Долгий путь на землю предков

Долгий путь на землю предков

После окончания Кавказской войны и изгнания адыгов с их исторической родины, во второй половине 19в., до 250-450 тысяч черкесов очутились на Балканах. Турция куда переселились черкесы была заинтересована в том, чтобы воинственные горцы были привлечены в Османскую империю. Зная боевые качества черкесов и других кавказских народов, она расселяла их на окраинах империи, в регионах, где в основном проживало христианское население. Горцы должны были стать буфером между мусульманским населением Турции и ее покоренными народами (армянами, сербами, болгарами и т.д. )
В Косово было переселено от 50 до 60 тысяч адыгов.
Как свидетельствуют сами косовские адыги (черкесы), черкесы проживали на довольно большой территории.
В Сербии это: Приштина, Дони Становце, Милошево, Великарека, Биволак, Хамедие, Слатина, Магура, Белачевац, Добрева, Пожаран, Думощ, Звечана (Старый город), Садовин, (Черкесска Садовина, Садовина Черкезве), Меджурово (вблизи города Нише), Черкесское село (вблизи города Прекупле), Либар (вблизи города Липиан). В Македонии: Куманово(до сих пор рядом с ним одно село носит название Черкеской). В Боснии: Феча.
В г. Прикупле находятся «Черкесская мечеть» и родник под названием «Черкес чещме». В своей книге «Изгнания черкесов» вышедшей в 1996г. в Майкопе Нихат Берзег также приводит название сел где проживали выходцы с Северного Кавказа, — Мазгит, Бобин Мост, Юкарье Добруджа, Помозатин, Буйук Слатино, Айвалы, Косова Овасы , Вучитрн, Думнитза, Буйкудерия, Шипол, Сувидол, два села около Трепче, Подуева, Черкеской (вблизи Летонце), Качиберг, Сибовца, Грачка, Врело, Добраня, Рютци, Словинья, Маджир Бабуш, М. Рибаре, Врачево, М.Прелиз, Годанце, Сазлы, Поятише (Пояте), Витина, Грабеш, Слаковце, Призрен, Ипек (Ичеп), Гтлан (Гнилания), Ашаги Ливач, Феризовик (Урушевац).
Как было высшее сказано, в 60-е годы 19 в. на Балканы было переселено от 250-450 черкесов, а к 1998 году их осталось 200 человек. Как могло произойти такое колоссальное уменьшение черкесов, куда делись остальные? Ответ на эти вопросы можно получить от очевидцев тех событий.
«Дунайские корабли, перевозившие черкесов на Балканы через пункты предварительного расселения, перед взором любого свидетеля представали плавающими кладбищами»1. (F. Katniz. Donau Bulgarien und der Balkan. Leipzid-1875г.).
«Там, в Болгарии, между сербской пограничной рекой Тимоком и Турецким Ломом, тянется вдоль дунайского берега полоса бугристой земли, поднимающаяся над уровнем воды на сотню фунтов. Она покрыта прелестными дубовыми и буковыми рощами, осеняющими своею тенью ее плодородную черноземную почву, покрыта виноградными, фруктовыми, табачными и шелковичными плантациями…Однако черное пятно выдавалось на этой светлой картине- пятно, которое не может до сих пор изгладиться из моего воспоминания и которое мешало мне наслаждаться очаровательным ландшафтом и природой. Пятно это составляли свежие черкесские могилы, тянущиеся рядами с правой и с левой стороны дороги между группами деревьев или разбросанные на низких холмах в количестве от 2-3 до 20-ти. Эти могилы, окаймленные вместо цветов голышами или обломками скал, громко свидетельствовали о бедствиях великого черкесского похода, тянувшегося незадолго перед тем по новой дороге, которую по справедливости можно назвать «могильною»2 . ( там же).
Несмотря на все трудности и лишения, адыги (черкесы) обосновались на Балканах. Но прочно осесть на этой земле, им не дали обстоятельства. В 1877 году началась очередная Русско-Турецкая война, победу в которой одержала Россия. Естественно русские не хотели видеть среди славянского населения своих старых противников-черкесов.
В 1877 в августе на совете русского командования проходившем в Филиппополе было постановлено, что в «Болгарию могут вернуться все мусульманские беженцы кроме черкесов. Невыселявшиеся черкесы будут по распоряжению местной администрации, высланы из пределов Болгарского княжества».
