелье или гривна, широкий пояс, к которому привязаны нож и точильный брусок. Слева на этом поясе висят короткий кинжал в ножнах, длинный меч и лук в чехле. Справа изображены сумочка и небольшая секира - скипетр, который в древности являлся символом власти. Такие памятники в древности не ставили простым воинам. Видимо, эти надгробные памятники были установлены в честь племенных вождей. Стелы относятся к VIII-VII вв. до н.э., то есть ко времени, когда киммерийцы под давлением новых кочевников-скифов вплотную придвинулись к предгорьям Северного Кавказа.

К сожалению, достаточных сведений о языке киммерийцев мы не имеем. Поэтому существовали многочисленные догадки по поводу того, каким народам они были родственны. Отдельные ученые и до сих пор считают киммерийцев отдаленными предками адыгов(352, с.81 и сл.). Например, они связывают с именем киммерийцев название адыгейского племени темиргоевцев (камер - к1емгуй, кемиргой - темиргой). Исходя только лишь из характера имен киммерийских вождей или царей, упоминаемых в древних источниках (Теушпа, Тугдамме, Лигдамис или Шандакшатра), большинство ученых определяют их как ираноязычное племя, родственное скифам.

Впрочем, в последние годы вновь разгорелась острая дискуссия по вопросу этнолингвистической принадлежности киммерийцев вплоть до отождествления их с ранними скифами или оспаривания их историчности как этноса. Как бы не решался этот вопрос, нельзя игнорировать тот факт, что вплоть до недавнего времени у некоторых народов Кавказа (например, у грузин и осетин) было известно слово "гмири", "гимир", "гумир", "кимер" со значением "герой, богатырь, великан". От них же было заимствовано и древнерусское слово "коумиръ" - "кумир, идол" (352, с.78-81). Как видно, у кавказских народов имя киммерийцев в свое время скорее всего вызывало восхищение, а не вражду.

Скифы. В конце VIII - начале VII в. до н.э. господствующее положение в Предкав-казских степях, а затем в Северном Причерноморье заняли пришедшие из Азии скифы, которые разгромили живших здесь киммерийцев.

Сами себя скифы называли "скелетами", а персы именовали их "сакам". Значение названий этого народа не установлено до сих пор и существует много предположений. Скифы делились на несколько больших племен, названия которых нам сообщил Геродот, посетивший Скифию: "царские скифы", "скифы-кочевники", "скифы-пахари", "скифы-земледельцы" и др. (13, с.22). Однако по Геродоту не всегда ясно, составляли ли все собственно скифские племена единое целое в отношении языка или были какие-то различия между ними.

Относительно того, на каком же языке говорили скифы, горячие споры начались еще в XIX в. Ученые высказывали самые различные мнения. Некоторые, например, полагали, что скифы принадлежали к тюркским или монгольским народам. Однако прошло немало времени, прежде чем усилиями многих зарубежных и отечественных ученых было установлено, что скифы говорили на языке, близком к иранскому. В настоящее время это положение считается убедительно доказанным, хотя имеются и редкие попытки возродить некоторые безнадежно устаревшие взгляды ученых прошлого столетия.

Ранняя история скифов связана с военными походами в страны Передней Азии. На протяжении всего VII в. до н.э. крупные отряды скифов отправлялись на юг в поисках добычи и военной славы и частично возвращались обратно в предкавказские степи. Именно здесь - в степных районах Прикубанья, Ставрополья и Кабардино-Балкарии - находился центр Скифии в период переднеазиатских походов и вскоре после их завершения. В этих районах сосредоточены наиболее ранние скифские курганные захоронения VII-VI вв. до н.э., тогда как памятников этого периода в северо-причерноморских степях очень мало. Лишь во второй половине VI в. до н.э. начинается перемещение центра Скифии на запад, в Северное Причерноморье, где впоследствии складывается скифская государственность с признаками рабовладельческого строя.
Но нельзя сказать, что они полностью покинули Северный Кавказ. Какая-то часть их оставалась здесь и в V и, возможно, в IV в. до н.э., поскольку некоторые скифские курганы и могильники датируются этими веками.

