Статьи / История / 07 ноябрь 2016

Кавказские горцы

Во время моего пребывания в Терской области, меня страшно пора¬зила взаимная ненависть, которую питают друг к другу два главные эле¬мента населения области — казаки и туземцы, ненависть эта проявляется в чувствах и воззрениях казаков и туземцев и в тысячах столкновений тех и других друг с другом. Для казака туземец является не человеком, а так «тварью» какою-то, церемониться с которою решительно нет ника¬кого резона. В свою очередь и туземец видит в казаке только «неверную собаку». Стычки и столкновения между казаками и туземцами — самое обыденное явление здесь. Встреча казака с туземцем где-нибудь в поле, или нескольких казаков с туземцем и нескольких туземцев с казаком — редко обходится без истории: самое меньшее, если в этом случае про¬изойдет драка и избиение слабейшей стороны, а сплошь и рядом случается
убийство. Убийство здесь вообще настолько заурядное явление, что к нему решительно все привыкли и оно не вызывает ничьего удивления. Истина заставляет сказать, что казаки, как поставленные в привилеги¬рованное положение, пользующиеся поддержкой администрации и сделан¬ные даже в некотором роде начальством над туземцами вообще, гораздо чаще злоупотребляют силою и проявляют по отношению к туземцам невероятное нахальство. Само собою, что это ужасно возбуждает и озлобляет туземцев и они мстят казакам при всяком удобном случае. Кроме мелких стычек и столкновений, имеющих место ежедневно повсю¬ду, во время моего пребывания летом 1883 года в Терской области, здесь произошел целый ряд очень крупных столкновений и недоразумений между обоими половинами населения, столкновений, которые еще более разожгли их взаимную ненависть. Я остановлюсь на некоторых из этих печальных фактах, чтобы рельефнее выяснить отношения, сложившиеся здесь между казаками и туземцами.
Недалеко от Владикавказа находятся, по соседству друг с другом, казачья станица Архонская и осетинское село (аул) Тулатовское. Земли этих обществ разделяются р. Тереком: по правому берегу тянется земля Тулатовского общества, а по левому — земля архонских казаков. Несколь¬ко лет тому назад Терек — как это здесь бывает часто — изменил свое течение в сторону земли архонцев и отрезал от нее кусок в 200 десятин, которые в настоящее время прилегают к земле тулатовского общества и отделяются от последней старым руслом Терека. Чтобы обрабатывать эту землю, казаки должны переезжать Терек, что сопряжено с большими неудобствами во время половодья. В виду такого неудобства, а также в виду избытка земли, архонцы отдали этот кусок земли в аренду осетину-кулаку, жителю Тухатовского селения, некоему Бадоеву. Арендатор выго¬ворил право соединить арендуемый им участок с общим владением архон¬цев посредством моста и взимать деньги за проезд. Нужно заметить, что тулатовцам отвели лесной участок за Тереком и, чтобы пользоваться этим лесом, им приходится переезжать бурную реку в брод. Бадоев, пользуясь тем, что переезд в брод через Терек во время весенних поло¬водий сопряжен с большим риском, объявил своим односельцам - тула¬товцам, что если они желают пользоваться правом проезда через его мост, то каждый «дым» должен доставить ему, Бадоеву, по 1 сажени хворосту и платить по 1 мере пшеницы. Сажень хворосту стоит 4 рубля, а мера пшеницы — 1 руб. 20 коп. — что составит с «дыма» 5 р. 20 коп., а со всего селения (120 дымов) — 624 рубля. Эту контрибуцию тулатовцы платили Бадоеву до тех пор, пока не сообразили, что им выгоднее иметь свой мост, и решились выстроить таковой всем обществом. Для этой цели они выбрали место повыше моста Бадоева, где издавна пролегала просе¬лочная дорога, шедшая через Архонскую станицу в лес, отведенный тула¬товцам. Весною 1883 года