Конференция западных держав, проходившая там же, в ноябре 1878 г. подтвердила, что черкесы, покинувшие свои земли, не имеют права возвратиться на Балканы.
Из-за политических игр Порты, Петербурга, европейских столиц, народ испивший горькую чашу изгнания со своей исторической родины, вновь вынужден был подвергнуться очередному изгнанию и переселению, причем не с меньшими жертвами, чем первое.
На Балканах осталась лишь небольшая горстка черкесов. До недавнего времени они проживали в трех населенных пунктах Югославии: Дони Становце, Милошево, Либар в количестве около 200 человек.
«Адыги из Дони Становце носили фамилии: Цей, Нач, Жьэу, Гутэ. Если две первые фамилии пишуться по сербски Цей и Нач, то следующая- Хасани или Асани, как производная от имени Хасан. Четвертая фамилия- Абай, виздимо от имени Абай. В этом же селе жили адыги (черкесы), носящие фамилии: Кумук, Гиш, Махош, Пхау, Беленгапце, Четао, Данах, Тлиаш, Шеуджен.
Здесь жил известный в адыгском зарубежье полководец, защитник адыгов Мирза-Паша,он был из рода Кумук (возможно Кумух), звали его Калаубат.
Среди адыгов Сирии, Иордании и Израиля до сих пор ходят легенды о его подвигах. Из поколения в поколения передают предания о том, как он усмирил бедуинов, доставляющих много хлопот и несчастий адыгам, которых поселили на Голанских высотах.
Из истории Иордании известно об огромном вкладе Мирзы-Паши в создании и укреплении Иорданского Хашимитского Королевства.
Почти все адыги (черкесы) в Милошево носят фамилию Беслиней. В этом же селе живут и шапсуги из рода Тхагуаш, принявшие фамилию Бахтири или Батыри.
В Либаре проживает не более трех-четырех семей. Они из абадзехского рода Тугуж, но известны под фамилиями Черкеси или Кавкази. Кроме Тхагушевых, все проживающие в Косово адыги (черкесы) называют себя Абадзехами и разговаривают на абадзехском наречи »3 (Газий Чемсо «Возвращение». Майкоп 2000 г.).
Югославские адыги (черкесы) слыли образованными людьми. Среди них можно было встретить людей с дипломами инженеров, врачей, строителей, учителей. Сельское хозяйство в адыгских селах находилось на высоком уровне. Они старались сохранить свой язык и культуру. Со временем, положения дел изменилось. Причиной этому стали албанцы. Последние стали селиться среди адыгов. Их становилось все больше и больше. Угроза ассимиляции возникла когда адыгские семьи стали эмигрировать в другие страны. Первая волна была в 1956-1959 годах, тогда 60 семей, более половины жителей села Д. Становце, одновременно уехали в Турцию. В их домах поселились албанцы. Албанцы фактически не считались с адыгами. Они выкупали дома и земли, утверждали свой образ и уклад жизни. Малочисленные черкесы не могли оказывать серьезного влияния на пришельцев. Стараясь сохраниться как этнос, они буквально изолировали себя от соседей. Неприязнь адыгов и албанцев часто перерастала в бытовые конфликты. Адыги были лояльны к сербским властям, в свою очередь албанцы требовали от черкесов поддержать их в борьбе против Белграда. В середине 90-х косовские адыги (черкесы) стали задумываться о возвращении на историческую родину.
Руку помощи своим соплеменникам протянула Адыгея. В 1991г. на первом съезде Международной Черкесской Ассоциации проходившем в Нальчике выступил делегат от косовских адыгов Адам Цей. В его словах прозвучала озабоченность состоянием диаспоры в Югославии. Угрожающи шел процесс ассимиляции, многие молодые люди не могли создать семьи. В работе съезде МЧА участвовали президенты Адыгеи и Кабардино-Балкарии А.А. Джаримов и В.М. Коков. Однако, конкретных действий и решений после съезда не было.
