Адыги в эпоху раннего средневековья (IV-XII вв.)

Адыги в эпоху раннего средневековья (IV-XII вв.)

Образование Зихского и Касожского союзов. Гуннское нашествие оказалось трагическим и для большинства населения Северо-Западного Кавказа. Гунны нанесли последний сокрушительный удар по Боспорскому государству. Южная волна гуннов прошла через Прикубанье на Таманский полуостров. Оттуда, форсировав Керченский пролив, гунны вторглись в Крым. Боспорские города были превращены в груду развалин; их жители были либо перебиты, либо угнаны, Боспорское государство перестало существовать. Захватив степные пространства Северного Причерноморья и Восточного Приазовья, гунны некоторое время оставались там, кочуя и собирая дань с уцелевшего после погрома местного населения.

В результате этого нашествия территория расселения предков адыгов - меотских племен значительно сократилась. Под напором кочевников позднемеотские племена вынуждены были уйти с правобережья Кубани в предгорье, приморские и горные районы Закубанья, где возникли их новые городища (Гатлукайское, Пшикуйхабльское, Коше-хаблькое, Ново-Михайловское и др.). Часть адыгов скрылась в верховьях Кубани.

Положение раннеадыгских племен значительно ухудшилось в конце IV или начале V в. н.э., когда из Крыма произошло вторжение готов-тетракситов, которые захватили часть Черноморского побережья на Тамани. Жившие там синды и керкеты были вытеснены на восток.

В результате этих бурных событий в письменных источниках IV-V вв. н.э. упоминание отдельных меотских племен становится очень редким, что говорит о значительном ослаблении их роли в то время на Северо-Западном Кавказе (132, с.95). Кроме того, начиная с этого времени со страниц сочинений древних авторов навсегда исчезает собирательное имя "меоты".

Но зато все чаще и чаще становится известными сведения об одном из раннеадыг-ских племен - зихах. В отличие от других меотских племен зихи, вероятно, менее всего пострадали от гуннского нашествия, поскольку их территория оказалась в стороне от волны гуннов, прорвавшейся через Таманский полуостров в Крым.

Укрепление политического значения зихов среди других соседних и родственных племен началось еще в начале нашей эры. Этому в немалой степени способствовало то, что зихи, как и ряд других племен, сумели установить союзнические отношения с аланами. Как свидетельствуют письменные источники, в том числе грузинская летопись "Картлис Цховреба", союзнические войска овсов (аланов), джиков (зихов) и дзурдзуков в 72 г. н.э. с согласия и поддержки иберов (грузин) прошли через Дарьяльское ущелье и вторглись в пределы Парфянского царства и Армении. Историк Иосиф Флавий (I в. н.э.) пишет, что "они стали опустошать многолюдную и наполненную всяким скотом страну, причем никто не осмеливался им противиться". По словам "Картлиса Цховреба", они "захватили множество пленных и, преисполнившись всякого добра, ушли".

Начало этнополитической консолидации адыгских племен под главенством зихов нашло отражение в посвятительных надписях боспорского царя Савромата I (93-123 гг. н.э.), где территория, населенная ими, именуется как «страна псеханов» (163, с.608; 275, с. 201-204) - скорее всего адыгского «псыхъуэ»/»псухо» («речная долина») - традиционно крупная административно-территориальная единица у адыгов.

Определенную роль в дальнейшем усилении влияния зихов на соседние племена сыграло и то, что во II в. н.э. их вождь Стахемфак установил связь с римлянами и признал себя подданным римского императора. В ту эпоху непрекращающихся передвижений племен важно было иметь поддержку со стороны могущественных покровителей, какими были тогда римляне. Что же касается вассальной зависимости, то она была чисто символической и носила скорее всего формальный характер.

Именно об этом свидетельствуют более поздние письменные источники. Так, Про-копий Кесарийский в середине VI в. н.э. писал, что "в древности этим зихам римский император назначил царя; теперь же эти варвары ни в чем не повинуются римлянам" (266, с.383).