мост этот был готов и стоил жителям Тула¬товского общества во много раз дешевле того, что они платили Бадоеву: именно каждому дыму пришлось доставить 2 арбы хворосту и на 10 дымов по одному бревну в 1 р.30 коп. Бадоев, который таким образом с постройкой общественного моста лишился солидного дохода, стал под¬стрекать архонских казаков, чтобы они воспретили тулатовцам проез¬жать через свою землю в том случае, если последние будут иметь свой мост. Казаки 12 мая приехали целым кагалом к мосту тулатовцев и не только воспретили по нем проезд, но и угрожали разбросать самый мост. Некоторые тулатовцы, ехавшие в этот день в лес вынуждены были воз¬вратиться назад, во избежание столкновения с казаками. 15 и 16 мая, во время коронационных празднеств, тулатовцы постановили в память этих дней позволить горцам, гнавшим свои стада в горы на лето, пере¬гнать бесплатно через мост до 12 тысяч овец. Но казаки и тут показали свою власть: они не пропустили ни одной овцы. Таким образом труд тулатовцев по постройке моста оказался совершенно напрасным. Так как к улажению этого дела местного администрацией не принимается ни¬каких мер, то не будет ничего удивительного, если оно окончится резнею.
Приведенный факт представляет собою пример так сказать экономи¬ческого давления, которым казаки хотели насолить «поганой твари». Но сплошь и рядом дело обходится проще. Так, например, в ночь на 20 июля, около Пришибской станицы ехали на базар 5 кабардинцев; пришибские парубки, от 15 до 17 лет, напали на них и ограбили, отняв у них все, что они везли, и даже сняв с них одежду, шапки, бешметы, бур¬ки и проч. Не подумайте, что помянутые парубки — какие-нибудь граби¬тели по профессии! Напротив, это самые заурядные парни, в начале-же следствия сознавшиеся в грабеже и возвратившие ограбленное, кроме того, что было пропито. Просто их толкнуло на грабеж то соображение, почему-же не ограбить «поганую татарву», раз к этому представляется случай? Туземцы проезжающие чрез станицы, нередко подвергаются бом¬бардировкам камнями со стороны парубков, опять-таки в силу того же соображения, почему же не поколотить татарву? И колотят. Вот, напри¬мер, какая история разыгралась прошлым летом в Умахан-юртовской ста¬нице. Умахан-юртовская станица расположена на берегу р. Сунжи, на которой существует мост. Станица находится между аулами Брогуны и Гудермес. В Брогунах живет известный своею ученостью мулла, который образовал там маленькую аудиторию для муталимов (учеников), из раз¬ных мест Кавказа стекающихся сюда для изучения корана и вообще правил мусульманской веры. Так-как муталимы в большинстве случаев дети круглых бедняков, то они, чтобы поддержать свою труженическую жизнь, периодически отправляются по окрестным аулам и там собирают подаяние от своих братьев по вере. Партия таких муталимов, возвра¬щаясь из аула Гудермес в Брогуны через помянутый мост, повстречалась с двумя казаками, шедшими в станицу с рыбной ловли. Казаки, заметив нищенский вид оборванных муталимов сперва подняли их на смех, а потом один из них подставил ногу одному оборвышу, который растянулся на мосту. Старший из муталимов, видя обиду своего товарища, подошел к неосторожному шутнику и, хотя он не знал ни одного слова по рус¬ски, однако, схватив его за грудь, мимикой требовал удовлетворения-
Но казак, в свою очередь, держа одною рукой за ножны кинжал муталима, другой запалил ему в ухо. Муталим ответил тем-же. В то время другой казак вытащил кол из ближайшего плетня, зашел сзади к муталиму и нанес ему в голову такой полновесный удар, от которого послед¬ний присел на колени. Когда муталим почувствовал, что из полученной им раны течет по лицу его кровь, то он точно уязвленный змеей — вы¬хватил из ножен кинжал и нанес две раны своим противникам: одному в ногу, а другому в руку. Раздались призывные голоса о помощи, подня¬лась общая суматоха, вслед за этим шум и крик: наших режут! Народ, работавший на токах, и праздный люд, шатающийся по станице, пустился бежать к мосту, откуда неслись голоса о помощи; кто бежал с граблями в руках, кто с вилами, а некоторые и с ружьями. Маленькие муталимы оставались все это время простыми свидетелями, но, видя приближение толпы казаков, в испуге бросились бежать в разные стороны. Приближающаяся-же толпа, не понимая в сущности ни повода ссоры, ни ее по¬следствий, но видя убегающих туземцев — пустилась за ними в погоню и по мере того - как настигала кого-нибудь из отступающих неприятелей, била его нещадно по чем попало и как попало. В это время было сделано даже несколько выстрелов, которые к счастью никого не зацепили. Но все-таки на поле сражения после этой травли оказался старший муталим с пробитым черепом и на краю могилы, трем-четырем его товари¬щам перебили по нескольку ребер и все они доставлены в станичное правление в полном безпамятстве. Что-же касается до казаков, то один из них находится в положении опасно больного, а товарищ его отделался пустой раной1.
Еще более рельефный факт имел место в г. Грозном. Сюда на мест¬ный рынок, постоянно привозятся из окрестных аулов сельские произве¬дения. Обстоятельство это очень не нравится казакам соседних ста-ниц, тоже поставляющим на грозненский рынок сельские произведения, а также и местным торговцам. К этому присоединяется еще общее враждеб¬ное отношение русских и чеченцев друг к другу. И вот не проходит ни одного базара без мелких стычек и столкновений между представителями обоих элементов населения. 15 августа столкновения эти завершились громадным побоищем. Дело началось, как и всегда, с пустяка. Один че¬ченец обменял часть привезенных им на базар дров на арбузы, одна часть которых лежала ни телеге, а другая возле нее. Забравши с телеги арбу¬зы, чеченец хотел-было забирать и те арбузы, которые лежали возле телеги, полагая, что они пошли в обмен, но продавец — русский, видя это, ударил чеченца кулаком в лицо; таков здесь разговорный язык с тузем¬цами. Стоявший возле другой чеченец, — товарищ побитого, дал в свою очередь удар горожанину. Вслед за этим началась общая свалка. Воору¬жившись кинжалами, как чеченцы, так и русские, бросились, к месту катастрофы; кулачные и палочные удары сыпались градом; пыль, топот и крик, все смешалось в невообразимом хаосе, и только энергичное вмешательство полиции и чеченца — генерала Арцу Чермоева остановило стычку.
Я привел лишь незначительную часть известных мне фактов; приво¬дить все факты нет никакой нужды, так-как мне хотелось только охаракте¬ризовать отношения, существующие между двумя половинами населения Терской области, и полагаю, что для этой цели достаточно приведенных фактов. Отношения эти натянуты и враждебны до последней степени и постоянно грозят перейдти в свалку. Невольно возникает вопрос о при¬чинах этой враждебности. Когда я поставил себе этот вопрос и стал собирать данные для его решения, то, по мере выяснения причин суще¬ствующей розни между русскими и туземцами, я начинал понимать, что те-же самые причины, делая невыносимою жизнь горцев на родине, заста¬вляет их переселяться в Турцию. Одни и те-же ненормальные условия, которыми обставлена жизнь горцев, ставят их во враждебные отно¬шения к казакам и вместе с тем побуждают их покидать родину. В этих-же условиях — секрет кавказских восстаний.


«Кавказские Горцы»,
Я. Абрамов,
«Материалы для истории черкесского народа»,
Северо-Кавказский филиал традиционной культуры
М.Ц.Т.К. «ВОЗРОЖДЕНИЕ», 1990 г.
Загрузка...
Загрузка...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031