В 1993г. в Майкопе прошел второй съезд МЧА. В его работе так же приняли участие и делегаты из Югославии. Они поднимали вопросы о репатриации адыгов на историческую родину. Проблемой возвращения занялся президент Адыгеи Аслан Джаримов. Вот как описывает в своей книге «Возвращение» те события, непосредственный участник процесса репатриации косовских адыгов, заместитель министра печати, информации и общественно – политического прогнозирования республики Адыгея Газий Чемсо – «…Не зная ничего об его информированности о данной проблеме, стал рассказывать президенту Адыгеи о том, что Югославские адыги (черкесы) хотят вернуться на родину, что они об этом говорили на предыдущих двух конгрессах. Аслан Алиевич прервал меня. «Я сам давно об этом думаю, точнее сказать, с того самого дня когда будучи в Югославии, в 1979 году встречался с адыгами… Решение проблем репатриации надо ставить на государственном уровне. Надо, чтобы в наших руках был документ с официальной просьбой от зарубежных адыгов о содействии им в возвращении на родину». Я немедленно разыскал Ришада Абази (косовский адыг проживавший в Адыгеи) и объяснил суть нашего разговора с президентом. У нас не было времени ждать, пока известят адыгов Югославии, пока пришлют они нужный документ. Поскольку Ришад был уполномочен выступать от их имени, мы решили, что сами составим это прошение и Ришад подпишет от имени косовских адыгов. Вскоре этот документ я передал президенту. Мы сообщили об этом в Косово и попросили, чтобы составили список желающих вернуться на родину и срочно выслали в Майкоп. Через некоторое время получили этот список и тут же вместе с тогдашним президентом МЧА Абу Схаляхо пошли к А.А.Джаримову. Как оказалась, он, для ускорения решения проблемы, уже направил министру иностранных дел Российской Федерации письмо с просьбой о содействии в репатриации наших соотечественников из Косово…».
В письме, подписанным, от имени косовских адыгов Ришадом Абази, говорилось, что в Югославии осталось очень мало черкесов, что все их надежды связаны с исторической родиной. В нем сообщалось о проблемах которые встали перед нашими соотечественниками- невозможность продажи своих домов из-за того, что албанцы надеются на то, что черкесы, в любом случае, уедут, а все имущество достанется им.
Президент Джаримов пишет письмо министру иностранных дел А.В.Козыреву «…В правительство Республики Адыгея поступило официальное обращение черкесской (адыгской) диаспоры с просьбой о содействии в решении вопроса о возвращении на историческую родину 30 семей. Республики Адыгея готова представить им постоянное место жительства и необходимую помощь в обустройстве…».
Ответ из МИДа, подписанный заместителем министра В.Чуркиным не заставил себя долго ждать «Прежде всего, хотелось бы подчеркнуть нашу серьезную озабоченность тем, что югославская трагедия затронула и черкесскую (адыгскую) диаспору. Мы согласны, что такое положение требует срочных соответствующих мер и готовы, со своей стороны, принять активное участие в их разработке и реализации».
МИД РФ рекомендовал направить для изучения обстоятельств дела представителя Адыгеи в Югославию. С этого момента, возможность репатриации адыгов была поставлена уже на государственную основу.
Джаримов отправил в Югославию сотрудника постоянного представительства Республики Адыгея при Президенте РФ Рамазана Даурова. Вместе с первым секретарем Российского посольства В.Н.Одинцовым он побывал в местах проживания адыгов, изучил реальное положение адыгов в условия разрастающегося конфликта.
По итогам своей командировки, Дауров составил отчет. Мы приводим выдержки из его отчета, характеризующее положение адыгов в Косово: «В населенном пункте Дони Становце проживает 25 семей черкесов, в Милошево- 3 семьи, в г.Приштина- 2 семьи. Черкесы составляют чрезвычайно малый процент от общего числа населения, основную массу которых составляют албанцы. Развал Югославии, опасность возникновения нового очага войны в Косово со всей остротой поставил черкесов перед выбором: или ассимиляция с албанцами и полная утрата этнической самобытности, или организованный переезд на родину…
Одним из основных препятствий для возвращения на родину является невозможность продажи домов и земельных участков. Албанцы создали такую обстановку, что местное население ничего у черкесов не покупает, т.к. им внушили, что «черкесы и так даром все отдадут и уедут».