Эти сведения говорят о том, что зихи к середине I тысячелетия н.э. значительно усилились, и они расширили свою территорию, объединяя соседние племена. Тот же Проко-пий Кесарийский указывает, что "по берегу же Понта Евксинского (Черного моря) утвердились зехи (зихи)". Расширение зихами своей территории и подчинение ими других многочисленных племен лучше всего отразил один из древних авторов V в. н.э., имя которого осталось неизвестным (иногда его называют Псевдо-Арриан). Он писал: "От Старой Ахэи (ныне Туапсе) до старой Лазики (устье р. Нечепсыхо) и затем до р. Ахэунта прежде жили народы носившие имена: инниохи (гениохи), кораксы, колики, меланхлены, колхи и лазы, а ныне живут зихи... от гавани Пагра (возможно нынешний Новороссийск) до Старой Ахэи прежде жили так называемые ахейцы, а ныне живут зихи" (13, с.178).

Так постепенно адыгское объединение, возглавляемое зихским племенем, к середине VI в. н.в. достигло района Нижней Кубани, поглотив многие племена, в том числе родственных им ахеев, а к VII в. включило в свой состав и другие более мелкие адыгские племена, обитавшие на черноморском побережье вблизи Кубанской дельты.

Византийский летописец Феофан, живший во второй половине VIII и начале IX в. упоминает "Зикхию" как значительную страну на восточном берегу Черного моря. Относительно хорошо осведомлен о Зихии и византийский император Константин Багрянородный (около 950 г.), который писал, что от города "Таматархи (современный Тамань) на расстоянии 18 или 20 миль есть река Укрух (южный рукав Кубани), которая отделяет Зи-хию от Таматархи. Зихия простирается на расстоянии 300 миль от Укруха до реки Никоп-сиса (Нечепсыхо, северо-западнее Туапсе)... Морской берег Зихии имеет острова, населенные и возделанные зихами" (30).

Таким образом, территория Зихии к X веку уже была довольно обширной, а племенной союз зихов представлял собой крупное объединение адыгских племен. Об этом же свидетельствуют и другие данные. В частности, известно, что в VI в. зихи приняли христианство. Районы, занятые зихами-адыгами, были разделены на епархии, а таковых в Зи-хии известны четыре: в Фанагории, Таматархе (позднее Тмутаракань, Тамань), Зихополи-се и в городе Никопсе. Больше того, в VIII - IX вв. списки православных епархий, подчиненных константинопольскому патриарху, называют "зихскими" и Боспорскую (Керченскую), и Сугдейскую (Судакскую), а также Херсонесскую (в Крыму). Даже если это было не так, то по крайней мере, существование подобных церковных списков свидетельствует о значительной роли зихского племенного союза в Северо-Восточном Причерноморье.

Считается, что зихскому племенному союзу не удалось осуществить полное объединение родственных племен Северо-Западного Кавказа. Независимо от этого, зихи сыграли большую роль в истории адыгов. Еще в XIII-XV вв. западноевропейские авторы термином "зихи" обозначали всех адыгов. Например, итальянский путешественник второй половины XV в. Джорджо Интериано, лично посетивший страну адыгов, писал: "Зихи - так называемые на языках: итальянском, греческом и латинском, татарами же и турками именуемые черкесы, сами себя называют - "адига"(4, с.46).

Все это говорит скорее всего о том, что сознание принадлежности к единой этнической общности у предков современных адыгов возникло в период возвышения зихов. Именно тогда они - как одно из адыгских племен - дали свое название всему адыгскому массиву. Имя зихов сохранилось не только в виде отдельных фамилий, но и в самоназвании адыгов. До сих пор абхазы называют адыгов а-зыху - а-дзыху (в абхазском языке дз соответствует адыгскому д). Следует отметить также, что ряд ученых разделяют мнение о том, что "зиги-зихи", "зигои" античных и византийских авторов есть искаженная передача древнего самоназвания адыгов (адыгэ).

Касоги. Наряду с именем зихи с VIII века появляется другое собирательное имя адыгов - "касог" с его вариантами "касах", "касаг", "кашак". Касоги, судя по источникам, представляли по отношению к зихам северо-восточную группу адыгских родоплеменных объединений. Но в то же время это имя в ряде источников X - XI вв. покрывает собою весь адыгский массив Северо-Западного Кавказа. Имя "касог" получило распространение у разных народов в основном через алан - предков осетин. Осетины и по сей день называют адыгов "кесег", "кесгон", почти также как и сваны - "кашаг". Впервые касоги в форме "касогдиане" упоминается в "Хождении апостола Андрея" (VIII в.), составленном монахом Епифанием. Но возвышение касогов, очевидно, началось еще в VII в. В хорошо известной "Географии" Анания Ширакаци, где, в частности, отсутствует сведения о зихах, к северу от страны абхазов размещены гарши и сваны, которые "живут между болгарами и Понтийским морем". В гаршах скорее всего следует видеть кашаг (мн. ч.- кашгар) - сванское название адыгов-касогов. Наряду с Зихией в X в. Константин Багрянородный упоминает область Касахия.