Скифы оставили в Кабардино-Балкарии целый ряд замечательных памятников. Целые курганные группы, где захоронены скифские воины и их военачальники раскопаны у селений Заюково, Чегем I, Шалушка Вольный Аул и у г. Нальчика. Наиболее яркими памятниками скифов здесь являются два курганных могильника VII - V вв. до н.э. у с. Нар-тан, открытые и раскопанные в последние годы археологами Кабардино-Балкарии.

Они принадлежат конной дружине скифов и их вождям, которые захоронены в больших квадратных ямах (иногда 7x7 м), где дополнительно были сооружены деревянные срубы сложных конструкций. Во время похорон, по обычаю скифов, эти деревянные срубы поджигались, что приводило к обожению погребенных, коней и находившихся в могиле вещей. Вместе с умершим или убитым в бою знатным воином захоронены его слуга или рабыня (иногда и жена), а также до пяти взнузданных коней, преданных смерти специально для этой цели. Этот жестокий обычаи свидетельствует о далеко зашедшем имущественном и социальном неравенстве и наличии у скифов признаков раннеклассовых отношений еще в VII-VI вв. до н.э.

В нартанских могильниках, как и в других курганах Предкавказья, помимо посуды и украшений, найдены три группы вещей, характерных для скифской культуры и составляющих так называемую "скифскую триаду". Прежде всего, это предметы вооружения, причем первое место занимают стрелы, наконечники которых отлиты из бронзы. В некоторых нартанских курганах число стрел в колчанах достигало до 50-95, а иногда и 190 штук. Древние авторы знали скифов как конных стрелков из лука. И недаром поэт Овидий (43 г. до н.э.-17 г. н.э.) писал, что сила скифов "в стреле, в полном колчане и быгстром, не знающем устали коне". Кроме стрел обнаружены также длинные копья с тяжелым железным втульчатым наконечником, секиры, короткие мечи (акинаки - греческое название скифских мечей), остатки чешуйчатых панцирей, состоящих из бронзовых или железных пластинок.

Вторая группа вещей - это принадлежности конской сбруи. Сюда входят удила, и различные бляхи, украшающие уздечку, а также псалий - специальные приспособления различных форм, прикреплявшиеся к концам удил и способствовавшие строгому управлению конем. Они изготовлялись, из кости, бронзы и железа.
И, наконец, третья группа вещей этой "скифской триады" - предметы, выполненные в так называемом скифском "зверином стиле".

Особенностью звериного стиля является изображение зверей и животных чаще всего в движении с подчеркиванием их силы. Скифы очень любили украшать оружие и предметы быта изображениями оленей, пантер, орлов и фантастических грифонов. По их представлениям, эти изображения должны были ограждать от беды. Кроме того, считалось, что они помогают воину в его ратном деле. Изображения скачущего оленя, фигуры орлов, грифонов и клюва хищной птицы должны были сообщать воинам быстроту, силу и ловкость. Изображение на рукояти или навершии меча когтя или глаза орла, по представлениям скифских воинов, придавали меткость и силу удару.

Поэтому неудивительно, что в скифских курганах Предкавказья так много предметов, выполненных в зверином стиле. Это различные подвески и бляхи, мечи, навершия которых оформлены в виде головы хищной птицы - орла или грифона. Даже на некоторых глиняных сосудах имеются изображения скачущих оленей.

Звериный стиль был распространен в искусстве не только собственно скифов, но и на обширной территории степей, у ряда различных народов - от Дуная до Алтая. Поэтому он чаще всего называется скифо-сибирским звериным стилем. И в каждом районе этот стиль имел свои особенности, свой вариант. Особую область составлял и Северный Кавказ, где в искусстве кобанских племен еще с конца II тысячелетия до н.э. встречаются изображения барана, оленя, быка, но главным образом домашних животных, именно такая традиция способствовала быстрому усвоению кобанцами элементов скифского звериного стиля и его переработки на свои манер, что порождало новое направление в этом виде искусства.