В настоящее время, по самым скромным оценкам, черкесская диаспора располагает 30 домами, сельскохозтехникой, около 100 га плодороднейшей земли, 2 домами и 2 кафе в г.Приштина, общей стоимостью около 25- 30 миллионов марок ФРГ. Черкесы осознают, что без потерь переезд невозможен, но рассчитывают на компенсацию хотя бы за какую -то часть своего имущества с тем, чтобы в Адыгеи начать жизнь не с нуля…»
В марте 1994 года в Адыгею прибыла делегация косовских адыгов. Гостей интересовала ситуация в Адыгеи: как живут в республике, какие именно земли и на каких условия можно получить и многое другое. Прошла встреча с руководством Адыгеи. Стороны условились, что республика предоставляет земли, а все остальное осуществляется за счет репатриантов. Гостям было предложено три варианта для поселения. Первый вариант: территория расположенная в поселке Краснооктябрьском. Второй вариант: земли, которые находятся на выезде из Майкопа, в сторону станицы Кужорской Третий вариант: земли, расположенные возле аула Габукай Теучежского района. Рассмотрев все варианты делегаты вернувшись в Югославию и посоветовавшись со своими людьми, остановили свой выбор на землях возле аула Габукай. В свою очередь жители аула Габукай на прошедшем 24 апреля 1994 года сходе, единодушно поддержали решение косовских адыгов и приняли решение о выделении земель под застройку и 100-150 га пашни для создания крестьянских хозяйств.
Президент Аслан Джаримов вел активную переписку с министерствами и ведомствами на предмет предоставления российского гражданства косовским адыгам. Первое письмо было направлено председателю комиссии по гражданству при Президенте России Абдулаху Микитаеву. «В связи с обращением к нам адыгской общины села Дони Становце Автономного края Косово Югославии, некоторое время мы ведем целенаправленную работу по переселению в нашу республику 40 семей соотечествинников, предки которых по известным причинам оказались на Балканах. Согласовано место поселения, выделены участки под застройку и 150 гектаров пашни для организации крестьянских (фермерских) хозяйств.
Однако планомерное решение проблем, связанных с переселением, нарушено чрезвычайным обострением межэтнических конфликтов в регионе проживания адыгов.
По сведениям, которыми мы располагаем из достоверных источников… создалась реальная угроза расправы и массового насилия над адыгами со стороны албанских сепаратистов…
В сложившейся ситуации мы считаем целесообразным в сжатые сроки решить вопрос о предоставлении нашим соотечествинникам российского гражданства в соответствии со ст.19 п. «Е» закона «О гражданстве РСФСР» как прямым потомкам выходцев из Адыгеи(Черкесии), состоявших в российском подданстве, взять под защиту их и их права на собственность в соответствии с международными нормами…» 4 (там же).
Подобного рода письма были направлены министру иностранных дел А.В. Козыреву и послу России в Югославии Г.С. Шикину.
В скором времени пришел ответ от А.Микитаева. «… Учитывая сложившуюся ситуацию, Комиссия поручила Департаменту консульской службы МИД России принять необходимые меры и оказать содействие в решении вопроса о приобретении ими российского гражданства» 5 (там же).
МИД РФ поручил послу России в Югославии оказать содействие адыгам, проживающим в Югославии и желающим получить российское гражданство, в подготовке необходимых документов.
В Югославию вылетают представители МИДа в г.Майкопе М.Б. Беджанов и директор Департамента по консульским вопросам Консульской службы МИД РФ Б.В.Феоктистов. В Белграде и к ним присоединился 2-й секретарь посольства России в Югославии В.А.Павловский. После этого, они вместе отправились к адыгам Косово. Для этой поездки были подготовлены необходимые для приобретения российского гражданства документы на 90 человек (практически все взрослое население). Все они еще раз подтвердили, что твердо решили вернуться на родину.
Делегация из России проводила встречи и консультации с работниками МИДа СРЮ. В беседе с начальником Департамента по консульским вопросам МИД СРЮ М. Йовановичем, М. Беджанов подробно проинформировал югослава о цели приезда на Балканы. Он отметил, что война и межэтнические конфликты в бывшей Югославии обострили недружелюбные отношения албанцев к адыгам из-за их лояльного отношения к сербам. Неприязнь дошла до того, что албанцы всячески вредят адыгам: уничтожают урожай, портят сельхозтехнику, отнимают имущество. Участились драки среди молодежи, угрозы в адрес тех, кто поддерживает сербов. Албанцы не пускают адыгских детей в школу, не разрешают им изучать родной язык. По мнению россиян, все это делается для того, чтобы вынудить адыгов оставить свои места проживания, а потом завладеть их домами, землями, техникой.