Более подробные сведения о касогах имеются у арабского географа Массуди (умер в 956 г.). В сочинении "Книга предупреждения и пересмотра" он называет восемь стран и народов Кавказа и среди них указывает кашагов. В другом своем труде "Луга золота и рудники драгоценных камней" Массуди помещает к западу от аланов кашаков: "По соседству с аланами, между Кабхом (Кавказские горы) и Румским (Черным) морем, находится племя по имени кашак; это племя благоустроенное... Что же касается их слабости по отношению к аланам, то она от того, что они не имеют общего царя. Известно, что если народы, говорящие их языком, сплотятся, то ни аланы, ни другой какой народ не будет в состоянии ничего предпринимать против них" (219, с.206-207)

Как видно, адыги (черкесы) - кашаки по представлению Масуди, весьма многочисленны и говорили на одном языке. Это важное свидетельство о том, что к X в. адыги (черкесы) как единая народность с единым языком и с единым самоназванием уже сформировались. Единым народом считали адыгов и русские летописи, которые начиная с X и до середины XIII в. называют их касогами.

В представлении восточных авторов и русских летописей понятие кашак-касог включало все племена адыгском общности, в том числе и зихов. Точно также в понятие зихи западные авторы включали всю касожскую часть адыгов. В этом отношении показательно, что русские источники, известия которых об адыгах основывались на информаци-ях, поступавших из Тмутаракани, соседней зихам, не знают их имена (65, с.194), что весьма странно и трудно пока объяснить. Для их обозначения они пользуются тем термином, который был известен арабам и хазарам - кашак-касоги.

Таким образом, к X в. по данным письменных источников адыги (черкесы) уже выступают как крупная этническая и политическая сила на Северном Кавказе. В это время они занимали значительную территорию - западную часть Северного Кавказа, Прикубанье и часть Черноморского побережья. Археологические данные же свидетельствуют, что какая-то часть адыгов продолжала жить и в верховьях Кубани, среди других племен населявших Западную Аланию. Вероятно, это были потомки адыгоязычного населения западного варианта кобанской культуры.

Хозяйство. Опустошительное нашествие гуннов, хотя и затормозило в значительной степени социально-экономическое развитие синдо-меотских племен - предков адыгов, всё же не уничтожило полностью их традиции древней культуры. Наиболее ощутимый урон был нанесен земледельческо-скотоводческому населению степного правобережья Кубани. В результате эти плодородные земли оказались занятыми кочевниками. Что же касается районов Закубанья, то здесь на протяжении всего I тыс. н.э. не было никакой смены населения и традиции культуры древних адыгов не прерывались. Многие поселения меотов, возникшие еще в последних веках до н.э. - первых веках н.э., просуществовали непрерывно до VII-VIII вв., что свидетельствует о преемственности развития раннесредневекового адыгского населения от позднемеотских племен.

Разнообразные и многочисленные археологические материалы из поселений и могильников вместе с дошедшими до нас письменными источниками дают представление о многих сторонах хозяйственной деятельности, культуры и быта адыгов в эпоху раннего средневековья, средние века.

Как уже отмечалось, в предшествующие периоды предки адыгов занимались плужным земледелием и скотоводством. В эпоху средневековья эти традиции получили дальнейшее развитие. Главным занятием по-прежнему оставалось земледелие: выращивали просо, ячмень, рожь, пшеницу. В поселениях адыгов раннего средневековья обнаружены зерновые ямы, крупные сосуды для хранения запасов, жернова, косы, серпы и изредка -лемехи. Письменные источники отмечают высокое развитие земледелия у адыгов. По словам Константина Багрянородного, в дельте Кубани находились острова, заселенные и возделанные зихами, Масуди (X в.) писал, что народ кешак (касоги), выращивал лен, который шел для местного производства высокосортного полотна.