В VI-IV вв. до н.э. культура скифов Предкавказья претерпевает определенные изменения. Во-первых, это было связано усилением проникновения в их среду родственных им кочевников - савроматов из Нижнего Поволжья и Приуралья. Во-вторых, длительное совместное проживание скифов с кобанскими племенами предгорий и равнин способствовало смешению и взаимообогащению их культур. Это хорошо прослеживаетеся на материалах кобанских и скифских могильников. Например, если в наиболее ранних (VII-VI вв. до н.э.) нартанских курганах почти нет вещей кобанской культуры, за исключением глиняной и металлической посуды, то в более в более поздних (VI - IV вв. до н.э.) число их значительно возрастает.
В то же время типично скифские предметы (оружие, детали конской узды и украшения звериного стиля) получают широкое распространение по всему краю - вплоть до высокогорных районов. Однако наиболее сильному скифскому влиянию подверглись кобан-цы, проживавшие в предгорно-плоскостной зоне. Это влияние сказалось не только в области материальной культуры, но даже и в погребальном обряде кобанских племен. В таких кобанских могильниках, как Советский (ныне Кашхатау), Нижнечегемский, Заюков-ский и Каменномостский, помимо многочисленных вещей скифо-савроматского типа, выявлены некоторые погребения, где захоронения произведены по скифо-савроматским обычаям. Все это свидетельствует, что скифы и савроматы не только проникал в среду местных племен, но и оседали, смешиваясь с ними, в результате чего культура местных племен приобретает так называемый "скифоидный" характер. Более того, по мнению ряда ученых, скифы оказались способными распространить свой язык среди плоскостных ко-банцев Центрального Предкавказья. Этим было положено начало так называемой языковой "иранизации" центрально-предкавказских племен.

Савроматы и сарматы. Процесс языковой "иранизации" местных племен Центрального Предкавказья значительно усилился с проникновением новых групп кочевников. Это были сарматы, предки которых в VII-IV вв. до н.э. проживали на территории между Доном и Уралом. Они были известны древним авторам первоначально под именем "савроматы". Еще в скифское время они стали проникать в предкавказские степи, включая и территорию нашего края. Савроматы были очень близки по культуре скифам и говорили, как пишет Геродот, "на скифском яыке, но издревле искаженном" (13, с.30), то есть савроматский язык можно рассматривать как один из диалектов скифского.

Характерной чертой общественного устройства савроматов на раннем этапе их истории было особое положение женщины, что дало повод грекам называть их "женоуправ-ляемыми". Древние авторы передавали многочисленные легенды о воинственных амазонках, от которых якобы произошли сарматы. Савроматские женщины наравне с мужчинами владели оружием, участвовали в войнах и, как сообщают источники, они не имели права выходить замуж, пока не убьют хотя бы одного врага. В погребениях савроматских женщин часто встречаются оружие и конская сбруя.

В IV в. до н.э. на исконной родине савроматов - в Южном Приуралье - сложился новый могущественный союз во главе с племенем аорсов. С III в. до н.э. несколькими объединениями они устремились на запад. Сперва они разбили родственных им савроматов и отбросили их к Предкавказью. Затем, перейдя Дон, они разгромили ослабевших к тому времени скифов и оттеснили их в Крым. С этого времени почти во всех письменных источниках вместо названия "савроматы" появляется новое имя - "сарматы". Наиболее известными среди них были племена аорсов и сираков, кочевья которых охватывали и пред-кавказские степи, а центром последних стали степные районы Прикубанья.

В общественном развитии сарматы достигли в этот период ступени сложения классовых отношений примерно того же уровня, на котором находились скифы несколькими веками раньше. В отличие от скифов, у которых преобладала в основном легковооруженная конница, сарматская кавалерия характеризуется как тяжеловооруженная, получившая у римлян название "катафрактарий". Воины носили панцири из металлических пластинок и шлемы. Главным их оружием, помимо лука и стрел, являлись длинный тяжелый меч и длинное до 4-4,5 метра копье, которое можно было пустить в ход только двумя руками. Благодаря высоким боевым качествам, маневренности, эффективным видам оружия, умелому сочетанию дальнего и ближнего боя, сарматское войско было сокрушительной силой.

Сарматы стремились охватить и центральные районы Северного Кавказа, где располагались важнейшие перевальные пути в Закавказье. Им сравнительно легко удалось внедриться среди местного населения равнинных районов, уже на предыдущем этапе значительно подвергшегося иранизации. Часть местного населения вынуждена была отступить в горные ущелья, куда кочевники обычно не любили заходить.