М. Йовановичу было поставлено в известность, что рабочая группа МИДа РФ посетило село Дони Становце, где встречалась с жителями. Она получила подтверждение, что 40 семей (90 человек) готовы приобрести российское гражданство.
Россияне просили М.Йовановича оказать адыгам помощь и поддержку в реализации недвижимости и другого имущества. Югославский дипломат обещал сделать все возможное, но с такой проблемой он сталкивается впервые, поскольку никто об этом никогда не говорил. По его мнению, вопрос был сложным. Для его разрешения должны быть задействованы МИД, МВД, Министерство экономики, юстиции, Секретариат по делам беженцев и другие компетентные ведомства Югославии. С учетом этого Югославской стороне необходимо официальное обращение российской стороны в виде ноты с подробным изложением сути проблемы.
Решение по возвращению косовских адыгов было сложной политической задачей. Затронутый вопрос выходил за рамки двусторонних российско-югославских отношений. Европейцы давили на сербов, выставляя их в глазах мировой общественности инициаторами военных конфликтов и этнических чисток. И исход адыгов мог сыграть на руку антисербским силам. Противники Югославии смогли бы делать громкие заявления в таком духе: «смотрите, сербы прогоняют не только албанцев, но и черкесов». Другой момент тоже был важен. Если бы адыги (черкесы) остались в Косово, то их противостояние с албанцами можно было бы использовать в пользу Сербии.
Вполне понятно, что югославская сторона больше интересовалась своими проблемами. До горстки черкесов ей не было никакого дела.
Учитывая все эти обстоятельства, А.Джаримов отправляет письмо президенту Югославии Слободану Милошевичу, в котором подробно описывает ситуацию с адыгами в Косово, а также просьбу о содействии переселению их в Адыгею. Второе письмо Джаримов отправляет первому заместителю министра иностранных дел РФ Б.Н. Пастухову, где просит МИД РФ направить ноту в МИД Югославии по вопросу получения российского гражданства адыгами и дальнейшего переселения их в Россию. Но российский МИД ноту в Югославию не послал. Скорее всего, на Смоленской площади посчитали, что подобного рода акция может осложнить и без того тяжелое положение Югославии.
По инициативе Республики Адыгея, 23-24 сентября 1996г. Комиссия по делам гражданства при Президенте России рассмотрела подготовленные документы, но посчитала, что предоставление российского гражданства может увеличить накал антиадыгских настроений среди албанцев. В связи с этим, было принято решение о предоставлении гражданства косовским адыгам по возвращении на родину.
Весной 1998 года в Косово резко обострилась ситуация, противостояние между албанцами и властями дошло до вооруженного столкновения. Появились жертвы среди мирного населения.
В апреле 1998 года в Югославию отправился министр иностранных дел РФ Е.М. Примаков. Руководитель внешнеполитического ведомства должен был встретиться в Белграде с главами ряда государств. Используя этот момент, Аслан Джаримов послал шифрограмму министру с просьбой включить в перечень вопросов, запланированных для обсуждения в предстоящих переговорах проблему защиты черкесов Косово, решение вопросов их переселения в Адыгею.
В этом же месяце в Краснодаре прошло совещание посвященное предстоящему IV конгрессу МЧА. На нем А.Джаримов озвучил, что еще раз пошлет своих представителей в Косово. Через некоторое время в Югославию вылетели представитель президента Адыгеи Газий Чемсо и репатриант Магометали Цей.
22 апреля они встретились в российском посольстве с послом РФ в Югославии Ю.М. Котовым. В процессе беседы, последний подтвердил, что МИД поручил ему заниматься этим делом, и он сделает все возможное для решения этой проблемы.
После этого разговора адыгейские представители выехали в Косово. На встрече с жителями Дони Становце и Милошево был составлен список желающих вернуться в Россию. Однако среди косовских адыгов нашлось не мало людей колеблющихся в столь решительном шаге. Оно и понятно, бросить все и уехать в неизвестность для них было тяжело. Но тем не менее, подавляющее большинство адыгов решило вернуться.