Наряду с земледелием важную роль продолжало играть скотоводство, бывшее издавна также традиционным занятием. В поселениях адыгов часто встречаются многочисленные кости домашних животных - коров, овец, коз, свиней.

Серьезным подспорьем в хозяйстве адыгов, как и ранее, оставались рыболовство и пчеловодство. Рыболовство особенно было развито у приазовских и причерноморских адыгов. В некоторых погребениях адыгов (могильник в Абрау-Дюрсо) найдено до 50 грузил для сетей.

Высокого развития достигает и ремесленное производство, о чем свидетельствуют материалы могильников (Борисовский, Агойский, Ново-Михайловский и др.), в которых обнаружены многочисленные предметы вооружения, конского убора и украшения, выполненные с большим мастерством.

Большую роль в экономической жизни адыгов играла торговля. Многочисленные материалы адыгских могильников свидетельствуют об их интенсивных торговых связях с другими народами, в том числе и заморскими. Этому в значительной степени способствовала близость причерноморских городов, ставших в средние века более активными в осуществлении торговых связей. Ассортимент ввозимых и вывозимых товаров и предметов был весьма разнообразен. Из Византии поступала керамика, шёлковые ткани, стеклянные сосуды, различные украшения; из Ирана и Дагестана - кольчуги, шлемы и холодное оружие; из стран Востока (Средняя Азия, Индия) привозились дорогие шёлковые ткани, бусы из полудрагоценных камней. Предметы христианского культа поступали главным образом из Византии, Руси и Грузии. Предметы роскоши оседали в основном в руках племенной знати, феодализирующейся верхушки адыгского общества. Масуди отмечает, что кешаки носят одежду не только из своих, но и из привозных тканей "румской (византийской) парчи, пурпура и иных шелковых материй, затканных золотом". Находки привозных вещей (фрагменты тканей, стеклянной посуды, украшений, а также монет и т.д.) в адыгских погребениях подтверждают сообщения письменных источников.

Если в предшествующие времена внешний обмен совершался главным образом через греческих купцов, то теперь сами адыги (черкесы) часто предпринимают торговые поездки в чужие земли. Причем торговля теперь велась не только по суше, но и по морю. Масуди писал, что выделываемая в стране кешаков (адыгов) полотняная ткань "тала", очень прочная и нежная и превосходит по своим качествам арабскую ткань "дибаки". Поэтому она очень ценится (до 10 динаров) на иноземных рынках. Далее он же указывает, что среди многочисленных иноземных купцов, съезжающихся в Трапезунд, часто бывают торговцы из страны Кешк (адыгов-касогов), причем они приплывают туда на кораблях, которые снаряжаются у них.

Взаимоотношения адыгов с другими народами. Северокавказские степи отличались в древности той особенностью своей исторической судьбы, что они были как бы дорогой, по которой проходили кочевники из Азии, проникая в зависимости от обстоятельств более или менее прочно и глубоко в предгорья Кавказа.

Обилие в степях кочевых племен, готовых в любую минуту обрушиться, создавало постоянную напряженность, требовали постоянной готовности к отпору и вело к консолидации соплеменников. Таких суровых испытаний выпадало на долю адыгов в средние века немало. Мы уже знаем, что тогда в северокавказских степях активную военную политику по отношению к своим соседям вели гунны, болгары, сабиры, авары, хазары, печенеги, половцы и др.

Нельзя сказать, что отношения адыгов с ними были только враждебными. Со временем между ними устанавливались и вполне дружеские отношения. Часть кочевников оседала и на землях адыгов. Тогда завязывались тесные контакты и происходил оживленный обмен культурными ценностями, что подтверждается и археологическими данными.

К сожалению, письменных известий о взаимоотношениях адыгов с болгарами, печенегами и половцами почти неизвестно. Но о том, что их кочевья вплотную доходили до земель адыгов, имеется много сведений. Пограничной рекой чаще всего была Кубань, хотя она и не была непреодолимой как в ту, так и в другую сторону.

Некоторые предания и песни, записанные Ш. Ногмовым еще в первой половине XIX в., указывают на военные столкновения адыгов с гуннами, аварами и хазарами. Отдельные ученые слишком неоправданно сомневаются в достоверности этих фольклорных данных: несмотря на значительную детализацию и искажения, они содержат и рациональное зерно. Существуют, наконец, и письменные подтверждения, указывающие, что мотивы преданий были порождены действительными историческими событиями.