После первых враждебных столкновений между пришлыми сарматами и местными племенами устанавливаются тесные контакты и дружественные отношения. В течение нескольких столетий происходит взаимовлияние культур этих племен.

В Кабардино-Балкарии известны десятки пунктов, где археологи раскопали погребения сарматов. Это курганные захоронения у селений Этоко, Кишпек, Чегем I и I, Шалуш-ка, Нартан, Нижний Черек, Нижний Джулат (у г. Майского ) и т.д. Здесь обнаружены типичные для сарматов предметы: длинные железные мечи с кольцевидными и серповидными навершиями, крючки для подвешивания колчана к поясу, железные наконечники стрел, бронзовые зеркала большого диаметра (18-22 см) и различные сосуды культового значения.

С конца II в. до н.э. сарматы постепенно переходят к оседлости и смешиваются с местными племенами. Их поселки располагались вблизи родовых кладбищ. В Кабардино- Балкарии известно несколько таких крупных поселений: у селений Заюково, Аргудан, Терек, Хамидие и Нижний Джулат. К рубежу нашей эры процесс оседания сарматов значительно усилился.

В условиях длительного взаимодействия и смещения различных по происхождению этносов - сарматских и центрально-предкавказских племен происходит нивелировка их культур, усиливается процесс языковой "иранизации", способствовавшей появлению двуязычия, т.е. параллельного употребления кавказских языков и иранского, выступавшего в роли связывающего языка в межплеменных сношениях. Иначе сложилась судьба племен, проживавших в горной зоне. Это были потомки кобанских племен, оказавшихся в сарматское время отрезанными от равнин края. Потеряв на какое-то доступ к равнинам, их развитие пошло более замедленными темпами. Воздействие сарматов на них было незначительным и опосредованным.

Ранние аланы. С I в. н.э. среди сарматских племен главную роль начинают играть аланы - ближайшие предки осетин по языку. В сложении алан большую роль сыграли не только сами сарматы, но и массагетские племена Средней Азии, в т. ч. тохары, чье имя с некоторыми видоизменениями сохранилось у осетин в форме "дигор".

Постепенно усилившись, аланы сумели возглавить в I в. н.э. мощное военно-политическое объединение, куда вошли и целый ряд северокавказских племен. Это объединение с самого начала стало оказывать сильное влияние на политическую ситуацию не только на Северном Кавказе, но и во многих сопредельных территориях. Основным регионом военных и политических устремлений алан в первых веках н.э. стали страны Закавказья и Передней Азии, испытавшие пагубность их частых походов. Такие опустошительные набеги в Закавказье и Переднюю Азию аланское объединение совершало в 35-36, 72-74, 135-136, 291 и 350-х гг. н.э. Активное участие в них принимало и северокавказское население. Так, во время вторжения в Закавказье в 72 г. в составе алан, по свидетельству грузинской летописи "Картлис Цховреба", находились племена джиков (зихов - древних адыгов), дзурдзуков (предки чеченцев и ингушей) и леков (одно из дагестанских племён).

Эти военные походы, сопровождавшиеся захватом богатых трофеев, содействовали усилении военно-родовой аристократии, находившейся на вершине социальной иерархии аланского общества. Об их богатстве свидетельствуют археологические материалы, выявленные по всему Северному Кавказу.

Успехам военных мероприятий алан способствовали, помимо поддержки местных племен, их вооружение и тактика войска, основную ударную силу которого составляла конница - как тяжеловооруженная (катафрактарий), так и легковооруженная.

Являясь наследниками более ранних культурных традиций, сармато-массагетского круга племен, аланы успешно развивали их как в области духовной, так и материальной культуры. Например, эта преемственность ярче всего проявилась в религиозных верованиях и погребальных обычаях. В частности, получившие распространение со II в. до н.э. специальные могильные сооружения - катакомбы (в большом количестве раскопаны также в Нижнеджулатском могильника и у с. Чегем II) в последующие века становятся одним из главных погребальных сооружений алан. Однако своеобразная аланская культура Северного Кавказа, складывавшаяся под непосредственным и значительным влиянием местных племен, окончательно оформилась несколько позднее.скачать dle 12.1
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930