5 мая посланцы вернулись в Майкоп. В этот же день Чемсо встретился с Джаримовым, где сообщил о ситуации с адыгами в Косово. Президент поручил ему подготовить проект постановления для обсуждения предусматривающий комплекс мер по организации их переселения в республику. 12 мая Чемсо выступил на заседании кабинета министров Республика Адыгея.
«…- Установлено, что в провинции Косово Союзной Республики Югославия в селах Дони Становце и Милошево проживает 40 семей адыгов с общей численностью в пределах 200 человек, включая несколько семей, проживающих в г.Приштине и селе Липьян…
Албанцы, составляющие абсолютное большинство населения провинции, лидеры которых ведут политику выдавливания из Косово всех неалбанцев, создали нетерпимую обстановку вокруг малочисленной адыгской общины… Экстримистски настроенные албанцы травят посевы крестьян, ломают технику, лишают людей источников существования. Участились случаи насилия над адыгами. Месяца три назад на почве ссоры из-за земли топором изрублен один наш соотечественник. Имели место факты надругательства над могилами. Издевательства над детьми заставили адыгов перевести их в школу соседнего сербского села. Словом, создалась ситуация, при которой наши соотечественники могут стать жертвой насильственных действий со стороны албанских сепаратистов…
Попытки адыгов распродать имущество, даже по заниженным ценам, получить хотя бы частичную компенсацию со стороны Югославского государства не имеют успеха, что является главным препятствием к выезду адыгов в Россию…»
Постановлением кабинета министров был утвержден план организационных мероприятий по приему и обустройству репатриантов из Косово (СРЮ) в Республике Адыгея. В него вошли такие пункты:
- проработка в Министерстве иностранных дел Российской Федерации вопросов, связанных с оформлением документов на въезд репатриантов и ввоз их имущества в Российскую Федерацию;
- подготовка мест для приема, размещения и питания репатриантов из СРЮ;
-подготовка мест и помещений для размещения сельскохозяйственной техники и иного имущества репатриантов из СРЮ;
- подготовка предложений по месту поселения 30-35 семей репатриантов из СРЮ в радиусе не далее 15 километров от города Майкопа с возможным выделением в этой местности 100-150 гектаров пахотных земель для организации фермерских хозяйств;
- организация по месту размещения репатриантов из СРЮ групп социальной реабилитации, обеспечение медицинским обслуживанием и санитарно-эпидемиологического благополучия;
- организация летнего отдыха детей репатриантов их СРЮ в количестве 35-40 человек с их последующим приемом в образовательные учреждения республики Адыгея ( в том числе интернатного типа) в 1998-1999 учебном году;
- сбор информации о пустующих домах в сельских населенных пунктах Республики Адыгея с преимущественно адыгским населением.
В мае 1998года в Майкопе проходила очередная сессия межпарламентского Совета республик Адыгеи, КБР, КЧР. По инициативе А.Джаримова 26 мая 1998 года была направлена Президенту Росси Б.Н. Ельцину шифрограмма, с просьбой ускорить решение вопроса о репатриации адыгов из Косово подписанна руководителями республик А.А. Джаримовым, В.М. Коковым и В.И. Хубиевым.
Ельцин оперативно отреагировал на письмо и поручил председателю правительства С.В. Кириенко проработать вопрос о переселении из Косово в Адыгею 30-35 семей адыгов. МИД РФ направил во внешнеполитическое ведомство Югославии ноту.
«Посольство Российской Федерации в Союзной Республики Югославии, свидетельствует свое уважение Союзному министерству иностранных дел Союзной Республики Югославии и имеет честь сообщить, что проживащие в селах Дони Становце и Милошево (Косово) этнические адыгейцы (около 200 человек) выразили намерения переселиться на постоянное жительство в Республику Адыгея Российской Федерации.
В этой связи Посольство просит югославские компетентные органы рассмотреть вопрос выезда адыгейцев из Югославии, а также возможность выплаты им компенсаций за недвижимое имущество…»
11 июля 1998 г. в Белградском аэропорту приземлился самолет, который доставил в Югославию представителя Адыгеи Газия Чемсо. К этому времени Правительство РФ приняло Постановление от 3 июля 1998г. № 690 «О неотложных мерах государственной поддержки переселения адыгов (черкесов) из Автономного края Косово (Союзная Республика Югославия) в Республику Адыгея».
В аэропорту его встретил работник посольства РФ в СРЮ Анатолий Степанюк. В разговоре с дипломатом выяснилось, что дело о переселении решится не так быстро Российское посольство не успело еще ознакомить югославов с постановлением.
На следующий день Г.Чемсо выехал в Дони Становце. На встрече с жителями села он ознакомил их с постановлением. Однако, большого энтузиазма у адыгов этот документ не вызвал. Их волновал вопрос, собирается ли их выпустить Югославия.
Процесс затягивался. Югославская сторона тянула время, российская не прилагала усилий, чтобы форсировать… события. После письма Джаримова Примакову, в котором тот просит министра иностранных дел России ускорить процессы связанные с переселением, дело начало сдвигаться с мертвой точки. В посольстве РФ была составлена нота на имя Президента Югославии Слободана Милошивича в которой выражалась просьба оказать содействие в решении вопросов связанных с переселением адыгов в Россию.
22 июля в Белград прибыла делегация МИДа РФ, которую возглавлял заместитель директора третьего Европейского Департамента МИД РФ А.С. Грищенко. В ее состав также входил и руководитель Департамента МЧС генерал- лейтенант М.М. Дзыбов, инспектор Государственного таможенного комитета В.АХлебодаров, начальник Департамента Федеральной миграционной службы России Н.В. Золотов.
Россияне встретились с заместителем министра иностранных дел Югославии Зораном Нинковичем, директором Департамента МИД Югославии по России и странам СНГ Станиславом Стояновичем и директором Департамента Югославии по миграционной службе Милорадом Ивановичем.
В разговоре со своими коллегами, российские дипломаты посетовали на то, что разрешение вопроса репатриации затягивается без видимых на то причин. В первую очередь это касается югославской стороны, которая не ответила на ноту МИДа РФ направленную в Белград весной. Российские дипломаты высказали свое понимание сложности ситуации в Югославии. Тем не менее настаивали на форсировании разрешения данной проблемы.
В свою очередь югославская сторона высказала озабоченность положением своей страны. По словам З. Нинковича Югославия по вине США оказался в полной изоляции. И отъезд 200 человек, притом мусульман, представляющий отдельный этнос из Косово вызовет критику в адрес страны. Запад непременно воспользуется этой ситуацией чтобы в очередной раз обвинить Сербию в этнических чистках.
24 июля А.С. Грищенко улетел в Москву. В Белграде остались Дзыбов, Золотов и Хлебодаров для участия в подготовке адыгов к отъезду и перевозке вещей.
Вскоре в российское посольство пришел ответ на ноту от 29 мая 1998 года. В ней, в частности говорилось.
«…Союзное Министерство иностранных дел заявляет, что отсутствуют какие-либо правовые или иные законные препятствия для принятия югославскими гражданами решения по собственной свободной воле о дальнейшем постоянном проживании, а также выборе гражданства страны проживания или сохранении прежнего гражданства…
Союзное Министерство иностранных дел готово, в случае необходимости, оказывать в рамках своих полномочий любую помощь Посольству Российской Федерации в Белграде…»
Ответ югославских дипломатов показал, что проблема переселения адыгов, которой занималась несколько лет Россия принципиально разрешена. Отъезд черкесов наметился на 31 июля-1 августа.
Газий Чемсо вместе с Мусой Дзыбовым выезжают в Д.Становце, чтобы проверить подготовку к отъезду. Однако, возникла одна проблема. У нескольких человек не оказалось загранпаспортов. Это могло сильно усложнить ситуацию. Несмотря на звонок из российского посольства, косовские власти выдавать паспорта не торопились. Это нервировало и собирающихся уезжать адыгов и российских представителей. Возникло подозрение, что югославская сторона чего-то опасается.
Чтобы развеять опасения, россияне решили, что косовские адыги (черкесы) выступят с заявлением в СМИ. Газий Чемсо составил текст. В посольстве идею поддержали. Под обращением поставили свои подписи наиболее влиятельные в диаспоре люди. Заявление было передано Союзному МИД Югославии. В нем говорилось: «Мы, адыги (черкесы) (черкесы) Косово Союзной Республики Югословия, в историческое для нас время обращаемся к руководству и народу Югославии со следующим заявлением:
…Благодарная сербская земля приютила наших соплеменников, вскормила и взлелеяла их, создала благоприятные условия для сохранения своей самобытности, национально-культурных особенностей. Несмотря на свою малочисленность- всего 40 семей, — мы говорим и учимся на родном языке, воспитываем своих детей в лучших традициях своего народа…
К сожалению, из-за своей малочисленности мы исчерпали свой генетический ресурс, над нами нависла опасность ассимиляции и полного исчезновения как этнической группы. В связи с этим часть нашей общины решила вернуться на историческую родину и воссоединиться со своим народом в Республике Адыгея Российской Федерации…
Мы обращаемся с чувством благодарности к руководству Югославии – нашей страны, которое, несмотря на сложную социально-политическую ситуацию на территории проживания адыгов, поставив во главу угла соображение гуманного характера, приняла смелое решение- удовлетворить нашу просьбу о переселении нас на историческую родину…»
Дату вылета адыгов из Югославии назначили на 1 августа. Российские дипломаты активней принялись «тормошить» югославских коллег. В конце концов, обе стороны пришли к соглашению: самолет прилетает утром 1 августа в Белград, принимает на борт людей и отправляется обратно.
В местах проживания адыгов люди готовились к отъезду: арендовали автобусы и грузовые автомашины, собирали имущество. Вот как описывает подготовку к переезду очевидец этих событий Газий Чемсо- «… группами по несколько человек стоят женщины и старухи, прикрывая рот концами своих платков или зажатыми в своих руках носовыми платками. Словно вышли они на похороны. Вперемежку стоят все и отъезжающие, и остающиеся, и адыги (черкесы), и албанцы. Наверное, не сегодня они начали лить слезы, беспрерывно ходят. Только встретятся взглядом, идут навстречу друг другу, обнимаются, плачут, гладят друг друга по плечам.
В некотором отдалении от них, наблюдая за происходящим, стоит группа албанцев. И у них настроение тоже грустное… Что ни говори, всю жизнь жили рядом, росли вместе, вместе трудились, одна и та же земля кормила, кровь уже смешалась…
В отличии от взрослых, дети вовсю веселятся. Опрятно и нарядно одетые словно как на празднике, они носятся друг за другом со звонким криком.
Мужчины и молодежь грузят вещи в автобусы. Старики стоят в стороне, изредка высказывая какие-то замечания, стараясь скрыть то, что твориться на душе, делают даже иногда улыбчивый вид, демострируя перед албанцами отсутствие страха и что уезжают они не по принуждению, а позову сердца, уезжают на Родину предков…»
В 16 часов 31 июля автобусы стали увозить в Белград адыгов, которым предстоял путь домой. Путь продолжался всю ночь. К аэропорту автобусы подъехали на рассвете. Вскоре все прошли таможенный контроль. Процедуру прохождения таможенного контроля описал Газий Чемсо. «На паспортном контроле стоял высокий черноволосый мужчина лет 55…я заметил, что этот мужчина с интересом прислушивается к нашему разговору и с доброжелательным видом наблюдает за нами. Когда я со списком подошел к нему, он спросил на русском языке: «Какой вы национальности. Я прислушиваюсь к вашей речи, и у меня такое ощущение, что я никогда не слышал даже близко звучащего языка». Я сказал ему, что мы черкесы.
- О-го-го, оказывается вы черкесы? Я хорошо знаю черкесов, — сказал мужчина, -я о них много читал. Наши старики рассказывали, что раньше в Черногории жили черкесы, что они были непревзойденными храбрецами и честными людьми…»7 (там же). Благополучно миновал контроль, все 72 человека готовились к посадке на самолет и было снято .
Через четыре часа полета ИЛ-62, с потомками мухаджиров на борту приземлился в аэропорту Минеральных Вод. А через еще несколько часов 1 августа 1998 года косовские адыги (черкесы) вступили на землю предков.
А.Х. Абаев
Зав.сектором АС КБР
член Союза журналистов РФ
Список
Адыгских (черкесских) репатриантов из Косово, прибывших в Республику Адыгея
1 августа 1998 г.
шаблоны для dle 11.2
Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

Меню
menu