Адыги и Хазары. Ш. Б. Ногмов приводит предание о войне адыгов с хазарами (240, с.97 и сл.). Действительно, отношения адыгов с Хазарским каганатом, распространившим свое владычество в северокавказских степях, включая приазовские и прикубанские степи, а также Таманский полуостров, были весьма сложными. Почти все северокавказские племена платили дань хазарам. В сохранившемся письме хазарского кагана (царя) X в. Иосифа кордовскому халифу приводится подробный перечень данников Хазарии. Среди них упомянуты и "жители страны Каса" (кашаки-касоги), которые "платят дань". События, о которых в нем говорится, относятся к более раннему времени, главным образом к периоду наивысшего расцвета Хазарского каганата (VIII- IX вв.). В начале 60-х гг. X в., когда составлялось письмо Иосифа, Хазария уже переживала закат своего могущества. Так называемый анонимный "Кембриджский документ" первой половины X в. упоминает народы, которые в то время воюют с хазарами. Среди них, рядом с аланами, указан и "народ Зи-бус", имя которого, по мнению специалистов, записано в искаженном виде и его следует читать как "Зикус", то есть зихи-адыги (черкесы) (см.65, с.191; 66, с.72).

Как видно, предание, о котором говорит Ш. Б. Ногмов, имеет определенную почву. Далее, как он писал, адыги (черкесы) во главе с князьями Безруко Болотоковым и Алегуко (Алыд-жыкъуэ) Канжовым участвовали в штурме и взятии хазарской крепости Саркел (в низовьях Дона). Правда, в предании смешались некоторые события и факты (штурму предшествовало сражение адыгов с татарами, которые затем заключили мир и выступили совместно против хазар), что отмечает и сам Ш. Б. Ногмов, совершенно справедливо увязав взятие Саркела дружинами русского князя Святослава (240, с.97-99).

Как уже известно, последний удар Хазарии нанесла Русь. И произошло это в 965 г. Согласно русским летописям, в том году "пошел Святослав на хазар. Услышав это, хазары вышли навстречу во главе со своим каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар и город их Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов". Некоторые ученые буквально воспринимают ту последовательность событий, какой следует летописец и поэтому считают, что взятие Белой Вежи (Саркела) на самом деле предшествовало победе над ясами (аланами) и касогами (адыгами). Но известие летописца значительно уточняется и дополняется данными арабского автора Ибн-Хаукаля (70-е гг. X в.). Как он рассказывает, русы во время этого похода разгромили столицу Хазарии Итиль (в низовьях Волги). Далее Святослав взял их город Семендер (в районе Махачкалы), после чего он и отправился на запад. Здесь-то, по пути из Северного Дагестана по Предкавказью, произошло столкновение войск Святослава с аланами-ясами и адыгами-касогами. Считается, что тогда же и произошло покорение Таматархи (совр. Тамань), на месте которой позднее возникло Тму-тараканское русское княжество. И, наконец, из страны адыгов-касогов, т.е. от низовьев Кубани, Святослав двинулся на Дон, где состоялся штурм и взятие хазарской крепости Саркел (66, с.55-57). Вот об этом-то событии, скорее всего, рассказывается в предании и песне, записанных Ш. Б. Ногмовым. Но достоверно ли участие адыгских воинов во взятии Саркела? На этот вопрос можно ответить утвердительно. И есть данные, которые это подтверждают. Во-первых, разгром Хазарского каганата, с которым воевали адыги (черкесы) и которому платили они дань в период его былого могущества, был им на руку и освобождал их от врага. Во-вторых, Новгородская летопись свидетельствует, что после завершения этого похода Святослав вернулся в Киев и привел с собой многих ясов и касогов (65, с.73). Некоторые ученые считают, что это были военные отряды, которые Святослав привлек для участия в ожидавшемся походе на дунайских болгар.

Адьги и Русь. В дальнейшем на Таманском полуострове завязывается узел адыго-русских взаимоотношений, полных временами противоречий. Большую роль в этом сыграло образование Тмутараканского княжества, которое охватывало Таманский полуостров, Восточный Крым и, возможно, низовья Кубани. Центром княжества была Тмутаракань (древняя Таматарха, современная Тамань), Тмутаракань попала под власть Древнерусского государства в результате похода Святослава в 965 г.

В 988 г. великий князь Владимир, распределяя земли Древнерусского государства между своими сыновьями, отдал Тмутаракань в управление младшему из них - Мстиславу. На территории княжества проживали адыги (черкесы)-касоги, греки, русы, хазары, аланы и др.

Стараясь укрепить и расширить свои владения, князь Мстислав в 1022 г. предпринял поход против адыгов-касогов. Как свидетельствуют русские летописи, он в единоборстве одолел касожского князя Редедю и, по условиям поединка, наложил дань на касогов, забрал с собой семью Редеди - жену и двух сыновей. Сыновья были крещены. Мстиславом и получили имена Романа и Юрия. Впоследствии Роман женился на дочери Мстислава Владимировича. И, как указывается в более поздних ( XVI - XVII вв.) родословных преданиях, русские дворянские фамилии Лопухиных, Белоутовых, Глебовых, Сорокоумовых, Ушаковых (предки знаменитого флотоводца) и др. возводили свое начало к Роману и Юрию Редедичам.

Память о поединке Редеди с тмутараканским князем сохранилась и в адыгском предании. Оно было записано Ш. Б. Ногмовым (240, с.101, 102) и довольно сходно с летописным рассказом, с той лишь разницей, что здесь инициатива столкновения приписывается адыгам, выступившим в поход на "Тамтаракай" (так адыги (черкесы) называли Тмутаракань).

На следующий год после этого поединка Мстислав с хорошо вооруженной дружиной, состоявшей из хазар и касогов-адыгов, пошел на Чернигов, где в жестоком сражении нанес поражение своему брату - великому князю Ярославу Мудрому. С помощью той же дружины он добился в 1025 г. раздела Руси на две части: западная от Днепра с Киевом досталась Ярославу, а себе оставил восточную и остался княжить в Чернигове. По летописи, Мстислав души не чаял в своей дружине и ничего не жалел для неё.

Тмутараканское княжество в середине XI в. держало в определенной зависимости часть адыгского населения. Под 1066 г. русская летопись отмечает: "Ростиславу соушу Тмутараканю и емлюшу дань су касог и су иных стран".

Но на горизонте уже маячили грозные силы половцев. Во второй половине XI в. они захватили южнорусские и северокавказские степи, под их давлением территория княжества постепенно сокращается.

В начале XII в. Русь потеряла Тмутаракань. Очевидно, в этих событиях свою роль сыграли и адыги (черкесы). Если верить преданию, то адыги (черкесы) предпринимали неоднократные попытки отомстить за смерть Редеди и ходили войной на тамтаракайскую землю. В конце концов, говорится в предании, адыгам удалось "победить и разорить всю область Тамтаракайскую". "С этого времени, - указывает Ш. Б. Ногмов, - ведется у адыгов пословица: Тамташкъей уыхъу, Тамтаркъей йымахуэр къыпхыук1уэ (" Да постигнет тебя участь Тамтаракая", "Да настигнет тебя день Тамтаракая" (240, с.102).

Адыго-русские взаимоотношения в период существования Тмута-раканского княжества не ограничивались только военными столкновениями или союзническими связями. Они оставили отчетливый след в культуре обоих народов.

Адыги и Аланы. Восточными соседями адыгов в эпоху раннего средневековья являлись аланы, с которыми они, как мы уже знаем, установили еще в первых веках н.э. союзнические отношения. Но в период раннего средневековья, по мере роста могущества алан и формирования их раннефеодального государственного образования, отношения адыгов с ними становятся более натянутыми. Об этом свидетельствуют ранне-средневековые авторы, писавшие о Северном Кавказе. Но адыги (черкесы) и аланы на поле боя встречались чаще не как враги, а как союзники. Согласно сообщениям русских летописей и адыгским преданиям, адыги (черкесы)-касоги и аланы-ясы против общего врага всегда выступали совместно. Возможно, этому способствовало и то, что на территории Западной Алании почти вплоть до монгольского нашествия проживала и какая-то часть адыгского населения, которая оказала значительное воздействие при формировании дигорских осетин и на их язык.шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu